В журнале “Democracy” вышла статья о давлении на неправительственные организации во многих странах мира – как в авторитарных РФ, Египте, Китае, так и в демократических Индии, Турции, Израиле (на мой вкус, в свете июльско-августовских массовых арестов, Турцию было бы правильнее включать в первую, а не вторую группу).

Автор статьи рассуждает о важности неправительственных организаций для сохранения или развития гражданского общества, о порочных практиках Кремля или китайских коммунистов, о том, что и про-российские, и про-китайские организации создаются по всему миру за счет. Однако остается по сути обойденным вопрос, чем спонсирование Кремлем французского Национального Фронта принципиально хуже, чем спонсирование Национальным Демократическим и Национальным Республиканским институтами (контролируемых соответственными американскими партиями) светских партий в Египте?

Кроме оценочного суждения о “плохости” одних и “хорошести” других, сказать по сути нечего. Но если отойти от банальности – мол, нельзя запрещать одним людям помогать другим, – то мы окажемся один на один с проблемой: может ли “сваха” (в отношении мировоззрения, неких идей, а не жениха или невесты) своей навязчивостью переступить черту, стать не-этичной?

Теперь позволю себе сменить тему. Временно, разумеется. В относительно либертарианском по духу интервью на “Радио Свобода” Чичваркин упоминает симпатичную ему лично идею образовательного ценза для получения прав голосовать и быть избранным, а также владеть огнестрельным оружием. Как представляется бывшему владельцу “Евросети”, средний человек должен будет потратить примерно два года на подготовку к подобному экзамену.

В остальном всё, как полагается: за легализацию наркотиков, против халявы социализма, за личную свободу, включая право носить буркини (купальный костюм для особо ревностных мусульманок, хотя лицо в нем все же остается открытым, тогда как давшая ему часть названия “бурка”, т.е. паранджа, закрывает и лицо).

И нет оснований считать, что Чичваркин такой уж оригинал: сходные идеи постоянно циркулируют в левых кругах (хотя Чичваркин совсем не левый), например, пару дней назад в левом английском издании предлагали слушать в вопросах Brexit’а только экономистов, которые еще не имеют никакой внятной информации, но по мнению автора статьи согласятся с его (автора) точкой зрения.

К слову сказать, правые принципиально отличаются от левых в данном вопросе и скорее согласятся с высказыванием Уильяма Бакли, что предпочтительнее жить в обществе, коим управляют 2000 случайных людей из телефонной книги Бостона, чем управляемым 2000 преподавателей Гарварда (расположенного в городской агломерации Бостона).

Итак, к чему это всё? Есть относительно не новый анекдот про сферического коня в вакууме. На мой взгляд все упомянутые предложения объединяет сходство с моделью из анекдота.

Начнем с неправительственных организаций. Идея помощи западными деньгами через НПО не-западным странам для продвижения желательной спонсорам политики противоречит основным принципам демократии. Точно также как движение сферы в вакууме имеет весьма косвенное отношение к движению настоящего коня во время скачек.

Почему, – спросит читатель, – коли деньги пойдут на распространение идей демократии?

Потому что демократия определяется существованием заинтересованных в ней граждан, готовых принимать решения и нести за них ответственность. Рассказами об успехах демократии в других странах нельзя изменить культуру, которая лишена принципов личной ответственности и личной предприимчивости. Можно раздуть жажду халявы, но ничего сверх.

Одно важное следствие, вытекающее из личной ответственности, – честность коммуникации между гражданами: отвечать за действия должен тот, кто действия совершал, а не другой человек, потому следует доносить правдивую информацию о действиях НПО, включая список наиболее значимых спонсоров.

Когда левые НПО в Израиле спонсируются арабскими правительствами и мусульманскими фондами, откровенно враждебными Израилю, или западными анти-израильскими структурами, но эта деятельность выдается за честную деятельность граждан Израиля, мы имеем откровенный пример профанации демократии, т.к. действующие лица не берут на себя ответственность, но выдают себя за других.

В период перед Второй Мировой множество про-нацистских организаций в англоязычном мире получали деньги от нацистов, а вплоть до 1991 года значительный процент левых организаций Запада получал деньги от советских коммунистов. Никакого отношения к продвижению демократии это не имело. Граждане стран, где велась эта подрывная деятельность, имели возможность выразить свою позицию на основании правдивой информации, а не подкупаться нацистскими или коммунистическими деньгами, вернее, вестись на пропаганду, купленную за эти грязные деньги.

Означает ли это, что деятельность западных фондов в недемократических странах не нужна? По сути да. Если большинство граждан некоей страны не хотят личной ответственности за собственную жизнь, за собственные успехи и провалы, т.к. ничего подобного в местной культуре нет, то никакие деньги ничего принципиально не изменят.

Если мы посмотрим на культуру ислама, то обнаружим, что в лучшем случае страна, принадлежащая к этой культуре, может иметь в большей или меньшей степени манипулируемые выборы, но граждан в этой стране не будет, т.к. верховенство всегда остается за словами Аллаха (и верховного правителя – премьер-министра, султана или аятолы), согласно тем или другим источникам, есть подданные, но не свободные граждане (отмечу, что других – несвободных, – граждан по определению быть не может, тот, кто не свободен – не гражданин, а подданный правителя/клики/партийной диктатуры). Турция имела подобие демократии до тех пор, пока верховенство было у светской культуры, но как только исламская партия добралась до власти, демократия постепенно сменилась охлократией на улицах и пока не особо жесткой диктатурой в кабинетах власти.

Безусловно, те, кто получают деньги за якобы распространение демократических идей по миру, или думают, что этим распространением делают хорошее дело, не изменят свою точку зрения. Тем не менее к эффективности их деятельности или осмысленности, их желание чувствовать себя хорошими отношения не имеет. Равно к этичности.

Теперь об образовательном цензе. У Чичваркина предполагается, что этот ценз будет также давать право на владение оружием. Предположим, что так и сделали, в результате, кто будет служить в полиции и армии – там по определению большинство не самые толковые, им оружие будет даваться? Или если не-гражданин в полиции, то ему можно дать оружие, а вот для защиты дома нет? И как быть с теми не самыми толковыми людьми, которые нуждаются в оружии для защиты от преступников, им нельзя продавать оружие, т.к. они не могут прочесть и запомнить три разных учебника истории, как предлагает Чичваркин?

При этом никакой проблемы в том, что эти не особо умные люди платят налоги для Чичваркина нет, как нет ее и в том, что сдавший экзамен может никакой пользы обществу не приносить, даже не платить налоги.

Такой подход опять же лишает демократию смысла, т.к. нарушается принцип ответственности: право голоса получает не тот, кто платит за решения властей, а тот, кто сдал экзамен, но, возможно, не внес в бюджет ни копейки и не пострадает, если принятое за счет его голоса решение будет иметь негативные последствия для людей.

Аналогично с необходимостью слушаться экономистов. Прислушиваться следует к мнениям всех, кто несет ответственность за решение и его последствия. Я очень сильно сомневаюсь, что позитивные или негативные решения Brexit’a будут оплачиваться только английскими экономистами, сомневаюсь, что их вклад будет сколь-нибудь заметным или на порядки большим, чем вклад журналистов. Если основная масса налогоплательщиков решает сделать глупость и согласны нести за это ответственность, то в следовании принятому решению и состоит демократия. Или в следовании мудрому решению, несмотря на несогласие части или даже большинства экономистов.

Как и все эксперты, экономисты, особенно любящие мелькать на телеэкранах или писать статьи в газеты, ошибаются. Да и почему бы не ошибиться, если за ошибку платить не надо? Никого за глупый или напрочь ошибочный прогноз с работы не сняли, то есть никакого риска для экономистов нет. Для людей же занятых в производстве или сфере обслуживания последствия неверного решения могут быть куда более неприятными, если фирма, где они работают – в соответствии с мрачными и якобы основанными на точном знании прогнозами, – закроется, и найти другое место не получится.

Когда-то Фарид Захария писал о нелиберальных демократиях, он указывал о повышенном риске для демократии вернуться обратно в авторитарное состояние, если доход на душу населения ниже определенного (для желающих есть статья экономиста из Принстона на эту тему). На мой взгляд дело в большей степени в культуре: если культура положительно оценивает предпринимательство и частную собственность, то шансы на установление демократии высокие.

Но одновременно это означает более высокий душевой ВНП ( То есть дело не в том, с какой суммы в долларах на душу населения мы начали, а то, как люди относятся к труду, к ответственности за собственные поступки, равно и за собственное бездействие. Чем больше полагаются люди на внешние силы, – хоть правительство, хоть бога, – тем меньше шансов преуспеть в построении демократического общества в данной стране, среди носителей данной культуры. И давать им деньги через неправительственные организации ничуть не эффективнее, чем писать письма деду Морозу.

Демократия начинается с людей. И заканчивается на людях же. Не на институтах, а на людях. Поскольку именно люди являются носителями культуры и совершают все действия. Загонять людей в демократию – всё равно, с помощью кнута или пряника, – бесполезно. Как и пытаться создать демократию, основанную не на личной ответственности или подменяющую личную ответственность образовательным, интеллектуальным, идеологическим и прочими цензами, не зависящими от действий человека.

Тем не менее не переводятся желающие построить сферическую модель в вакууме, вместо чего-то, достаточно эффективно работающего в реальном мире.

Про сферическую демократию в вакууме