После десяти с лишним лет войн в Афганистане и Ираке самым серьезным завоеванием Америки стало возрождение средневековых реалий в политике.

Как недавно отметило влиятельное американское издание The American Conservative в статье «Мировой порядок по правилам Blackwater», это явление совпало по времени с переходом от глобального господства национального государства к «полицентричной» среде. В ней государственная власть конкурирует с транснациональными корпорациями, с мировыми органами управления, с неправительственными объединениями, с региональными и этническими деловыми кругами и с террористическими организациями, порождая новую шахматную игру в международных отношениях.

Появление профессиональных частных армий, таких как ЧВК Blackwater (название до февраля 2009 года, до января 2010 года эта частная военная компания известна как Xe Services LLC, сейчас – Academi – «СП»), и их доступ к оружию, как утверждается в материале, подрывает традиционную государственную монополию на применение силы и ускоряет возникновение новой эпохи.

Напомним, еще 7 августа 2014 года представитель пресс-центра «АТО» Алексей Дмитрашковский официально признал, что в Донбассе воюют иностранные наемники.

- Представители других стран, которые принимают участие в операции, есть. Об этом не раз сообщалось, - сказал он.

В конце января немецкий политический консультант Михаэль Людерс заявил, что на стороне Киева воюет около 500 сотрудников бывшей Blackwater, а ныне Academi.

- Это те самые наемники, которые раньше воевали в Ираке, - сообщил Людерс в интервью каналу Phoenix.

Часто в новостях с Украины смешиваются сотрудники ЧВК и иностранные наемники. Так, можно видеть сообщения типа «на Украине воюют солдаты польской ЧВК ASBS Othago, американских ЧВК Асаdemi, Greystone Limited, бойцы из Канады, Германии, Великобритании, Литвы, Эстонии, Италии и других стран».

В современном виде ЧВК – это не американское, а британское изобретение. В 1967 году Дэвид Стирлинг - создатель знаменитого элитного британского спецподразделения Special Air Service (SAS)- организовал первую официальную частную военную компанию Watchguard International (WI), в состав которой вошли отставные офицеры и сержанты SAS, замечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов, один из авторов книги «Эволюция частных военных компаний».

- С тех пор ЧВК видоизменялись, но основная схема их деятельности сохранилась: они предоставляют различные услуги в военной области для правительств, международных корпораций и концернов, но под контролем государства. То есть представителей ЧВК от наемников отличает, во-первых, наличие у компании лицензии и подконтрольность государству, во-вторых, выплата налогов, ведение бухгалтерского учета, бумагооборот, квартальное планирование, рекламные акции. В общем, у ЧВК есть все, что присуще обычной бизнес-структуре.

Для американцев ЧВК стали чрезвычайно актуальны после 11 сентября 2001 года, когда произошла террористическая атака. Тогда Штаты поняли, что они имеют массу брешей в самых разных областях обороны, и что им необходимо огромное количество специалистов в самых различных областях – в разведке, компьютерной безопасности, охране, которые формально не входят в компетенцию государства, но, тем не менее, работают в сфере безопасности. После этого компании стали плодиться как грибы. В итоге, ЧВК заняли серьезную нишу в области мировой безопасности. Теперь это и крупный бизнес, который приносит огромные деньги, и инструмент, который помогает решать массу деликатных задач для государства, но не его руками.

Скажем, в свое время главу Временной коалиционной администрации Ирака Пола Бремера охраняли сотрудники Blackwater.

Сейчас Штаты понемногу понимают, что кое-какие полномочия у ЧВК надо отбирать, да и просто не нужно столько компаний на рынке – уж сильно их много расплодилось. В настоящий момент предпринимаются некие попытки создать систему управления ЧВК, что крайне сложно, ведь это частный бизнес. Есть и другие препятствия.

Во-первых, государство зачастую не хочет брать на себя многие функции ЧВК, потому что их выгодно привлекать на короткие сроки для решения конкретных задач. Возьмите деятельность южноафриканской компании Executive Outcome, которая выиграла две гражданские войны в Анголе и Сьерра-Леоне. Правда, когда ЧВК оттуда уходили войны снова возобновлялись, но, скажем, миротворцы ООН обходились значительно дороже, и они ничего не могли там сделать.

Во-вторых, в Америке у ЧВК сильнейшее лобби. Возьмите хотя бы господина Дика Чейни - бывшего вице-президента США, который с 1995 по 2000 год был председателем совета директоров и исполнительным директором Halliburton Co. Так вот, строительная дочерняя компания концерна – частный военный подрядчик - Kellog, Brown & Root (KBR) получила фактически все контракты по логистическому обеспечению армии США. В общем, в подобные компании входят отставные политики, генералы, офицеры ЦРУ, которые помогают продавливать интересы компании и получать серьезные контракты.

Так что, США, а с ними Великобритания, Франция и другие страны Европы, которые также имеют свои ЧВК, никогда не откажутся от услуг частных компаний. Наверное, и мы скоро пойдем по этому пути. В апреле 2012 года, когда Владимира Путина спросили о ЧВК, он ответил, что не против создания в России частных военных компаний, так они являются инструментом реализации национальных интересов страны без прямого участия государства. В настоящий момент вроде идет какая-то законодательная работа в этом направлении.

«СП»: - Сейчас много говорят о том, что на Украине присутствуют представители таких ЧВК, как Academi, Greystone Limited. Последняя, так или иначе, тоже связана с именем Эрика Принса (сооснователь Blackwater, сейчас занимает пост председателя правления концерна – «СП»)

- Тут надо четко поднять одну вещь. Безусловно, на Украине воюет много наемников из самых разных стран. Но это – не сотрудники ЧВК, а «солдаты удачи», «дикие гуси», которые воюют исходя из двух принципов: заработать деньги и поискать приключения. Дело в том, что существует одна из главных мировых установок: ЧВК не могут участвовать в наступательных боевых действиях.

Если хотя бы один сотрудник ЧВК будет застукан, то компания лишится лицензии. Тогда будет такой скандал, что правительству страны, к которой она относится, придется либо убрать ее из страны, либо вообще отнять лицензию, потому что пресса все равно не оставит это дело в покое.

Скажем, южноафриканская Executive Outcome вела войну в интересах правительства, но ее постоянно обвиняли в наемничестве. Или другой пример: американская Military Professional Resources Incorporated (MPRI), в руководстве которой сплошь отставные генералы, разработала операцию «Буря» в Хорватии в 1995 году, когда была уничтожена республика Сербская Краина. Но непосредственно ЧВК в боевых действиях не участвовала – MPRI пару раз лишь предоставила штурмовики, чтобы уничтожить сербские РЛС, но не более того.

Или, скажем, возьмем часто упоминаемую в последнее время ЧВК Blackwater. Ее сотрудники в Ираке немного распоясались и решили, что будут действовать, как Executive Outcome в старые добрые времена. В общем, они устраивали пальбу. Так, знаменитая перестрелка в Багдаде, когда было убито 16 иракцев, - это их рук дело. Но после на ЧВК стали оказывать такой прессинг, что ей пришлось сменить название, и не один раз. Поэтому не могут, да и не будут, сейчас сотрудники ЧВК действовать на поле боя. Другое дело, что они могут находиться во всяких тренировочных центрах и штабе украинской армии. Схема здесь простая: официальные структуры Киева обращаются к Госдепу США для заключения контракта по услугам военного консалтинга. И США в виде гуманитарной помощи оплачивают услуги специалистов.

«СП»: - Тем более что в таком случае деньги остаются в американской экономике…

- Да. Но, подчеркну, сотрудники ЧВК не выходят на поле боя, они готовят личный состав или работают в штабе украинской армии. Тем более, такая огромная и серьезная структура как Academi, которую уже столько раз полоскали в прессе, не будет лишний раз разрешать своим сотрудникам участвовать в боевых действиях, дабы снова не разгорелся скандал.

Известно, что польская ЧВК ASBS Othago в боях за Славянск охраняла позиции украинской армии на горе Карачун, где стояла артиллерия. Просто украинское командование не доверяло своим подразделениям, поэтому ЧВК осуществляли охрану такой стратегически важной высоты. Но частные охранники в бой не вступали, а ополченцы до высоты дойти не могли.

Что касается отрядов Коломойского и других украинских олигархов, то в них есть те, кто приехал «по зову сердца» - нацисты, а также чистые наемники. Также вокруг них были замечены представители ЧВК, но только в качестве охранников, особенно в начале Майдана, когда безопасность разрушилась и даже правительственные чиновники нанимали охрану через частные компании для себя. Сейчас ситуация другая и количество охранников из ЧВК снизилось, а вот консультантов на Украине – не мало.

«СП»: - Вряд ли охранники ЧВК вообще не стреляли по ополченцам…

- Конечно, просто им не ставилась конкретная задача участвовать непосредственно в боевых действиях в составе какого-либо отряда.

Что касается наемников, то особо они не скрываются, более того – сами пишут в специализированные журналы. Я знаю одного итальянца, который всю жизнь был «солдатом удачи», писал статьи, заметки и письма в журнал, и вот он тоже поехал на Украину – воевать за Киев. Понятно, что у него никаких идеологических воззрений нет. Он поехал потому, что ему, во-первых, это по кайфу, во-вторых, денег можно заработать. На стороне ополчения таких людей нет – там особо не заработаешь.

«СП»: - В России также есть структуры, которые нельзя назвать ЧВК в полном смысле этого слова, потому что в РФ они могут оказывать только консультационные услуги по вопросам безопасности. А за рубежом могут осуществлять вооруженную охрану объектов, но в соответствии с законами тех стран, где они работают.

- У нас есть закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», в котором прописывается в том числе и деятельность подобных компаний. Но закон о ЧВК, который у нас хотят принять, будет четко формулировать: как ЧВК будут работать за рубежом, каких людей будут набирать, как будут платить налоги. В конце концов, как государство будет защищать их интересы. Например, в 2013 году в Нигерии были арестованы наши ребята, которые осуществляли охрану судов, но их обвинили в наемничестве. Понятно, почему это произошло: в том районе работают несколько крупных западных ЧВК и появление российских конкурентов они восприняли в штыки. Потом россиян начали потихоньку выдавливать, а закона, который помог бы российских охранников защитить, нет.

Поэтому сейчас такие структуры работают в «серой» зоне. Сколько я общался с их сотрудниками, они постоянно жалуются, что очень тяжело работать. А так, РФ может поставить большое количество ЧВК на рынок - высококлассных специалистов-отставников у нас много. Причем надо понимать, что сотрудник ЧВК – это не «рембо», с закатанными рукавами и пулеметом наперевес. От ЧВК нужен военный консалтинг, обучение бойцов, в случае необходимости – высококвалифицированная охрана, а не просто - «брутальные автоматчики по периметру». Таких людей хватает и на местах.

- В природе достаточно часто встречаются люди с достаточно высоким военным профессионализмом, но с низкими нравственными качествами, - говорит ветеран боевых действий, военный психолог Алексей Захаров. - Таких примеров много среди наемников: да, по части войны они – хорошие специалисты, но с точки зрения нравственности - на них пробу негде ставить. Если мы возьмем разных представителей спецназа, то у его бойцов могут быть разные направления деятельности, но есть общие черты, которые определяют их принадлежность к спецподразделениям. Поэтому мы и относимся с определенным пиететом к таким людям, потому что знаем – при любом раскладе на них можно положиться. Если мы возьмем «диких гусей» - наемников – то тут сразу же возникает вопрос – а можно или им что-то доверить? Как правило, таких людей легко перекупить, да и при всей внешней брутальности психологически эти люди часто бывают не стойкими.

http://svpressa.ru/war21/article/112497/