Встреча Трампа и Путина на G-20 2017

Накануне переговоров в Гамбурге, на полях встречи Большой индустриальной двадцатки, президент США Дональд Трамп и его окружение послали президенту России Владимиру Путину несколько сигналов относительно площадок по которым возможны договорённости.

Это Сирия и Украина. Причём сигналы неоднозначны, чтобы не сказать противоречивы. Но в этом ничего удивительного нет. Путину показывают сразу и хороший, и плохой варианты. Если договоримся, то Россия может получить Украину и сохранить уже завоёванные ею позиции в Сирии. Если не договоримся, то на обоих направлениях вероятны обострения, вплоть до провокации прямого столкновения российских и американских военных.

С точки зрения традиций американской политики Трамп действительно готов уступить очень много. США никогда никому ничего не отдают, даже то, что уже давно им не принадлежит. А тут готовы на блюдечке с голубой каёмкой поднести недавно с такими трудами и такими расходами захваченную ими Украину. Готовы закрыть глаза на то, что Россия получит постоянное военно-политическое присутствие в ключевой точке Ближнего Востока.

С учётом внутриполитических проблем Трампа, которого только ленивый в США не обвиняет в работе на Путина и Кремль, «подарок» действительно щедрый. Тем не менее США боятся, что «дар» будет отвергнут и, на всякий случай, пугают возможностью резкого обострения. Почему?

Потому что Трампу необходимо вернуться со встречи с Путиным победителем. Победителем не в формате концепций Хиллари Клинтон или Барака Обамы, но в понимании той части американской элиты, которая сделала на него ставку и привела его к власти.

Напомню, что концепция Трампа (явно не Трампом изобретённая) состояла в перемирии на приемлемых условиях (даже ценой частичных уступок) с Россией, ради того, чтобы сосредоточить силы на китайском и иранском направлениях.

Китай посягает на традиционную американскую вотчину – Юго-Восточную Азию. Американцы, привыкшие считать Тихий океан своим озером, внезапно увидели прорывающийся на оперативный простор китайский флот и строящиеся в ключевом районе Южно-Китайского моря (позволяющего контролировать выходы в Тихий и Индийский океаны), через который проходит треть мировых морских торговых перевозок, китайские военно-морские и военно-воздушные базы.

Если Китай сможет укрепиться в этом регионе, Америка потеряет единоличный контроль над морскими путями. Более того, прямой путь из Тихого океана в Индийский американский торговый и военный флот сможет использовать только до тех пор, пока разрешает Китай. Так же, как Панамским каналом все пользуются лишь пока США это разрешают.

Но Китай пытается оседлать торговые пути не просто так. Он уже давно стал мировой фабрикой и теперь желает доставлять свою продукцию потенциальным клиентам и получать нужные ему товары напрямую и не зависеть от американской доброй воли. Но если Китай получит не требующий американской санкции доступ на любые рынки сбыта, то его привязка к американскому рынку исчезнет, а США потеряют рычаги влияния на Пекин. Сегодня США и Китай могут взаимно обвалить финансовую и экономическую системы друг друга. Гарантированное взаимное финансово-экономическое уничтожение связывает руки не хуже гарантированного взаимного ядерного уничтожения. Если Китай отвяжется от американского рынка, США окажутся в уязвимой позиции.

Сходство Римской Империи и США

В свою очередь, Тегеран активно и успешно оспаривает на Ближнем Востоке саудовское доминирования. Для Вашингтона это не было бы проблемой, если бы Ираном до сих пор правил дружественный ему шах. Но отношения с режимом, установившимся после исламской революции у США не сложились и теперь уже не сложатся.

Иранское доминирование в Ираке и части Сирии, к которым добавляются Катар (отвергший уже два саудовских ультиматума) и Йемен (где проваливается саудовская интервенция), означает потерю Вашингтоном контроля над районами добычи и путями транспортировки большей части поставляемых на Запад (в США и ЕС) энергоносителей. Победа Ирана над саудовцами для США страшнее любых побед России в Сирии. Даже если вся Сирия будет подконтрольна Асаду и в ней будет развёрнуто хоть даже десять российских военных баз, это только уменьшит влияние США на Ближнем Востоке (Вашингтон будет вынужден поделиться им с Кремлём). Если же Иран добьёт Саудовскую Аравию и станет новым ближневосточным гегемоном – центром притяжения исламского мира (а как показывает пример Кувейта, суннитские династии очень даже неплохо могут взаимодействовать с шиитским Ираном, пусть и с турецкой подстраховкой), то престиж США в регионе окажется нулевым. Поделиться влиянием в регионе с Россией и проиграть Ирану – не одно и то же.

Своими успехами Иран и Китай не в последнюю очередь обязаны благожелательной позиции России. Москва обеспечивает прочный надёжный тыл и оказывает военно-техническую, политическую и дипломатическую поддержку. Не случайно и Пекин, и Тегеран выступали с инициативой заключения с Россией обязывающего военно-политического соглашения (оформления военного блока). Юридическое обязательство России выступить на их стороне в случае военного конфликта с США полностью обезопасило бы китайцев и иранцев и заставило бы США вернуться к концепции концентрации всех сил против России. Тогда ключ от победы в борьбе Вашингтона за мировую гегемонию безальтернативно был бы в Москве. Именно поэтому Россия и уклонилась от столь «заманчивых» предложений, предпочитая фактический союз юридически оформленному.

Надежда Трампа, его выигрыш, который будет воспринят в качестве такового поддерживающими его элитами, заключается в том, чтобы убедить Москву занять полностью нейтральную позицию в американо-китайском и американо-иранском конфликтах. Тогда США получат надежду раздавить по очереди Иран и Китай, а уж затем вернуться к российскому вопросу. За это Вашингтон и готов отдать Украину и половину Сирии. Поскольку для России такая сделка явно проигрышна, в США опасаются, что Россия не примет «подарок» и, на всякий случай грозят усилением конфронтации на важных для Москвы украинской и сирийской площадках.

США разрушается по образцу Рима

Мы понимаем, что Трамп не сможет одновременно поддерживать обамовский уровень конфронтации с Россией и решать иранскую и китайскую проблемы. Так что страшилки в данном случае не играют. Но мы понимаем и то, что вернувшийся ни с чем в США Трамп будет дополнительно ослаблен (он не решит проблемы той части элиты, которая его поддержала, а клинтоновские глобалисты и так мечтают о его досрочной отставке). Между тем расклад сил в конгрессе таков, что слабый Трамп, подчинённый диктату парламента, может оказаться хуже Обамы и Клинтон вместе взятых.

Таким образом, проблема переговоров на полях двадцатки заключается в том, что России необходимо не только не уступить американским требованиям, но и сделать Трампу предложения, которые могли бы позволить ему сохранить свои позиции в американской политике и при этом не подорвали бы российско-китайско-иранское сотрудничество.

Именно поэтому Владимир Путин и Си Цзиньпин сводили часы накануне старта гамбургской конференции G-20. Российско-китайское предложение должно быть компромиссным (оставлять Трампу пространство для внутриполитического манёвра), совместным (чтобы лишить США иллюзии возможности внести раскол между Россией и Китаем). Ну а российско-китайский (или даже российско-китайско-иранский) военно-политический союз является той дубинкой, которая висит за спиной переговорщиков и стимулирует американцев к конструктивизму. В конце концов, он конечно не очень выгоден России сейчас, но в ситуации возвращения США к политике жёсткой конфронтации Москве будет нечего терять, равно как и Пекину с Тегераном.

Для Вашингтона оформление такого союза будет означать полный политический провал. Это зафиксирует раздел мира на два противостоящих военных блока, вооружённые силы которых уже неформально противоборствуют на третьих площадках и в любой момент могут столкнуться напрямую. США придётся выбирать между разделом мира (что убьёт американскую экономику, но и Москве, Пекину и Тегерану нанесёт очень серьёзный ущерб) и ядерным Армагеддоном, в котором не может быть победителей.

В целом ставки этой встречи, которая анонсирована в качестве «простого знакомства» крайне высоки и психологическое напряжение участников огромно.

Путь зла

Да, в общем-то, ничего особенного. Все что могло произойти, уже случилось. Вернее, к летнему узлу солнечного цикла так ничего и не случилось, что могло бы повернуть вспять распад глобального Однополярья. Хотя попытки мобилизовать остатки сил глобалистов были. Так что неформальные решения серии майских саммитов о «табачке врозь» между США и ЕС при поддержке этой линии Кремлем осталось лишь символически закрепить на Большой Двадцатке.

Попытки ястребов восстановить прежнюю иерархию во главе с США были подавлены, прежде всего, в самих США. Уж не знаю, как британские спецы наловчились затачивать остатки мозгов у своих «брейвиков», однако сторонник Сандерса, стрелявший в трамповского «кнута» фракции республиканцев, целился не только в ослабленные рычаги Белого Дома, но прежде всего – в репутацию съехавших с катушек «демократов». Что было также подтверждено истерических объемов усилиями и затратами на проигрышные довыборы в конгресс. Завершением внутриполитической операции стало ехидное заявление Трампа о том, что он блефовал, когда заставил экс-директора ФБР Коми поверить в наличие записи их разговора в Овальном офисе и спасовать. Так что импичмента не будет.

Теперь на внутриполитическом фронте США основным процессом стала зачистка аппарата Госдепа, который исторически с незапамятных времен был средоточием британских агентов влияния и просто агентов. Именно чиновники Госдепа, передающие по наследству связи, знания и умения, всегда рулили внешней политикой, а не министры, послы или даже сенаторы. Похоже, именно сегодня американские националисты во главе с Трампом, опираясь на Пентагон и милитаристское лобби, имеют шанс революционно прервать эту двухвековую традицию. Так что ястребы, увлеченные распилом добавок к оборонному бюджету и новых саудовских оборонных заказов, не очень-то и огорчились провалу очередной дежурной попытки эскалации в Сирии. Причем команда Трампа сама предупредила всех о подготовке «химической» провокации, чтобы ее сорвать.

Так же не очень-то сильно в Белом доме огорчились провалу наступления своих наемников во главе с рейнджерами из Иордании вдоль границы Сирии с Ираком. И не особо переживают по поводу провала саудовского ультиматума Катару. Не удалось восстановить на Ближнем Востоке прежнюю иерархию – проекцию однополярной иерархии США над Британией, ну и да ладно. Все равно позиции британских союзников-соперников временно ослаблены и здесь тоже, не говоря уже о подвешенном парламенте в самом Лондоне. Кстати, визит Трампа в Варшаву с поддержкой инициативы Троеморья также направлен на ослабление позиций и Берлина, и Лондона в Европе.

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

Дальневосточный фейерверк, организованный теневыми союзниками американских ястребов из КНДР, также не произвел должного впечатления на публику. Скорее, он ослабил пролондонское шанхайское крыло в руководстве КНР и подтолкнул тамошнего не то пока еще «андропова», не то уже «черненко» Си Цзинпина в объятия Путина – причем не по экономическим, а по военно-политическим резонам. Что означает позицию сверху для Москвы. Конечно, китайцам хотелось бы, пользуясь экономическими трудностями соседа, получить стратегические уступки в энергетике и прочей торговле. Однако вместо этого «господин Си Цзинпин» получил красивый орден, вручаемый обычно самым заслуженным пенсионерам.

Если учесть, что за буквально накануне Путин подчеркнуто называл вьетнамского президента «товарищ Чан Дай Куанг», и подписано было больше конкретных экономических соглашений, то контраст между словом и делом на китайском направлении будет более очевиден. Похоже, диалог с Пекином был демонстративно подвешен перед встречей Путина с Трампом, и далее все еще возможны варианты – и в сторону военно-политического блока (что было бы в пользу Китая против США), и в сторону сугубо прагматичных экономических связей при растущем политическом влиянии России (при продолжении давления США на Китай).

Сама по себе встреча Трампа и Путина ничего не решает. Точнее, ничего не решает их разговор, а весь политический, символический смысл состоит в самом факте встречи. Разумеется, у Путина и Трампа есть каналы связи для согласования политики, и это не только Киссинджер, которому можно доверить лишь часть вопросов по Сирии, чтобы успокоить тем самым еврейскую общественность в США и Израиле. Так же понятно, что даже если бы Путин и Трамп говорили в Гамбурге лишь о погоде, это не избавит Трампа от нападок и подозрений. Все, что нужно для русофобской пропаганды, западные СМИ высосут из пальца сами. Соответственно, сам факт встречи с Путным становится для Трампа и его команды подтверждением дееспособности, готовности идти наперекор глобалистам. А иначе никакого смысла в согласованных закулисных шагах и разделе сфер влияния не было бы.

Кстати, один из таких пунктов предварительных договоренностей был обозначен Трампом в Варшаве, куда на встречу антигерманского альянса Восточной Европы не был приглашен Порошенко. Киев подвешивается американцами отдельно от Восточной Европы и остается в их влиянии как предмет дальнейшего торга с Россией. Впрочем, этот геополитический лот сегодня уже сильно потерял в весе, так что не может уравновесить подвешенные отношения России с Китаем. Придется Вашингтону сдавать по ходу еще что-то более ценное на Ближнем Востоке. С другой стороны, нам и самим не нужен военно-политический блок с Китаем, таскать каштаны ради нового экономического гегемона. Впрочем, и для трамповских США закулисный сговор с Россией тоже важен как противовес политике главных конкурентов из Берлина и Лондона. Для самой же России поддержка обессилевшего гегемона – выгоднее, чем ситуация быстрого усиления ЕС, Лондона и Китая за счет распада сферы влияния США. Лучше сделать этот распад долгим, управляемым и перехватывать инициативу самим, как это было сделано в Сирии.

1

Немного о настроениях в США и Британии
в статьях:
Национальный характер англосаксов
а также
Фашизм в США сегодня

Такое удержание баланса всех прочих сил в свою пользу становится сегодня главным методом политики для великодержавных национал-глобалистов, как Трамп, Путин, Си, а также берущих с них пример лидеров региональных держав – Эрдогана, Макрона, Сиси. Все прочие силы на глобальном уровне – это глобалисты-«пираты» и альтерглобалисты-«менялы»: произраильские и пролондонские, соответственно. Пока доллар еще в цене, первым выгоден дефляционный сценарий, вторым – инфляционный. Все три глобальных силы представлены внутри каждой крупной державы и имеют влияние за счет связей со своей глобальной сетью союзников.

Если описывать нынешнюю фазу глобальной политики в самом общем виде, то после провала глобалистов на выборах в США и закрепления этого результата, национал-глобалисты во главе с Трампом и Путиным перешли к выравниванию баланса, опоре на деморализованные и лишенные лидеров остатки «партии войны», чтобы не дать усилиться и ослабить альтерглобалистов. Для этого в финансовой политике продолжается дефляционная волна, инициированная глобалистами из ФРС перед выборами в США. После показательной порки и ослабления «менял», скорее всего – к концу года, качели пойдут в обратную сторону. Ставка ФРС будет заморожена, и начнется умеренная инфляционная накачка экономики – но под жестким прессом финконтроля, чтобы не допустить перекачки денег из реальной экономики в спекулятивные игры «менял». Конечно, что-то им перепадет, но не столько, чтобы усилить их политические позиции.

Ровно в этой же глобальной логике финансово-политических качелей развивается и внутрироссийская ситуация. Отсюда все эти всхлипы воспрявших сторонников инфляционной накачки типа Глазьева, противовесом которым вдруг стал воде как отыгранный Кудрин. Это как раз и есть внутриполитическая проекция глобальной опоры на проигравших «пиратов» против усилившихся «менял».

Конечно, тема финансовой политики безразмерна, и в ней можно увязнуть, особенно, если оценивать ее с позиций бизнеса или даже с позиций социальных. Действительно, почему бы Центробанку не напечатать срочно хотя бы пару триллионов рублей, а лучше пару десятков? Тогда и бизнесу резко полегчает, и денег для бюджетников и пенсий найдется. А если такая нехорошая власть денег не дает, наоборот, денежную базу зажимает, как и ФРС – тогда нужно придумать какую-нибудь больную консприологию, что вот, мол, продали на 50 лет вперед всю нефть мировой закулисе, а теперь экономят на народе.

Вопрос только в том, что никакой конспирологии в таких вопросах не бывает и не может быть. Нет таких надежных средств, чтобы хранить секреты от друзей и партнеров по глобальным разборкам. Вопрос о власти, тем более в глобальном масштабе, всегда решается открыто! Но никто во власти – ни лидеры, ни претенденты, ни аутсайдеры не заинтересованы открыто объяснять свои проблемы, риски и тем более вероятные ходы и их значение нам, простым смертным – и даже политикам уровнем ниже. Наоборот, предпочитают напустить дымовых завес, в том числе в виде различной конспирологии. Благо сочинителям даже платить не надо, знай себе распространяй сочинения.

США армия

В полном размере:
Базы США в мире
Больше в статье:
Геополитика США
Также в статье:
Сделать Америку опять великой

Но если смотреть не на палец, а на облачное небо, то даже в небольших разрывах между грозовыми тучами можно по инверсионным следам разобрать направления движения. Нужно только смотреть на глобальную картину в целом, а не искать ответ там, «где светлее», удобнее наблюдать с привычной позиции. Относительно очень важной темы зажимания российской властью денежной базы есть два вполне обоснованных ответа. Оба продиктованы борьбой за удержание своих и ослабление чужих позиций во власти. Первый ответ – это солидарность национал-глобалистов, Трампа и Путина, а равно их текущей опоры в лице побежденных глобалистов. Путин в процессе закрепления победы своего теневого союзника Трампа не может и не должен действовать на пользу самых сильных пролондонских конкурентов – инфляционистов.

Второй ответ – есть по сути проекция первого ответа на внутриполитическую ситуацию. Если сейчас, до завершения полного демонтажа Однополярья, открыть кубышку и начать накачивать финансово-торговую сеть свеженапечатанными рублями, то это усилит именно пролондонское компрадорское крыло рассеянской элиты. Все эти банки, торговые сети, девелоперские компании, владельцы которых живут в Лондоне или на Лазурном берегу. А между тем – это на данный момент самые сильные и потенциально опасные даже не конкуренты, а враги Путина и его национал-глобалистского крыла элиты. Как был для них Ходор примером и политическим лидером, так и остается. Вы всерьез предлагаете Путину, его силовикам и «госолигархам» своими руками перед самыми президентскими выборами усилить антисистемные компрадорские силы в стране?) Ну так просто не бывает в жизни, а тем более – в политике.

Здесь есть еще один аргумент в пользу такого временного, до нужной поры зажимания финансово-торговой мафии, назвать ее в полной мере бизнесом пока нельзя. Я об этом уже много раз писал в эти два-три года. Речь идет о том, что одними уговорами и даже приговорами невозможно перевоспитать или заставить компрадоров играть по другим, национально ориентированным правилам. Система воспроизводится независимо от того, кто конкретно владеет торговыми сетями и банками, а кто выпадает из владельцев.

Есть только один путь для «культурной революции» в среде крупного и среднего бизнеса – это жесткая финансовая и торговая политика, заставляющая те же торговые сети искать поставщиков внутри страны, а не служить каналом экспансии западных товаров. И чтобы весь торговый бизнес, что крупный, что мелкий работал от оборотов, а не от наценок, тоже нужно довести до определенной логической завершенности волну умеренного дефляционного шока. И только после такой переориентации можно приступать к прямому поощрению хотя бы отчасти «национализированных элит», но опять же при строгом надзоре финконтроля над банками и прочими финансовыми посредниками, чтобы все напечатанные деньги не ушли в спекуляции. Хотя бы для этого лучше, если политика всех стран Большой Двадцатки была скоординированной против спекулянтов. Шанс на это сейчас есть в силу больших проблем у всех крупных держав, наевшихся глобализма.

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Также понятно, что в ходе одной-двух смены мини-циклов изменить компрадорскую сущность нынешней чиновной и бизнес-элиты не получится. Как не получится быстро создать надежную и при этом не удушающую экономику систему финконтроля. Поэтому такого рода «качели» от дефляции к инфляции и обратно будут повторяться вновь и вновь, пока необходимый эффект восстановления национальных экономик и создания самодостаточных глобальных регионов не будет достигнут.

Осталось добавить, что путинский лозунг развития «цифровой экономики» означает, прежде всего, ускоренное создание ИТ-инфраструктуры финконтроля над финансово-торговыми и транзитными сетями. Все остальное – это пока вопрос десятилетий, а без цифрового финконтроля защитить свой рынок от спекулятивных атак и контрабанды действительно не получится. И создание первой версии такой «цифровой экономики» идет сейчас полным ходом. Поэтому и дальнейшее обсуждение политики, не только российской, будет одновременно обсуждением путей развития «цифровой экономики».

Разумеется, вышесказанное во многом повторяет тезисы предыдущей аналитической записки. Однако, саммит Двадцатки вызывает естественный интерес и какие-то ожидания, даже тревоги у читателей. Поэтому повторить было не лишним, как и перейти, наконец, к обсуждению внутрироссийских проблем. Этот разворот к внутренней политики был уже заметен во время июньской прямой линии Путина. Теперь, после закрепления нового временного (подвешенного) статус-кво на саммите внешняя политика надолго уйдет из фокуса внимания. Всем глобальным игрокам будет не до взаимных драк, нужно успеть подготовиться к смене режима глобализации в начале 2018 года.

(В скобках продолжу ранее начатую параллель между демонтажом Однополярья и демонтажом союзного центра в конце 1991 года. Аналогом нынешнего саммита Двадцатки является, похоже, ратификация Беловежских соглашений 12 декабря 1991. Затем в процессе демонтажа идет некоторое затишье, необходимость для всех субъектов приспособиться к новым политическим реалиям. Следующим важным событием в последний месяц Союза будет создание объединенного Министерства внутренних дел и безопасности по указу президента России. Аналогом этого события в глобальном демонтаже может быть осенью этого года неожиданное усиление миротворческой роли Турции на Ближнем Востоке, поддержанное Россией и с ее подачи тюркскими республиками Центральной Азии.)

http://oohoo.livejournal.com/214492.html

http://alternatio.org/articles/articles/item/52164-nash-otvet-trampu

Опубликовано 11 Июл 2017 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.