«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, а возможна ли международная торговля без денег?

Валентин КАТАСОНОВ. Основная часть таких расчетов порождается внешней торговлей.  Мы почему-то забываем, что на ранних стадиях человеческой истории торговля осуществлялась без использования денег. Имели место прямые товарообменные сделки. У Маркса в «Капитале» это называется «случайная форма обмена». Однако слово «случайная» несколько дезориентирует. Это была основная (если не единственная) форма обмена. Ее значение было уже значительно при первом крупном разделении труда – между животноводством и растениеводством.

 У нас еще со студенческой скамьи формировали скептически-негативное отношение к такой «случайной» форме обмена. Профессора говорили, что она могла существовать лишь при низком уровне развития производительных сил и  крайне слабом общественном разделении труда. Отчасти они, конечно, были правы, но когда погружаешься в экономическую историю тех или иных стран, выясняешь, что безденежные способы торговли были всегда и везде. Вообще, закрадывается подозрение, что эта сторона экономической жизни общества сознательно замалчивается. Поскольку нынешних хозяевам «денежных станков» очень важно обеспечивать спрос на продукцию своих «станков»  и получать так называемый «эмиссионный доход». Любая товарообменная сделка – потеря потенциального «эмиссионного дохода» «хозяев денег». Так что к изучению экономической истории надо подходить осторожно. Она также может быть ангажированной, обслуживать интересы «хозяев денег».

Отдельные эпизоды новой и новейшей экономической истории в учебниках описываются как-то скороговоркой. Например, в середине 1930-х гг. рухнул золотой стандарт, который с большими трудами был восстановлен ведущими странами Европы (прежде всего, Англией и Францией) в 1920-е годы. В учебниках написано коротко и сухо: международная торговля в период с середины 1930-х гг. до середины 1940-х гг. была частично свернута. А та торговля, которая осталась, оплачивалась непосредственно золотом или  представляла собой встречную торговлю.   Золото перед войной использовали очень экономно (в воздухе уже пахло войной, его придерживали на «черный день»), преобладала встречная торговля.

Встречная торговля имеет две основные формы – бартерные сделки и компенсационные сделки. Бартер – обмен товарами без применения денег. Вернее, без денег как средства обмена (обращения). Деньги как мера стоимости, конечно же,  необходимы. Но это, по выражению К. Маркса, «идеальные деньги», которые необходимы для расчета физических объемов поставляемых товаров. В качестве меры стоимости можно использовать валюту любой из стран, участвующих в сделке, или валюту любой третьей страны. Или даже затраты труда по времени на производство единицы продукта. Как правило, бартерные сделки предусматривают предварительное согласование списков товаров и их количеств (объемов). Бартерные сделки предусматривают практически одновременную поставку согласованных товаров.

«ЗАВТРА».  Близко к бартеру примыкает такое понятие как компенсационные сделки.

Валентин КАТАСОНОВ. Безусловно. Здесь могут фигурировать деньги, уже не только как мера стоимости, но и как средство обращения. Но это могут быть местные национальные деньги, а не дефицитная иностранная валюта.  Например, экспортер страны А поставляет товар в страну Б. За поставленный товар ему зачисляется на банковский счет выручка в национальной валюте страны Б.  Экспортер закупает в стране Б товары за счет выручки в национальных денежных знаках страны Б в объеме 100% полученной выручки (полная компенсация) или какой-то оговоренной части выручки (частичная компенсация). Существует несколько разновидностей компенсационных сделок. Например, сделки товарные и инвестиционные. Вторые означают, что  экспортер из страны А  поставляет в  страну Б инвестиционные товары (машины, оборудование), создает там предприятие, производящее товар, а затем для погашения задолженности страны Б из нее осуществляется поставка товара, произведенного на этом предприятии.  Причем не обязательно произведенный товар  возвращается в страну А.  Товар  может направляться и  на рынки третьих стран. В отличие от бартера при компенсационных сделках может возникать достаточно большой разрыв во времени между экспортными и импортными (обратными) поставками.

Конечно, надо признать, что не всегда встречная торговля была взаимовыгодной. Иногда она служила прикрытием откровенного грабежа одной страны другой. Например, гитлеровская Германия заключала с правительствами оккупированных стран грабительские соглашения о встречной торговле. Но сама по себе встречная торговля тут не причем. Известны случаи, когда Германия грабила другие страны, оформляя импортные поставки с помощью  традиционных («денежных») импортных контрактов, в которых проставлялись символические цены.

«ЗАВТРА». Но после Второй мировой войны встречная торговля ушла в небытие?

Валентин КАТАСОНОВ. Нет. Можно вспомнить, что в эпоху позднего социализма (70-80-е годы прошлого века) СССР активно использовал инвестиционные компенсационные сделки. Особенно всем памятны заводы по производству аммиака, которые в Советском Союзе строил американский предприниматель Арманд Хаммер (компания «Оксидентал Петролеум»). Он поставлял комплектное оборудование, монтировал его, запускал производство. А СССР расплачивался с Хаммером   аммиаком,  поставки которого шли как в США, так и другие страны.  Понятно, что ««Оксидентал Петролеум» продавала произведенный продукт на мировом рынке за валюту (в том числе доллары), но для СССР сделка с американской компанией носила безвалютный характер.

Материалы ООН свидетельствуют о том, что во встречной торговле участвует подавляющее большинство стран. Ее доля в общем объеме мирового товарооборота оценивается в размере от 25% до 40% (на начало  нынешнего столетия). Точных оценок нет, поскольку существенная часть бартера приходится на «теневой» сектор экономики.  В последние годы доля бартера, как отмечают эксперты, начала стремительно расти. Этому способствует и развитие Интернета. Если до недавнего времени человеку было необходимо много времени, чтобы построить грамотную бартерную цепочку, то теперь эту обязанность взяли на себя Интернет и поисковые компьютерные программы. Экономические  мотивы бартера -  экономия наличных средств и снижение издержек торговли за счет выстраивания прямых отношений между производителем и покупателем, минуя привычную цепочку посредников.  Иногда бартер используется западными монополиями для захвата новых рынков в развивающихся странах. После завоевания рынка монополия может переходить от бартера к традиционной коммерческой торговле. Не последнюю роль в росте популярности бартера играет желание участников схемы уйти от уплаты налогов. Влияние неденежных расчетов на экономику настолько велико, что Всемирная торговая организация уже начала заниматься регулированием бартерных сделок.

Даже в Западной Европе, где, казалось бы, товарно-денежные отношения достигли особого развития,  встречная торговля не исчезла. Особенно известна бартерная система «Евробартер».  Членами этой системы являются более 17000 компаний малого и среднего бизнеса стран Западной и Восточной Европы и даже Турции. Участники системы ежеквартально платят членские взносы и получают доступ в компьютерную базу данных предложений бартера в самых разных частях Европы. В каждой стране существует национальный центр бартера, который регулирует деятельность партнеров по бартеру. Самой важной целью этой системы является поддержка представителей малого и среднего бизнеса, которые время от времени страдают от нехватки оборотных средств, и поддержание занятости.

«ЗАВТРА».  А имеют ли место эти процессы в американской экономике?

Валентин КАТАСОНОВ. Доля бартера в торговых операциях американских компаниях постоянно возрастает, сегодня она составляет  10% от всего товарооборота страны. Это экономия огромных сумм денег. Более четверти миллиона компаний США построили свою деятельность именно на бартере. В США уже несколько десятилетий существуют бартерные агентства, которые занимаются организацией бартерных сделок, подбором партнеров. Хорошо развитые и крупные бартерные агентства даже открывают кредитные линии своим лучшим клиентам.

Развивающиеся же государства используют встречную торговлю для  стимулирования своего экспорта. В ряде таких государств даже были  приняты специальные программы развития встречной торговли и созданы специальные   государственные организации  (Китай, Малайзия, Сингапур и др.). В Сингапуре,  в частности, предусмотрены существенные налоговые льготы для компаний, осуществляющих торговлю на бартерной  и компенсационной основе. Компенсационные схемы   используются для  привлечения иностранных  инвестиций (Бразилия, Египет, Китай, Мексика, Канада и др.). Например, в Китае  основная часть  иностранных инвестиций привлекается на основе  компенсационных соглашений. В ряде случаев подписываются   межправительственные соглашения о встречной торговле либо во взаимоувязанных поставках. Например, такое соглашение подписано между Мексикой и Канадой, оно определяет порядок  поставки нефти в обмен на передачу технологии ее переработки.  В  документах Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) отмечается, что развивающиеся страны рассматривают встречную торговлю в качестве механизма поддержания регионального сотрудничества и экономического развития на двусторонней и многосторонней основе.

Надо сказать, что развитие бартерной торговли стимулируют сегодня не только такие факторы, как развитие интернета и информационных систем или интеграционные процессы на региональном уровне. Этому способствует также политика экономических санкций Запада в отношении многих стран мира. Яркий пример – Иран, который уже на протяжении 35 лет является объектом санкций со стороны США,  к которым в последние годы удалось подключить страны Европейского союза. Санкции против Ирана включают замораживание валютных резервов и блокирование платежных операций иранских банков в долларах США. В ответ на это Иран стал развивать бартерную торговлю со своими основными торговыми партнерами (в частности, с Китаем).

Завершается подготовка очень крупной бартерной сделки между Россией и Ираном. Первая информация об этой сделке в СМИ появилась в январе нынешнего года. Ее часто называют сделкой «своп» (что в переводе означает тот же обмен).

Россия и Иран уже завершили переговоры о поставках российских товаров, услуг и работ в обмен на иранскую нефть на сумму до 20 млрд. долл. в год. Москва  планирует покупать  до 500.000 баррелей иранской нефти в сутки в обмен на оборудование, металлы, продовольствие, другие товары. Поставки полумиллиона баррелей нефти означает, что экспорт Ирана будет почти удвоен, а товарооборот двух стран выйдет на качественно иной уровень.  В  2013 году он опустился ниже планки 2 млн. долл. Следовательно, он может возрасти на порядок. Иран ежегодно импортирует от 5 до 7 млн. тонн зерна. До сих пор российское зерно занимало от 10 до 20% импорта. В  случае подписания бартерной сделки оно может занять 50%.

Кроме того, в рамках сделки России обязуется осуществить ряд инвестиционных проектов в энергетике Ирана. Треть оплаты за иранскую нефть будет осуществлено в виде строительства второго энергоблока АЭС в Бушере. В дальнейшем это позволит России снабжать Иран  топливом и запчастями для этой АЭС.

Понятно, что Россия сама является крупнейшим производителем и экспортером нефти, иранское «черное золото» она собирается не потреблять, а продавать третьим странам (вероятно, крупнейшей такой третьей страной станет Китай). Для России это очень важно, т.к. прибавка к российскому нефтяному экспорту еще 500 тысяч баррелей иранской нефти  усилит ее позиции как нефтяного экспортера, позволит более эффективно влиять на цены на мировом рынке «черного золота». Согласно некоторым данным, часть сырой нефти из Ирана будет подвергаться обработке на нефтеперерабатывающих предприятиях России, что дает нам дополнительную загрузку производственных мощностей и рабочие места.

 Это будет крупнейшая за последние годы бартерная сделка, которая, по оценкам экспертов, позволит существенно увеличить экспорт Ирана и дать толчок его экономическому развитию. Россия начала подготовку бартерной сделки с Ираном еще тогда, когда не было обострения ее отношений с Западом. Сегодня, когда Запад угрожает России массированными санкциями в связи с событиями на Украине, значимость сделки с Ираном возрастает. Для России это будет пилотный проект. Не исключено, что в ближайшем будущем в условиях обостряющихся санкций   встречные сделки могут стать   важной  формой внешней торговли и инвестиционного сотрудничества  России не только с Ираном, но и  другими странами.

Конечно, встречная торговля – не единственный способ экономического общения России с другими странами в условиях  валютно-финансовых и банковских санкций Запада.

«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, в последнее время все чаще говорят о необходимости государственной валютной монополии.

Валентин КАТАСОНОВ. Хотел бы сразу подчеркнуть, что полумеры (типа внесений поправок в Закон «О валютном регулировании и валютном контроле») здесь не помогут. Надо исходить из того, что Россия  находилась, находится (и всегда будет  находиться)  в  сложном мире. В таком мире, где врагов у нее всегда больше, чем друзей. Это вытекает из диаметральной противоположности русской и западной цивилизаций. Как говорил император Александр III, «у России в мире только два надежных союзника – армия и флот». Большевики по-своему переиначивали эту мысль, выражая ее в чеканной формуле: «Кто кого?». Я об этом говорю, чтобы подчеркнуть, что сейчас прекрасный момент для того, чтобы заняться строительством действительно независимой и сильной экономики, а не косметическим ремонтом хлипкой хибары,  шатающейся  на зыбком  песке валютно-денежной  либерализации.

Если говорить об организации нашей внешнеэкономической деятельности, то краеугольными камнями фундамента нашей экономики должны стать государственная монополия внешней торговли и государственная валютнаямонополия. Кто считает, что суверенная Россия может выжить в условиях нынешней экономической либерализации (в том числе либерализации внешнеэкономических связей), дальше может не читать. Опыт организации государственной монополии внешней торговли (ГМВТ) и государственной валютной монополии (ГВМ) выстрадан и прошел испытания временем. Точнее – испытания экономическими блокадами, санкциями и войнами, которые почти непрерывно велись против нашей страны (сначала Российской империи, потом Советской России и СССР) с начала прошлого века. Про государственную монополию внешней торговли я уже писал не раз. Повторяться не буду. Отмечу лишь, что у Запада по отношению к нашей стране (сначала РСФСР, а потому СССР) в прошлом веке было два основных требования (можно сказать – ультиматума):  признать долги «старой» России (по минимальным оценкам – 16 миллиардов золотых рублей) и отменить государственную монополию внешней торговли. Только благодаря огромным преимуществам монополии внешней торговли, давшей Советскому Союзу возможность гибко маневрировать на внешних рынках своими ресурсами, нам удалось, используя противоречия между отдельными капиталистическими странами и   монополиями, преодолеть  периодически организовавшиеся  Западом блокады, бойкоты и другие попытки помешать внешнеторговой деятельности СССР.

«ЗАВТРА».  Очевидно, что ГМВТ не могла  эффективно реализовываться без ГВМ?

Валентин КАТАСОНОВ. ГМВТ и ГВМ – две стороны одной медали.   Суть  последней заключается в том, что в руках государства сосредотачивается вся валюта и приравненные к ней ценности (прежде всего, золото); государство осуществляет все международные расчеты и  обеспечивает максимально эффективное использование валютного запаса. Короче говоря, ГВМ – своеобразный «буфер», защищающий внутреннюю денежно-кредитную систему страны от мировой валютно-финансовой системы (МВФС). Во-первых, МВФС – источник капиталистической стихии (финансовые кризисы, колебания валютных курсов, банкротства банков и компаний). Во-вторых, Запад может использовать каналы МВФС для ведения подрывной деятельности против  нашей страны (не только широковещательные экономические санкции, но и разного рода не афишируемые спецоперации).

 Начало  государственной валютной монополии  положил Декрет СНК РСФСР от 22 апреля 1918 г. «О национализации внешней торговли». Однако в 1920-е гг. в связи с объявленной новой экономической политикой (НЭП) имели место серьезные отступления от принципов ГВМ. В партии и правительстве были даже сторонники полного отказа от ГВМ (например, тогдашний нарком финансов Г. Сокольников). Даже планировалось ввести полную конвертацию золотого червонца и его свободный размен на золото. Банки работали с валютой, на фондовых и товарных биржах также торговали  валютой. Перелом наступил во второй половине 1920-х гг., когда началась практическая подготовка к индустриализации. Валютный рынок окончательно был ликвидирован в конце 1920-х гг., когда были введены запреты на свободное хождение валюты в  стране и даже ее хранение.   Наиболее полная регламентация ГВМ нашла свое отражение в постановлении ВЦИК и СНК СССР от 7 января 1937 г. «О сделках с валютными ценностями и о платежах в иностранной валюте». Этот документ явился основой для нормативных актов, относящихся к сфере международных расчетов и платежей в иностранной валюте СССР, которые принимались на протяжении следующих пятидесяти лет.

ГВМ выполняла важную созидательную функцию – обеспечивала наиболее эффективное использование валютных ресурсов страны в целях выполнения планов развития народного хозяйства СССР.  Наглядно эта созидательная функция ГВМ проявилась в годы индустриализации, когда социалистическое государство при достаточно ограниченных валютных ресурсах  (несколько миллиардов золотых рублей в виде различных иностранных валют и золота) сумело обеспечить закупку большого количества машин и оборудования. За период 1929-1940 гг. в СССР было построено около 9000 предприятий. Такое чудо социалистической индустриализации было бы немыслимо без государственной монополии в валютной сфере и сфере внешней торговли.

Расчеты с предприятиями, участвовавшими во внешней торговле при посредничестве всесоюзных экспортно-импортных объединений,  осуществлялись на базе внутренних цен. При этом в бюджет изымались все положительные разницы этих цен с внешнеторговыми контрактными ценами, пересчитанными по официальному курсу рубля, а отрицательные разницы дотировались из бюджета. Все доходы и расходы бюджета, относившиеся к внешнеэкономической деятельности, планировались и отражались в сводном валютном плане, разрабатывавшемся Госпланом СССР. Валютный план был составной частью единого народнохозяйственного плана СССР.

Госбанк СССР устанавливал единый официальный курс рубля к иностранным валютам по всем видам операций на базе золотого содержания валют. Золотое содержание рубля было рассчитано на базе паритета покупательной способности рубля к другим валютам, так как рыночных ориентиров его определения в условиях валютной монополии не существовало. После окончательного краха золотого стандарта в международной валютной системе курс рубля был привязан к «корзине» из шести основных валют (именно поэтому с 1972 г. курс доллара к рублю стал «плавать» в зависимости от изменения стоимости данной корзины).

Развал  системы валютной монополии начался в конце 80-х гг.  в результате демонтажа государственно монополии внешней торговли.  Сначала несколько десятков крупных производственных объединений, а затем все предприятия и организации получили право самостоятельного выхода на внешние рынки.

«ЗАВТРА». Внешторгбанк – это главный институт ГВМ.

Валентин КАТАСОНОВ. В основе советской банковской системы всегда было три  ключевых   банка. Прежде всего – Государственный банк СССР.  Далее – Промстройбанк (названия этого банка периодически менялись, это последнее его названием перед развалом СССР). Третий – Банк для внешней торговли (Внешторгбанк), который занимался кредитованием внешней торговли, международными расчетами, а также операциями с иностранной валютой, золотом и другими драгоценными металлами. Внешторгбанк был создан 18 августа 1922 года под названием «Российский коммерческий банк». 7 апреля 1924 года был преобразован в Банк для внешней торговли СССР (Внешторгбанк СССР). В 1987 году в ходе реформы банковского сектора преобразован в Банк внешнеэкономической деятельности СССР (Внешэкономбанк СССР, или ВЭБ). (Правопреемником ВЭБа является созданная на его базе в 2007 году  Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)»).

Во времена НЭПа банк был достаточно самостоятельной структурой, однако ближе к 30-м годам попал под жесткий контроль Госбанка СССР. Полномочия Внешторгбанка несколько расширились в 1937г., когда он получил исключительное право на проведение платежей в иностранной валюте по внешнеторговым сделкам.   В 1961г., Внешторгбанку  от Госбанка были переданы все операции с иностранными банками по экспорту и импорту товаров, расчеты по неторговым платежам, а также кредитование советских внешнеторговых организаций. Госбанк СССР  сохранил за собой исключительное право на совершение сделок с валютными ценностями на территории страны. Банк для внешней торговли имел около 1200 корреспондентов более чем в 90 странах мира (на  начало 1970-х гг.). Очередным толчком для расширения сферы деятельности банка послужила Олимпиада-80, когда он впервые внедрил практику прямых расчетов кредитными карточками, дорожными чеками, еврочеками.

Внешторгбанк СССР являлся акционерным обществом, действовавшим на основании устава. В числе его акционеров в разные времена числились:  Государственный банк СССР, Министерство финансов СССР, Министерство внешней торговли СССР, Государственный комитет Совета Министров СССР по внешним экономическим связям, Ингосстрах СССР, Министерство морского флота СССР, Стройбанк СССР, Центросоюз, внешнеторговые организации ("Экспортлес", "Союзпромэкспорт", "Техмашимпорт", "Союзпушнина" и др.). Но  главным акционером всегда выступал Госбанк СССР. Поэтому Внешторгбанк воспринимали как структурное подразделение Госбанка. Руководитель Внешторгбанка одновременно был  заместителем председателя Госбанка.

У СССР существовала сеть совзагранбанков, которые обслуживали внешнеэкономические операции страны. На иностранных рынках капитала стали появляться банковские структуры, акции которых принадлежали Внешторгбанку СССР, Госбанку СССР, а также ряду советских внешнеторговых объединений. Они были зарегистрированы в других странах (прежде всего в Западной Европе) и имели определенный иммунитет против разных антисоветских санкций со стороны Запада. Они действовали в ведущих мировых финансовых центрах – Цюрихе, Лондоне, Париже, Сингапуре и др. Удивительно, но многие из них, несмотря на свое очевидно советское происхождение, оказались очень эффективными и конкурентоспособными на фоне западных банков. Но работали не на карман частных акционеров, а на советское государство.    Основными совзагранбанками были:  Московский народный банк (обосновался в Лондоне и Сингапуре), Евробанк  (в Париже), Донау банк (в Вене), Ост-Вест ХандельсБанк (в Берлине и Франкфурте), Русский коммерческий Банк (в Цюрихе и на Кипре), ЮРАСКО (в Цюрихе), Ист-Вест Юнайтед Банк (в Люксембурге).

Закат совзагранбанков начался еще в годы горбачевской перестройки и  продолжился в период либеральных экономических реформ эпохи Б. Ельцина. Это очень интересная и печальная страница отечественной банковской истории, которая завершилась примерно полтора десятилетия назад.  Роковым для совзагранбанков оказался «черный август» 1998 года. Тогдашний главный акционер совзагранбанков — Внешэкономбанк объявил дефолт по внешним государственным обязательствам России. Естественно, что держатели российских бумаг в лице крупнейших инвестиционных фондов и банков Запада стали требовать «сатисфакции» за счет активов  совзагранбанков, которые де-юре были   собственностью  Внешэкономбанка СССР.

 А дальше произошло следующее: все совзагранбанки по единой команде вошли в состав группы нашего банка ВТБ (этот Внешторгбанк был создан в 1990 году, не путать со старым советским Внешторгбанком, преобразованным в ВЭБ).   Теперь вся эта сеть бывших совзагранбанков работает  под  вывеской (брэндом)  «VTB-Europe». К сожалению,  институты этой группы превратились в обычные коммерческие банки, они уже давно утратили все те функции, которые имели в СССР и которые были связаны с реализацией государственной валютной монополии.

«ЗАВТРА».  Каковы же ваши основные выводы и предложения?

Валентин КАТАСОНОВ. С учетом отечественного опыта  экономического развития СССР в условиях перманентной экономической войны со стороны Запада  Российской Федерации  необходимы следующие шаги по восстановлению и укреплению своей независимости  в сфере международных валютных и экономических  отношений.

Запрет на свободное обращение иностранной валюты на территории Российской Федерации, а также ее свободное перемещение через государственную границу Российской Федерации (как в наличной, так и безналичной форме).

Запрет на осуществление операций в валюте для всех банков Российской Федерации за исключением специального уполномоченного банка.

Создание специального государственного уполномоченного банка Российской Федерации, который бы мог выполнять все функции в области государственной валютной монополии.  Основной функцией такого банка (условное название – «Валютный банк Российской Федерации») должно стать выполнение международных расчетов и платежей в интересах предприятий и организаций Российской Федерации.

Перевод валютных резервов Банка России на баланс Валютного банка Российской Федерации. Внесение поправок в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации», предусматривающих кардинальную перестройку эмиссионного механизма ЦБ (отход от эмиссии рублей под накапливаемые валютные резервы и переход к эмиссии в виде кредитов для внутренней экономики).

Перестройка работы ЦБ неизбежно потребует перестройки работы всей банковской системы Российской Федерации. Основной функцией российских банков станет рублевое кредитование предприятий и организаций реального сектора экономики. Что, в свою очередь, потребует длинной цепочки неотложных мероприятий по перестройке принципов работы как в банковском, так и реальном секторах экономики.

Определение порядка расчетов по экспортным, импортным и иным операциям уполномоченного банка с российскими предприятиями и организациями в национальной валюте, т.е. в рублях.

Создание в составе правительства специального органа (ведомства), которое бы занималось подготовкой государственных валютных планов, представлением этих планов на утверждение правительством  и контролем за  реализаций планов.

Поэтапное восстановление государственной монополии внешней торговли. Создание специализированных государственных организаций, имеющих полномочия проводить экспортные и импортные операции и тесно взаимодействующих с упомянутым выше уполномоченным Валютным банком РФ.

Определение порядка взаимодействия и расчетов всех российских предприятий и организаций со специализированными экспортно-импортными организациями.

Создание нескольких акционерных банков, зарегистрированных в иностранных государствах и осуществляющих операции по поручению и в интересах Валютного банка РФ. Определение статуса таких банков как «дочек» Валютного банка РФ.

Предложенные шаги описаны крайне схематично. Но логика их понятна – восстановление государственной монополии в сфере внешней торговли и валютных операций, кардинальная перестройка Банка России и превращение его из института «валютного управления» в национальный центральный банк, коренные преобразования во всем банковском секторе страны и т.д. Многих может напугать или, по крайней мере, насторожить подобный план грандиозной перестройки нашей валютно-кредитной сферы. Перестройки, которая за собой «потянет» перестройку всего экономического механизма страны.  Но у нас нет выбора. Еще раз повторю: полумеры не смогут создать надежной защиты от экономической агрессии Запада против России.

http://www.zavtra.ru/content/view/etot-zabyityij-barter/