ВТО и сельское хозяйство России

Минсельхоз прорабатывает вопрос об увеличении пошлин на ввоз живых свиней и молочной продукции в Россию, а также введение специфической составляющей пошлины на ввоз свинины вне квоты, сообщил в пятницу министр Николай Федоров на правительственном часе в Госдуме.

«Для стабилизации ситуации на рынке свинины прорабатывается вопрос о введении специфической составляющей на ввоз свинины вне квоты, увеличении пошлины на живых свиней, а также об исключении из перечня товаров, ввозимых из развивающихся стран, при ввозе которых предоставляются тарифные преференции, мяса и пищевых мясных субпродуктов, в том числе свинины», – подчеркнул министр.

После вступления в ВТО Россия снизила пошлину на импорт свинины в рамках квоты до 0% с 15%, но не менее 0,25 евро за 1 кг; на импорт свинины вне квоты – до 65% с 75%, но не менее 1,5 евро за 1 кг. Это привело к резкому росту импорта и падению рентабельности отечественного свиноводства.

Уже в первые недели действия новых правил представители отрасли забили тревогу. Так, в Мясном союзе заявили, что это решение может нести угрозу и для свиноводческой отрасли, в которую государство в последние годы активно вкладывает средства, и потребовали провести служебное расследование на предмет того, как такие договоренности могли появиться.

[learn_more caption="О чем идет речь"]

Таможенные пошлины на продукцию мясопереработки после вступления России в ВТО оказались неожиданно низкими. Переработчики говорят об угрозе сокращения отечественного производства и готовятся к очень жесткой ценовой конкуренции

Только после окончания всех процедур по вступлению в ВТО российские мясопереработчики узнали правду об условиях, которые предусмотрены для их отрасли, и были неприятно удивлены. Последние пятнадцать лет отрасль была хорошо защищена: пошлина составляла 25% стоимости продукта, но не менее 0,40 евро за килограмм. В результате импортная колбаса в среднем была дороже отечественной на 20–30%.

В ходе переговоров о присоединении к ВТО с представителями мясоперерабатывающей промышленности обсуждалось повышение пошлины до 0,69 евро за килограмм без сохранения процентной составляющей с переходным периодом в три-пять лет. На деле же оказалось, что пошлина снижена до ничтожных 0,25 евро (10 рублей по нынешнему курсу) и никаких процентных составляющих не предусмотрено. Постепенное снижение пошлины начнется уже со следующего года. С учетом того, что сырье в России дороже европейского на 25–35%, ценовая конкуренция сложится не в нашу пользу. Кто-то из колбасников обвиняет переговорную делегацию в игнорировании интересов мясной перерабатывающей промышленности и называет эти договоренности капитуляционными.

Мясной союз добавляет, что это решение может нести угрозу и для свиноводческой отрасли, в которую государство в последние годы активно вкладывает средства, и требует провести служебное расследование на предмет того, как такие договоренности могли появиться. Другие производители не столь резки в высказываниях, уповая на переходный период, в течение которого можно будет оценить реальную опасность импорта. В любом случае конкуренция на российском рынке мясной переработки, и без того очень напряженная, обострится. Для многих производителей это будет означать уход с рынка, остальным предстоит кропотливая работа по оттачиванию бизнес-технологий.

Польско-балтийская угроза

Рынок готовых мясных продуктов в нашей стране весьма велик — порядка 18 млрд долларов, или около 550 млрд рублей. Последние годы его объем в натуральном выражении практически не меняется — рост не превышает 1–2% в год, поскольку не растет покупательская способность потребителей. «Больше того, существующие объемы производства уже близки к порогу, за которым наступает кризис перепроизводства», — добавляет Сергей Шмелев, член правления Национального союза мясопереработчиков.

Свыше 95% на рынке занимают мясные продукты отечественного производства. Эта отрасль одна из немногих сумела защититься от вала импортной продукции в 1990-е (с помощью высоких пошлин, доходящих до 40% стоимости).

Теперь достижения российской мясопереработки могут оказаться под угрозой. «Основную часть себестоимости готовой продукции составляет цена на сырье, — поясняет Сергей Шмелев. — Российская свинина в живом весе — а сегодня она закрывает около 70 процентов потребности наших заводов в сырье — примерно на треть дороже европейской». Большое влияние на себестоимость продукции оказывает и уровень зарплат.

В Прибалтике, Польше и на Украине, откуда следует ожидать основного наплыва колбасной продукции, он сопоставим с российским, а то и ниже. Расходы же на логистику готовых мясопродуктов ввиду близости этих стран к нашим границам вряд ли превысят 10 рублей на килограмм. Ценовую конкуренцию с таким импортом выиграть будет невозможно, а цена — по-прежнему один из главных факторов, на основе которого потребитель делает свой выбор. «Год назад мы вступили в Таможенный союз и открыли свои границы для белорусской колбасы, — говорит Анатолий Косинский, директор Обнинского колбасного завода.

В нашу Калужскую область, расположенную вблизи Белоруссии, колбаса хлынула потоком, причем она дешевле российской на 20–30 процентов. Я полагаю, это стало одной из причин закрытия Калужского мясокомбината. Наши объемы производства тоже просели, мы их восстановили с большим трудом. Но если объемы поставок мясных продуктов из Белоруссии ограничены определенными соглашениями, то между членами ВТО их нет, они смогут привезти сюда столько колбасы, сколько продадут».

Методы спасения

По мнению представителей нескольких крупных мясокомбинатов, опасность захвата российского рынка существует, но реальные масштабы экспансии можно будет оценить в ближайшие три-четыре года, поскольку постепенное снижение пошлин начнется через год. «Для того чтобы занять серьезные позиции на нашем рынке, западным производителям придется очень плотно заниматься продажами, договариваться с сетями. Хотя с зарубежными вроде “Ашана” и “Метро” им, пожалуй, договориться будет легко, — отмечает аналитик одного из крупнейших московских мясокомбинатов.

Кроме того, для адаптации своих продуктов к вкусам наших потребителей им придется вложить средства в изменение рецептур, технологий производства — это будет иметь смысл, если объемы продаж действительно будут высокими. Когда объемы европейских поставок начнут существенно расти, российские производители еще год-полтора смогут удерживать свои позиции за счет приверженности потребителей знакомым маркам, но не более».

Если объемы поставок готовых мясопродуктов действительно возрастут в разы, можно будет начать антидемпинговое расследование в рамках ВТО, отмечают колбасники, имея в виду дотации, которые получают производители мяса в Европе. Какую-то поддержку может оказать и Россельхознадзор (сейчас, например, он сдерживает поставки живых свиней в Россию, ссылаясь на заболевания скота в ряде европейских стран). Все это потребует серьезной работы и усилий от российских чиновников, занимающихся вопросами ВТО.

Впрочем, отечественные предприниматели доверяют им мало — опыт взаимодействия в процессе предварительных переговоров по ВТО у представителей многих отраслей отрицательный. «Мотивы принятия решений чиновников непонятны, информация от бизнеса утаивается или искажается», — говорят предприниматели.

Поддержать российскую мясопереработку может и девальвация рубля. «Не исключаю, что, когда подписывались подобные соглашения, принималась во внимание возможная девальвация рубля раза в два где-нибудь в 2015 году, — говорит Анатолий Косинский. — Для нашей отрасли это стало бы спасением. Но риски девальвации — и политические, и социальные — столь высоки, что ее влияние на экономику в целом оценить трудно».

В любом случае российским колбасникам предстоит очень сложная работа. Конкуренция растет, рынок на грани насыщения, дальнейшее развитие возможно только за счет ухода с рынка менее успешных предприятий. «Я нанимаю консультантов, посещаю спецсеминары, анализирую свои слабые места, — говорит Косинский. — Идеями, как снизить себестоимость, нарастить продажи, укрепить торговую марку, не поделюсь — каждый за себя, к тому же самые трудные времена еще впереди».

Оценка и оптимизация издержек в нашем сельском хозяйстве тоже играют большую роль в регулировании продовольственных рынков. Сегодня многие российские свиноводы переживают инвестиционную фазу развития: они обременены кредитами, реализуют проекты индустриального производства с вытеснением личных подсобных хозяйств, создают племенную базу — все это в конечном итоге влияет на стоимость продукта. Для того чтобы конкурировать с импортом, животноводам требуется время. К тому же система финансирования животноводческих проектов остается непрозрачной, и оценить эффективность использования выделяемых средств сейчас сложно.

http://expert.ru/expert/2012/36/kolbasnaya-kapitulyatsiya/

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Представители бизнеса отмечали, что свыше 95% на рынке занимают мясные продукты отечественного производства. Эта отрасль одна из немногих сумела защититься от вала импортной продукции в 1990-е (с помощью высоких пошлин, доходящих до 40% стоимости).

Теперь достижения российской мясопереработки могут оказаться под угрозой. «Основную часть себестоимости готовой продукции составляет цена на сырье, – отмечал член правления Национального союза мясопереработчиков Сергей Шмелев. – Российская свинина в живом весе – а сегодня она закрывает около 70% потребности наших заводов в сырье – примерно на треть дороже европейской». Большое влияние на себестоимость продукции оказывает и уровень зарплат.

В Прибалтике, Польше и на Украине, откуда следует ожидать основного наплыва колбасной продукции, он сопоставим с российским, а то и ниже. Расходы же на логистику готовых мясопродуктов ввиду близости этих стран к нашим границам вряд ли превысят 10 рублей на килограмм. Ценовую конкуренцию с таким импортом выиграть будет невозможно, а цена – по-прежнему один из главных факторов, на основе которого потребитель делает свой выбор.

Уже к концу зимы мрачные пророчества начали сбываться. Снижение таможенных пошлин наложилось на вызванный неурожаем двукратный рост цен на зерно, привело к увеличению стоимости кормов и падению рентабельности производства яиц, мяса бройлера, свинины, молока. По оценкам гендиректора Национального союза свиноводов Юрия Ковалева, в текущих условиях рентабельность производства свинины уже отрицательная, «отрасли угрожает катастрофа».

Но если политический вопрос о поддержке пищепрома уже принят, не совсем понятно, как его реализовать на практике. Прямое повышение пошлин относится к так называемой запрещенной «красной корзине» защитных мер. Россия может в одностороннем порядке в рамках ВТО ввести защитные инструменты для спасения своего рынка, но эти меры надо обосновать, отмечает Юрий Ковалев. Сегодня самым распространенным инструментом защиты внутреннего рынка является запрет на ввоз мяса из-за несоответствия ветеринарно-санитарным нормам. Однако эта мера активно используется уже сейчас, и ее будет недостаточно, да и доказать несоответствие – задача непростая. Как уже не раз отмечали чиновники и эксперты, в России практически нет специалистов, которые умеют вести юридические переговоры в соответствии с правилами ВТО.

В 2013 году российский бюджет недополучит 193 млрд рублей от отмены импортных пошлин и 24 млрд рублей – от отмены экспортных пошлин. Эти потери составят 0,3% ВВП, подсчитал доцент экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. По его мнению, основная проблема в нехватке подготовленных кадров, юристов, для отстаивания интересов России в ВТО. «Это значит, что такие услуги российским компаниям за большие деньги будут оказывать иностранные компании. Кроме того, государству придется научиться пользоваться разрешенными в ВТО мерами защиты своих производителей. Просто ввести запретительные пошлины будет уже нельзя», – отмечает специалист.

Эксперты предупреждают: возможно, правительству придется выбирать между выходом из ВТО, предоставлением помощи аграриям в нарушение его принципов или наблюдением за рецессией в агропромышленном секторе. «К сожалению, российский аграрный сектор был не готов к вступлению в ВТО, – говорит партнер компании "Налоговик" Дмитрий Липатов. – Если не пойти на кардинальные меры поддержки отрасли, у сельского хозяйства будет два пути: либо повышать цены и довольствоваться низким спросом на дорогую продукцию собственного производства, либо вовсе уйти с рынка. Оба варианта негативно скажутся на экономике: рост цен на продукты питания спровоцирует инфляцию, закрывающиеся предприятия не будут платить налоги и оставят за собой безработных, которым надо платить пособие. Недавно наблюдавшийся небольшой рост качества жизни на селе сведется на нет».

http://expert.ru/2013/03/18/vto-ili-selskoe-hozyajstvo/

Опубликовано 19 Мар 2013 в 17:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.