Во-первых, поздравляю всех читателей — самых различных убеждений и взглядов с тем, что Украина и Донбасс, Крым и Россия смогли прожить ещё один месяц без интенсивных боевых действий.

Объективная реальность зимней кампании определила данную оперативную паузу, которая и позволяет сейчас по крайней мере не думать об обстрелах крупных городов Донбасса — и сосредоточится на попытках наладить мирную жизнь на Донецка, Луганска, Горловки и других городов осажднных республик.

Во-вторых, как в общем-то и понятно всем — в противостоянии Киева и Донбасса всё отнюдь не закончено. Почему и в связи с чем — хорошо разобрано в уже регулярном военном обзоре.

Как говорится: «Войны никто не хотел, но война была неизбежна».

Обе стороны гражданского конфликта на Украине прекрасно понимают несовместность позиций сторон и невозможность завершения мирного процесса в поставленных Киевом условиях — в силу чего и готовятся самым тщательным образом к весенне-летней кампании.

Чего же можно от неё ожидать?

Для начала — несколько предуведомлений.

Поскольку данный блог уже давно не ставит перед собой каких-либо пропагандистких целей — я не буду тут снова рассказывать о «трофейных танках и боеприпасах ополчения», как и не буду говорить о «замечательной работе СБУ по борьбе с антифашистским подпольем».

Надеюсь, тут собрались и остались люди взрослые и понимающие, откуда у Донбасса и Украины берётся тот или иной фунт изюма — и какова его настоящая, а не вымышленная в сюжетах СМИ цена.

Откуда приезжают советники, добровольцы, техника, боеприпасы. Откуда поступают разведданные и вскрытое содержимое почтовых ящиков, где всплывают инструкторы и советская техника стран бывшего Варшавского договора.

Украинский конфликт уже давно интернационализировался — и Украина в нём представляет не более, чем поле боя.

Но — силы ВСН (и Донбасса) и ВСУ (и Киева) критически важны для оценки перспектив дальнейшей эскалации. Поскольку теневые «кукловоды» на данном этапе развития конфликта совершенно не заинтересованы в полном «высвечивании» своей роли и усилий в данном конфликте.

Поэтому, вначале о грустном. Если вы ещё не читали рассказов о дебальцевском наступлении, то можете прочитать.

Как можно и прочитать ответ Влада Шурыгина на «разбор полётов» авторства Бойцовского Кота и Гудвина или же ответ бойцов «Призрака» на рассказ об их действиях в рамках зимней кампании.

В любом случае, несмотря на самые диаметральные оценки роли ополчения, регулярных бригад ВСН, казаков, «Призрака» или же «северного ветра» и «отпускников» все комментаторы сходятся, в принципе, в одном: зимнюю кампанию вели уже совершенно иные ВСН, но и совершенно иные ВСУ.

Обе стороны конфликта отнюдь не теряли времени даром, постоянно усиливая свои возможности и производя подготовку личного состава, техники и совершенствуя работу штабов и управляющих структур.

Да, в зимней кампании ВСН снова смогли переломить ситуацию в свою пользу, воспользовавшись безынициативностью и шапкозакидательством украинского генералитета, использовав в свою пользу весьма очевидную конфигурацию фронта в районе Дебальцево.

Однако, в отличии от Изварино и Иловайска, эту победу пришлось уже покупать гораздо более высокой ценой — и всё равно использовать на конечном этапе захлопывания котла тот самый «ракетный ускоритель» привлечённых «северных специалистов», за высвечивание роли которого меня почему-то обругали в прошлом обзоре.

Сможет ли такой же финт ушами помочь ситуации в случае будущей эскалации? Не уверен.

На сегодняшний момент времени Запад, судя по всему, втягивает Россию в весьма неприятную войну на истощение, в рамках которой Россия должна достаточно плотно увязнуть в украинском конфликте, при этом не получая взамен никаких возможностей быстрого выхода из него.

В то же время, со своей стороны, Запад не использует в этом противостоянии свои «корневые ресурсы», предпочитая воевать на Украине руками и жизнями самих украинцев.

Кроме того, даже отношение России к конфликту на Украине весьма двойственное: с одной стороны, в российском руководстве до сих пор бродят какие-то фантомы «киевских партнёров» с которыми, например, можно до сих пор обсуждать весьма эксклюзивные скидки по цене на газ в попытке удержать прибыли своих полугосударственных гигантов, и, с другой стороны, поддержка Донбасса создаёт некие «угрозы» для стабильности самого существующего режима, который по-прежнему рулит ситуацией в России.

Я далёк, в общем-то, от фантомов «патриотического майдана», считая его не более, чем пугалкой для использования в СМИ.

Майдан в России обычно заканчивается деструкцией государства.

А вот верхушечный переворот, который происходит обычно в момент апатии общества и неясности целей для текущего государственного режима — в России всегда возможен.

Так удушили Павла, так по-тихому заставили отречься Николая II, так в 1964 году сняли потерявшего поддержку элиты и безразличного народу Хрущёва, так совершенно безропотно и бесцельно ушёл со своего поста Горбачёв, перед этим не единожды предав СССР.

«Умер Ефим — ну чёрт с ним» — это самый страшный сюжет для российской власти. Именно невнятность и непоследовательность жизненной позиции обычно и приводит её к краху: любой, даже самый жестокий российский или советский диктатор всегда был гораздо устойчивее на вершине власти, нежели тихий и бесцветный соглашатель.

Бессмысленная и продолжительная война всегда разрушительна для России. России и СССР всегда психологически легко давались «правильные», оборонительные войны. Будь то война 1812 года или же Великая Отечественная война.

Другим вариантом успешных для России и СССР войн были войны, изначально направленные на расширение «русского пространства», когда захваченные территории тут же включались в него и максимально полно интегрировались в единую державу.

В рамках такого сюжета внутрь России попали Кавказ, Средняя Азия — да и сама Украина. В рамках такого сюжета был возращён в Россию Крым.

А вот сюжет «маленькой победоносной войны», к сожалению, почти всегда оборачивался последующими потерями и фрустрацией российского общества — как это произошло, например, во время войны в Афганистане или во время первой Чеченской кампании.

И, скорее всего, именно такой сюжет пытаются сегодня создать на Украине её западные кукловоды — Россия должна долго и мучительно воевать на Украине, возможно, в рамках конфликта средней интенсивности — и при этом не иметь внятных возможностей к завершению войны по своим успешным рецептам.

Во любом случае — пока ресурсы самой Украины позволяют делать это достаточно долго, а позиция России этому лишь способствует.

Ну а «брутального диктатора», как я понимаю, всё-таки решили лепить из Коломойского Яценюка блджд! Порошенко.

Потому что все остальные варианты оказались ещё хуже.

Именно этому «киевскому партнёру» поручено максимально измотать Россию в рамках длинного и затратного конфликта на Донбассе.

Следующий этап которого стартует, скорее всего, уже в мае.

Ну а задача России, как и прежде, с моей личной точки зрения, заключается в том, чтобы закончить украинский конфликт как можно быстрее. Но — без иллюзий того, что Киев волен сделать этот шаг самостоятельно — и без указки со стороны тех господ, которые жмут руку смешному кондитеру с неудобным пистолетом в кожаной кобуре...

Дабы не размениваться в длинных ветках и бесконечных спорах — я просто решил вынести несколько часто задаваемых вопросов и озвучиваемых позиций в эту статью, для того, чтобы аргументированные ответы не затерялись в реке времени. Потом критикам моей позиции будет легче как найти мои аргументы, так и согласится с ними — или же ткнуть автора в несбывшийся прогноз.

Я даже порадуюсь, ежели реальность окажется лучше моих достаточно грустных ожиданий.

Итак, приступим.

1. Зачем России нужна Украина? Давайте оставим всё, как есть! Оно «само умрёт».

Понятное дело, извечная истина звучит, как «сами даже кошки не рожают». Уход от активного участия в каком-либо процессе никогда к добру не приводит: реальный процесс без внешнего участия обычно идёт в каком-то весьма нежелательном направлении. В случае же, если кроме тебя на процесс активнейшим образом влияют другие, весьма могущественные мировые игроки (в случае Украины это — ЕС и США), то результаты запуска процесса «на самотёк» ни к чему хорошему для России не приведут: скорее всего, об интересах России на Украине надо будет забыть на долгие десятилетия и в перспективе выпрашивать даже то, что ещё пять лет назад представлялось российским по праву.

Речь тут идёт о том, что обойтись без Украины, конечно, можно, но вот только Украина — это не Грузия и иметь враждебное 35-миллионное государство у себя под боком — это удовольствие не из приятных.

Не говоря уже о том, что в этом случае никакого «противовеса» в виде ЕврАзЭС против ЕС у России не выйдет — даже если Россия чудом заблокирует милитаризацию Украины, проводимую США, то ЕС получит свой рынок сырья, трудовых ресурсов и сбыта дешевой готовой продукции в любом случае.

2. Украина — ярмо на шее у России. Вы что, хотите отобрать еду у жителей Твери или Владимира?

Пока, понятное дело, «эффекта от Украины нет». Есть «эффект от Крыма». С 85% дотационности данного региона (70% дотационности для Севастополя). Вполне себе на уровне Чечни и Дагестана.

Вообще, обсуждение того, кто и кого чего «с тарелки съел» я, как не странно, обычно слышу именно от тех, кто и ест в три горла — как, например, от жителей Москвы, для которых почему-то ставка учителя установлена на уровне в 38 000 рублей, в то время, как в Питере она уже на уровне 14 000 рублей, а в Крыму почему-то стала с нового года и вообще 6200 рублей.

Если каждый регион рассматривать исключительно с точки зрения расходов на него — то «лишними», понятное дело, окажутся 80% регионов самой России и 95% её населения: для высокорентабельной добычи газа и нефти и охраны трубопроводов, как мы помним, согласно оценке товарища Тэтчер, вполне бы хватило 5 миллионов русских.

В случае же, если Россия «прирастает населениям и территориями», которые не просто выживают, как Крым, а которые и сами могут и заработать на себя, и помочь в чём-то соседям — то воображаемая линия такого куска Украины вполне была очерчена ещё весной 2014 года. И называлась, в общем-то, именно тем уже полузабытым именем «Большая Новороссия».

Именно такой проект вполне бы мог тянуть себя экономически и социально: достаточно (пока) монолитное восприятие реальности, крепкие социальные и экономические связи с Россией (тоже пока! — поскольку ситуация, в связи с происходящими каждый день событиями, меняется радикально в худшую сторону — смотри предуведомление п.1).

Если же Россия и большинство россиян до сих пор мыслят себя лишь в рамках «секты охранителей холодильников» — то ни о какой «стабильности» можете и не думать: глядя на пример юго-востока Украины и учитывая активность США на Кавказе, в Средней Азии и в Белоруссии — я не дам за будущее России и ломаного гроша, потому что с решением вопроса о «Кольце Анаконды» в виде недружественных, а то — и открыто враждебных к России режимов по всей дуге от Балтики и до Алтая — следующим полем боя станет уже сама Россия.

В которой и в самом деле учитель в Москве получает за такую же работу втрое больше, чем учитель в Питере и впятеро больше, чем учитель в Крыму.

3. Зачем нам «Большая Новороссия»? И в чём её опасность для Кремля?

С одной стороны — «Большая Новороссия» (в любом статусе, даже в виде непризнанного государства) — это головная боль в первую очередь Киева, а не Москвы.

Москва уже сегодня так или иначе, но ввязла по уши и в Крым (смотри ссылку выше), и в Донбасс. Ведь, как вы понимаете, рубли у нас ни в Донецке, ни в Вашингтоне не печатают.

Кроме того, без «Большой Новороссии» подвисает весьма неприятный вопрос Приднестровья, с которым, в случае враждебности Украины по отношению к России и её союзникам, ситуация выглядит вообще трудноуправляемой и в чём-то даже безнадёжной.

Да и вопрос защиты Крыма и Донбасса, понятное дело, всё время будет висеть дамокловым мечом над Россией, не позволяя свободно маневрировать силами на других угрожаемых направлениях — на Кавказе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке.

Напомню, сейчас на границах Украины так или иначе связаны около 60 тысяч российских войск (20 тысяч в Крыму и около 40 тысяч — в ЛДНР и на восточных границах бывшей Украины). Освободить данные силы на другие направления можно только обезопасив Крым и ЛДНР. Наиболее очевидным, практически «бесплатным» способом такого ослабления Украины и усиления ЛДНР является, понятное дело, движение линии разграничения сторон максимально на запад, в рамках «сухопутного моста в Крым» или же «блокады побережья» вплоть до Одессы.

Тем более, у России вроде как есть флот в Чёрном море, я же правильно всё понимаю?

Однако, понятным образом, такая «Большая Новороссия» поставит перед кремлёвским руководством и массу неприятных вопросов.

Например, на данной территории надо будет организовать выплату пенсий. Пусть — маленьких, всего в 2 000 - 3 000 рублей, пусть и по курсу 2 рубля за 1 гривну, но... в рублях.

Надо будет что-то сделать с разрушенной инфраструктурой и снова пробудить частное предпринимательство — чтобы народ на освобождённой земле не сдох от голода или не умер от массы болячек. В общем — получить вдобавок к 125 миллиардам крымских дотаций на первом этапе ещё и 100-200 миллиардов дотаций «Большой Новороссии».

Пока не будет решён вопрос Киева и всей Украины в целом.

4. А почему — Киев? Там что — помазано?

Сам не люблю этот город. Но именно, что «помазано».

США прекрасно понимали всю важность формальной рамки украинской легитимности — и все их усилия 2014 года были направлены как раз на усиление именно этой формальной, но безусловно важной для мирового признания процессов на Украине, легитимности.

Если Россия хочет по-прежнему играть по американским правилам, то она должна понимать, что всегда же будет и проигрывать. Поскольку тут как раз и будет наблюдаться игра в шашки, когда с тобой играют в «Чапаева». С элементами блэкджека.

Вывод — лучше сделать свой посадочный модуль, со своим блэкджеком и поэтессами. Если, конечно, хочется победить, а не проиграть.

В этом же пункте упомяну, что Киев (да и вообще — вся Западная Украина) необходимы для данного процесса лишь в виде формальных сакральных мест. Для того, чтобы узаконить процесс переформатирования Украины — уже без Крыма и с изменённым статусом «Большой Новороссии». Каким этот статус будет — решать уже самим жителям Украины и (свят-свят-свят) России.

По-поводу Крыма ведь всероссийский референдум не провели, а ведь стоило бы.

Чтобы потом не было жалко 125 миллиардов рублей на Крым, которые забрали из Твери или Владимира. Ведь безопасность «колбасы в холодильнике» стоит именно столько. Если — не больше.

Это имперское строительство стоит дёшево даже в среднесрочной перспективе.

5. А зачем нам наступать? Посидим в обороне!

Ни одна война обороной не выигрывалась. При первой удобной возможности украинская сторона нападёт. Все эти кредиты, поставки техники, приезд инструкторов, передача военного снаряжения — всё это делается не просто так и отнюдь не за «красивые глаза». Украина нападёт и на Донбасс, и, не дай бог получись там — то и на Крым.

Причём военные усилия украинской стороны будут постоянно сопровождаться и экономическими, и политическими действиями, в рамках которых шаги России по деэксалации ситуации будут всячески нивелироваться и уничтожаться.

Поэтому любая попытка «подождать, пока рассосётся» приведёт к тому, что не только не рассётся, но и нагноится и воспалится.

При этом, не подумайте о том, что автор претендует на «российские танки на Крещатике к 9 мая сего года». Точно также, как Украина осуществляет целый комплекс мер по удушению Донбасса и Крыма — Россия вправе осуществлять целый комплекс мер по выведению из строя всех критических систем государства Украина, которые важны для эскалации конфликта.

Пытаться пока склеить что-то при нынешней ситуации в Киеве — нереально, там ни в элите, ни в контрэлите не с кем и не о чем договариваться, кроме как о том, чтобы наконец-то осуществить извечный украинский сюжет о «партизанском отряде с предателем».

И краеугольным камнем этих усилий, с моей точки зрения, как раз и является та самая «Большая Новороссия», которая как раз и усиливает все пророссийские силы на Украине, одновременно подрывая экономическую и социальную базу остатков украинской государственности. Всю Украину Росиия сейчас уже никак не сможет переформатировать — её можно только полностью потерять. И потерять уже окончательно.

6. У США деньги закончатся на Украину. И они отступят. После чего Украину можно будет брать голыми руками.

Пока что деньги заканчиваются именно у России. 2 миллиарда долларов в год только на Крым (и не менее 1 миллиарда долларов на ЛДНР и армию, как мне видится) — это очень существенно для современной России.

Сравнивать с выделенными 5 миллиардами долларов МВФ и с годовой программой на 17 миллиардов бессмысленно — в первую очередь несравнимы экономики США и России, о чём я уже писал.

Попытка России перевести украинский конфликт в стадию «заморозки» и экономического противостояния губительна для самой России — США не отсупит просто так, а экономически у России просто нет козырей для воздействия на экономики ЕС и США.

А Вот у ЕС и США таких козырей предостаточно — вопрос расширения санкционного списка сейчас, в общем-то, скорее зависит от желания США. Хотя, на фоне решения иранской проблемы (да-да, падение нефтяных цен и иранский газ в Европу!) — ситуация с американским планом экономического давления на Россию может решиться и без введения дополнительных санкций.

Поэтому экономически России как раз необходимо создать более-менее устойчивый организм, который пока никак не получается в рамках заблокированного Крыма и осаждённых и подвергаемых постоянным нападениям, обстрелам и блокаде ЛДНР.

7. Надо перетянуть на свою сторону ЕС! Вот почему мы не наступаем!

Напомню, с чего началось противостояние на Майдане в 2013 году. Да, именно с позабытой теперь «евроассоциации». Именно ЕС нашёл ту формулу, которая расколола Украину и которой успешно воспользовались США для своих планов. Ситуационно у ЕС и США лишь одно разногласие: США не против поиспользовать Укриану против России «до дыр», а для ЕС она нужна в более-менее целом виде. Можно и в «менее целом», но чтобы уж не совсем пустыней, на которой всё надо будет выстраивать заново.

Отсюда, кстати, и неприятия со стороны ЕС ни вопроса признания присоединения Крыма, ни создания ЛДНР: эти территории таким образом оказываются исключены из европейского интеграционного проекта.

Поэтому обольщаться не стоит: план ЕС состоит в том, чтобы экономически Россия отошла к Белгороду и Ростову-на-Дону. После чего, в общем-то, газ и надо будет продавать на российско-украинской границе. Если его купят в Европе на фоне резко усилившихся поставок из Ирана.

И вот тут, понятное дело, я передам уже горячий привет и кремлёвскому руководству, и «секте охранителей холодильников».

С кремлёвскими небожителями даже проще — в материале Льва Вершинина они названы правильно и практически поимённо.

А кто из жителей России променяет будущее на ощущение «колбасы сегодня и навсегда» — решать каждому из вас лично. И всем — вместе.

Потому что только народ, понимающий свою историческую цивилизационную роль, остаётся в истории надолго.

В противном случае, как показывает сама история — у неё очень длинная «скамейка запасных».

Комментарий:

"Дабы не размениваться в длинных ветках и бесконечных спорах", Алексей Анпилогов вынес ряд особо типичных вопросов в отдельную статью, сформулировав свое видение наиболее вероятных ответов. Вопросы, действительно, актуальны:

1. Зачем России нужна Украина? Давайте оставим всё, как есть! Оно «само умрёт».

2. Украина — ярмо на шее у России. Вы что, хотите отобрать еду у жителей Твери или Владимира?

3. Зачем нам «Большая Новороссия»? И в чём её опасность для Кремля?

4. А почему — Киев? Там что — помазано?

5. А зачем нам наступать? Посидим в обороне!

6. У США деньги закончатся на Украину. И они отступят. После чего Украину можно будет брать голыми руками.

7. Надо перетянуть на свою сторону ЕС! Вот почему мы не наступаем!

Вопросы корректны и содержательны; лучше не сформулируешь.

Ответы убедительны; по крайней мере, ни один из них оспорить я не могу.

Как не могу оспорить и тезисы уважаемого Дениса Тумакова, потому что он прав: на территории Руины с Россией схватилась Америка, и логика ее действий прозрачна: "происходит переход управления Украиной под прямой американский контроль", и цель процесса, жестко управляемого из-за океана, в самом деле, превращение помойки в "наконечник тарана, нацеленного на Россию".

Впрочем, это давно пережевано. И повторю: "Отвратительней всего именно эта подвешенность... Многомесячная фигура умолчания в исполнении первых лиц государства, колпаком накрывшая судьбу Русского мира, ввергает в смятение... Путин молчит. И Россия молчит вместе с ним. Но поверить в то, что молчание бессмысленно, нельзя... Существует ведь логика происходящего. О чём-то ведь они бесконечно совещаются там. Манёвры эти… Всё ведь поставлено на карту... Чего же они хотят-то?! Но молчание длится, и тогда начинаются гадания..."

Да. И тогда начинаются гадания. Или, от нечего делать, издевки над злыми клоунами с помойки. Или, на крайняк, разбор позитива, основанного на том, что сейчас, в данный конкретный момент все совсем не плохо, а будет лучше, потому что, блин, в Кремле сидят умные люди. Но я не умею гадать. А глумиться над уродцами, которые ничего не решают, скучно. И растолковывать объективные факторы, сознавая, что без понимания субъективных хрен что растолкуешь, уже почти совсем надоело.

http://alex-anpilogov.livejournal.com/45432.html

http://alex-anpilogov.livejournal.com/45807.html

http://putnik1.livejournal.com/4077140.html