Вред добычи сланцевого газа для экологии

Старая статья про вред добычи сланцевого газа для экологии. Проблема, однако, в том, что сегодня свои экономические сложности США стремятся навязать всему миру, обязанному, по их мнению, оплачивать их эксперименты. Притом, что эксперименты эти заинтересованные круги и не намерены прекращать.

Два года назад Барак Обама заявлял, что благодаря внедрению новых технологий, Америка будет обеспечена дешевым газом на ближайшие 100 лет (24 трлн.куб.м.). Но уже сегодня видно, что американская "сланцевая революция" не приносит обещанных результатов, а лишь уверенно ведет всю страну к экономической нестабильности и чудовищному загрязнению.

А как все красиво начиналось! В прошлогоднем послании конгрессу Барак Обама заявил, что благодаря сланцевой революции Америка обеспечена собственным природным газом на 100 лет. Однако сейчас грандиозный пузырь сланцевого надувательства грозит лопнуть подобно мыльному.

Сланцевый газ

Диаграмма залегания газа разного типа: угольного метана, обычного, попутного газа, метана из жесткого песка, сланцевого газа

Волонтеры североамериканского офиса Стрингерского Бюро Международных Расследований проехали по нескольким штатам США и своими глазами увидели, как районы добычи сланцевого газа превращаются в очаги экологической катастрофы.

Теория большого гидроразрыва

Пенсильвания, Луизина и Техас - сегодня эти три названия олицетворяют в США экологическую катастрофу, ставшую следствием жадности корпораций и беспринципности правительства. В этих штатах сосредоточены крупнейшие разрабатываемые месторождения сланцевого газа, превращающие бескрайние фермерские угодья в зловонную отравленную пустыню. Закачанные в скважины химикаты вместе с добываемым газом попадают в водоносные пласты и делают воду непригодной для использования.

Для добычи сланцевого газа используется технология гидроразрыва: в скважину под давлением закачиваются до 20 миллионов литров разрывающей жидкости, которая образует трещины в сланцевой породе. Состав жидкости - коммерческая тайна.

В распоряжение экологических организаций попал документ, в котором подробно расписан состав жидкости для гидроразрыва. Туда входит более 90 разнообразных химических веществ. При этом экологи подсчитали, что подобные буровые растворы могут содержать до 596 наименований химикатов: ингибиторы коррозии, загустители, кислоты, биоциды, ингибиторы для контроля сланца, гелеобразователи.

Сланцевый газ ресурсы

Назначение некоторых химикатов вызывает настоящую оторопь: соляная кислота помогает растворять минералы; этиленгликоль борется с появлением отложений на стенках труб; легкие фракции нефти используются для минимизации трения; изопропиловый спирт используется для увеличения вязкости жидкости; глютаральдегид борется с коррозией; гуаровая камедь увеличивает вязкость раствора; пероксодисульфат аммония препятствует распаду гуаровой камеди; борная кислота поддерживает вязкость жидкости при высоких температурах; формамид препятствует коррозии; лимонная кислота используется для предотвращения осаждения металла; хлорид калия препятствует прохождению химических реакций между грунтом и жидкостью; карбонат натрия или калия используется для поддержания баланса кислот...

А теперь главное: количество просачивающейся в породу ядовитой жидкости может превышать 70% от закачанного объема…

Невеселящий газ

«Наша жизнь превратилась в кошмар, - рассказывает Шейла Раселл из Брэдфорд Каунти в Пенсильвании. - Моя семья поселилась в этих местах в 1797 году - в последний год президентства Джорджа Вашингтона. Но после того, как здесь начали добывать сланцевый газ, вся вода в округе превратилась в яд».

Экспертиза показала, что из-за утечки газа из неисправных скважин в подземных водах значительно превышен уровень метана и тяжелых металлов. Использовать такую воду для личных и фермерских нужд нельзя.

Вскоре после начала добычи вся семья живущей неподалеку Кэрол Френч покрылась ужасающей сыпью. Хуже всего пришлось 24-летней дочери, у которой врачи обнаружили патологию в печени и селезенке. Состояние девушки стало улучшаться только после того, как ее отправили подальше из зараженного штата. «Жить здесь теперь невозможно, - говорит Кэрол. - Придется продать ферму, которая и так уже потеряла 90% своей стоимости».

«Нам известны сотни случаев отравления водой, - подтверждает Айрис Мари Блум, директор расположенного в Филадельфии фонда «Защитим нашу воду». - Мы знаем и о том, что пострадавшим угрожают - требуют, чтобы они молчали. Газодобывающие компании рекламирует сланцевый газ как чистое топливо, но на каждом этапе его добычи происходит загрязнение окружающей среды».

Ферма, принадлежащая семье Халлович, тоже оказалась в зоне добычи сланцевого газа. Долгое время фермеры пытались бороться с занимающейся здесь разработками компанией Range Resources, так как из-за загрязнения воды и воздуха их дети стали постоянно болеть. В результате компания предложила им компенсацию в размере 750 тысяч долларов для покрытия расходов на переселение с загрязненного участка, однако взамен Халловичи должны были дать обязательство не разглашать любую информацию, касающуюся последствий добычи газа.

США ресурсы сланцевый газ

В той же Пенсильвании в 2012 году был принят закон, согласно которому компании обязаны сообщать медикам, какие химикаты входят в состав жидкостей, применяемых при добыче сланцевого газа. Однако доктора не имеют права разглашать эту информацию даже пациентам, чьи заболевания могут быть вызваны химикатами.

Ужасающее экологическое состояние территорий вокруг месторождений подтверждает и профессор Роберт Джексон из Университета Дьюка. Летом этого года ученые проанализировали 141 образец питьевой воды из частных колодцев на северо-востоке Пенсильвании вблизи зон добычи сланцевого газа. «Результаты шокируют - концентрация метана превышена в среднем в 6 раз, а этана - в 23 раза! Это вызвано техническими ошибками при проектировании и строительстве скважин», - резюмирует Джексон.

Неудивительно, что в окрестных фермерских хозяйствах появилась новая забава - поджигать воду, текущую из крана. А тот, кто пытается пробурить скважину для питьевой воды, рискует нарваться на метан, ищущий после гидроразрыва выход на поверхность. Это и произошло с фермером в Пенсильвании, который решил заняться гидроработами на собственном участке. Фонтан метана бил три дня, по подсчетам специалистов, в атмосферу ушло 84 тысячи кубометров газа.

Более того, согласно докладу Центра изучения Земли Колумбийского университета технология гидравлического разрыва пластов может провоцировать… землетрясения. Исследование проводилось в штате Огайо на одном из мест добычи. За время наблюдений с января 2011-го по февраль 2012-го было зафиксировано 109 толчков, сила самого крупного из которых составила 3,9 балла. Так что в довершение всех бед те, кому повезло жить в районе добычи сланцевого газа, рискуют в прямом смысле провалиться сквозь землю.

Есть ложь и есть статистика

Так почему же Барак Обама так равнодушно взирает на протесты экологов и ученых? Почему, несмотря на трагедии тысяч граждан, чьи дома оказались в районах добычи сланцевого газа, по-прежнему обещает наступление сланцевого рая? Ответ традиционный - политика.

Еще с нефтяного кризиса 70-х годов в американцах остались панический страх перед зависимостью от импорта углеводородов и постоянное ожидание резкого взлета цен на энергоносители. Неудивительно, что концепция энергетической безопасности страны стала любимым коньком всех президентов, начиная с Ричарда Никсона. А теперь вспомните, в какой момент Обама сделал судьбоносное заявление о ста годах газового рая? Правильно, во время своей второй президентской гонки. Грех было не использовать козырной туз, который сам идет тебе в руки, а дальше - хоть трава не расти (и в данном случае не в переносном смысле).

Сланцевый газ

Структурная схема добычи на месторождениях с мультиотводами

В результате в США и во всем мире развернута грандиозная PR-кампания, что благодаря добыче сланцевого газа Америка претендует на роль лидера в энергетической отрасли. Американские компании, добывающие сланцевый газ, ставятся на один уровень с традиционными газовыми лидерами, такими как российский Газпром и норвежская Statoil.

Как о свершившемся факте говорится, что экономика США перестала быть зависимой от поставок нефти из политически нестабильных стран Ближнего Востока и Африки. Знаменитый американский эксперт Дэниел Ергин из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете на слушаниях в конгрессе объявил о геополитическом влиянии сланцев:

«Расширение экспорта энергоносителей еще больше увеличит мировое влияние США... Объем добычи сланцевого газа, десятилетие назад составлявший всего 2% от общей добычи в стране, вырос до 37%, а цены значительно снизились».

В докладе «Энергетический прогноз до 2030 года» ему вторит и генеральный директор BP Боб Дадли:

«Рост добычи сланцевых нефти и газа наряду с развитием альтернативных источников энергии сделает страны западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики».

Однако стоит копнуть чуть глубже этих бравурных заявлений, и вскрывается чудовищная ложь, основанная на циничных манипуляциях статистикой. Ведущий американский специалист по оценке сланцевых месторождений Артур Берман считает, что произошло преднамеренное искажение данных - политики просто скрыли принципиальную разницу между тем, что в нефтегазовой отрасли принято называть ресурсами, и резервами.

Сланцевый газ

Структурная схема инфраструктуры газосланцевого месторождения на Marcellus Shale

Если говорить вкратце, в оценках американского Комитета по запасам газа существует три категории технически извлекаемых ресурсов: вероятные, возможные и спекулятивные. Обама и его советники взяли, естественно, самую большую цифру (спекулятивную), разделили на среднегодовое потребление и получили «хороший» результат - 90 - 100 лет газового рая. Вот только президент США забыл сказать о самой малости: большая часть «спекулятивных» ресурсов технически недоступна для добычи.

Иными словами, их извлечение из недр будет стоить настолько баснословно дорого, что проще топить электростанции прямо долларами. Если же брать объемы запасов, которые можно извлечь по приемлемой цене, то при нынешних объемах потребления у США будет… одиннадцать «райских» лет. А если потребление газа возрастет, этот запас будет исчерпан гораздо раньше.

Политические технологии

Еще один вопрос, неизбежно возникающий у исследователя темы: почему сланцевая революция пришлась на 2000-е годы, хотя первая коммерческая скважина в сланцевых пластах была пробурена еще в XIX веке, а технология гидроразрыва разработана компанией Halliburton в 1940-х? Наверное, в XXI веке произошел технологический прорыв? Ничуть не бывало.

Мировые ресурсы

Примерные запасы сланцевого газа в мире по прогнозам Halliburton и прогноз добычи

Технология, которая из-за катастрофических побочных эффектов полвека пролежала на полке и которую зеленые окрестили экологическим терроризмом, практически не изменилась. Зато под влиянием тогдашнего вице-президента США (а до того исполнительного директора и председателя совета директоров компании Halliburton) Дика Чейни отношение к ней изменили американские законодатели.

В 2005 году конгресс США просто-напросто вывел технологию гидроразрыва из-под надзора Агентства по охране окружающей среды и соответственно из-под действия закона о безопасности питьевой воды. Иными словами, конгрессмены, находясь в трезвом уме и твердой памяти, официально разрешили газопромышленникам закачивать под землю ядовитые химикаты без оглядки на природоохранные органы. Эта экологическая индульгенция и спровоцировала сланцевый бум.

Однако в последние пару лет об успехах в добыче нетрадиционных нефти и газа рапортуют все реже. Во-первых, схватились за голову как многочисленные организации зеленых, так и простые американцы, обнаружившие себя в центре экологической катастрофы. А во-вторых, разрекламированная на государственном уровне технология не только превращает окрестные земли в ядовитые пустоши, но и не оправдывается с экономической точки зрения.

Вас не удивляет, почему американское финансово-про­мыш­лен­ное лобби, еще в начале XX века создавшее инструменты для уменьшения объемов добычи и предотвращения снижения цен (от которого страдают сами газодобытчики), допустило падение цен на газ ниже 5 USD за тысячу кубических футов, то есть ниже себестоимости? Технология подвела.

Дело в том, что после закачки в скважину водно-химической смеси вырвавшийся из трещин породы газ нужно очень быстро выкачать, пока он не растворился в оставшихся пустотах. В течение года уровень добычи из скважины падает до 70 - 75%, так что для поддержания объемов нефтегазовым компаниям постоянно приходится бурить новые скважины и закачивать в них новые тонны химикатов, отравляющих землю и воду.

По оценке американского эксперта в области нефте- и газодобычи Дэвида Хьюза, для поддержания существующего объема производства компаниям ежегодно придется бурить по 7 тысяч скважин, что обойдется им в 42 миллиарда USD. При этом стоимость всего сланцевого газа, добытого в США за прошлый год, составила 32,5 миллиарда USD. «Так что риторика об энергетической независимости США при современном технологическом состоянии - просто чушь собачья», - комментирует Хьюз.

Мировые ресурсы

Карта 48 месторождений сланцевого газа в 38 странах, ЕIA
Красный цвет - доказанные месторождения, желтый - предполагаемые.

Газовая пирамида

После этого уже не приходится удивляться, что, начиная с лета прошлого года, производители в массовом порядке стали избавляться от своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях на 4,8 миллиарда USD, британская BG Group списала 1,3 миллиарда сланцевых капиталовложений, канадская EnCana потеряла 1,7 миллиарда USD и уведомила акционеров, что эта сумма вырастет, если цены на газ не вернутся на приемлемый уровень.

Royal Dutch Shell объявила о продаже участков в Техасе, Канзасе и Колорадо, в том числе крупнейшего месторождения «Игл Форд». Компания признала, что 192 скважины «не в состоянии выйти на запланированный объем добычи», заявила о списании 2,1 миллиарда USD и начала стратегическую переоценку инвестиций в сланцевые месторождения в США. Австралийская BHP Billiton включилась в сланцевую гонку только в 2011 году с приобретением за 15,1 миллиарда USD техасской компании Petrohawk Energy, а уже через год вынуждена была заявить об обесценивании американских сланцевых активов.

Но в самой плачевной ситуации оказался бывший локомотив сланцевой революции Chesapeake Energy из Оклахомы. Чтобы избежать банкротства, компании пришлось устроить распродажу почти на 7 миллиардов USD и одновременно вложиться в бурение новых скважин для притока средств на обслуживание кредитов на 13 миллиардов USD. То есть компания, не скрываясь, работает по классической схеме финансовой пирамиды.

Мировые ресурсы

Оценка местоположения сланцевых месторождений газа методом стратосферного анализа

Более того, с каждым днем становится все очевидней, что на этой же мошеннической схеме построена вся сланцевая революция, разрекламированная банками с Уолл-стрит и поддержанная Белым домом. Ради извлечения сиюминутной прибыли (финансовой, политической или и той и другой одновременно) американский истеблишмент на наших глазах проворачивает крупнейшую аферу столетия, которая может спровоцировать новый глобальный экономический коллапс.

Ведь если газодобывающие гиганты уже фактически признали «переоцененность» сланцевого газа и постепенно выходят из американских проектов, то финансистам с Уолл-стрит отступать некуда. С помощью многочисленных аналитиков они продолжают надувать сланцевый пузырь, вовлекая в него новые компании и страны. Так что, когда пирамида рухнет, первые останутся с прибылью, а последние - без вложенных денег и с экологической катастрофой.

«Добыча сланцевого газа распространяется по всему миру, - говорит эколог Кевин Хитли. - Сюда, в Пенсильванию, приезжают для обмена опытом из Европы, Азии и даже Южной Африки. Им рассказывают про огромные прибыли, но никогда не показывают тысячи и тысячи акров зараженных территорий с отравленными водой и воздухом. На полное восстановление этих земель потребуется 100 - 150 лет, то есть этот район потерян для нескольких поколений американцев. А кому нужен этот газ, если после его добычи жить здесь становится невозможно?»

Запасов извлекаемого сланцевого метана, кстати, оказалось не так много - хватит лишь на десять ближайших лет, а потом его добыча станет очень дорогим удовольствием. Честно сказать, она изначально не была дешевой - на данный момент стоимость затрат на добычу 1 тыс кубометров превышает $150, что в разы выше стоимости добычи такого же количества природного газа.

Сланцевый гидроразрыв - схема загрязнения

Сланцевый гидроразрыв - схема загрязнения грунта

В Китае заработал первый проект по добыче сланцевого газа, однако ряд технических особенностей не позволяет этому виду топлива стать полноценной альтернативой обычному природному газу. В беседе с корреспондентом "Голоса России" китайские и российские эксперты указывали в первую очередь на экологические риски подобных проектов и их слабую окупаемость

Планы у китайских властей серьёзные: годовой объём добычи сланцевого газа должен достигнуть 6,5 млрд. кубометров. Прогнозируемых запасов этого вида топлива хватит для удовлетворения внутренних потребностей Китая на десятилетия вперёд, утверждают оптимисты. Звучит впечатляюще. Между тем ряд экспертов сомневаются в корректности таких оценок. Когда говорят о запасах сланцевого газа, его объемы, как правило, сильно переоценивают, отметил учёный-экономист Владимир Фейгин:

"Могут называться совершенно произвольные цифры. Поскольку оценить извлекаемые запасы сланцевого газа гораздо сложнее, чем традиционных газовых месторождений. Но даже большие запасы не гарантируют экономической эффективности. Во всяком случае, в Китае добыча сланцевого газа осязаемых результатов пока не принесла. Как не преуспела в этом Польша, где запасы сланцевого газа считаются крупнейшими в Европе. Американская Exxon Mobil уже отказалась от добычи в Польше, признав скважины убыточными".

Научный сотрудник Института Госсовета КНР Сунь Юнсян также сомневается в корректности оценок:

"Сланцевый газ с трудом может конкурировать с традиционным природным газом. Да, для определенных регионов мира, он сможет сыграть небольшую вспомогательную роль. Но в глобальном масштабе он вряд ли заменит традиционный природный газ, в том числе и в Китае. На мой взгляд, у сланцевого газа нет будущего ни в ближайшей, ни в среднесрочной перспективе. Тем более, что его добыча сопряжена с серьёзными экологическими рисками".

Нынешняя ситуация со сланцевым газом отчасти напоминает то, что происходило с атомной энергетикой. На заре строительства АЭС с мирным атомом связывали надежды на удовлетворение энергетических потребностей человечества при низких затратах. Однако впоследствии перспективы мирного атома стали подвергаться сомнениям, прежде всего, по соображениям безопасности и из-за экологических рисков. Серьёзные экологические риски существуют и при добыче сланцевого газа.

США - ресурсы

США - перспективы сланцевой нефтедобычи

Напомним, при добыче сланцевого газа используется технология гидравлического разрыва пластов, когда вода, песок и химикаты под большим давлением закачиваются глубоко под землю, чтобы высвободить газ из пустот, образующихся в пластах горных пород. Отравление подземных вод токсичными химикатами и сейсмоопасность – не единственные минусы этого способа добычи. Недаром технология гидроразрыва запрещена во Франции и Болгарии, временно приостановлена добыча сланцевого газа в Британии, ЮАР, канадской провинции Квебек, на севере Испании.

Мораторий введён даже на части территории Соединённых Штатов – страны, которая первой освоила добычу сланцевого газа в промышленных масштабах и добилась в этом значительных успехов.

"Не стоит забывать, что даже в Соединенных Штатах себестоимость добычи сланцевого газа составляет не менее 150 долларов за тысячу кубометров. Это при том, что в Америке газоносные пласты залегают сравнительно не глубоко, - отметил директор Института проблем нефти и газа РАН академик Анатолий Дмитриевский. - Так что сланцевый газ удовольствие дорогостоящее. Кроме того, есть ряд технических особенностей, которые не позволяют сланцевому газу стать полноценной альтернативой обычному природному газу. Например, непригодность для транспортировки на большие расстояния и быстрое истощение месторождений".

Как бы то ни было, а с появлением на рынке сланцевого газа мировые цены на газ пошли вниз. Первым ощутил это российский "Газпром" - крупнейший мировой экспортёр природного газа. Тем не менее, отказываться от амбициозных планов по освоению новых рынков "Газпром" не собирается. На днях он подписал соглашение с японскими компаниями Itochu и Japan Petroleum Exploration о строительстве крупного завода СПГ на Дальнем Востоке России. Предприятие годовой мощностью 10 млн тонн должно заработать через пять лет.

Некоторые западные эксперты предсказывают закат эры российского "Газпрома" на мировом рынке, когда американцы начнут экспортировать свой сланцевый газ. Это едва ли возможно, считает Сунь Юнсян. Китайский учёный приводит аргументы:

"Возможные через несколько лет поставки американского сланцевого газа на мировые рынки не создадут конкуренции для России. Ведь для доставки газа через океан его надо привести в сжиженное состояние, плюс расходы на транспортировку. Нельзя не учитывать и высокую себестоимость сланцевого газа. В итоге в Европе он будет стоить в 7 раз дороже российского трубопроводного газа".

Расширение российских газовых потоков на Восток обусловлено растущим спросом азиатских стран на энергоносители. По оценкам экспертов, к 2020 году на страны северо-восточной Азии будет приходиться более половины мирового потребления энергоресурсов.

США - ресурсы

Однако, несмотря на это, США упорно продолжают расширять сланцевую индустрию в мире, утверждая, что такой метод добычи метана - новая страница в энергетике. На данный момент вся мировая сланцевая авантюра - это внушительных размеров монстр с американским акцентом, который никем толком не контролируется и ради быстрой выгоды пожирает абсолютно всё на своем пути, включая тех, кто его создал. Ни для кого не секрет, что компании, которые начинали добывать сланцевый газ в США, сейчас находятся на грани банкротства (Chesapeake Energy, Devon Energy).

Американская Chesapeake Energy, вторая по объемам добычи газа компания, испытывает крайне сложные времена. Корпорация распродает свои активы и ищет средства для рефинансирования долгов. Chesapeake, похоже, попала в ловушку своей же политики агрессивных инвестиций в добычу сланцевого газа. Акции корпорации снижаются с середины прошлого года и потеряли около 40%.

В то время как предложение газа резко увеличилось на американском рынке, потребление сырья осталось на прежнем уровне. В итоге стоимость "голубого топлива" в США скатилась до исторических минимумов.

Именно это и не позволяет больше Chesapeake получать сверхприбыль и финансировать уже начатые масштабные проекты. Теперь, чтобы не допустить падения производства, газовой компании нужно открыть 950 новых скважин только в этом году. Теперь некогда быстрорастущая и удивляющая всех инвесторов компания рискует повторить путь энергетической корпорации Enron. В 2001 г. Enron пришла к банкротству, когда результативные отчеты радовали как инвесторов, так и акционеров.

США ресурсы

Пределы рентабельности месторождений сланцевой нефти в США

Что с активами?

Аналитики путаются в оценках и не могут назвать точную сумму активов, которую рисовала в своих отчетах компания Enron. У корпорации была сверхсложная и запутанная система торговли энергетическими активами.

У Chesapeake сегодня 7 совместных предприятий и трейдинговых компаний согласно финансовому отчету за I квартал, в то время как у конкурентов обычно 1-2 деловых партнера.

Для сравнения, крупнейший газовый игрок США Devon Energy, капитализация которого вдвое больше Chesapeake, имеет только одно совместное предприятие. Настораживает инвесторов и количество холдингов внутри Chesapeake с переменной долей участия – четыре штуки.

Производитель газа или хедж-фонд?

Согласно отчету Chesapeake доходы, полученные за счет хеджирования рисков, составили $8,5 млрд. Это в 4 раза больше кумулятивного дохода компании в $1,8 млрд за отчетный период. Такая разница в производственных и финансовых доходах заставляет задуматься, к какому типу компаний принадлежит Chesapeake.

США экономика

Занятость в сланцевых штатах в сравнении с остальными

Enron тоже начинала как газовая компания. Но со временем продала большую часть газотранспортных сетей и сосредоточилась на телекоммуникационной торговле и спекуляциях. В 2001 г., когда Enron пришла к банкротству, основная прибыль аккумулировалась именно с операций по торговле на рынках.

Отрицательный кеш-флоу дает поводы беспокоиться

Свободная наличность Chesapeake не позволяет покрыть совокупную сумму взятых кредитов на приобретение земель, месторождений и оборудования.

Последний отток капитала из компании является отчасти результатом рекордно низких цен на природный газ в США. Инвестиции в разработку сланцевого газа стали неэффективными, а проекты уже были начаты. Чтобы переквалифицироваться на более прибыльную нефть, нужны снова дополнительные средства. Теперь их не хватает. Поэтому энергетическая компания вынуждена заниматься распродажей ранее купленных активов, чтобы покрыть дефицит в $10 млрд.

Аналитики Barclays посчитали, что у Chesapeake есть балансовые обязательства на $7 и еще $2 млрд обязательств вне баланса компании. Для сравнения, стоимость акционерного капитала составляет менее $10 млрд на конец мая.

У Enron была похожая ситуация перед банкротством. Компания сообщила о позитивном кэш-флоу только один раз за семь лет существования. Доходы Enron шли вверх. Судя по той отчетности, которую представляла Enron, выручка от продаж достигала $100 млрд в 2000 г. Но ситуация, когда в течение нескольких лет наблюдается отток денежных средств при колоссальных доходах, должна была насторожить аналитиков.

Чрезмерный оптимизм

Не так давно гендиректор Chesapeake МакКлендон заявил, что активы компании оцениваются в $50-60 млрд. А это в четыре с лишним раза выше капитализации компании, которая на данный момент равна почти $12 млрд.

Интересно, что в отчете 2000 г. компании Enron говорилось, что "в течение следующих 5 лет прибыль корпорации увеличится в три раза". Enron обещала уменьшить долги, расширить свой бизнес и улучшить кредитный рейтинг.

В начале 2011 г. МакКлендон объявил похожие 2-хлетние планы: увеличить производство на 25% и настолько же снизить долг. Как показала практика, таких целей не так уж и просто достичь.

Деньги корпоративного пенсионного фонда вложены в акции

Корпоративный кампус Chesapeake может похвастаться площадью в 72 тыс. кв. футов, собственным фитнес-центром, огромным бассейном, ресторанами и другими заведениями.

У Enron тоже были хорошие условия для сотрудников. Компания оплачивала обучение в колледже для детей своих работников, имелся корпоративный тренажерный зал, обеспечивалось лечение в лучших клиниках. Обе компании фигурировали в списке Fortune 500 среди компаний с лучшими условиями для своих сотрудников.

Конечно, в этом ничего нет плохого, даже наоборот. Сейчас верхние позиции занимают такие гиганты, как Google и Boston Consulting Group. Однако риск такой политики состоит в том, что работники компании становятся слишком сильно от нее зависимы. А это, в свою очередь, распространяется на пенсионные фонды корпорации.

Так, большая часть денежного эквивалента пенсионного фонда Enron была вложена в акции самой компании, которые были сильно переоценены путем бухгалтерских приписок. А впоследствии вместе с банкротством компании исчезли не только рабочие места, но и денежные накопления рабочих.

Поэтому тот факт, что 38% пенсионного фонда Chesapeake сейчас вложено в собственные акции, может только настораживать.

Чего ждать от Chesapeake?

Компания уже успела продать активов на сумму около $11,5 млрд. А в апреле Chesapeake взяла ссуду на $4 млрд у банков Goldman Sachs и Jeffries Group, чтобы погасить другой заем и не потерять рейтинг привлекательности. В конце весны Chesapeake выставила на продажу участок размером 504 тыс. акров (порядка 2 млрд кв. м). По прогнозам это может принести Chesapeake еще около $1 млрд.

Последняя сделка – продажа трубопровода Chesapeake Midstream Partners компании Global Infrastructure Partners за $4,08 млрд. Сможет ли Chesapeake Energy удержаться на рынке или покинет его? Повторит ли судьбу Enron, когда за красивыми отчетами не стояло реальных активов?

Похоже, реальные активы у Chesapeake есть, но были сильно переоценены, а значит, стоимость акций в прошлые годы отражала активы в основном предполагаемых проектов, а не реальные производственные мощности.

Выкарабкается ли Chesapeake Energy из трудностей, ликвидируется ли, останется ли крупным газовым игроком или трансформируется в компактную структуру – покажет время. В любом случае пример Chesapeake показывает, какая серьезная конкуренция существует на американском энергетическом рынке, когда приходилось делать крайне рискованные инвестиции, чтобы в будущем стать лидером газовой отрасли.

Впрочем, в рыночной экономике побеждает самый умный и эффективный, а за непродуманные решения и ошибки приходится платить.

В начале XXI века технологии добычи сланцевого газа пиарились на каждом углу как некая панацея, которая спасет всех рядовых американцев, а заодно весь колониальный мир от кризисов и прочих неприятных вещей, связанных с добычей энергоресурсов. Подобные заверения Обамы дали ему возможность победить на выборах. Ряд американских добывающих компаний охотно вложились в добычу на территории США, что привело в итоге к резкому удешевлению газовых энергоресурсов и развитию целой "сланцевой" отрасли в экономике.

Поначалу отрасль оказалась достаточно прибыльной - одна дала десятки миллиардов долларов инвестиций в экономику и бюджет США, повлияла на ряд политических процессов в стране и принизила роль газовых конкурентов США в мире. Всего за десять лет доля сланцевого газа в США повысилась с 10 до 37% и продолжает увеличиваться. Но эксперты рвут на себе волосы – дальнейшее развитие добычи сланцевого газа в США – это путь в никуда. Стрингерское Бюро Международных Расследований опубликовало (выше) большой и исчерпывающий материал о проблематике сланцевой добычи.

Сейчас американцы довольно активно продвигают свои "сланцевые технологии" в Восточной Европе. Год назад пытались провернуть это и в Западной, но развитые страны вроде Франции полностью отказались от добычи сланцевого газа по экологическим соображениям.

Причины такой активной экспансии американских добывающих компаний вполне объяснимы. Сланцевый газ - это еще и инструмент политического влияния в отдельных регионах. США предлагают мнимую энергетическую независимость Восточной Европе через добычу сланцевого газа (Украина, Польша, Прибалтика), а взамен получают контроль над регионом и новое пастбище для своих корпораций. И все было бы не так страшно, если бы добыча сланцевого газа не наносила колоссальный вред экологии, который даже оценить весьма затруднительно из-за его масштабности.

Главной экологической проблемой добычи сланцевого газа стала площадь загрязняемых территорий. Поскольку залежи сланца в мире велики, то при определенном усердии и серьезных затратах из них можно добывать приличное количество метана. Однако такая добыча превращает обширные земли в непригодные для жизни. На десятки, а то и сотни лет.

Технология добычи достаточно примитивна - в недра закачиваются миллионы тонн специального химического раствора, который разрушает пласты горючего сланца и высвобождает большое количество метана, Проблема в том, весь газ вместе с закачанными химикатами (до 70%), который не удается выкачать, начинает выходить на поверхность из недр, просачиваясь через почву как через губку, загрязняя грунтовые воды и плодородный слой.

В итоге, всего за год-два такие территории превращаются в пустыню. По меньшей мере в трех американских штатах существуют экологические проблемы, приобретающие статус катастрофы.

О масштабах загрязнения потомками современных американцев еще будут написаны сотни и тысячи научных трудов, а пока в местах добычи сланцевого газа наблюдаются следующие проблемы: концентрация метана в почве и питьевой воде выросла в 6 раз, в десятках населенных пунктов вода из крана горит голубым пламенем в прямом смысле слова, сотни отравлений в год, чудовищный скачок онкологических заболеваний, фонтаны метана и этана из земли, землетрясения амплитудой в 4 балла и т.д.

Количество недовольных граждан заметно выросло, начались протестные акции против использования химикатов, большинство экологов и ученых бьют в тревожный колокол, а местные власти пытаются лишь нивелировать шум вокруг этой темы, поскольку у них связаны руки. Правда, в штате Пенсильвания в 2012 году был принят закон, по которому сланцевые добывающие компании обязаны оглашать состав химических смесей, используемых в добыче газа. Однако, предоставлять такие данные они обязаны только медицинским работникам, которые, в свою очередь, не имеют права разглашать эту информацию. То есть, во время лечения серьезных отравлений или патологий, связанных с проживанием в загрязненных районах, пациенты не имеют права узнать о том, что стало причиной их болезней. Такой вот демократический парадокс.

Особенно стоит обратить внимание на поведение федеральных властей США. Поскольку чрезвычайная вредность добычи сланца может сравниться разве что с урановыми рудниками, а просто так остановить раскрученный маховик невозможно из-за напора корпораций, правительство США прилагает большие усилия для того, чтобы "замять" вспыхивающие скандалы и хотя бы часть добычи перенести на другой континент. И это есть доказательство замкнутого круга, куда сам себя засадил Обама вместе с главами добывающих компаний - они усиленно роют сами себе сланцевую могилу, в надежде отсрочить свой печальный конец.

Комментарий:

Я мало смыслю в экономике, и потому редко обращаю внимание на экономические новости, но у меня есть и глаза, и уши, и я вижу: в последние недели самые разные издания из числа солидных, с авторитетом, на всех континентах, - небольшой, но емкий дайджест публикаций на FBIL ( выше), - вернулись к теме «сланцев». При этом, тон и смысл публикаций, как ни странно единодушно скептический. Поминания о давешних посулах м-ра Обамы насчет «отныне мы имеем гарантии энергетической независимости на век вперед» аналитики, - очень, к слову сказать, проамериканские, - поминают со скептицизмом. Словно о неудачном опыте поиска лекарства от рака, поставленном на самом себе.

Честно говоря, кое-что впечатляет и профана. Например, оказывается, уже сейчас кое-где в Пенсильвании, Луизиане и великом Одинокой Звезде, - Техасе, - налицо «эскизы» возможного лунного пейзажа. Или, вернее, ядовитой, травящей воду помойки. Пока еще в зачатке, но лиха беда начало. Я не специалист, но пишут об этом очень разные люди, в очень разных изданиях, и сравнивая данные, к сути подойти можно.

Есть такая технология: гидроразрыв. В скважину закачивают какую-то жидкость, и она «ломает» породу, выделяя газ. При этом, что за жидкость, наверняка не знает никто, но из просочившихся данных можно сделать вполне однозначный вывод:

«Туда входит более 90 разнообразных химических веществ (…) до 596 наименований химикатов: ингибиторы коррозии, загустители, кислоты, биоциды, ингибиторы для контроля сланца, гелеобразователи»,

причем все едкое, растворяющее, размягчающее – и предельно ядовитое. И вся эта дрянь, будучи закачана в скважину, примерно на 70% уходит в почвы на много километров вокруг, отравляя все, что только можно. А также и что нельзя.

Вообще, трогать эту тему сегодня в Штатах не очень поощряется. На уровне правительства. Но на уровне штатов и, особенно, графств и люди, и экологи, и власти начинают всерьез бить тревогу, - ибо есть основания. Вода реально становится не питьевой. И для скота тоже. Хуже того, ее нельзя использовать и в технических целях. Метан и тяжелые металлы не способствуют здоровью, и выводы медиков однозначны: странные, ранее не встречавшиеся кожные хвори и патологии внутренних органов вызваны именно отравлениями питьевой водой. Более того, уже известны случаи, когда обычная вода из крана… горит. Или взрывается.

При этом любые попытки прессы поднять вопрос натыкаются, - нет, не на правительственный запрет, - но гораздо хуже: на предупреждения юридических отделов компаний-«газовиков» насчет того, что любые попытки опорочить «чистоту сланцев» будут восприняты как объявление войны и наказаны огромными штрафами по суду. Судиться же с корпорациями типа Range Resources люди боятся.

Даже если все козыри у них на руках, предпочитая (такие случаи уже были) подписывать мировую, брать компенсацию (не слишком даже большую) за молчание и уезжать. Или, если отступных не хватает на переезд, так и жить, ожидая своей судьбы. Больше того, когда в прошлом году в Пенсильвании таки приняли закон о рассекречивании состава «адской смеси», юристы корпораций добились, чтобы в текст документа был внесен пункт, воспрещающий медикам разглашать известные им данные даже пострадавшим.

И при всем этом, повторюсь, правительство предпочитает молчать. Уходя от ответов на вопросы всеми средствами, вплоть до смешных. Ибо пресловутые «сланцы» с какого-то момента стали для него этакой «священной коровой», панацеей от угрозы энергетического кризиса, который якобы может подорвать позиции США на мировой арене, а также «энергетического диктата» со стороны «нестабильных» стран Залива и России.

Энтузиасты такой программы, типа «VIP-эксперта» Дэниела Эргина из Кембриджа аплодируют и подстегивают лошадку: дескать, «расширение экспорта энергоносителей еще больше увеличит мировое влияние США», а «Рост добычи сланцевых нефти и газа наряду с развитием альтернативных источников энергии сделает страны западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики». Но за радужными заявлениями стоит очень некрасивая реальность, и уже даже такие монстры, как Артур Берман и Джордж Кальвино, крупнейшие специалисты по эксплуатации сланцевых месторождений, - совсем еще недавно великие энтузиасты «спасения во сланцах», - начинают с тревогой говорить о том, что совсем не все так хорошо, обвиняя политиков высшего уровня в преднамеренных искажениях реального положения дел и грубых подтасовках.

Это уже не фермеры, им рот просто так не заткнешь. Именно из их публикаций сейчас понемногу выясняется, что политики, оседлав «сланцевую» тему и построив на ней воздушные замки своих амбиций, попросту водят паству за нос, играя на понятной только специалистам разнице между «ресурсами» (то, что есть вообще) и «резервами» (то, что реально добыть без неприятных последствий).

А в итоге нехитрой игры с цифрами на ничего не понимающую публику, на данный момент получилось так, что «сланцевые»-то проекты реализуются, да вот основная часть сырья вовсе не «под рукой», а напротив, технически неподъемна. Ее не добудешь. А если добудешь, то разоришься. А что можно добыть относительно легко, того хватит лет на 10-15, и всё.

Так какого же, простите, хрена? Технология известна уже полвека. Не раз признаная «не вполне приемлемой». А в трактовке «зеленой» общественности даже «экологическим терроризмом». И вдруг, - как бы ни с того, ни с сего, - стала «темой номер один» и руководством к действию? А потому что вовсе не «ни с того, ни с сего». Просто в начале века всемогущий Дик Чейни, «вице» при Буше и генеральный лоббист Halliburton, начал проталкивать тему.

И как только начал, лед тронулся: уже в 2005-м «конгресс США вывел технологию гидроразрыва из-под надзора Агентства по охране окружающей среды, то есть, из-под действия закона о безопасности питьевой воды», дав зеленый свет отравлению земли ядовитыми химикатами. А отсюда прямая дорога к сланцам. А как только сланцы начали давать прибыль, события приняли лавинобразный характер.

Но.

Сейчас, судя по всему, наступает кризис. Даже не потому, что общество встрепенулось. В этом смысле, юристы корпораций способны постоять за святое. Все круче: понемногу выясняется, что бешеная поначалу прибыль понемногу сходит на нет. Перечислять технические детали не рискну, но факт есть факт: по оценкам экспертов, причем не общественников, а из тех же корпораций, «уровень добычи из скважины падает до 70 - 75%». Так что, например, - по мнению Дэвида Хьюза, одного из ведущих «газовых экспертов» США, -

«если для поддержания объемов нефтегазовым компаниям постоянно приходится бурить новые скважины, не менее 7 тысяч, это обойдется примерно в 42 миллиарда долларов, на 25% больше стоимости всего сланцевого газа, добытого в прошлом году. Так что риторика об энергетической независимости США при современном технологическом состоянии - просто чушь собачья».

Это, конечно, только первый звоночек, но кому надо, имеют чуткие уши и отменную интуицию. Производители, еще весной прошлого года вливавшие в «сланец» колоссальные суммы, в последнее время начали осторожно, без лишнего шума сворачивать присутствие в «сланцевом Клондайке». Первой встрепенулась Royal Dutch Shell, неожиданно для многих выставив на продажу массу «вкусных» участков, включая знаменитый «Игл Форд», пояснив, что «нет возможности выйти на запланированный объем добычи» и списав 2,1 миллиарда долларов. Затем, только по данным открытых источников, сократили активы отрасли BP (4,8 ярда), BG Group (1,3 ярда) и EnCana (1,7 ярдов), а BHP Billiton, страстно желавшая прорваться на сланцевый рынок и сумевшая это сделать только в 2011-м, через год грустно призналась, что «вложения не оправдали надежды и мы понесли тяжелые убытки».

Впрочем, если для мамонтов такого уровня подобные потери неприятны, но приемлемы, фирмы, полностью сделавшие ставку на сланцы, - вроде оклахомской Chesapeake Energy, возникшей в свое время как бы ниоткуда и взлетевшей очень высоко, - пребывают в панике, влезая в долги ради перекрытия долгов, то есть, превращаются в классические «пирамиды».

А где долги, там и банки со своими «особыми» интересами. Согласно данным расследования, проведенного в июле-сентябре экономическими экспертами «Чикаго Трибюн», на сегодня

«главными лоббистами сланцевой отрасли выступают уже не промышленники, а банкиры, вложившие большие средства и не желающие их терять. Им приходится тратить дополнительные суммы на рекламу отрасли, которая перестает приносить прибыль, и при первом столкновении с реальностью инвесторы, которых они сейчас привлекают, потерпят ущерб».

Так вот складываются дела на пресловутом «сланцевом рынке». В иное время, - что ж, - можно было бы покачать головой: дескать, не в первый и не в последний раз. Проблема, однако, в том, что сегодня свои экономические сложности США стремятся навязать всему миру, обязанному, по их мнению, оплачивать их эксперименты. Притом, что эксперименты эти заинтересованные круги и не намерены прекращать.

«Действительно, определенные проблемы есть. Нас беспокоит и ущерб, наносимый природе, и финансовая составляющая вопроса. Но это вовсе не значит, что столь перспективное направление должно быть закрыто. Есть самые разные опции, в частности, перенесение добычи в отдаленные регионы мира, где сланцы обнаружены, а затраты на их разработку меньше и экологические проблемы стоят не так остро. В частности, серьезный интерес представляют Намибия и Украина, весьма заинтересованные в инвестициях. Убежден, что при обнаружении точек соприкосновения, такие инвестиции они смогут получить».

- говорит Энтони Пассмер, ничуть не политики, а один из ведущих экспертов той самой Chesapeake Energy

http://ru.fbii.org/investigations/914.html

https://bit.ly/2xh1vDO

http://www.vestifinance.ru/articles/12542

http://vvv-ig.livejournal.com/541263.html

http://putnik1.livejournal.com/2474378.html

Опубликовано 27 мая 2018 в 08:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.