Российские чиновники в очередной раз предприняли попытку научить народ любить Родину. Получилось как всегда: бодро и не о чем.

3 апреля на едином портале для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения был опубликован проект стратегии патриотического воспитания граждан Российской Федерации на 2016-2020 годы [1].

Предыдущая концепция патриотического воспитания до 2015 года утрачивает силу, поэтому ей на замену готовится новая стратегия, ответственными исполнителями которой выступает Минобрнауки, Федеральное агентство по делам молодежи, Министерство обороны и Минкульт. Участников программы в два раза меньше - этим займется Роспатриотцентр и Росвоенцентр. На эту программу в целом из бюджета планируется выделить 1,68 миллиарда рублей.

Целью программы названо обеспечение условий для повышения гражданской ответственности, готовности к защите Родины, уровня консолидации общества, вовлечения граждан в процесс защиты, сбережения и укрепления могущества России. На последнем месте – обеспечение преемственности поколений и укрепление чувства сопричастности граждан к истории и культуре России. Видимо, предполагается, что это не настолько важно, как служба в армии и консолидация общества.

Самого определения патриотизма и патриота стратегия, конечно, не содержит. Но представление об этом можно сделать исходя из задач и целевых показателей.

Первая задача – развитие научного и методического сопровождения патриотического воспитания, которое заключается, по большей части, в мониторинге уровня патриотического воспитания и его эффективности. Стратегия не дает ответа на вопрос, в каких единицах измеряется уровень патриотического воспитания, но зато приводит набор показателей, по которым планируется оценивать успешность или не успешность опыта патриотического воспитания.

Вторая – улучшение уже существующих практик, а точнее тех из них, которые содействуют укреплению и развитию общенационального сознания, высокой нравственности, гражданской солидарности и гордости за свою страну. Правда, не учитывается, что та же гордость за свою страну не появляется на пустом месте – условия, которые позволяют это сделать, зависят не только от Минкульта и СМИ, а в большей степени от той политики, которую проводит государство во всех сферах. Пустыми мероприятиями, пусть и яркими, патриота не воспитаешь – если, конечно, считать патриотом человека, который много делает для своей страны, понимает и видит не только позитивные моменты, но и проблемы, трудности и говорит о них, стремится их решить либо призвать к решению этих проблем. Хотя, без сомнений, определенный недолговечный эффект будет, и его уже можно наблюдать.

Но судя по дальнейшему тексту, патриот – это человек, который гордится символами своей страны, интересуется историей Отечества, отечественными технологиями, наукой, деятельностью видных представителей России в разных сферах. Он мотивирован школой и ВУЗом к службе Отечеству и в армии. Последнее плавно переходит в третью задачу стратегии – развитие военно-патриотического воспитания, причем непрерывного с помощью института шефства: воинских частей над образовательными организациями, и бизнес-структур, трудовых коллективов, и административно-территориальных единиц над воинскими частями и подразделениями. В этой задаче основной мотив, выраженный в подзадаче – содействие формированию успешного комплектования Вооруженных Сил. Интересно, что этому, по-видимому, должно служить формирование психологической и физической готовности к службе в армии и увеличение успешно сдавших нормы ГТО.

Одна беда – статистика физического состояния детей и подростков не позволяет говорить о том, что патриотическое воспитание поможет изменить ситуацию.

медицина здоровье

медицина здоровье

Заболеваемость детей в возрасте до 14 лет по некоторым классам болезней, на 10 тысяч детей

Виной тому явно не отсутствие патриотизма у детей и их родителей, а, видимо, отсутствие патриотизма у чиновников и госслужащих, своими решениями создающих такие условия жизни россиян и работы медиков, которые не способны обеспечить должный уровень здоровья молодежи.

После этого в стратегии уделяется внимание волонтерской работе, в которую также входит внедрение практик волонтерства в государственные, медицинские учреждения, учреждения культуры и спорта, что согласно этому проекту должно содействовать цели вовлечения граждан в жизнь и судьбу страны. Причем из дальнейшего текста ясно, что основной целевой аудиторией волонтерства являются граждане от 25 до 59 лет.

Информационной политике выделяется самое последнее место в перечне задач стратегии. В сфере патриотического воспитания она ограничивается сохранением и приумножением патриотической тематики в СМИ, улучшением доступа к патриотической информации в сети и создания условий для создания игровых и медиа-программ. Вопросы улучшения качества информации стратегия не ставит.

Целевых показателей в Стратегии насчитывается 14. На первом месте – доля россиян, гордящихся своей страной, которая к 2020 году должна увеличиться на 8%. В два раза планируется увеличить количество социальных НКО, задействованных в реализации Стратегии и в два раза - долю граждан, хорошо знающих историю – правда, историю, лишенную любых ценностных ориентиров по «вариабельным» учебным программам.

В три раза к уровню 2015 года планируется увеличить количество успешно сдавших ГТО, хотя здоровье населения оставляет желать лучшего. Из этого можно сделать вывод, что с нормами ГТО придется поступить как с ЕГЭ по русскому языку, то есть снизить планку.

Доля призванных на службу в ВС РФ к уровню 2016 года должна увеличиться на 10%, и в три раза увеличат количество воинских частей, шефствующих над школами и другими образовательными учреждениями. Учитывается также количество опубликованных научных работ по проблемам патриотического воспитания, которые по сравнению с 2015 годом должны появляться в три раза чаще – видимо, считается, что чем больше опубликовано работ, тем больше будет патриотизма. По всем остальным показателям также планируется увеличение.

Патриотизм будут воспитывать с младенческого возраста, но наиболее пристальное внимание начнут уделять, конечно, школьникам и студентам.

Кроме просветительских проектов во время учебы и во внеучебное время в виде экскурсий или в интерактивном формате, у школьников планируется воспитать здоровый образ жизни. Правда, неясно, будут ли мероприятия обязательными для школьников, и как именно будет осуществляться контроль школами в этой сфере. Ничего не сказано также о работе с родителями – в конце концов, первая и главная школа в жизни человека это именно семья, которая единожды в стратегии упоминается как базовая и основная социальная единица.

Любопытно, что центрами воспроизводства высокой культуры и здорового образа жизни названы специализированные учебные заведения, такие как музыкальные школы, туристско-краеведческие организации и другие, несколько сократившиеся в 2000-х годах.  Именно со школы начинается шефство воинских частей во избежание уклонения от службы в армии.

Патриотическое воспитание граждан в возрасте 18-24 лет не ограничивается только лишь созданием специальных курсов, проведением мероприятий, вовлечением студентов в общественную жизнь. Отмечается важность взаимодействия ВУЗов с работодателями и содействия в трудоустройстве наиболее одаренных выпускников. Однако сам механизм такого взаимодействия эта стратегия не прописывает, что делает этот пункт пустым и декларативным.

Важный положительный момент заключается в том, что реабилитируется идея воссоздания клубов интернациональной дружбы для студентов разных народов России.

Стратегия ориентирована на всех граждан России. Основой патриотического движения провозглашаются волонтеры, а большая часть мероприятий традиционно носит характер конкурсов, фестивалей, форумов, конференций, выставок и экспозиций.

Большое внимание уделяется поисковым инициативам, созданию условий для взаимодействия ветеранских и молодежных движений и волонтерского движения, хотя каких именно условий – не уточняется. Очевидно, что благоприятных, но стратегия не содержит ответов на вопросы какие именно условия благоприятны для этой деятельности, от чего зависят эти условия и что требуется сделать для их обеспечения.  Намного более разработан план по введению и формированию практики шефства воинских частей над образовательными учреждениями – во всяком случае, он включает в себя разработку, систематизацию и обновление нормативно-правовой базы заинтересованных министерств и ведомств и создание механизмов постоянного взаимодействия с государственно-общественными организациями. Именно из этого наблюдения складывается впечатление, что именно комплектация армии и попытка несколько снизить социальную напряженность, создать в стране «кризис безмыслия» и являются целями этой стратегии, а вовсе не воспитание патриотизма.

На вопрос «Кто является патриотом?» стратегия содержит такой ответ: патриот – это тот, кто гордится страной, активно поддерживает программу стратегии, знает основные события истории России и служит в армии.

У читателя Стратегии, как и читателя нашего анализа,  может невольно возникнуть несколько вопросов.

1.  Чем гордиться относительно современной России? - Кризисами? Изоляцией в мире? Тем, что 100 семей захватили 70% богатств страны? Демографическим кризисом?  Сырьевой экономикой? Тем, что сотни тысяч активных и умных людей бегут из страны? Что растет заболеваемость и безработица, инфляция двузначная, а ВВП падает?

2.  Чем гордиться, если за заявлением «там фашисты, там нацисты, там хунта, там убивают русских людей» следует: «нас там нет, не докажете. Наше дело сторона, пусть с фашистами борется, кто может – не наше дело».

3.  Чем гордиться, если ездим на чужом, лечимся чужим, одеваемся в чужое, работаем чужими станками и компьютерами? А в мире, кроме российской нефти и газа, предложить нечего?

4.  Как гордиться, если никому не известны  ценности страны и ее цели? В чем стратегия страны? Куда она движется?

5.  Как учить патриотизму, если президент России  на Госсовете в декабре 2014 года определил, что «нужно деидеологизировать историю и культуру России». Т.е. лишить ее ценностного начала, представления, что есть добро, а что есть зло.

6.  Можно ли вообще любить либеральную, приватизированную страну, которая самоедским образом ведет себя к очередному кризису?

Хотелось бы получить ответ в подобном документе на подобные вопросы. Без ответов вряд ли патриотизма прибавится. Разве кто-то патриотически устремится в армию защищать добро абрамовичей, вексельбергов, ротенбергов и остальных «хозяев» нынешней либеральной России?

Вообще-то научная позиция Центра заключается в надежно доказанной теореме: патриотизм и либерализм несовместимы.

Теоремы – это как законы природы, их нарушать или не получится, или дорого обойдется. Само появление Стратегии воспитания патриотизма является свидетельством непорядка в этом вопросе. Но стратегия, не работающая по причинам, а работающая только по следствиям,  проблем не решает. В последнее время о причинах как-то госчиновникам говорить запрещено. Наверное, непатриотично. По их «понятиям» патриотично только славословить и хвалить: все у нас хорошо и все лучше. Только тогда понять бы – зачем все новые стратегии, если все хорошо и все лучше и все веселее?


[1] http://regulation.gov.ru/project/24646.html?point=view_project&stage=2&stage_id=17442

Источник: http://rusrand.ru/analytics/o-chem-umalchivaet-novaja-strategija-patrioticheskogo-vospitanija