В работе раскрывается целесообразность передачи на аутсорсинг  неосновных тыловых функций Вооруженных Сил Российской Федерации (ВС РФ). В связи с активным применением в ВС РФ аутсорсинга становится актуальной задача сравнения расходов до и после использования аутсорсинга в течение длительного времени, вплоть до окончания контракта с частными подрядчиками. Непродуманное использование аутсорсинга может привести не только к  неэкономному расходованию денежных средств, но и к другим негативным последствиям: утрата опыта выполнения данной функции; сокращению квалифицированного персонала, имеющего достаточный опыт работы; потере контроля над переданной на аутсорсинг функцией. Именно поэтому в настоящее время необходимо четкое правовое регулирование возможности возвращения функций от аутсорсеров к внутренним подразделениям МО, в случаях существенных нарушений условий контракта, таких как необоснованное увеличение договорной цены или низкого качества работ, услуг.

Актуальность определения финансового результата от использования  аутсорсинга в государственном секторе экономики обусловлена необходимостью разработки новых показателей эффективности экономии материальных и денежных средств.
Выполнение гражданским персоналом функций министерства обороны (далее МО) и его вооруженных сил (ВС) новая парадигма в сфере военной экономики, которая получила развитие после окончания "холодной войны".

Начиная с 2010 года Министерство обороны Российской Федерации, массово передало некоторые тыловые функции на аутсорсинг.

К выгодам применения аутсорсинга в ВС можно отнести:

  • освобождение внутренних ресурсов военной организации для реализации ее главных целей;
  • повышение качества получаемых продуктов и услуг;
  • использование исполнителем специализированного оборудования, специальных знаний и технологий, которые у воинской части отсутствуют;
  • использование конкуренции на рынке исполнителей, когда имеется возможность заключить контракт на оказание услуг методом аутсорсинга с наиболее выгодными для военной организации условиями;
  • разделение и частичная передача другой организации, с которой заключен контракт, рисков хозяйственной деятельности.

Наиболее распространенной формой реализации аутсорсинга в Вооруженных Силах Российской Федерации является передача воинскими частями сторонним коммерческим организациям выполнения следующих функций:

  • организация питания личного состава;
  • банно-прачечное обслуживание;
  • хранение и освежение запасов материальных средств;
  • выполнение внутригарнизонных перевозок воинских грузов и военнослужащих;
  • обеспечение и заправка военной техники горюче-смазочными материалами;
  • погрузочно-разгрузочные работы;
  • хлебопечение;
  • торгово-бытовое обслуживание;
  • химическая чистка и ремонт обмундирования и обуви;
  • эксплуатация зданий и сооружений;
  • содержание и уборка территории и служебных помещений;
  • вывоз мусора;
  • охрана отдельных объектов воинской части;
  • организация подписки на периодические издания, почтовых отправлений и их доставка периодических изданий [1].

Для выполнения этих функций в 2008 году было создано ООО «Оборонсервис», которое активно принялось выполнять перечисленные задачи в интересах МО [2].

Анализ опыта аутсорсинга питания личного состава, показывает, что его основная задача обосновывается сокращением отрыва личного состава от несения внутреннего наряда по обслуживанию и наведению порядка, улучшением качества пищи, расширением ассортимента питания и поддержания санитарного состояния объектов продовольственной службы. При этом экономическая целесообразность не служит определяющим фактором в его применении.

Вместе с тем в военно-научных кругах бытует мнение, что использование аутсорсинга в Вооруженных Силах Российской Федерации может сопровождаться рядом негативных явлений:

  • уровень профессионализма сотрудников аутсорсинговой компании – аутсорсера (как исполнителя, так и его руководителя) может оказаться недостаточным для выполнения работ или оказания услуг на должном уровне;
  • недостаточность у воинской части рычагов контролирующего, управляющего воздействия на организацию, поставляющую услуги, что может привести к снижению качества услуг и увеличению затрат;
  • наличие рисков нарушения сохранности военного имущества, безопасности и утечки сведений конфиденциального характера, сведений, составляющих государственную тайну, вследствие предоставления права доступа сторонних организаций и их представителей на территорию военных объектов, к документам, информации и материальным ценностям военных организаций;
  • затрудненность, а зачастую невозможность использования данного способа оказания услуг вне места постоянной дислокации воинской части, в период учений, выходов кораблей в море, выполнения воинской частью учебно-боевых и боевых задач, а также в воинских частях, дислоцированных в отдаленных, малонаселенных местностях, где отсутствуют какие-либо гражданские структуры, с которыми можно было бы заключить соответствующие договоры;
  • в некоторых случаях использование аутсорсинга обходится дороже, чем содержание внутреннего подразделения МО из-за не грамотного управления договорными обязательствами сторон, а также не качественного проведения экономической экспертизы;
  • в большинстве случаев ожидаемая экономия от аутсорсинга не достигается из-за завышенных цен на предоставляемые услуги и не соответствие их принятым в МО нормативам выполняемых работ.

В этой сфере примечателен опыт применения аутсорсинга в развитых западных военных структурах.
Так, национальное аудиторское агентство Великобритании считает, что использование аутсорсинга может привести к образованию существенной экономии. В его оценке сказано, что "использование аутсорсинга повышает эффективность  бюджетных расходов, так как конкуренция за получение государственного заказа, приводит к сокращению численности работников независимо от того, кто бы ни выиграл конкурс - подрядчик из государственного или частного сектора" [4].

Однако существует и другая точка зрения. Некоторые ведущие западные частные и военные юристы отмечают, что первоначальная краткосрочная экономия, полученная от  использования аутсорсинга, быстро улетучивается. После ликвидации внутренних обеспечивающих подразделений ВС и их функций, подрядчики аутсорсинга стараются повысить договорную цену до срока окончания контракта или требуют пересмотра цен в сторону увеличения при перезаключении контрактов. Чаще всего МО не имея  другого выбора, соглашается с ценами, предлагаемыми подрядчиком.

В тоже время министерство  обороны США проанализировало затраты, связанные с содержанием обеспечивающих подразделений, с расходами по договорам аутсорсинга и пришло к пониманию того, что содержание собственных подразделений обходится дешевле.
Еще в 1991 году в исследованиях, проведенных по заказу Конгресса США, было установлено, что некоторые договора аутсорсинга обходятся МО дороже, чем содержание собственных подразделений. Например, в Главном контрольном управлении США (GAO) пришли к выводу, что в 11 из 12 случаев стоимость договора аутсорсинга по его использованию для предоставления услуг в государственном секторе, была выше стоимости содержания внутренних подразделений примерно на 25%.

В ходе выборочной проверки передачи на аутсорсинг различных функций МО за период с 1995  по 1998 гг. Главное бюджетно-контрольное управление отобрало 9 из 53 случаев использования аутсорсинга в МО США.

Проверкой было установлено, что только на авиационной базе ВВС в Райт-Паттерсон из-за одного изменения в условиях контракта стоимость работ выросла на 92 тыс. долл. (или на 1%) к общей стоимости контракта. В другом случае в форте Ралей стоимость контракта выросла на 187 тыс. долл. (или на 6%) после заключения дополнительного соглашения к действующему контракту. Также из-за изменения объемов работ и необходимости включения дополнительных функций были увеличены стоимости контрактов на авиационной базе ВВС г. Элтас (на 3,4 млн. долл. или 2%), а на авиационной базе ВВС г. Лафлин на 830 тыс. долл. или 3% [7].

Таким образом, из-за постепенного увеличения договорной цены контрактов (дополнительных соглашений) экономический эффект от передачи на аутсорсинг некоторых функций ВС за период с 1997 по 2005 гг.  снизился с 9,2 млрд. долл. США, до  2,8 млрд. долл.
В аналогичном исследовании, проведенном в 2007 году, было указано, что контракты на выполнение тех же функций, в среднем, оказались в два раза дороже выполнения этих работ (оказания услуг) внутренними подразделениями.

В 2008 году Управление национальной разведки США сообщило, что содержание федерального служащего, включая  не только расходы на выплату зарплатой платы, но и связанных с предоставлением ему всех положенных гарантий и компенсаций (выплата пенсии, медицинское страхование и другие) обходилась федеральному бюджету в  125 тысяч долл., в то время как прямые расходы (без учета накладных расходов) на каждого сотрудника подрядчика (аутсорсера) составляли  207 тысяч долл.

В конце 2010 года правительство США вновь стало возвращать выполнение функций МО собственным структурным подразделениям, которые ранее были переданы на аутсорсинг.  В связи с этим руководство МО США все чаще отказывается от услуг  частных подрядчиков, возвращаясь к их выполнению своими силами [5].

Как заявил ведущий специалист центра оборонной информации США Уинслоу Уиллер: "Общее число аутсорсеров оказывающих услуги выполняющих работу в интересах МО неизвестно.  По одной оценке в МО 790000 частных подрядчиков, по другой еще больше.  В любом случае, точно неизвестно, сколько будет сокращено частных подрядчиков в результате 10% сокращения.  Кроме того, непонятно, 10% сокращению подлежат все подрядчики или только субподрядчики " [5].

Если раньше западные сторонники использования аутсорсинга на протяжении многих лет утверждали, что частный сектор более
эффективен государственного в достижении результатов в предоставлении услуг в военной сфере, то на практике становится очевидным, что у частного подрядчика при выполнении указанных задач на первом месте стоит получение прибыли за счет средств МО.

При этом необходимо отметить, что военные бюджеты всегда ограничены, в своей цели имеют основную направленность по перевооружению армии и находятся под контролем правительства и общественности.

Еще в 2001 году некоторые военные эксперты МО США выступили с предложением [5], что в соответствии с требованиями статьи 832 о закона о национальной обороне необходимо создать группу генерального контролера для определения целесообразности передачи государственных функций частным подрядчикам, а также для проверки хода исполнения уже заключенных с ними контрактов.  При этом "группа генерального контролера должна принимать решение о том, какие функции передавать на аутсорсинг, а какие продолжать выполняться государственными служащими, и производить сравнение расходов связанных с исполнением функции государственными служащими со стоимостью оплаты услуг аутсорсера, выполняющего эту функцию" [3].

Возврат функций ранее переданным аутсорсерам внутренним подразделениям, получил название инсорсинг. Инсорсинг предполагает возможность возвращения функций от аутсорсеров к собственным подразделениям МО в случаях существенных нарушений условий контракта, например, таких как необоснованное увеличение договорной цены или низкого качества работ, услуг. В общем понимании инсорсинг является экономическим рычагом МО, который заставляет частных подрядчиков добросовестно выполнять условия контракта.

В последнее время Конгресс США задумался о необходимости отказа от сильной зависимости армии от частных подрядчиков осуществляющих материально-техническое обеспечение войск в Ираке и Афганистане. Так, численность гражданского персонала, занятого аутсорсерами на театрах военных действий, ведущихся МО США, равна численности, принимающих участие в боевых действиях военнослужащих.

Из оценок Конгресса США за 2009 год следует, что каждый гражданский работник, нанятый военными ми, обходится МО США в 250 тыс. долл. в год, что на 44 тыс. долл. дешевле, чем  содержание одного военнослужащего в зоне боевых действий за это же время. Однако, американские эксперты считают, что на практике в условиях работы в зонах военных действий, гражданским лицам выплачивается повышенная заработная плата, учитывающая существующие риски и оказывающаяся значительно выше, чем выплаты военным. Например, американские гражданские водители грузовиков аутсорсера, перевозящих грузы в зоне военных действий, зарабатывают заработную плату в три раза больше аналогичного военного водителя.

По состоянию на 1 сентября 2010 г. 242 000 гражданских лиц, нанятых аутсорсерами, обеспечивали 280 000  военнослужащих в двух локальных конфликтах. По данным, содержащимся в исследованиях, проведенных по указанию Конгресса США, в Афганистане численность гражданского персонала аутсорсеров больше численности военнослужащих на 40000 человек [6].
Соотношение численности гражданского персонала к численности военнослужащих в армии США показано в таблице № 1.

Таблица 1.

Соотношение численности гражданского персонала (нанятого МО США)  к численности военнослужащих в вооруженных конфликтах

Мировая война, вооруженный конфликт  Численность гражданского персонала нанятого в МО США на театре военных действий Численность военнослужащих МО США  принимавших участие в боевых действиях Соотношение
Первая мировая 85 000 2 000 000 1:24
Вторая мировая 734 000 5 400 000 1:7
Война во Вьетнаме 70 000 359 000 1:5
Война в Ираке 1991 г. 5 200 541 000 1:104
Война на Балканах 20 000 20 000 1:1
Война в Ираке 2007 г. 190 000 100 000 1:0,7
Война в Афганистане 2010 220 000 180 000 1:0,7
Война в Ираке 2010 г. 22 000 100 000 1:4,5

Учитывая общие негативные последствия аутсорсинга, некоторые военные экономисты в США и Великобритании заявляют об ограниченном или смешанном его применении в МО.

Проверка применения аутсорсинга в МО США проводилась в соответствии с установленными правительственными ревизионными стандартами [8].

Экономический эффект от использования аутсорсинга меняется из года в год и его трудно рассчитать за конкретный период времени (месяц, год, весь срок исполнения контракта). Расчет экономического эффекта очень трудоемкий процесс, требующий внесения изменений в программные  продукты, пересчета расходов, связанных с содержанием внутреннего подразделения и стоимости выполнения контракта.

Теоретически использование аутсорсинга может иметь большое значение для повышения боеготовности подразделений ВС и эффективного использования бюджетных средств, однако использование аутсорсеров не представляет собой панацею в предоставлении гарантий экономии военного бюджета.

Подрядчики могут экономить бюджетные средства МО, но риск  мошенничества может свести на нет экономию, полученную от использования аутсорсинга.

МО США потеряло млрд. долл. из-за мошенничества и неэффективного управления частными подрядчиками в Ираке, которые выполняли такие  функции  как: приготовления пищи военнослужащим;  строили здания и сооружения; обеспечивали безопасность.
"Практика использования аутсорсинга в ВС  говорит, о том, что использование аутсорсинга позволяет экономить бюджетные средства выделяемые на нужды обороны. Конкурсные торги способствуют снижению цены на военную услугу", говорит Джеральд Лундквист, директор оборонной и аэрокосмической практики в консалтинговой фирме McKinsey & Ко [9].

В теории контрактов принято считать, что частные компании эффективней расходуют ресурсы, чем огромной аппарат военной бюрократии. В исследовании, проведенном в 2004 г. Бюджетным управлением Конгресса США, говорится о том, что МО США сократило свои расходы  на питание личного состава и содержание личного состава на одну треть, передав некоторые свои функции частным подрядчикам,  экономия, полученная от использования аутсорсинга только в 2004 финансовом г. составила около  3 млрд. долл.

Такие результаты говорят об экономической целесообразности использования аутсорсинга в армии, даже, несмотря на то, что  при использовании аутсорсинга довольно часто встречаются случаи мошенничества.

Но некоторые специалисты по военной экономике не согласны с этим. Это связано с тем, что никто не знает точную сумму неэкономного расходования связанную с недобросовестностью аутсорсеров.  Например, до сих пор не подсчитаны неэкономные и нерациональные расходы  МО США, в Ираке понесенные в результате обмана МО подрядчиками и некомпетентностью аутсорсеров, поэтому только сейчас во многих исследованиях появляется гипотеза о том, что  финансовый ущерб нанесенный мошенничеством аутсорсеров мог превысить полученную экономию, полученную от использования аутсорсинга.

В результате мошенничества, кроме материальных потерь, страдает и имидж МО США, так как налогоплательщики видят, что их деньги расходуются  впустую, или разворовываются.

"Частые факты мошенничества и случаи хищения бюджетных средств, выделенных на ведение боевых действий в Ираке позорны для Америки", говорит Джеффри Смит, бывший главный юрисконсульт ЦРУ, а сейчас юрисконсульт в одной из компаний оказывающий услуги армии США по договору аутсорсинга.

Например, фирма Parsons Global Services, штат Калифорния, США разорвала контракт на строительство 150 медицинских центров, после завершения всего  шести медицинских центров и получила  190 млн. долл., а по проекту за этот объем работ предусматривалась выплата лишь 30 млн. долл. США.

В настоящее время в США работает специальная  контрольно-ревизионная комиссия, проверяющая фактический объем работы, выполненной фирмой Parsons в Ираке. Руководство фирмы  Parsons приступило к строительству  еще 13 медицинских центров в Ираке.

Трудно определить точную сумму ущерба, образовавшуюся вследствие мошенничества частных подрядчиков в Ираке. Однако. Управление государственной ответственности (Government Accountability Office), аналитический орган конгресса, сообщило том, что в министерстве обороны США ущерб в 2001 от мошеннических операций и бесхозяйственности должностных лиц составил около  2,00 млрд. долл. США без учета неэффективного расходования бюджетных средств в Ираке.

Нынешние и бывшие правительственные чиновники в США оценивают потери военного бюджета США  из-за мошенничества поставщиков  в Ираке в млрд. долл.

Специальная комиссия  занимающееся  вопросами восстановления Ирака утверждает, что случаи мошенничества поставщиков имели место в  более чем 80 открытых исследований и, кроме того,  еще 20 случаев мошенничества проходят в документах содержащий гриф для служебного пользования. Пресс-секретарь уголовного розыска МО США говорит, что юридическая служба ожидает "рост случаев мошенничества или коррупции в МО США" из-за дополнительного увеличения численности прокурорско-следственных работников и агентов ФБР в Ираке.

Общественный контроль  выявил более чем на 50 "проблемных" контрактов оцениваемых в  21,30 млрд. долл., которые сейчас, под пристальным вниманием федеральных следователей. И это только по тем контрактом, которые были в открытом доступе. Федеральные чиновники не стремятся  опубликовать  сведения об использовании аутсорсинга  в МО США из-за соображений секретности, несмотря на  множество запросов.

Все что сообщило, МО США о своих расходах в Ираке, это, то, что МО потратило более  365,00 млрд. долл. на войну в Ираке и в глобальной борьбе против терроризма с конца 2002 г., и около 60 млрд. долл., или 16% от общих расходов, составили  расходы,  связанные с оплатой услуг подрядчиков.

С начала 1990-х Конгресс США  начал осуществлять надзор за работой подрядчиков для  повышения эффективности военных расходов. Но так как численность экономического управления МО США занимающихся договорной работой  была урезана на 38 %, некоторые подрядчики  воспользовались этим и стали завышать объем выполненных работ (оказанных услуг), об этом говорит Франк Камм, старший экономист по заключению договоров для нужд МО[9]. Именно поэтому многие федеральные агентства в США, не могут должным образом проводить аудит контрактов с подрядчиками, в том числе  и МО США [10].

Например, по мнению Комиссии по военным подрядам США в Ираке и Афганистане почти 177 млрд. долл., которые потратили с 2002 года на оборонные контракты с частными фирмами, десятки миллиардов были истрачены на плохо продуманные проекты либо потерялись в результате плохого планирования или контроля [10]. Именно поэтому МО США увеличивает штат специалистов с высшим экономическим и юридическими образованиями для  повышения качества управления своими расходами, в том числе расходами на частных подрядчиков.

К аналогичному мнению пришла двухпартийная Комиссия по военным подрядам, которая в своем докладе указала, что десятки миллиардов были истрачены на подрядчиков в Ираке и Афганистане, без должного контроля. Из отчета следует, что «ни одна из оценок не отражает всех масштабов этой растраты, мошенничества и злоупотреблений, но, очевидно, можно утверждать, что они измеряются миллиардами долларов». «Однако в течение многих лет правительство уходило от выполнения своих контрактных обязательств, очень часто используя подрядчиков как механизм по умолчанию, руководствуясь не тем, предложат ли частные фирмы лучшее решение, а иными соображениями и, не учитывая, какие ресурсы потребуются для управления этими подрядчиками» [10].

В высокотехнологичных отраслях абсолютно необходимо нанимать подрядчиков. По нашему мнению проблема неэффективного расходования бюджетных средств возникает из-за необоснованно завышенной договорной цены и следующей за этим необоснованным наймом частными фирмами персонала для решения простых задач. Но обычно в этом виноваты органы управления МО, их неумение организовать конкурсный отбор, а также недостаточного контроля исполнения договоров.

Но справедливо отметить, что большинство подрядчиков скажут или сделают все что угодно, чтобы получить федеральные деньги. Всех честных подрядчиков оттеснила коррупция. Подавляющему большинству нынешних подрядчиков не важна ни их работа, ни результаты.

Конкурсные обязательные процедуры размещения заказа для государственных нужд  были отменены в преддверии войны в Ираке. По законам США МО может не проводить конкурсное размещение заказа в "чрезвычайных ситуациях" таких как, война. Заказы на выполнение работ (оказания услуг) для нужд министерства обороны у единственного поставщика и закупка товаров (услуг) без конкурсного размещения заказа выросла на 54% по сравнению с 2000 годом, с $ 65 млрд. долл. до $ 100 млрд. долл [9].
Критики этого закона говорят, что отсутствие конкуренции приводит к неэффективному расходованию бюджетных средств и коррупции.

"Некорректный подход при размещении контрактов очень способствовал коррупции. Вместо соревнования, правительство заключило монополистические контракты плюс оплата издержек привилегированным подрядчикам, таким как Halliburton (ХЭЛ)" говорит Калифорнийский представитель демократической партии Генри Уоксмен [9].

Не так давно МО США подтвердило, что оно заканчивает многомиллиардный, 10-летний контракт, проводимый филиалом Halliburton Kellogg, Brown & Root (KBR), которое готовило пищу  военнослужащим,  доставляло воду, строило убежища, и выполнял другие услуги войскам. МО США  заплатило KBR 15 млрд. долл.  начиная с 2001 г., сейчас МО США планирует разделить работу среди четырех подрядчиков.

Ревизоры МО США в актах ревизий и проверках в 2006 финансовом году указывали на сомнительные расходы в  1,2 млрд. долл.  выплаченные МО США  за услуги KBR. Чиновники KBR говорят, что его затраты были обоснованы, так как  работа была выполнена в "чрезвычайно враждебных условиях". В настоящее время KBR  говорит, что решило большинство споров связанных с определением стоимости работ выполненных им в Ираке.

Утверждения KBR получили неявную поддержку в  исследовании Агентства по бюджету, выпущенного в октябре 2005. Чтобы выполнить задачи, по тыловому обеспечению своих  войск в Ираке МО США необходимо было бы перебросить в Ирак  41,00 тыс. военнослужащих и потратить 8,20 млрд. долл., или 2,80 млрд. долл. больше чем расходы по контракту с KBR. В течение длительного периода времени МО США сэкономило бы намного больше млрд. долл. больше, нанимая KBR, для организации тылового обеспечения войск в Ираке.

Правительство США считает, что можно снизить военные издержки, при условии, того если оно сможет обуздать злоупотребления возникающие при  исполнении договоров аутсорсинга. Специалисты по военным контрактам говорят, что для этого необходимо: увеличить штат сотрудников занимающихся приобретением  и установить более жесткие процедуры по выплате вознаграждений и экспертизе  контрактов. Но кроме проведения исследования самого большого контракта с KBR, МО США  не осуществляет больше не каких дальнейших действий.  На самом деле, военные ожидает дальнейшего сокращения численности сотрудников занимающихся размещением заказов и осуществляющих  контроль над закупками.

Смит, бывший главный юрисконсульт ЦРУ, который теперь представляет интересы подрядчиков в Вашингтонской юридической фирме Arnold & Porter, предсказывает, что без большого штата специалистов по закупкам, военный аутсорсинг обременит правительство неэффективными расходами.  " Ирак привлекает патриотов и жуликов - и там были, вероятно, некоторые неправильные патриоты" говорит он. "Мы собираемся избавиться от них в течение последующих лет" [9].

При решении задач по переводу войск на аутсорсинг появляются и проблемы. В частности, проблема, связанная с прозрачностью контрактов, по которым гражданские предприятия обслуживают и обеспечивают армию.

Другая проблема, – обеспечение жизнедеятельности воинских частей в условиях боевых действий. По мнению авторитетных военных специалистов гражданских специалистов при материальном и техническом обслуживании войск в боевых условиях использовать нецелесообразно. Так как использование частных подрядчиков  для снабжения войск в условиях боевых действий, потребуются значительных финансовых средства.

По нашему мнению МО РФ не имея опыта использования аутсорсинга, отсутствия нормативной и законодательной базы правового регулирования, до конца, не осознает последствия передачи своих функций на аутсорсинг частному подрядчику. При принятии Министерством обороны РФ решения о передачи на аутсорсинг ряда функций в полной мере не учитывалось возможное увеличение стоимости заключаемых контрактов, не спрогнозированы риски, оказывающие влияние на боеготовность подразделений, а также возможные материальные потери, связанные с исполнением договора аутсорсинга, и особенности ответственности сторон при нарушении условий договора.

Анализируя современную практику применения аутсорсинга по договорам между МО РФ и частными подрядчиками, выявляется ситуация, аналогичная опыту применения аутсорсинга в МО США, а именно, расходы по договорам (дополнительным соглашениям) аутсорсинга оказались выше первоначально планируемых, что говорит о неспособности руководства МО РФ должным образом управлять контрактами, заключенными с подрядными организациями. Так, количество коррупционных преступлений, совершенных госслужащими и гражданским персоналом, вовлеченным в аутсорсинг, в 2011 году возросло в 2,5 раза по сравнению с прошлым годом [11].

Другой пример, многие военные городки, испытательные полигоны, полигоны боевой подготовки, гостиницы и другие объекты инфраструктуры войсковых частей практически всех военных округов, обогрев которых передан частным подрядчикам по состоянию на конец сентября 2011 года оказались не готовы к отопительному сезону.

Такая ситуация в ВС РФ сложилась впервые. В военном же ведомстве объясняют случившееся просто: «Армия перешла на аутсорсинг. Теперь за тепло в домах офицерского состава и казармах отвечают сторонние организации. Тем более многие военные городки соответствующим постановлением правительства выведены из состава вооруженных сил и переданы на баланс местных властей. Вот с них теперь и спрашивайте».

Из заявления Главной военной прокуратуры следует, что в вопросах подготовки гарнизонов к зиме имеются системные сбои: «В ряде регионов территориальные подразделения ОАО «РЭУ» и ОАО «Славянка» (эти организации отвечают в армии за ЖКХ) из-за отсутствия квалифицированных кадров в течение длительного времени не могут укомплектовать штат».

Поэтому решение на использование аутсорсинга в интересах МО должны учитываться не  только экономические факторы, факторы, связанные с рисками обеспечения безопасности жизнедеятельности подразделений ВС, но и социальные факторы.

Для скорейшего устранения пробелов в понимании необходимости применения аутсорсинга в сфере безопасности страны, снижения возможных негативных явлений при его применении должен быть проведен ряд мероприятий, к которым можно отнести:

  • создание независимой службы контроля аутсорсинга в ВС;
  • уточнение и разработка руководящих нормативных и правовых актов, регулирующих аутсорсинг в ВС;
  • разработка и издание инструкций, методических рекомендаций, памяток командирам, должностным лицам тыловых служб, подразделений юридической, финансовой служб по регламенту взаимодействия в условиях мирного и военного времени.

Не продуманное использование аутсорсинга в МО может привести не только к  неэкономному использованию денежных средств, лоббированию интересов фирм, выполняющих услуги в интересах МО, подкупа командиров и других должностных лиц воинских подразделений частным подрядчиком, что приведет к развитию коррупционной составляющей, образованию преступного сговора между участниками указанных отношений,  потерей контроля над переданной на аутсорсинг функцией, другим негативным последствиям.

Наиболее эффективный инструмент, для снижения негативных последствий связанных с использованием в МО аутсорсинга  может стать  инсорсинг.

Практика использование аутсорсинга далеко ушла от теоретических разработок дисциплины военная экономика, из которой выделяется новое научное направление экономика военного аутсорсинга, которую необходимо преподавать во всех высших военных заведениях. Это актуализирует потребность использования в разработке планов реформирования ВС РФ научного потенциала военно-экономической науки, участия в ней соответствующих специалистов в сфере управления военными финансами.

 

Список литературы

1. Ещенко И.А. Договор аутсорсинга в гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 13 – 14.
2. Указ Президента Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 1359 «Об открытом акционерном обществе «Оборонсервис»».
3. Уинслоу Уиллер «Химерные экономии аутсорсинга» [Electronic resource]URL http://www.cdi.org/program/document.cfm.DocumentID=4621&from page=./index.cfm& rule.
4. П. Кевин, Л. Терли "Возвращение функций МО из частного сектора, для выполнения  внутренними подразделениями"[Electronic resource]URL http://www.cdi.org/program/document.cfm.DocumentID=4621&from page=./index.cfm& rule.
5. Д. Айзенберг: Химерные экономию средств за счет аутсорсинга www.huffingtonpost.com/david.../the-chimerical-cost-savin_b_690673.htm...
6.  Экономист 4.01.2010. «Стоимость военного аутсорсинга» [Electronic resource]URL:  http://www.oppapers.com/subjects/military-outsourcing-page11.html.
7. Министерство обороны США Конкурентоспособный аутсорсинг: Экономия образуется, но необходимо принять улучшить точность расчета экономии. GAO/NSIAD-00-107 августа 2000 года.
8. Федеральный финансовый стандарт США No. 4 «Стандарт расчета административной стоимости» от 31 июля1995 г.
9. "Бизнес неделя" Блумберги «Возмутительные повороты» [Electronic resource]URL: www.businessweek.com/magazine/content/06_31/b3995075.htm
10. Пол Кругман «Чрезмерный аутсорсинг порождает проблемы» http://www. dlib.eastview.com/browse/doc/24518809.
11. "Российская газета" «Погоны сняли, взятки остались» - Федеральный выпуск №5541 (165) 29.07.2011.

http://www.csef.ru/studies/defence/projects/russian_army/articles/2555/