События 4 сентября в Таджикистане, жертвами которых стали несколько десятков военных и сотрудников МВД, вновь напомнили о том, что кровопролитная гражданская война в республике завершилась всего 18 лет назад. И ее возобновление в той или иной форме гораздо более реально, чем ранее считали аналитики.

По информации таджикских СМИ, в прошлую пятницу рано утром (в 4:28 по местному времени) было совершено вооруженное нападение на ОВД города Вахдат, расположенного в 20 километрах к востоку от Душанбе. В тот же день нападению подверглось здание центрального аппарата Министерства обороны республики. Жертвами нападений с обеих сторон стали несколько десятков человек. Причем данные об их количестве, как это нередко бывает, расходятся. По официальным данным, всего в ходе боестолкновений погибли 17 человек, включая 8 сотрудников МВД и 9 нападавших. По максимальной оценке, принадлежащей таджикскому интернет-ресурсу «Азия-Плюс», в ходе пятничных боев в общей сложности погибли 33 сотрудника МВД и министерства обороны Таджикистана.

По официальной версии, озвученной таджикским МВД, нападениями руководил заместитель министра обороны А. Назарзода. «В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий силовыми структурами страны было установлено, что террористическая группа действовала заранее запланированным планом по сговору с подельниками под руководством генерал-майора Назарзоды Абдухалим Мирзо (Ходжи Халим), заместителя Министра обороны Республики Таджикистан, члена Партии Исламского Возрождения Таджикистана, бывшего бойца Объединенной таджикской оппозиции, - говорится в сообщении ведомства, - который в соответствии Общим Соглашением об установлении мира и национального согласия в Таджикистане от 27-го июня 1997 года, был включен в состав Вооруженных Сил Республики Таджикистан». По версии МВД, он не только лично руководил терактами от начала до конца, но и ввел в заблуждение военнослужащих, которые приняли участие в их совершении.

Вся эта ситуация выглядела бы обыкновенным терактом, которым на южной периферии СНГ, да тем более в пережившем гражданскую войну Таджикистане, никого не удивишь, если бы не два обстоятельства: должность лидера мятежников А. Назарзоды, заместителя министра обороны, и переход на его сторону около сотни военнослужащих десантно-штурмового батальона. Учитывая, что сам Абдухалим Назарзода, а также ряд его сторонников действительно являлись бывшими участниками Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), ситуация напомнила события гражданской войны, когда правительственные силы были вынуждены долго и безуспешно вести операции против отрядов ОТО в труднодоступной горной местности.

На следующий день после теракта, 5 сентября МВД Таджикистана сообщило о ликвидации 13 и задержании 19 участников мятежа, а 7 сентября - о задержании еще 14 частников группы А. Назарзоды. Всего, по подсчетам «Ферганы.ру», МВД Таджикистана сообщило о задержании 53 и ликвидации еще 17 мятежников. Однако судьба самого А. Назарзоды и остальных членов отряда пока остается неизвестной.

Корни нынешнего конфликта кроются в гражданской войне 1992-1997 гг. – самом кровопролитном на сегодняшний день вооруженном конфликте на территории бывшего СССР после его распада.

Длительное противостояние Народного фронта, возглавляемого нынешним президентом Таджикистана Э. Рахмоном, и Объединенной таджикской оппозиции во главе с уже покойным ныне С.А. Нури завершилось в июне 1997 г. в Москве подписанием «Общего Соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане». По его условиям оппозиция получила одну треть мест в силовых структурах республики, благодаря чему в их штате и оказались многие бывшие участники ОТО, включая А. Назарзоду. Кроме того, соглашение легализовало Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая стала единственной законно действующей мусульманской политической партией на территории бывшего СССР и по итогам выборов прошла в парламент. Мирные соглашения, заключенные под давлением со стороны внешних игроков (России, Ирана, Узбекистана и лидера афганских таджиков Ахмад Шаха Масуда) позволили прекратить войну, однако «окончательный» мир между бывшими противниками так и не настал.

В последние годы таджикские власти взяли курс на закрытие Партии исламского возрождения, опасаясь, видимо, что в условиях усиливающейся исламизации общества она станет той политической силой, которая реально сможет бросить вызов существующему режиму. Рост влияния ислама в Таджикистане действительно налицо. Растущие социально-экономические проблемы и резкое падение уровня образования (до четверти дипломированных выпускников таджикских вузов не умеют читать) ведет к тому, что ислам становится реальной религиозно-политической силой, способной сплотить вокруг себя общество.

«Сейчас в Таджикистане мощная исламизация, - отмечает в интервью интернет-ресурсу «Православие.ru» епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим. - Давно процессы идут, но сейчас они всё больше и больше набирают темп. Причем исламизируется молодежь. Если люди старшего поколения, которые еще помнят Советский Союз, не очень ревностно соблюдают посты или какие-то внешние установления, то молодежь, подростки фанатично это выполняют… В последние годы ураза (мусульманский пост) выпадает на самое жаркое время года. А здесь температура доходит до 60 градусов на солнце – а они на солнце работают, тяжелым физическим трудом занимаются – и им нельзя ни есть, ни, самое страшное, пить. Они фактически сознание теряют, их из шланга поливают, но они не пьют! Нет, они не могут себе позволить выпить воды, потому что для них это позор».

Опасаясь, что рано или поздно исламисты могут стать реальной альтернативой существующему режиму, власти, видимо, решили сыграть на опережение и закрыть ПИВТ. На парламентских выборах 2015 г. партия, которая после мирных соглашений 1997 г. всегда была представлена в парламенте, получила всего 1,6% голосов и не получила ни одного депутатского мандата. Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, опасаясь преследований, был вынужден покинуть Таджикистан, и обосновался в Стамбуле.

28 августа министерство юстиции потребовало от партии прекратить «незаконную деятельность», использовав в качестве формального основания тот факт, что в 58 городах и районах республики ее первичные партийные организации прекратили свою деятельность. Вдобавок многие члены партии не без влияния силовых структур решили покинуть ее ряды. В ответ оппозиция решила провести экстренный съезд и назначила его на 15 сентября. В российском экспертном сообществе планы по закрытию ПИВТ были восприняты отрицательно.

В непростой политической и экономической ситуации партия служила легальным каналом выражения общественного недовольства, что скорее укрепляло стабильность в обществе, чем расшатывало ее. Но таджикские власти руководствовались своей логикой.

В этих условиях примечательно появившееся 6 сентября в сети Facebook «Первое заявление Генерала Абдухалима Назарзода», которое, как утверждается в тексте, было передано по телефону одним из его сторонников, а затем опубликовано на русском языке на «Интернет портале таджикской оппозиции». Подтверждений, что оно подлинное, нет, однако само содержание заявления крайне любопытно. В нем утверждается, что 4 сентября из достоверных источников генералу поступила информация, что в течении суток будут арестованы бывшие командиры ОТО и несколько приближенных к ним людей.

Вначале он ей не поверил, так как подобные сообщения поступали и ранее. Однако вскоре стало известно о задержании бывшего бойца ОТО, сотрудника ОВД г. Вахдат Зиёруддина Абдуллоева (именно его власти впоследствии обвинили в нападении на здание ОВД). А. Назарзода сообщил об этом нескольким бывшим полевым командирам ОТО, которые собрались у него дома. Там им стало известно, что все выезды из Душанбе перекрыты, и они решили прорываться с боем, захватив со своими людьми оружие в одной из частей. Ближе к утру они прорвали оцепление на одном из выездов из города и укрылись в Рамитском ущелье.

Попытка властей ликвидировать бывших командиров ОТО, по мнению автора заявления, связана с тем, что не все они подписались под ликвидацией ПИВТ. «Тем самым правительство посчитало их неблагонадежными, так как после ликвидации партии эти командиры могут стать на защиту партии и народа, - говорится в тексте заявления, - хотя они не подписали эту бумагу, аргументируя это тем, что военные не могут быть вовлечены в политику и от их подписи ничего не зависит.

Однако, несмотря ни на что, часть командиров, которые не подписали обращение о закрытии ПИВТ, сами подписали себе смертный приговор». Чтобы дискредитировать их, власти планировали осуществить несколько атак на здания РОВД и подбросить туда тела уже убитых бойцов ОТО, обвинив их в нападениях. Но сделать это удалось только в ОВД г. Вахдат, который сами же власти и атаковали, подкинув тело убитого накануне Зиёруддина Абдуллоева. Поскольку же бывшие полевые командиры ОТО успели покинуть город, нападения на другие ОВД были отменены. Никакого плана действий у бывших командиров ОТО не было, действовали они спонтанно, поскольку «никто из них не смог вывезти свои семьи, или оповестить обо всем своих родных».

Заявление А. Назарзоды проясняет целый ряд вопросов, которые до его появления оставались без ответа. Военный мятеж, которым, без сомнения, являлись события 4 сентября, был, судя по всему, действительно спонтанным.

На это указывает весь ход событий, в которых не прослеживается не то что тщательной подготовки, но и какого бы то ни было внятного плана. Если бы бывшие командиры ОТО, прошедшие гражданскую войну, готовились выступить против властей, их семьи давно уже находились бы за пределами Таджикистана. А так буквально на следующий день после мятежа властям сдался родной брат А. Назарзоды Мирзохаёт Назаров, который вначале примкнул к мятежникам.

Странно и то, что 6 сентября президент Таджикистана Э. Рахмон едет в тот самый г. Вахдат, где накануне произошло боестолкновение, и, как ни в чем не бывало, участвует в закладке нового здания РОВД. Если бы бывшие боевики действительно стремились развязать военные действия, президенту следовало, по крайней мере, опасаться появления на публике, а тем более покидать столицу и ехать в один из райцентров, накануне атакованных боевиками. Готовили власти провокации против бывших командиров ОТО или нет, но спровоцировать их на мятеж удалось.

Выступление А. Назарзоды очень напоминает июльские события 2012 г. в Горном Бадахшане, когда противостояние между властями и интегрированными в силовые структуры бывшими командирами ОТО во главе с заместителем начальника Ишкашимского пограничного отряда Толибом Айембековым привело к началу полномасштабных боевых действий. Поводом для конфликта стало убийство генерала госбезопасности Таджикистана Абдулло Назарова, которое, как впоследствии заявляли бывшие командиры ОТО, произошло на почве бытовой ссоры.

По другой версии, не исключающей, впрочем, первую, причиной конфликта стал контроль над потоками контрабанды и наркотиков. В ответ на убийство А. Назарова власти начали войсковую операцию по поимке преступников, в результате которой, по официальным данным, было убито 12 военнослужащих и 30 боевиков, еще 23 человека получили ранения. По данным же Би-би-си в ходе конфликта в общей сложности было убито около 200 человек. Причем одержать военной победы над памирцами таджикским властям в результате не удалось, и ситуация была урегулирована путем мирных переговоров.

Главная проблема для Таджикистана в связи с вооруженным выступлением группы А. Назарзоды заключается не в самом факте военного мятежа или боестолкновениях, которые не раз случались и ранее. В 1998 г., например, произошел вооруженный мятеж полковника М. Худойбердыева, который был подавлен.

Опасность заключается в расколе элит, который в условиях доминирования кланово-родственных связей влечет за собой раскол всего общества по клановому принципу, который и стал причиной гражданской войны.

На ее начальном этапе гиссарцы, к которым принадлежит по рождению (колхоз Гулистон района Рудаки Гиссарской долины) А. Назарзода, выступали на стороне исламской оппозиции. С противостоянием оппозиционных кланов были связаны и другие случаи усиления военно-политической напряженности, включая бадахшанские события 2012 г. Обостряя отношения с ними, власти рискуют получить в той или иной форме рецидив гражданской войны. Интересам России, связанной крайне тяжелыми конфликтами в Сирии и на Украине, такое развитие событий совершенно не соответствует.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/matezh_v_tadzhikistane_311.htm