Так называемое «Восточное партнёрство» (ВП) зародилось на основе польско-шведской инициативы, обнародованной в мае 2008 г. Через год в Праге состоялся первый саммит ВП. В программе организации значилось, что «Восточное партнёрство» станет развиваться «параллельно сотрудничеству с Россией». И вообще, всячески подчеркивалось, что целью организации является желание только сгладить противоречия между «старыми» и «новыми» членами Евросоюза.

Однако вскоре выяснилось, что не всё так безобидно – «Восточное партнёрство» завязало переговоры о подготовке соглашений об ассоциации с Украиной и Молдавией. Оперативно были выработаны и утверждены рабочие программы для четырёх тематических платформ на 2009–2011 гг. Их названия («Демократия, хорошее управление и стабильность», «Экономическая интеграция и конвергенция с политиками ЕС» «Энергетическая безопасность», «Контакты между людьми») ярко свидетельствовали о том, что Евросоюз придает очень большое значение «подтягиванию» западных республик бывшего СССР в зону своего влияния.

Понятно, что в Москве не очень-то обрадовались появлению новой организации, заподозрив неладное. Например, специалист по мировой политике Андрей Суздальцев считает, что реальная цель «Восточного партнерства» заключается в оттеснении России в «северо-восточный угол Евразии». А заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин прямо заявляет, что «Восточное партнёрство» задумывалось не столько ради освоения новых рынков, сколько для того, чтобы оторвать постсоветские государства от России. Ведь в Брюсселе неоднократно давали понять, что рассматривают продвигаемый Москвой Таможенный союз в качестве опасного конкурента. Фактически идёт борьба между двумя соперничающими центрами освоения континентального пространства.

По мнению экспертов, Россия может, конечно, участвовать в программах ВП, но следует четко понимать, что деятельность «Восточного партнёрства» объективно вступает в противоречие с российскими интеграционными проектами.

Более того: усиление влияния ЕС на постсоветском пространстве связано, в первую очередь, с отсутствием у российской дипломатии четкого политического вектора по отношению к соседним государствам.

Между тем ВП с каждым годом всё явственнее проявляет свою наступательную сущность. И примечательно, что в её авангарде идут «младоевропейцы» из Прибалтики, считающие, как видно, «крестовый поход на Восток» крайне важной для себя миссией. Известно, что к настоящему моменту страны «Восточного партнёрства» разделились: Украина, Молдавия и Грузия подписали ассоциативные договоры с Евросоюзом; Азербайджан, Армения и Белоруссия – нет. Как заявил недавно посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Латвии Юрис Пойканс, «относительно первой тройки ЕС взял на себя большие обязательства. Молдова уже получила безвизовый статус с ЕС.

Между тем Брюссель уважает выбор Армении и Беларуси по вступлению в Евразийский союз, но желает того же уважения от Москвы относительно Украины и Грузии». Положение Азербайджана посол назвал «неясным», поскольку существует «замороженный» конфликт в Карабахе. Думается, здесь не обошлось без лукавства: мало кого в Европе устраивает успешное развитие конкурентного ТС. И поэтому при первой же подвернувшейся возможности европейские эмиссары, наверняка, постараются изменить политическую траекторию тех же Азербайджана, Армении и Белоруссии.

Так, в последнее время в Армении активизировал свою деятельность польский фонд «Окно на Восток», связанный со специальными структурами США и Польши.

Фонд провёл в нынешнем году в разных армянских городах ряд тренингов, семинаров, круглых столов и других мероприятий, в ходе которых местную молодежь обучали «выражать свою гражданскую позицию нестандартными способами».

Руководил этой программой бывший министр иностранных дел Польши Влодзимеж Цимошевич. А в начале текущего месяца в Брюсселе прошло 15-е заседание комитета по сотрудничеству Армения-Евросоюз, в ходе которого обсуждались вопросы развития взаимодействия этого государства и ЕС в разных сферах. Месяцем раньше Белоруссию посетил руководитель департамента Европейской службы внешних действий Гуннар Виганд. «В Минск приехал Виганд. Тихо, незаметно.

Новая особенность брюссельской дипломатии», – сообщил в своем «твиттере» глава белорусской оппозиционной «Объединённой гражданской партии» Анатолий Лебедько. В общем, работа по расширению орбиты «Большой Европы» продолжается. Правда, в отличие от Украины, Грузии и Молдавии, официальный Минск не стремится стать членом Евросоюза и не планирует подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Но всё так изменчиво в нашем мире…

В ноябре с.г. Литва, Латвия, Великобритания и Венгрия договорились в Брюсселе о создании фонда, из которого будет финансироваться участие стран ВП в военных миссиях и учениях – соответствующее соглашение подписали министры обороны этих государств. Данная структура предназначена «для поддержки участия стран «Восточного партнёрства» в общей политике безопасности и обороны ЕС». Как сообщили в Министерстве обороны Литвы, к деятельности фонда смогут подключиться и другие государства. «Учреждаемый фонд является практической мерой, которая позволит поощрить страны «Восточного партнёрства» более активно участвовать в общеевропейской политике безопасности и обороны.

Нынешняя ситуация в сфере безопасности требует, чтобы Европа предприняла такие практические меры», – заявил министр обороны Литвы Юозас Олякас. В соглашении предусмотрено, что средства фонда могут использоваться для финансирования участия представителей стран «Восточного партнёрства» в военных миссиях Евросоюза, операциях по управлению кризисами, учениях ЕС. Идею создания такого фонда выдвинула Литва, когда председательствовала в Совете ЕС во втором полугодии 2013 года.

Обращает на себя внимание активное участие в делах «Восточного партнёрства» новых членов ЕС, присоединившихся к нему относительно недавно. Это и неудивительно: дело в том, что ЕС построен на принципах незабвенной МММ. Иными словами, благополучие участников этой «пирамиды» очень зависит от того, удастся ли привлечь новых «вкладчиков». Например, итог десятилетнего пребывания государств Прибалтики в Евросоюзе оказался обескураживающим, разительно отличаясь от цветистых обещаний, раздававшихся жителям этого региона в 2002-2003 гг.

ЕС, словно вампир, «высосал» его экономически и демографически. И когда в прошлом году замаячила перспектива евроэкономической колонизации Украины, те же прибалты восприняли это с большим воодушевлением, рассчитывая, что теперь уже и им доведется хоть немного погреть на этом руки. Некоторые без стеснения рассуждали: теперь «хохлы» станут ездить к нам «гастарбайтерствовать», как сами мы катаемся в Великобританию и Ирландию.

К тому же здешних политиков согревает мысль об увесистом «щелчке по носу», который получит глубоко нелюбимая ими Российская Федерация, когда из сферы её влияния удастся «выдернуть» очередную страну.

В настоящее время республики Прибалтики ощущают себя стражами эдакого «фронтира», где идёт борьба за вектор интеграции – европейский или евразийский. Как уже указывалось, во второй половине 2013 года, когда, как предполагалось, Украина заключит договор с Евросоюзом, в Совете ЕС председательствовала Литва – документ готовились подписать в ноябре в Вильнюсе в ходе саммита «Восточного партнёрства». Амбициозная президент Литвы Даля Грибаускайте усмотрела в этом блестящий шанс поднять свой авторитет в глазах Брюсселя.

Правда, тогда правящие политики ещё пытались соблюдать минимальный этикет. Например, в ноябре 2011 года тогдашний министр обороны Латвии Артис Пабрикс заявил автору этих строк: «Я искренне полагаю, что европейский выбор Украины никак не ущемит интересов Российской Федерации. Ведь поскольку мы с некоторых пор говорим о стратегическом партнёрстве между ЕС и РФ, то должны стремиться к тому, чтобы наполнить эти разговоры реальным содержанием».

Как известно, вильнюсский саммит ВП оказался провальным. Двоедушный президент Виктор Янукович в последний момент передумал подписывать договор о евроассоциации (хотя именно он в предыдущие годы доказывал своему народу необходимость сближения с Европой) и всякий политес оказался отброшенным. В Киеве начали последовательно «продавливать» силовой вариант, а на Россию обрушили шквал всевозможных обвинений. И вплоть до момента бегства Януковича эмиссары из Прибалтики летали в Киев, как на работу: воодушевлять «восставший народ».

Например, евродепутат от Латвии Сандра Калниете в феврале (когда «Беркут» в Киеве еще сдерживал натиск «мирных митингующих») заявляла: «Наверняка так же чувствовали себя друзья Балтии в кровавый январь 1991 года, глядя, как в Вильнюсе и Риге убивают людей. У них тоже не было бы никаких возможностей вмешаться, если бы Москва решила зачистить баррикады в Риге, Таллине и Вильнюсе при помощи танков и спецподразделений. Но советский режим остановился после первых звонков западных лидеров, связавшихся с Горбачёвым. Угроза экономических санкций оказалась настолько сильной, что борцов за свободу стран Балтии не уничтожили. Тогда «совок» был один.

Без какой-либо экономической или другой поддержки внешнего мира. И это не оставило Горбачёву выбора. Янукович не один. За ним стоит Россия со своими газовыми деньгами и военными мускулами. Кроме того, как Путин, так и Янукович знают, к чему может привести «мягкотелость» – это крах «совка», революция роз в Грузии, арабская весна. Это борьба не на жизнь, а на смерть. Если победит Янукович, тогда мёртвых закопают, тюрьмы забьют до отказа, и счастливы будут те, кому удастся стать беженцем в Европе».

Законно избранную власть на Украине сбросили. Хоть бывшего президента и пытались изобразить несусветным тираном, грех пролития крови на себя он не взял. Предсказания Калниете начали сбываться именно при власти «проевропейских демократов», сменивших слабосильного Януковича: мертвецов закапывают в огромных количествах, тюрьмы ломятся от противников режима, а многие простые украинцы спят и видят, куда бы сбежать от такого «расцвета свободы». Здравствуй, северное Сомали!

Зато теперь новый президент Пётр Порошенко заявляет, что «евроинтеграции нет альтернативы». По его словам, «общий европейский курс Украины и Молдавии облегчит урегулирование приднестровского конфликта и сотрудничество в области безопасности». Легко догадаться, что подобные заявления не улучшают настроения жителей пророссийского Приднестровья, слишком хорошо помнящих предыдущую попытку «интеграции» в 1992 году, завершившуюся большой кровью.

Если настолько сокрушительным оказался итог председательства Литвы в Совете ЕС и вильнюсского саммита «Восточного партнёрства», то к каким последствиям следует готовиться сейчас, когда бразды правления в этой организации готовится принять Рига, а следующий саммит назначен в Риге на май 2015-го? Судя по всему, жесткая экспансия на восток будет продолжаться – об этом говорят прямо, без обиняков. На днях министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич на неформальном совещании министров иностранных дел стран ЕС в формате «Группа друзей Украины в ЕС», сделал знаковое заявление. Он подчеркнул, что на предстоящем Рижском саммите «необходимо дать ясный сигнал о заинтересованности ЕС в дальнейшем развитии «Восточного партнёрства».

Евродепутат от Латвии Роберт Зиле высказался ещё откровенней. Рассуждая о внешнеполитических приоритетах Евросоюза на предстоящий период, Зиле не скрыл, что в фокусе окажутся страны Средней Азии.

По его словам, Латвия будет работать с ними, дабы «ослабить идею Путина по созданию Евразийского союза». «Чем хуже у него это получится, тем лучше будет ЕС», – отчеканил евродепутат.

Стоит отметить, что Латвия уже давно перешла от слов к делу: делегации самого высокого уровня из этой страны зачастили в Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Монголию. В подобных визитах участвует и сам президент республики Андрис Берзиньш, всякий раз в сопровождении огромной свиты из чиновников и бизнесменов. А 15 сентября государственный секретарь Министерства иностранных дел Латвии Андрей Пилдегович открыл учебную программу для представителей региона «Восточного партнёрства» и стран Центральной Азии (Advanced Programme in European Law and Economics for the Eastern Partnership Region and Central Asia). Участники программы из Армении, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Косово, Латвии, Молдавии, Таджикистана, Украины и Узбекистана пополняли в Латвии свои знания в сфере европейского права, экономики и международной политики вплоть до 5 декабря.

Заявленная цель программы: «повысить качество работы государственного управления стран региона ВП и Центральной Азии в процессе реформ и передать накопленный Латвией опыт и знания». В её реализации приняли участие преподаватели из Латвийского института внешней политики, Латвийского университета, Рижской высшей школы экономики и Европейского института публичной администрации. Проект финансировался из средств государственного бюджета.

Итак, пока Россия сосредотачивается, напористые и агрессивные еврокомиссары из «Восточного партнёрства» продолжают активное переформатирование правящих элит в постсоветских государствах.

http://www.stoletie.ru/geopolitika/_vostochnoje_partnerstvo_instrument_ekspansii_194.htm