8 октября директор германской разведывательной службы БНД Герхард Шиндлер выступил перед контрольным комитетом бундестага и заявил: германская разведка нашла виновника гибели малайзийского «Боинга» над Украиной. Это ополченцы. Со слов главного немецкого разведчика, БНД проанализировала все доступные ей спутниковые снимки и сделала вывод о том, что ополченцы украли с одной из украинских военных баз установку ПВО «Бук» и выстрелили из нее по пассажирскому самолету, что привело к гибели 298 человек.

Из выступления следовало, что никакими дополнительными материалами, кроме общедоступных, эксперты БНД не пользовались и пришли к своему выводу исключительно аналитическим путём. Г. Шиндлер сообщил также, что как российская, так и украинская версии уничтожения самолета являются фальшивыми. Сразу же после его выступления немецкие СМИ раскрутили пропагандистскую карусель.

Россия - Германия

Самый большой шок от выступления Г.Шиндлера испытали украинские власти, которые никогда не заявляли, что «Бук» у них выкрали, и не поняли, зачем немецкие союзники обвинили их в фальсификации материалов.

В интервью «Украинской правде» генпрокурор Украины Виталий Ярема заявил:«После того как был сбит пассажирский самолет, военные доложили президенту, что у террористов нет наших ракетных комплексов «Бук» и С300. Захвата этого вооружения не было».

Ополченцам комментировать речь Г.Шиндлера было проще. Боеспособная батарея «Бук» составляет от 4 до 8 единиц техники, что превращает ее кражу в целую войсковую операцию, которая не могла пройти незамеченной.

Министерство обороны РФ также, похоже, не может оправиться от шока. Таких грубых и нелепых поделок, которые на языке пропагандистов называются «дурочками», от БНД оно не ожидало.

В целом это был сюрприз для всех. Берлин вышел на тропу грубых провокаций, которыми прежде славились его англосаксонские партнеры. Хотя почему же сюрприз? Просто российская общественность никак не может освободиться от иллюзий, появившихся в пору воссоединения Германии и связанных с эйфорией «дружбы и братания» между первыми лицами двух государств. Фантазии по поводу «особых российско-германских отношений» сохранялись и впоследствии.

Это с самого начала было заблуждением, которое пытались развеять многие российские германисты. Один из них, посол СССР в ФРГ Юлий Квицинский, без малого 20 лет назад писал в своей книге «Россия - Германия. Воспоминания о будущем»: «Если в головах немецких политиков до Беловежской пущи Советский Союз и рисовался как потенциальный партнер в крупной политической игре за возрождение былой роли Германии в Европе и мире, то после нее он мог представляться только как объект освоения и использования в своих интересах». 

Понятнее не скажешь. Пока мы были сильны, немцы играли с нами в дружбу. Как только развалились – под немецкой замшевой перчаткой почувствовались стальные пальцы.

Россия - Германия

Инерция надежд на дружбу с немцами длилась недопустимо долго. Мы никак не могли забыть, что благодаря нам Германия решила историческую задачу воссоединения и вошла в лигу сильнейших держав мира. А Германия не только забыла, но и со вкусом использовала русское прекраснодушие. Ю.Квицинский пишет: «Германия если не инициировала, то, во всяком случае, активнейшим образом поддерживала все решения о расширении НАТО и ЕС, цементируя тем самым результаты вытеснения России из Европы и распада Советского Союза и стремясь вернуться под флагом НАТО и Европы в районы традиционного влияния рейха в Восточной и Юго-Восточной Европе.

Она ведет вместе с США и другими странами НАТО активное дальнейшее проникновение в бывшие республики СССР, прежде всего на Украину и в Закавказье, поддерживает политику создания антироссийского санитарного кордона на наших бывших землях. Продолжает в рамках ЕС политику дискриминации российского экспорта. В хозяйственных связях с Россией проявляет отчетливую заинтересованность в получении доступа к ее энергетическим, минеральным ресурсам и другим природным богатствам, пытаясь в то же время всячески тормозить восстановление и развитие обрабатывающих отраслей, связанных с современными технологиями».

Это объективная оценка. Она должна формировать сбалансированное отношение к такому важному партнеру России, как Германия. И особенно важным Ю.Квицинский считал твердость российской линии.

«Восточная политика Германии, а в более широком смысле и ее внешняя политика в целом, всегда были функцией мощи или немощи России. К сильной России Германия приспособлялась и иногда действовала с ней заодно, на слабую Россию она нападала и грабила ее. Нет никаких оснований полагать, что в будущем это будет иначе. Поэтому решение вопросов наших отношений с Германией лежит, прежде всего, на путях решения наших внутренних проблем. Если встанем с колен, то будет один рисунок игры, не встанем - так будет другой и отнюдь для нас не радостный».

Так крупный знаток Германии указывает нам из прошлого и на причины живейшего интереса Германии к украинскому кризису сегодня. «Против иракской, корейской, иранской авантюр Германия возражает не просто из любви к миру и не из чувства оскорбленной справедливости, а потому что считает это отвлечением сил на решение ненужных немцам задач. Их Африка со времен Бисмарка - это, повторяю, Европа. Они не видят ровно никакой выгоды для себя в том, чтобы лезть в горы и пески Ирака или затевать войну с аятоллами и Ким Чен Иром. Пока Россия слаба и шаг за шагом пятится назад к Уралу, пытается откупаться от наступающих на нее все новыми экономическими и политическими уступками, Германия будет за то, чтобы двигаться дальше на Восток в союзе с США и под флагами НАТО и Европы, забирать без войн и конфликтов все то, что никак не могла заполучить ни силой, ни хитростью многие века. Это поистине захватывающая для традиционной германской политики перспектива.

Россия - Германия

Остановится это движение, упрется оно в глухую стену сопротивления - немецкий взгляд на пользу дальнейшего союза с США может измениться. Изменится и отношение Германии к России, как это уже не раз бывало в нашей истории. Не произойдет этого, так немцы поучаствуют с немалым удовольствием в дальнейшем и окончательном разделе «русского пирога». Раньше они думали сделать это сами, теперь согласны быть членом коллективной команды и допустить к дележу других. Другого-то ведь им не дано».

Мысли Ю.Квицинского дают ключ к пониманию того, почему сегодня немецкая разведка встала на путь провокаций. Такое могло произойти только с подачи первого лица немецкого государства. То есть в украинском вопросе мы столкнулись с железным кулачком фрау Меркель, которой захотелось узреть перед собой «слабую Россию». В ход пущены все средства. Зачем? Ответ лежит на ладони: чтобы Москва сдала Новороссию. Сдача Россией Новороссии стала бы манифестом ее слабости и неспособности отстаивать свои стратегические интересы.

Провокация была организована как раз накануне встречи В.Путина с А.Меркель в Милане, а сама встреча продемонстрировала, что у Берлина касательно Украины самые серьезные планы. Фрау Меркель не услышала доводы Путина. Ни о какой справедливой игре с ее стороны речи не идёт. Канцлер ФРГ стремится добиться отказа российского руководства от поддержки Новороссии.

Российским политикам необходимо учитывать, что агрессивность Германии на восточном направлении будет нарастать. В недрах германской нации потенциал поддержки такой политики имеется. Достаточно вспомнить ликующие заголовки немецких газет 1999 года: «Германская люфтваффе вновь над Белградом!»

И если НАТО возобновит гражданскую войну на Украине весной следующего года в целях интернационализации кризиса, то можно не сомневаться, что части бундесвера будут первыми иностранными «миротворцами», которые начнут столбить за Германией куски украинской территории.

Очень показательна в этом смысле беспощадность Берлина в деле развала Сербии и патронаж немцев над бандитской «Республикой Косова».

Россия - Германия

Падение оборотов в торговле

Напор Германии в украинском вопросе заставляет еще раз вспомнить слова одного из лучших наших германистов: «Ключ к решению наших проблем на внешней арене, в первую очередь в отношениях с Германией, лежит не где-нибудь, а внутри России. Нам нужно быстрейшее восстановление России как великой державы - в военном, политическом, экономическом и информационно-культурном плане. Только оно позволит заново расставить точки над "и"».

Доклады экспертов:

19 мая 2014 года в Институте Европы РАН состоялся "круглый стол" на тему"Восточная политика ФРГ" и российско-германские отношения". В его работе  приняли участие ведущие учёные, эксперты и специалисты по Германии и Европе из  Института Европы РАН, ИМЭМО РАН, Института экономики РАН, ИНИОН РАН, МГУ им.  Ломоносова, МГИМО (У) МИД РФ, ГУ-ВШЭ, а также представители Посольства ФРГ,  Фонда Ханнса Зайделя и Фонда Конрада Аденауэра.

Первым докладчиком, задавшим тон последующим выступлениям и дискуссии, стал  заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских  исследований ИЕ РАН Белов В.Б. В докладе «Восточный вектор внешней политики  правительства Большой коалиции» он подчеркнул значимость исторических аспектов  проблематики. Так, в конце 90-х годов прошлого столетия в определении восточного  вектора внешней политики ФРГ большую роль сыграл федеральный канцлер Герхард  Шрёдер.

Немецкая восточная политика, по мнению докладчика, в тот период означала  стратегическое взаимодействие с РФ и одновременно негласно подразумевала  вовлечение стран ЦВЕ в орбиту европейской интеграции. В.Б. Белов, обратил особое  внимание на сформулированное в 2006 г. Ф.-В. Штайнмайером положение Annäherung  durch Verflechtung (весьма близкое к формулировке Вилли Брандта начала 70-х гг.  прошлого века - Wandel durch Annäherung). Имея своей целью углубление кооперации  между Евросоюзом и Россией, этот принцип на некоторое время стал определяющим в  архитектуре восточной политики ФРГ. Ему на смену пришёл новый подход,  предложенный тем же немецким политиком - "партнёрство для модернизации",  официально закреплённый на майским саммите ЕС-РФ в мае 2010 г.

Оставаясь в тени, Германия уступила Швеции и Польше право стать инициаторами  "Восточного партнерства", став при этом одной из важнейших стран ЕС,  определяющих его содержание. Не случайно на саммите в Вильнюсе Ангела Меркель  была единственным европейским политиком, которая попыталась определить пути  выхода из сложившейся ситуации вокруг Украины, впоследствии переросшей в  глубокий кризис. Сделанные ею тогда предложения о необходимости отказа от  политики "или Россия или ЕС" и немедленного перехода к взаимным переговорам с  участием всех заинтересованных сторон вполне могли бы направить обозначившийся  кризис в регулируемое русло.

Россия - Германия

Россия в сравнении с остальными партнерами Германии

В новом коалиционном договоре между ХДС/ХСС и СДПГ (утверждён 27 ноября,  подписан 16 декабря 2013 г.) обозначены лишь самые общие моменты в отношении  восточного вектора внешней политики. Основное внимание уделено России, где особо подчёркивается важность трёхстороннего диалога между РФ, ФРГ и Польшей (до этого  раздела было сказано несколько слов о необходимости продолжения работы в рамках  Веймарского треугольника). Не случайно, Ф.-В. Штайнмайер два первых блиц-визита  сделал в Париж и Варшаву. Именно немецкий, французский и польский министры  иностранных дел подписали 21 февраля 2014 г. известное соглашение с украинским  президентом В. Януковичем о переходном периоде, которое было фактически  "выброшено в корзину" на следующий день.

Однако страны Веймарского треугольника  предпочли не вмешиваться в происходящие события и признать легитимность  произошедшего на Украине переворота. Во многом это определило быстрое и  нерегулируемое развитие кризисных процессов в стране, в первую очередь на  юго-востоке и востоке. Недостаточно активно Германия проявила себя и в рамках  Женевских договорённостей от 17 апреля 2014 г. Следуя логике трансатлантического  и есовского подхода, вместо соответствующей работы с украинским политическим  истэблишментом Ангела Меркель и её окружение выбрали тактику откровенного  давления на российское руководство. Двусторонние отношения оказались на грани  глубокого кризиса, который, однако, вполне можно преодолеть, в том числе за счёт  смягчения чётко обозначившегося во внешней политике ФРГ "америко-обамо-центризма".

В. Б. Белов высказал мнение о том, что в рамках начавшейся в стенах Ауссенамта  работы по критическому осмыслению содержания современной внешней политики  Германии немецким дипломатам и внешнеполитическим экспертам имеет смысл подумать  о наполнении восточного вектора новым качественным содержанием. Новый подход  должен опираться на более чем сорокалетний исторический опыт восточной политики  ФРГ и мог бы ориентироваться на создание предпосылок сближения стран ЕС и России  в рамках евразийского пространства от Лиссабона до Владивостока (с учётом  существующих четырёх дорожных карт и интересов их соседей).

Следующим стало выступление главного научного сотрудника Центра германских  исследований ИЕ РАН Синдеева А.А. на тему: «Восточная политика ФРГ в контексте  смены политических элит». Докладчик остановился на четырех тезисах:

1) в Германии происходит смена политических элит;

2) России придется считаться с тем, что военное и послевоенное поколение  немецких политиков, у которого в той или иной мере сформировалась  ответственность за развязывание Второй мировой войны, которое пережило «холодную  войну» и блоковое противостояние и часть которого демонстрирует особую  эмоциональную близость с нашей страной, ушло с политической сцены ФРГ. Именно  политики этого поколения в решении украинского кризиса призывают к сдержанности и учету различных точек  зрения;

3) политики среднего поколения имеют иной социальный опыт, а значит будет  складываться ситуация, более проблемная для нашей страны. Любопытно, что чем  моложе и успешнее политики, тем выше ими поддержка евроатлантического подхода к  решению украинского конфликта. Собирательный портрет про-российски настроенного  политика выглядит в настоящее время следующим образом: 55–63 года, как правило,  имеет высшее техническое, естественно-научное образование или историческое  образование. Рождение в ГДР может сыграть свою роль, но не является  доминирующим;

4) конфликт на Украине сможет послужить активизации роли ОБСЕ, что долго хотела  Россия. Однако ожидать прорыва и углубления российско-германских отношений на  политическом уровне не приходится. Ведь та же А. Меркель и ее штаб уже сейчас  исходят из утверждения «мышления в рамках сфер влияния» (полный текст  выступления - см. приложение 1).

Россия - Германия

Сырьевая часть российского экспорта в Германию

Профессор МГИМО Павлов Н.В. определил тему доклада как «Москва-Брюссель-Берлин:  от трилатерализма к билатерализму». По его мнению, ФРГ считает необходимой  адаптацию России к западным и евроатлантическим ценностям. Начиная с 2002 года  отношения между Москвой, Берлином и Брюсселем были поставлены на рельсы  стратегического партнерства, затем появилось партнерство для модернизации, а в  2013 году была провозглашена модернизация сотрудничества. Но, большинство из  декларированного, осталось лишь на бумаге. Де факто результатов данные установки  не дали. Н.В. Павлов выделил шесть основных тезисов, характеризующих современные  отношения между РФ, ФРГ и НАТО:

1) в прошлое ушло противостояние в рамках биполярной системы международных  отношений, но на его место пришло соперничество за наиболее эффективную  социально-политическую модель;

2) вхождение п-ова Крым в состав РФ на Западе было интерпретировано как  нарушение норм международного права: а) Устава ООН; б) Хельсинского  Заключительного Акта 1975 года и т.п.;

3) говорить о праве нации на самоопределение можно только при условии соблюдения  норм международного права;

4) вместо стабильности и доверия в отношениях РФ - ФРГ пришла непредсказуемость.  Этот фактор обусловил еще больший поворот ФРГ к Западу;

5) по данным опроса, проведенного немецкими социологами, имидж РФ среди граждан  ФРГ резко снизился, так же как и имидж В.В. Путина;

6) в сложившейся ситуации экономическая составляющая играет второстепенную роль.  Немецкий бизнес, по мнению докладчика, готов разделить тяжесть экономических  санкций. Главной идеей в Европе становится энергобезопасность и создание  Общеевропейского энергетического союза. Таким образом, неизбежны усиление  центробежных тенденций между Берлином и Москвой и сближение между Брюсселем и  Берлином.

После доклада Н.В. Павлова прозвучали вопросы докладчикам и началась дискуссия.  Среди прочего в адрес В.Б. Белова был задан вопрос: "Кто в настоящее время  является в ФРГ лицом, представляющим основные политические решения и интересы  страны на мировой арене?". Отвечая на него, он подчеркнул, что, несмотря на  бесспорную лидирующую роль Ангелы Меркель и бундесканцлерамт, большое значение  имеет министр иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайер, который достаточно активно  проявляет себя в качестве политического деятеля, а также вице-канцлер З.  Габриэль. Можно утверждать, что в Германии на высшем уровне сложилась слаженно  работающая внешнеполитическая команда. Павлову Н.В. был задан вопрос  относительно бесспорности факта, что политические шаги предпринимаются в  соответствии с экономическими интересами. По его мнению, речь идет о  цивилизационном столкновении интересов, поэтому конкретно в данной ситуации  сказать хорошо это или плохо - сложно.

Россия - Германия

Доля России в сырьевом импорте Германии

В дискуссии активное участие приняли следующие участники круглого стола:

1) профессор МГИМО Терехов В.П., Чрезвычайный и Полномочный посол в отставке  (полный текст выступления - см. приложение 2).

2) руководитель Центра французских исследований ИЕ РАН, д.и.н. Рубинский Ю.И.  дал краткую характеристику франко-германским отношениям, отметив изменение в  роли тандема в рамках Веймарского треугольника (Германия-Польша-Франция). По его  мнению, он больше не является положительным фактором для РФ;

3) ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН В.И. Васильев (полный текст выступления -  см. приложение 3);

4) Чрезвычайный и Полномочный посланник, главный научный сотрудник ИЕ РАН И.Ф.  Максимычев (полный текст выступления - см. приложение 4);

5) старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Тоганова Н. указала на то, что важно  подумать над следующей проблемой: изменятся ли в будущем методы влияния, которое  оказывает Германия на современную обстановку;

6) заместитель руководителя Политического отдела Посольства ФРГ в РФ С. Штёр  предложила вниманию собравшихся три тезиса:

а) у Германии есть тесные политические и экономические взаимоотношения с  Украиной; речь идет о совершенно самостоятельных связях;

б) ФРГ никогда не отступала от восточного вектора в ведении внешней политики;

в) российская сторона недооценивает тот шок, который испытала ФРГ из-за аннексии  Крыма;

7) руководитель представительства Фонда имени Зайделя в Москве М. Эм. считает,  что референдум в Крыму должен был состояться с согласия украинской стороны;

8) профессор, заведующий Отделом разоружения и урегулирования конфликтов Центра  международной безопасности ИМЭМО РАН Загорский А. В. подтвердил высказывание М.  Эма, указав на то, что дальнейший путь развития евроатлантической интеграции  пока не ясен, в том числе из-за кризиса в Украине. Россия может сыграть ключевую  роль в предотвращении развала территории своего ближайшего соседа. Для РФ крайне  важно избегать принятия неосторожных политических решений именно для того, чтобы  не сталкиваться с обвинениями в нарушении международного права. 9) научный  сотрудник Института экономики РАН, Наталия М.К. отметила, что прослеживается  тенденция ухода ФРГ от четкой стратегии в отношении Ostpolitik. ПО её мнению, в  условиях глобализации все сталкиваются с одинаковыми вызовами, поэтому  действовать дезинтегрировано нельзя.

10) старший научный сотрудник ИЭ РАН, Цедилин Л. И. высказал точку зрения о том,  что существует большая разница между бюджетными дисциплинами ЕС и Таможенного  союза. Если в ЕС она жесткая, то в Таможенном союзе ее практически нет, что  может негативно отразиться на интеграционных процессах;

11) ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, Кокеев А.М. заявил, что неправильно  недооценивать значение политических ценностей, и что диалог РФ-ФРГ был нарушен  уже 2-3 года назад.

12) старший научный сотрудник ИНИОН РАН Погорельская С.В. указала на факт смены  поколений немецких политиков, учёных и экспертов, которые занимались вопросами  восточной политики и отношений с Россией. Это надо учитывать при оценке новых  подходов к этому направлению внешнеполитической деятельности современной  Германии.

Россия - Германия

Продукция с высокой добавленной стоимостью в экспорте Германии в Россию

Также в дискуссии приняли участие другие коллеги, которые среди прочего  поблагодарили организаторов за возможность выступить, высказав пожелание  собраться в следующий раз для обсуждения проблем, связанных уже с внутренней  политикой ФРГ. Итоги почти трехчасового интересного общения подвел Белов В.Б.

Материал подготовлен Бжанией М.И. (аспирантка Института Европы РАН)

Приложения: Выступления докладчиков

 А.А. Синдеев: «Восточная политика» ФРГ в контексте смены политических элит

Уважаемые коллеги!

Построю свое небольшое выступление на четырех тезисах.

Первый тезис. В Германии происходит смена политических элит. Об этом  свидетельствуют:

и кадровый кризис в ХДС, включая неожиданное назначение генеральным секретарем  не столь опытного Петера Таубера;

и подготавливающаяся передача власти в ХСС;

и обновление – пока не совсем удавшееся – партийного руководства у «зеленых»;

и приход относительно молодых социал-демократических министров в правительство,  а также назначение нового генерального секретаря СДПГ;

и стремление ограничить власть Грегора Гизи во фракции «левых»;

и неудачные попытки либералов с помощью так называемого молодежного набора  вернуть былое политическое влияние.

Как известно, наряду с объективными обстоятельствами субъективный фактор  оказывает большое влияние на принятие политических решений. Внимание к нему в  этой связи должно быть повышенным.

Второй тезис. России придется считаться с тем, что военное и послевоенное  поколение немецких политиков, у которого в той или иной мере сформировалась  ответственность за развязывание немцами Второй мировой войны, которое пережило  «холодную войну» и блоковое противостояние и часть которого демонстрирует особую  эмоциональную близость с нашей страной, ушло с политической сцены ФРГ. Именно  политики этого поколения в решении украинского кризиса призывают к сдержанности  и учету различных точек зрения.

Так, Гельмут Шмидт считает, что ЕС несет свою  долю вины в украинских событиях. Герхард Шрёдер раскритиковал безальтернативную  политику Евросоюза, призвав теперешнее украинское правительство провести  федерализацию. Г. Коль признал многочисленные упущения со стороны Запада, подчеркнув отсутствие «умной подготовки» заключения договора об ассоциации и  неучет российской позиции. В таком же контексте высказались Г.-Д. Геншер и Э.  Бар, для которых Россия однозначно является частью Европы. «У нас есть  трубопровод, с моей точки зрения, мы можем проложить еще один, – утверждал Эгон  Бар, – можно и по дну Чёрного моря, если это поможет обеспечить безопасность».

Третий тезис. Политики среднего поколения имеют иной социальный опыт, а значит  будет складываться ситуация, более проблемная для нашей страны. В этой связи  остановимся на одном примере – составе и позиции членов международного комитета  бундестага по украинским событиям и попытаемся понять, что нас может ожидать. В  комитет входят 37 человек, из которых – 11 от СДПГ, по 4 – от «левых» и  «зеленых», остальные представляют ХДС/ХСС.

В целом, по подходам к решению украинского кризиса можно выделить три группы.

Первую составляют «пророссийски настроенные» депутаты. Так, Манфред Грунд (ХДС),  еще 4 марта предложил провести «круглый стол» с участием всех сторон конфликта,  а на вопрос журналиста «Как Вы относитесь к угрозам американцев... выбросить  Россию из G8?», ответил: «Это приведет к экономической войне. Для нас в Европе  это создаст большие проблемы». По словам Уты Фринк-Кэмер (СДПГ), ключ от  конструктивного решения конфликта «находится в самой Украине». 24 апреля Бэрбель  Кофлер (также СДПГ) на встрече с избирателями в Баварии напомнила, что Киев –  «мать городов русских», поэтому «российскую точку зрения нужно понимать как  исторически, так и эмоционально». О представителях партии «левых» и говорить не  приходится.

Таким образом, к «пророссийски настроенным» отнесены те депутаты,  которые либо критикуют позицию федерального правительства, либо хотя бы частично  используют аргументацию официальной Москвы. Немного статистики: численный состав  данной условной группы – 7 человек; средний возраст – 52 года, большая часть  имеет естественно-научное или техническое образование (высшее или незаконченное  высшее). Причин их понимания России несколько: избирательные округа в Восточной  Германии; пребывание на Украине и неплохое знание ситуации там еще до кризиса;  изучение/преподавание русского языка; поддержка движения за мир.

Вторая группа депутатов – «призывающие к компромиссу». К ней относится, в  частности, Франц Тённес (СДПГ), полагающий, что нет «рубильника», «который  включается или выключается в Москве, движение на Украине является очень  пестрым». А также Кристоф Бергер (ХДС) настаивающий на более успешном диалоге с  Россией, «чем это имело место быть в последнее время». Или Филипп Мисфельдер  (ХДС), для которого украинский конфликт – «мировой политический конфликт и война нервов между США и  Россией». Или Гернот Эрлер (СДПГ). Или стремящийся получить для ХСС  дополнительные голоса на выборах Петер Гаувайлер (ХСС)1, потому что В.В. Путин  вдруг оказался для части немецкого населения популярным политиком. По всей  видимости, в нем видят решимость, которой не хватает местным политикам. И опять  обратимся к статистике: численный состав группы составляет всего 5 человек,  средний возраст – 74 года, по образованию – это либо представители технических  специальностей, либо историки.

И, наконец, третья группа, самая многочисленная группа, – сторонники  евроатлантических взглядов (19 человек), состоящая из представителей ХДС/ХСС,  социал-демократов, «зеленых». Средний возраст – 53 года, больше половины –  практикующие юристы или имели опыт юридической работы. Кроме того, представители  данной группы учились в США, имеют деловые интересы в Европе, состоят в  евроатлантических организациях, к примеру в Atlantik-Brücke e.V., или сделали  карьеру в бундесвере. Любопытно, что чем моложе и успешнее политики, тем выше  ими поддержка евроатлантического подхода к решению украинского конфликта.

Родерих Кизеветтер (ХДС), полковник бундесвера в отставке, полагает, что  стратегическая цель Путина – не Крым, а получение доступа к оборонной и тяжелой  промышленности на востоке страны. Йохенн Вадепуль (ХДС) еще в октябре 2012 года  заявил: «Мы хотим видеть Украину на нашей стороне. И соглашение об ассоциации –  лучшая возможность привязать ее к ЕС... Для большинства олигархов желателен  доступ на рынок Евросоюза...». В апреле 2013 года Дитмар Нитан (СДПГ) с другими  социал-демократами написал о политике расширения и «Восточном партнерстве»  следующее: «Если Евросоюз хочет сохранить позиции глобально, то он должен  всерьез направить взгляд за свои границы...».

Из оставшихся так называемых молчунов, то есть членов международного комитета,  не высказавшихся публично или в прессе по Украине, большинство, несомненно,  поддерживает правительственный курс.

Таким образом, можно нарисовать собирательный портрет пророссийски настроенного  политика: 55–63 года, как правило, имеет высшее техническое, естественно-научное  образование или историческое образование. Рождение в ГДР может сыграть свою  роль, но не является доминирующим.

В ближайшие пять-семь лет ситуация, думаю, резко изменится. Наша страна  столкнется с еще более консолидированными антироссийски насроенными политиками,  для которых восточная политика будет означать не диалог, достижение  взаимопонимания и компромисса, а отстаивание своих интересов.

Германия - газ

В полном размере: Германия - газовые ресурсы

В принципе, поддержку ЕС со стороны немецкой элиты оспаривать бессмысленно.  Согласно опубликованному в июне 2013 года исследованию «Wissenschaftszentrum  Berlin für Sozialforschung» лишь 19% из 354 опрошенных представителей элиты  (политиков, управленцев, военных и т.д.) рассматривают в качестве проблемы  будущее Европы и международную роль Германии. 92% считают, что на развитие  Германии оказывает большое влияние Евросоюз и 94% высказываются за большее  влияние федерального правительства.

Четвертый тезис. Конфликт на Украине сможет послужить активизации роли ОБСЕ, что  долго хотела Россия. Однако ожидать прорыва и углубления российско-германских  отношений на политическом уровне не приходится. Ведь та же А. Меркель и ее штаб  уже сейчас исходят из утверждения «мышлени[я] в рамках сфер влияния». Но это,  конечно, не означает, что мы должны сложить руки.

Спасибо за внимание!

 Терехов В.П.

Термин «новая восточная политика» ФРГ воспринимался в прошлом как показатель  новизны, реализма, конструктивности, готовности к компромиссным решениям.

Соответствует ли восточная политика ФРГ таким представлениям сегодня? В чём её  новизна, её конструктивность? Её готовность решать возникающие проблемы на  взаимовыгодной, сбалансированной основе?

В какой мере нынешняя восточная политика ФРГ основана на интересах и  потребностях самой ФРГ? Насколько она самостоятельна в определении приоритетов и  задач, методов действий на международной арене? Насколько она требовательна в  продвижении своих взглядов и интересов при коллективной выработке позиций в  рамках «блоковой солидарности»?

Все эти вопросы возникают не случайно. Острый политический кризис на Украине, в  урегулировании которого волей или неволей вовлечены многие члены международного сообщества, включая ФРГ, как особенно активный участник, позволяет достаточно  четко определить «рыночную стоимость» действий отдельных игроков на скользкой  площадке украинского кризиса.

С одной стороны, видно, что ФРГ озабочена. Вопрос - чем конкретно? Судя по  заявлениям, звучащим в Берлине, отнюдь не безответственными действиями тех сил  на Украине, которые совершили в феврале государственный переворот, цинично  растоптав соглашение об урегулировании кризиса, достигнутого при участии  министра иностранных дел ФРГ. Это ли не политическая пощечина Берлину, как,  впрочем, Парижу и Варшаве, чьи министры также посредничали при выработке  соглашения? Проглотили!

Закрывают глаза на демонстративную активность пронацистских, праворадикальных  группировок на Украине, в значительной степени определяющих сегодня политику  людей, пытающихся руководить Украиной. Действуют по образцу: «ничего не вижу,  ничего не слышу, ничего не говорю». Такое же позорное молчание, или шепотом  выраженное сочувствие многочисленным жертвам кровавой расправы, учиненной  правыми радикалами над мирными жителями в Одессе и Мариуполе.

Ни слова осуждения в адрес самопровозглашенной киевской власти за использование  армии против жителей юго-восточных регионов Украины, требующих учета их прав и  интересов. В ответ на их требования – пули!

Полное пренебрежение к требованиям общенационального диалога для согласования  путей выхода из политического кризиса на Украине. Киевские власти будто не  слышат свой народ. Похоже, и Берлин убедили в том, что не надо его слушать.

«Восточная политика» Берлина проявляет себя в очень странном виде. Вместо того,  чтобы честно, чётко и беспристрастно разобраться с происходящим на Украине,  предъявляют обвинения и упреки в адрес России. Нам даже грозят новыми санкциями,  если на предстоящих 25 мая выборах на Украине не будет достигнут тот результат,  которого жаждут получить в Киеве. Но ведь выборы-то на Украине, а не в России!

Можно понять желание Берлина не конфликтовать с США, соглашаться с выработанной  в Вашингтоне линией поведения. Таков стиль взаимоотношений в альянсе НАТО. И всё  же, стоило бы не забывать при этом, что кризисы когда-то заканчиваются, и надо  будет заново выстраивать свою политику, в том числе и на восточном направлении,  которую сегодня столь неосмотрительно перегружают негативом. Стоило бы помнить и  о «перезагрузке». Чем больше «перегрузка», тем труднее «перезагрузка».

Причины кризиса на Украине имеют свою историю и требуют объективной и  непредвзятой оценки и разъяснения.

Кризис на Украине – это следствие целенаправленной политики Запада по  переформатированию системы международных отношений в Европе в условиях  постепенного разрушения Ялтинско-Потсдамской системы, сложившейся в результате  второй мировой войны. Эта система предусматривала взаимное уважение  территориальных реальностей.

Параметры Ялтинско-Потсдамской системы с самого начала не устраивали Запад. Но  изменить их в свою пользу Запад не мог – не хватало морального и  военно-политического потенциала. Бессилие изменить положение породило холодную  войну. Тем не менее, в первые тридцать пять лет, несмотря на возникавшие  локальные кризисы и напряженность в условиях холодной войны, стороны  поддерживали относительную стабильность и не шли на риск серьёзных осложнений,  чреватых мировым конфликтом. Были даже выработаны некие нормы поведения на  международной арене, зафиксированные в Хельсинкском Акте.

Ситуация изменилась в восьмидесятые годы. На Западе сочли, что настало время  перемен и можно попытаться изменить параметры Ялтинско-Потсдамской системы в  свою пользу, «подвинуть» Советский Союз на восток, не опасаясь резкого  сопротивления с его стороны.

Важнейшей акцией в ряду перемен стало объединение ФРГ и ГДР, роспуск Варшавского  договора и политическая переориентация восточноевропейских государств.

Однако, наиболее сильным ударом по европейской стабильности стал развал  Советского Союза. Это было потрясение всей послевоенной системы, геополитическая  катастрофа. Был нанесен удар по принципу нерушимости границ в Европе, который  считался до тех пор одной из основных гарантий стабильности в Европе. Границы  перестали быть неприкосновенными.

Следующий этап демонтажа Ялтинско-Потсдамской системы – это продвижение НАТО на  восток, втягивание восточноевропейских государств в ЕС, развал Югославии при  активном содействии ЕС и НАТО, несанкционированные бомбардировки Сербии,  насильственное отделение от неё Косово.

Принцип нерушимости границ всё больше превращался в фикцию. Запад это  устраивало. Там полагали, что впредь процесс изменения границ будет  контролировать только Запад. Россию, как сдерживающий фактор, в 90-е годы  списали со счетов. Полагали, что она не сможет подняться после развала СССР. А  изменять границы и режимы с помощью «цветных революций» Запад сможет  самостоятельно.

Германия - потребление и производство основных ресурсов

Германия - потребление, импорт и производство основных ресурсов

В настоящее время мы переживаем третий этап разрушения Ялтинско-Потсдамской  системы, или того, что от неё осталось. Объектом воздействия становятся  государства на постсоветском пространстве. В первую очередь – Украина. Вовлечь Украину и другие  государства-бывшие республики СССР в паутину экономических интеграционных и  военно-политических обещаний, создать атмосферу неприязни и вражды к России, не  допустить реинтеграции – такова задача.

В этих планах нет ничего нового. Мы знакомы с разными его вариантами со времен  первой и второй мировых войн, с составления пресловутого плана «Ост» и прочих  творений экспансионистского характера.

В последние четверть века Запад последовательно разрушал принцип нерушимости  границ и территориальной целостности государств. При этом не очень заботились о  международно-правовой легитимации своих действий.

Когда же произошло воссоединение Крыма с Россией, причем в данном случае были  соблюдены все мыслимые правовые нормы и правила, то это событие повергло Запад в  шок. Оказалось, что другие страны могут, основываясь на нормах международного  права, предпринимать действия, которые не санкционированы Западом. Невыносимая  ситуация для тех, кто привык считать свое мнение «божественным предначертанием».

Сегодня Запад сознательно извращает характер происходящего на Украине и вокруг  неё. Пропагандистская машина работает на полных оборотах. Ложь и фальсификации  используются в масштабах, характерных для самых острых периодов холодной войны.  Можно лишь надеяться, что отрезвление со временем наступит и диалог станет  возможным.

 Васильев В.И.

Прежде всего, я хотел бы высказать признательность руководителю Центра  германских исследований Института Европы РАН В.Б. Белову за его инициативу  проведения настоящего мероприятия. С большим интересом выслушал доклады В.Б.  Белова, А.А. Синдеева и Н.В. Павлова. Позволю себе изложить несколько тезисов,  которые, надеюсь, дополнят развернутые выступления наших коллег.

Современные отношения Россия-Германия находятся на важном этапе проверки на  прочность, переосмысления диалога Москвы с Берлином, сохранения того потенциала  доверия, форм и многообразия двустороннего взаимодействия, которые были  достигнуты за последние десятилетия.

Германия - доля АЭС в производстве энергии

Германия - доля АЭС в производстве энергии

Коллеги говорили о причинах охлаждения контактов на двустороннем и  многостороннем уровнях. Анализ этих причин – отдельная тема, хотя в целом  ухудшение партнерских связей детерминировано украинским кризисом и его  последствиями. События вокруг Украины, воссоединение Крыма с Россией стало  катализатором возникновения недопонимания, недоразумений в силу, с моей точки  зрения, фундаментальных различий РФ и ФРГ в подходах к генезису и развитию  социума на Востоке и Западе Украины, культуры и религий в различных украинских  регионах. В дискурсе отчетливо проявились интересы России, Германии, других  стран-участниц Евросоюза, и, разумеется, США, оказывающих самое непосредственное  влияние на ход событий на Украине. С моей точки зрения, подтверждаются  предположения об ошибочных тезисах, согласно которым Германия, мол, является  адвокатом интересов России, что, при даже негативном германском информационном  фоне, отношения Москва-Берлин в целом развиваются нормально.

Недавний  комментарий одного из российских аналитиков, что «даже ранее пророссийски  настроенная Германия ведет себя по отношению к РФ как-то непонятно», говорит о  сформированных шаблонах восприятия безупречной во всех отношениях ФРГ, постоянно  ратующей за интересы России. Опыт показывает, что канцлеры К. Аденауэр, В.  Брандт, Г. Коль, Г. Шредер и А. Меркель, политический класс ФРГ отстаивали и  продолжают отстаивать национальные интересы, позиции Евросоюза и принципы  евроатлантической солидарности. Разумеется, германские лидеры учитывают позиции  Москвы, но в какой мере и форме, а, главное, насколько самостоятельны они в  формулировании компромиссов с Россией, - это вопрос сложный и противоречивый.

Отмена очередного раунда Межгосударственных консультаций (МГК) РФ-ФРГ на высшем  уровне с участием руководителей профильных министерств – точечный удар по всей  системе российско-германских отношений. В этом уникальном формате «сверяются  часы», происходит обмен мнениями по текущей европейской и мировой политике,  корректируется содержание реализуемых проектов, задаются ориентиры для  разработки перспективных программ. Перенос на неопределенное время заседания МГК  произошло впервые – лишь вследствие трагических событий в Беслане в сентябре  2004г. лидеры России и Германии были вынуждены пересмотреть сроки мероприятия,  согласовав при этом Заявление о необходимости совместных усилий в борьбе с  международным терроризмом. Инициатива Берлина отменить плановые  российско-германские МГК в апреле 2014г. - это щедрый подарок тем силам в США,  Европе, которые не желают дальнейшего сближения между Россией и Германией,  конструктивное взаимодействие между которыми во многом определяет степень доверия и уровень безопасности на  европейском континенте.

Германия - доля возобновляемых источников в производстве энергии

Германия - доля возобновляемых источников в производстве энергии

Был затронут вопрос о «восточной» политике Берлина в плане актуальности этого  термина и, собственно, политической практики. Полагаю, что любая концепция  сотрудничества призвана обеспечить мир и стабильность, взаимопонимание между  народами и благополучие граждан континента. Возможно, дефиниция несколько  устарела и требуется её осмысление, наполнение новым содержанием, адаптации к  совершенно иным реалиям, о чем, кстати, стали активно говорить представители  отдельных германских политических партий и исследователи. Адаптации не в смысле  механического заимствования, а применения методологии «восточной» политики перед  вызовами глобализации и европейской интеграции.

Осмысление методологии В.Брандта  и её творческое использование как ответ на вызовы XXI столетия предполагает  участие акторов, способных комплексно, без идеологических предубеждений и  политических пристрастий взглянуть в будущее и предложить европейскому  политическому классу, сегодняшней Германии, Евросоюзу будущую модель  безопасности и финансово-экономической архитектуры с равноправным участием  России, бывших советских республик. Новая «восточная» политика Берлина, как  представляется, все равно останется смысловым вектором политики Берлина, если  германская сторона проявит желание и политическую волю к сохранению накопленного  за многие десятилетия капитала доверия, масштабного объема торгово-экономических  связей, а также будет бережно относиться к достижениям процесса исторического  примирения между россиянами и немцами.

В своем докладе Н.В.Павлов акцентировал необходимость ценностного диалога, о чем  говорит, подчеркивал он, и канцлер А.Меркель. Хочу обратить внимание на тот  факт, что обмен мнениями по данной проблематике уже ведется. Так, несколько лет  назад, заместитель председателя фракции ХДС/ХСС, тогдашний координатор  правительства ФРГ по вопросам межобщественного диалога РФ-ФРГ А. Шоккенхоф и  председатель Комитета Госдумы по международным делам К.И. Косачев договорились о  проведении дискуссий по вопросам общеевропейских ценностей и проблемам  европейской безопасности.

Если ценностный диалог продолжался, то инициатива  Д.А.Медведева о подписании Договора о европейской безопасности стала исчезать из  фокуса интереса немецких партнеров, а потом эту тему на Западе вообще  «заболтали». Кроме того, по линии Фонда им. К. Аденауэра состоялись мероприятия  по вопросам модернизации судебной системы РФ с учетом опыта германских коллег,  действующих в ЕС правовых стандартов. Уверен, что использование отдельных  элементов судебной системы ФРГ в российской практике могло бы дать дополнительный импульс дискуссиям о  европейских ценностях, которые объединяют наши государства и общества.

Германия

В полном размере: Германия - производственная статистика

Коллега А.А. Синдеев проанализировал динамику смены элит ФРГ, привлек внимание к  категориям немецких политиков с точки зрения их восприятия России, отношения к  её внутри- и внешнеполитическому курсу. Хотелось бы дополнить его выступление  примером из практической деятельности межфракционной парламентской группы  бундестага по связям с Госдумой. В начале апреля текущего года на пост  председателя этой структуры был переизбран член Совета старейшин бундестага,  парламентский оргсекретарь фракции ХДС/ХСС Б. Кастер. Он, опытный политик,  разумный человек - в своем первом заявлении после переизбрания подчеркнул  значение сохранения диалога со своими российскими коллегами в сложное время. Он  считает, что такой формат взаимодействия депутатов Госдумы и бундестага  позволяет обсуждать вопросы, которые на правительственном уровне в силу разных  причин иногда не всегда уместно обсуждать.

Добавлю: аналогичная площадка  (профильные группы дружбы) существует между Советом Федерации и бундесратом  (палатой германских земель). В последние годы я неоднократно критиковал  российских парламентариев за их вялость на германском направлении. События в  Крыму показали, что депутаты и сенаторы стали активно подключаться к решению  международных вопросов. В условиях кризиса востребованы не только  специалисты-международники, но и депутаты со знанием и опытом работы в самых  различных сферах жизни. Сегодня по линии этих российско-германских парламентских  структур можно снимать различные сомнения, разъяснять текущие решения и действия  руководства ФРГ и РФ, позиции интеллектуального класса, академического  сообщества.

Н.В. Павлов привел результаты опроса общественного мнения в ФРГ в апреле с.г.,  согласно которым значительная часть респондентов не видят Россию в качестве  надежного партнера. Эти цифры - тревожная статистика. В то же время другой опрос  в мае свидетельствует о большой заинтересованности немцев в сотрудничестве с  Москвой: 61 % граждан выступает за развитие сотрудничества с Китаем, 56% - США и  53% - с Россией. Руководство ФРГ должно учитывать настроения избирателей, мнение  которых не всегда совпадает с жесткой, согласованной с США и другими странами ЕС  позицией официального Берлина применительно к России в контексте украинского  кризиса. Россия не стремится к самоизоляции. Москва придает исключительно важное  значение углублению многопланового партнерства с ФРГ и ЕС на равноправной и  взаимовыгодной основе.

В следующем году будет отмечаться 70-летие разгрома нацизма, окончание Второй  мировой войны. Хотелось бы надеяться на то, что политические круги,  общественность ФРГ совместно с российскими партнерами проведут знаковые  мероприятия, тем самым еще раз подтвердят уникальность культуры общей  исторической памяти народов двух стран.

Максимычев И.Ф.  Украинский капкан

Патронируемый Западом взрыв на Украине был с самого начала направлен против  России. Если использовать терминологию Уинстона Черчилля, то, по западным  оценкам, именно со стороны Украины находится российское «мягкое подбрюшье»,  наиболее уязвимое для силового воздействия извне. Украинский кризис готовили  заранее, за большие деньги, со знанием дела, тщательно. Наверняка был прицел на  перенесение майданной заразы в Москву. Но даже и без болотного майдана России в  итоге нанесен гигантский ущерб. На нашей западной границе возник очаг  антироссийских угроз, установлен нацистский контроль над украинской  государственной политикой, рушатся складывавшиеся веками российско-украинские  связи во всех областях, дезорганизуется сотрудничество России со странами ЕС.

Часто можно слышать рассуждения об особой успешности «восточной политики» ФРГ,  начатой Вилли Брандтом и Эгоном Баром. Киевский путч интерпретируют как  очередную победу в рамках этой политики. Однако ФРГ добилась впечатляющих  успехов только потому, что советское (а затем и российское) руководство  постоянно отступало, предавая сначала интересы союзников, а затем и собственные  интересы. В результате мы получаем НАТО непосредственно на наших границах,  пролегающих ныне гораздо восточнее, чем раньше. Новая независимая политика  России изменила деструктивную тенденцию в мировой политике. В кризисе на Украине  нашей вины нет; развал этой страны начал Запад, а не мы. Может быть, и поэтому  итоги украинского землетрясения в целом не так разрушительны, как хотели бы его  инициаторы. Безусловно позитивным фактором является то, что главной своей цели —  принудить Москву к интервенции на Украине — Запад так и не добился.

Москвой был дан достаточно мощный асимметричный ответ на геостратегическом  уровне через воссоединение Крыма с Россией. Вместо ввода войск НАТО на  полуостров и демонстративного изгнания российского Черноморского флота из  Севастополя Крым снова стал опорой нашего решающего влияния и контроля в  Средиземноморско-Черноморском бассейне. Состоявшийся коренной сдвиг в  региональном соотношении сил опирался на ясно выраженную волю подавляющего  большинства населения Крыма. Это событие еще раз показало тщетность расчетов на  беспомощность России в моноцентричном мире, который упрямо, хотя и безуспешно  пытается построить Вашингтон. Обстрелы и бомбардировки жилых кварталов Луганска  и Донецка наглядно демонстрируют, что пришлось бы испытать крымчанам, если бы  было допущено промедление с воссоединением. Западные истерики Россия может  спокойно игнорировать — нет в мире силы, которая могла бы принудить ее пойти  наперекор своим убеждениям.

Крым оказался очень неприятным сюрпризом для организаторов и покровителей  вооруженного путча в Киеве. Они пытаются взять реванш на тактическом уровне,  предъявляя России все новые требования и угрожая все новыми санкциями с  единственной целью добиться признания Москвой легитимности новой власти в Киеве,  что было бы немедленно и громогласно истолковано ими как «предательство» Россией  русскоязычной Юго-Восточной Украины. В противовес этому Россия не снимает  требования возвратиться к основным моментам соглашения от 21 февраля 2014 г.,  гарантированного странами «Веймарского треугольника» (Германией, Францией и  Польшей). Если Польша, судя по всему, с самого начала вела дело к созданию  наиболее благоприятных условий для успеха путча в Киеве, то звонкая оплеуха,  полученная от путчистов министрами иностранных дел Франции и Германии, ими не  забыта.

На этом фоне полное недоумение вызывает позиция, занятая официальным Берлином  вопреки настроениям собственного народа. За годы, истекшие с момента германского  объединения (которое состоялось в мирной обстановке благодаря поддержке со  стороны Москвы), ФРГ наработала определенный политический капитал, которым  успешно пользовалась в своей внешней политике, не говоря уже о чрезвычайно  выгодных экономических связях с Россией. Российские действия в рамках  преодоления вызванного не ею украинского кризиса, направленные на защиту своих  национальных интересов, не затронули жизненных интересов Германии. Тем не менее  Берлин проявил тевтонскую верность Америке и стал действовать как злейший враг  России. Немцы демонстративно нарушают постановления о двусторонних  консультациях, содержащиеся в договоре о партнерстве от 9 ноября 1990 г.

Сколь долго ни длился бы украинский кризис, ФРГ придется когда-нибудь  восстанавливать нормальные отношения с Россией. Даже очень разбухшая Малая  Европа не сможет существовать без тесного сотрудничества с Россией, в то время  как Россия вполне в состоянии переключить свою энергию с западного вектора на  восточный. Умные политики знают, что за все в этом мире надо расплачиваться, в  том числе и за допущенные ошибки. Русские и немцы достигли примирения после  самой кровавой войны в человеческой истории. Было бы страшным несчастьем, если  бы стали вскрываться старые раны.

http://www.fondsk.ru/news/2014/10/22/o-planah-germanii-vernutsja-v-rajony-vlijania-rejha-v-vostochnoj-evrope-30062.html

http://www.ieras.ru/pub/analitlka/4.pdf