Избирательная кампания в США все больше и больше начинает напоминать Мировую войну, причем не просто Мировую войну, а Вторую мировую войну, только на этот раз значительная часть элит США встали на сторону нацистов. Действительно, в то время как Госсекретарь Керри советует Порошенко подумать дважды, прежде чем атаковать Донецкий аэропорт и вообще нарушать Минские соглашения, а Барак Обама в Лондоне признает, что киевская хунта не хочет вести переговоры с Донецком и Луганском, а хочет их только бомбить, государственный департамент в лице Мэри Харп довольно прозрачно намекает на готовый к принятию закон о поставках современнейшего наступательного оружия Киевским нацистам.

Между тем, Ангела Меркель, которая только что была главным спонсором Минских договоренностей, объявляет присоединение Крыма преступным на пресс-конференции, посвященной ее визиту 10 мая в Россию для того, чтобы почтить память тех, кто отдал жизнь за то, чтобы Германия не имела возможность решать судьбу Крыма. Все это урегулированию ситуации на Украине, мягко говоря, не способствует, в то время как очень многие эксперты сходятся во мнении, что поддержка Западом режима Порошенко, помимо достаточно безуспешных попыток сохранить лицо, потеряла всякий смысл, и единственным результатом этой авантюры является блокирование совместных усилий Запада и Востока по обузданию Исламского Государства.

Между тем, Исламское Государство по целому ряду параметров сильно напоминает коричневую чуму XX века, а Сирия и Ирак — Чехословакию накануне Мюнхенского сговора. Соответственно Саудовская Аравия очень напоминает Польшу, которая помогала Гитлеру проглотить Чехословакию и даже приняла в этом участие только для того, чтобы стать следующей жертвой страшного хищника-людоеда, вскормленного в том числе и ее усилиями. Правда, на этот раз можно надеяться, что поскольку теперь разрешения Польши для прохода войска на помощь Чехословакии не требуется, Россия не станет подражать Советскому Союзу в 1939 году, а, быстро прикончив укронацистов, успеет вовремя подготовиться к приему дорогих гостей из Исламского Государства, несмотря на очередной провал Лиги Наций, извините, ООН.

Между тем, избирательная кампании Хиллари Клинтон изначально старается разыграть карту «Русские идут», что в значительное мере определяет размеров пожертвований в фонд Клинтонов от Саудовской Аравии, которая считает себя спонсором и хозяином исламистов по всему миру. И изменение позиции клинтонитов по вопросу ИГИЛ и Украины можно ожидать только в том случае, если Исламское Государство начнет создавать непосредственную угрозу Эр-Риаду. При этом клинтониты контролируют мировые СМИ, НАТО и государственный департамент, пользуясь этим для того, чтобы на брифингах этой организации озвучивать от имени США свои решения, принимаемые в недрах Госдепа, а не в Белом Доме.

Соответственно, клан Бушей, который все-таки поддерживает большинство республиканцев, контролирующих обе палаты Конгресса, после присоединения к нему президента Обамы рассчитывает и на исполнительную власть, судебные и правоохранительные органы, и верит в свою способность нанести поражение клинтонитам, пользуясь стандартными методами политической борьбы. Среди этих методов одним из основных, несомненно, является «Сервергейт» — дело о частном сервере, который госсекретарь США Хиллари Клинтон использовала для служебных целей, что строжайшим образом запрещено законом.

Остроту «Сервергейту» придает то, что сторонники клана Бушей рассчитывают найти на этом сервере электронные письма, раскрывающие причастность Хиллари Клинтон к убийству американского посла в Бенгази, и, обвинив ее в преступной неосторожности или разглашении секретной информации, избежать вопроса о том, что собственно вся деятельность главы клана Клинтонов на посту государственного секретаря была не просто «катастрофической ошибкой» по словам госсекретаря Керри, а преступлением, аналогичным Мюнхенскому сговору, который сделал Вторую Мировую Войну неизбежной. Но для того чтобы доказать эту аналогию, необходимо взглянуть на мировую политику за последние семьдесят лет с высоты птичьего полета.

Действительно, накануне Второй мировой войны США мучились той же дилеммой, что и сейчас. До сих пор те, кто сегодня поддерживают нацистов, обвиняют президента США Рузвельта в том, что он втравил США в войну с гитлеровской Германией и Японией, скрыв данные разведки о готовящемся нападении на Перл-Харбор.После смерти Рузвельта, Трумен окружил себя людьми, которые открыто говорили, что США во Второй мировой войне воевали не на той стороне линии фронта, что они должны были бы воевать на стороне Германии против Советского Союза. И кто знает, если бы наступление Красной Армии на Берлин весной 1945 года не было бы столь стремительным, возможно, капитуляция Германии 8 мая оказалась бы сепаратным миром«союзников» с нацистами, о чем собственно и рассказывает замечательный советский фильм «17 мгновений весны».

После капитуляции Германии и Японии, положение в США осложнялось тем, что значительная часть республиканской партии, опьяненная ядерным могуществом, могла посоперничать с людьми Трумена в фанатичном антикоммунизме и категорическом неприятии Ялтинских соглашений, а их ненависть к людям из ближнего круга Рузвельта могла посоперничать только с их ненавистью к коммунистам. Достаточно вспомнить, что одного из них звали сенатор Маккарти, чтобы понять, что эти годы наложили на США неизгладимый отпечаток, и что возможность операции«Немыслимое"(план ядерной бомбежки советских городов) стояла перед Иосифом Сталиным достаточно остро.

В дальнейшем, когда СССР обзавелся своей атомной бомбой, а советские Миг-17 и Миг-19 в небе Кореи доказали свое превосходство над американскими Суперсэйбрами, поставив под сомнение способность США доставить бомбы по назначению, президент Трумэн отказался от идеи второго срока в Белом Доме, и на его место пришел главнокомандующий войсками союзников во Второй мировой войне генерал Эйзенхауэр. При нем план«Немыслимое» стал больше соответствовать своему названию, а те, кто испытывали симпатии к нацистам на почве зоологической ненависти к СССР, в какой-то мере исчезли с авансцены американской политики. Но их тень никогда с нее не исчезала, и хотя президенты Эйзенхауэр и Кеннеди фанатизмом такого рода не страдали, но под давлением«партии войны», или если хотите «ястребов» ВПК, вьетнамская война пришла на смену корейской, а между ними втерлось размещение в Турции новейших ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер», способных долететь до Москвы за 10 минут, и как следствие Карибский кризис, который настоящей войной не был, но потенциально вполне мог затмить Вторую мировую.

Победа СССР в корейской войне была нивелирована смертью Иосифа Сталина, и только с приходом к власти президента Никсона были заключены Парижские соглашения, по сути, зафиксировавшие поражение США во Вьетнаме и договор ОСВ-1, зафиксировавший ракетно-ядерный паритет СССР и США. Этот паритет породил так называемый détente или разрядку международной напряженности, и этот период является единственным неконфронтационным периодом развития отношений России\СССР с США и странами-членами НАТО. Разгром во Вьетнаме носил настолько очевидный характер, настолько весь мир был поражен теле-изображением вертолета с висящими на нем людьми, в панике улетающего из посольства США в Сайгоне, что на стороне СССР, или вернее на стороне détente была значительная часть мировых СМИ.

Кроме того, не следует недооценивать размах действительно массового антивоенного движения в самих США и симпатию к СССР левой«интеллигенции». Сейчас, конечно, всего этого нет, зато на стороне России стоит втайне подготовленный технический прорыв в модернизации российских армии и флота и весьма солидные золотовалютные запасы, делающий российскую экономику значительно более устойчивой по отношению к колебаниям мировых цен на энергоносители.

Имея все это ввиду, полезно проанализировать причины, по которым разрядка накрылась медным тазом. Согласно канонической точке зрения, причиной этого стал ввод войск СССР в Афганистан в 1979 году, но Збигнев Бжезинский достаточно честно признал, что США сами заманивали СССР в этот стратегически важный район мира, ставший для него стратегической ловушкой. Причем они изначально имели ввиду противопоставить СССР в Афганистане политический ислам, а возможность манипулировать ценами на нефть в сочетании с Афганской мясорубкой была осознана неким штабом холодной войны, как исторический шанс нанести смертельный удар ядерной супердержаве, паритет с которой с США был зафиксирован подписью президента Никсона на Договоре ОСВ-1. С этой точки зрения становится ясно, что переворот Дауда 1973 года, который сверг короля Афганистана и личного друга Леонида Ильича Брежнева Мухаммеда Захир-шаха, был необходимым условием реализации этого плана и первым из серии цветных революций, сегодня ввергших в хаос весь мир.

Следовательно, некий штаб принял решение о превращении detante в подготовку для нанесения смертельного удара стратегическому партнеру по разрядке международной напряженности не позднее 17 июля 1973 года. Но это время совпадает с началом внедрения технологии разделяющихся боевых частей и предполагаемым инсультом у Леонида Ильича Брежнева, что говорит о том, что этот штаб располагал самой секретной информацией и принимал решения, которые могли поставить США на грань катастрофы, так как в то время СССР располагал решающим военным преимуществом как в ядерных так и в традиционных вооружениях и предсказать его реакцию на планируемые события не мог решительно никто.

С другой стороны ретроспективно ясно, что вышеупомянутое планирование победы в холодной войне происходило на фоне Уотергейтсткого скандала, который привел к импичменту президента Никсона, а это, в свою очередь, говорит о том, что президент США Никсон не был посвящен в этот план, или был посвящен в него частично, но отказался давать ему зеленый свет. Это делает Уотергейтский скандал не торжеством демократии, а спецоперацией по устранению президента, который воспринял detante излишне серьезно, тем более, что связь слухачей в отеле Уотергейт с администрацией Никсона так и осталась недоказанной. И в этом месте две линии повествования (современная в виде противостояния двух супер-кланов в США, и минувшая — в виде Уотергейтского скандала) сходятся вместе и начинают звучать в унисон, так как в 1974 году требование об импичменте президенту Никсону вручала мало кому еще известный ассистент комитета Родино и Джона Доар, расследовавшего Уотергейский скандал, молодой адвокат Хиллари Клинтон.

http://www.regnum.ru/news/polit/1927151.html