Феномен восстания на юго-востоке Украины, судя по всему, еще ждет своих исследователей. Оно является довольно необычным со всех точек зрения, так как в его основе лежит пласт проблем, затрагивающий не просто экономические, социальные или даже классовые основы. Он выглядит гораздо более глубоким, носящим все признаки цивилизационного.

С обеих сторон конфликта воюют граждане Украины: этнические русские, украинцы, евреи, татары, чеченцы, поляки. Представители всех этих национальностей и народов живут на территории страны — однако просто отнести его к обычному гражданскому было бы в корне неверно, так как крайне трудно найти одну или даже комплекс сугубо материальных и рациональных питающих его причин. Скорее, речь идет о мировоззренческом столкновении — люди, живущие на Востоке Украины, достигли края, за которым они должны отказаться от своей этики, от своих понятий о добре и зле. Такой конфликт всегда наиболее ожесточен и ведется до конца.

 Украина

Из каких несоответствующих друг другу частей состоит Украина,
Материал, с графиками и картами,
в статье:
Раскол Украины сегодня
А также в статье:
Экономический раскол Украины

Говоря иначе — тот самый Русский мир, о котором говорят многие искренне в него верящие или наоборот, спекулирующие на его существовании, внезапно и всерьез возник в образе ополчения Донбасса, российских ополченцев. Выражение «Бог не в силе, Бог в правде» стало неоформленным ощущением и лозунгом этого восстания. Именно за свою правду встали люди, доведенные до отчаяния — и это произошло чуть ли не впервые за последние сто лет.

Рациональные объяснения этому феномену, безусловно, есть. Нет никаких сомнений, что добросовестные исследователи сумеют сформулировать весь перечень причин, которые и послужили запалом для взрыва. Главная причина, конечно же, лежит в насильственной украинизации русского населения, причем украинизации в ее наиболее зоологическом виде — отрицания русскости как образа жизни и мышления.

Опять же, вполне понятно, почему независимая Украина немедленно после своего возникновения взяла на вооружение идеологию русофобства и ненависти к России и всему русскому. Захватившим власть партсовпаппаратчикам и криминалу бывшей Советской Украины нужно было отвлечь население, которое они жадно грабили и перераспределяли общенародную собственность в своих корыстных интересах. Нужно было канализировать социальный протест в сторону от реальных проблем, и был найден наиболее простой путь через создание образа врага в лице России, что автоматически вылилось в поднятие на щит украинского национализма в его наиболее пещерном виде, который и был представлен в идеях Степана Бандеры, Романа Шухевича, Андрея Шептицкого. Именно они стали новыми героями незалежной Украины, под их идеологию начала подстраиваться идеологическая машина молодого государства.

Взяв курс на создание по сути нацистского государства, руководство Украины было вынуждено запускать автокаталитический самоподдерживающийся процесс мировоззренческой войны со своим собственным народом. Образ врага оказался крайне удобным инструментом, позволяющим объяснять катастрофические процессы, постепенно захватывающие Украину. Можно сказать, что выбор, сделанный в 91 году циничным и полностью переродившимся коммунистическим руководством, поставил Украину на те рельсы, с которых уже невозможно было свернуть без тотальной смены возникшей в ходе перераспределения собственности новой криминально-политической элиты Украины. В конце этого пути был разлом и гражданский конфликт, о котором предупреждали задолго до сегодняшних событий.

В 2002 году Сергей Переслегин писал: «...республика имеет огромное количество нескомпенсированных слабостей, но у нее нет своих сильных (хотя бы на общем фоне) сторон. Единственным внешнеполитическим козырем Украины было наличие ядерного оружия, что формально причисляло страну к великим державам. Это оружие, однако, было ликвидировано в ответ на "одобрение" со стороны США и на чрезмерную экономическую помощь, давно и бездарно растраченную...».

Приведя три сценария развития ситуации, Переслегин честно указал, что все они в конечном итоге при существующих параметрах развития имеют катастрофический исход и дал рекомендацию-прогноз, каким именно образом можно попытаться его избежать: «...Прежде всего руководство республики должно понять, что в сегодняшнем мире есть только одна страна, заинтересованная в существовании Украины. Речь, разумеется, идет о России. Все три приведенных выше сценария крайне неблагоприятны для Киева, но и Москву они тоже никак не устраивают, поскольку подразумевают создание перманентного очага нестабильности вблизи российских границ. Кроме того, в ряде вариантов России придется оказывать срочную помощь если не самой Украине, то ее русскоязычному населению, а в наиболее неблагоприятном случае – "брать на баланс" все то, что останется от страны.

Тем самым, вырисовывается возможности взаимопонимания между "великими славянскими державами". Здесь необходимо учесть, что для России предпочтительнее сильная независимая Украина, даже если она будет проявлять враждебность, нежели союзное, но умирающее государство...»

Нужно понимать, что к 2002 году все негативные тенденции развития при избранном курсе стали отчетливы и очевидны, и прогноз Переслегина базировался не на «умствованиях» футуролога-фантаста, а на вполне четких статистических показателях, которые могут быть исчислены и оценены количественно.

Естественно, что все рекомендации и слова Переслегина, Скоропадского и многих других, предупреждавших о крайней пагубности подобного курса, были благополучно проигнорированы, следствием чего стал первый Майдан с приходом к власти совершенно бездарного и полностью непригодного к управлению страной руководства, которое как это обычно бывает, завравшись и запутавшись, окончательно отказалось от любой попытки суверенного развития, взяв курс на колониальную зависимость от Запада. С этого момента любой руководитель страны был обречен на претворение в жизнь катастрофического сценария хотя бы потому, что Запад совершенно не заинтересован в существовании Украины, как самостоятельного и целостного государства.

Основная боевая сила украинских экстремистов
В статье
Правый сектор на Украине
А также в статье
Кто содержит Правый Сектор на Украине?
Фюрер Правого Сектора
Кто такой Дмитрий Ярош

Более того — доктрина Альфреда Мэхена требует от США максимальной хаотизации буферного пространства вблизи территории своих геостратегических противников с целью максимального их ослабления и подчинения. Именно этой цели отвечала и война на Балканах, которая создала источник тлеющей нестабильности в европейском «подбрюшье», и привязка к себе стран бывшего Варшавского блока и Прибалтики: эти меры были направлены против единой Европы, и по сути, стали началом конца ее проекта. Украина — инструмент реализации доктрины Мэхена против России. Упустить такой шанс Соединенные Штаты себе позволить не могли.

Именно с 2004 года были запущены масштабные мероприятия по подготовке к окончательному разрушению Украины. Все делалось настолько открыто, что уже в ходе второго Майдана Виктория Нуланд, помощник госсекретаря США открыто озвучила цифру «помощи», истраченную государственным бюджетом США на «демократизацию» Украины. Нужно учесть, что речь шла о 5 млрд прямых вливаний из бюджета. «Помощь» по линии неправительственных организаций в эту цифру не вошла. По разным оценкам, она составляет за тот же период как минимум удвоенную сумму — около 10-12 млрд долларов.

Парадокс в том, что в том же 2014 году министр экономического развития России Алексей Улюкаев тоже озвучил общую сумму российских вложений в Украину, оценив ее в 200 млрд долларов. По оценке президента Владимира Путина, только за последние четыре года помощь Украине со стороны России в виде заниженных цен на газ составила 35,4 млрд долларов.

Разница в эффективности вложений сегодня видна невооруженным глазом. Особенно на фоне того, что именно на российскую территорию летят снаряды и в Россию нескончаемым потоком идут беженцы.

Провал в украинской политике России идет по всем направлениям. Даже сейчас, когда казалось бы, украинская проблема стала угрожать национальной безопасности России, халатное выполнение обязанностей чиновниками всех уровней остается нормой. В частной беседе автору буквально за день написания этих строк один из участников консультаций Россия-Украина по вопросу увязывания тарифных проблем в связи с ратификацией соглашения Украина-ЕС о присоединении к программе евроинтерграции Украины сообщил, что для российской делегации стало открытием то, что Таможенный кодекс Украины уже почти на 80 процентов унифицирован с европейским законодательством. Примитивная справка из посольства могла бы исправить это незнание — но ее не было. На этом фоне, наоборот, украинская делегация, прибывшая в те же дни в Вашингтон для встречи на высшем уровне, была удивлена детальным знанием президента Обамы всех нюансов идущего в Минске переговорного процесса с представителями ДНР и ЛНР, о всех тонкостях консультаций Украина-Россия по уже упомянутому выше вопросу.

Автор не может подтвердить эти утверждения, так как они были высказаны частным образом в частной беседе, но если это правда — то никакого особого удивления она не вызывает. Известная игра в Сети «Угадай страну по фотографии» оперирует не только утопающими в грязи тракторами или ямами-воронками на автомобильных трассах, но и вообще отношением к своему делу самых разных людей. Чиновников в том числе.

Так или иначе, но причина конфликта и в конечном итоге восстания на Юго-Востоке Украины была заложена всей предыдущей историей молодого и очень суверенного государства. Сознательный курс на дерусификацию шёл во всех культурных пространствах — образовании, науке, средствах массовой информации, зрелищных мероприятиях и естественно, в вопросах дискриминации прав верующих. Борьба за русский язык, как второй государственный, стала камнем преткновения. Нацисты прекрасно понимали, что именно через стирание русского языка они могут добиться своей цели. Запрет на его использование носил вначале завуалированный, а затем и откровенно неприкрытый характер, облеченный в правовые нормы. Запрет на прокат кинофильмов на русском языке, предписывающий обязательный дубляж на украинском языке, подорвал посещаемость кинотеатров - но экономика ничто по сравнению с политической задачей.

Пожалуй, единственный общественным институтом, который противостоял развязанной культурной войне, оставалась Украинская Православная Церковь, признающая Московский патриархат. Церковный раскол 1992 года был использован руководством Украины, и оно проводило линию на тотальную дискриминацию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. С момента раскола светская власть взяла курс на прямую поддержку Филарета, предстоятеля неканонической Украинской Православной Церкви - Киевского Патриархата, который и инициировал его.

В 2008 году митрополит Владимир в докладе на Архиерейском соборе РПЦ прямо обвинил светские власти Украины в действиях, направленных на вмешательство в вопросы ликвидации раскола: «...активное участие государства в разрешении церковных проблем иногда имеет и негативные стороны. Намерения у государства могут быть добрые, а вот способы их реализации могут привести к ещё более тяжким последствиям, когда вместо старых расколов появятся новые. Угроза именно такого развития ситуации возникает в том случае, когда представители государственной власти игнорируют позицию наибольшей в Украине Церкви, предпринимают те или иные действия, направленные на уврачевание раскола, без её ведома, не посоветовавшись с её Предстоятелем. В таких случаях мы считаем действия нашей власти неправомочными и выходящими за пределы, предусмотренные Конституцией Украины в области церковно-государственных отношений...»

Совершенно неудивительно, что восстание на Донбассе носит во многом религиозный оттенок: именно в вере значительное число людей нашло последнее прибежище в деле защиты своего языка, мировоззрения и культуры.

Подведя краткий итог сказанному, можно сделать вывод о том, что во многом восстание 2014 года на Юго-Востоке Украины помимо геополитических и геоэкономических причин, вызванных борьбой Запада (и в первую очередь Соединенных Штатов) с Россией, имело в своей основе еще и геокультурные причины — то есть, борьбу мировоззрений на этическом уровне. Эта борьба затрагивает цивилизационные основы жизни русского по культуре населения Юго-Востока и Украины в целом, и поэтому откат в виде вооруженного сопротивления насильственному насаждению чуждой культуры и этики стал носить столь ожесточенные формы.

Еще одним парадоксом и особенностью восстания на Донбассе стала аналогия с событиями Арабской весны. Эта аналогия проявляется не только в технологиях «цветных переворотов», которые пытались с разной степенью успешности проводить Соединенные Штаты. В первую очередь она лежит в глубинных процессах сопротивления насильственной глобализации и «зачистки» культурных и цивилизационных особенностей со стороны Евро-Атлантической цивилизации. Пребывая в глубоком и системном кризисе, Соединенные Штаты предпринимают невероятные усилия по «сбрасыванию» негативных последствий своего кризиса в ареалы обитания иных стран, народов и цивилизаций.

Однако для этого США обязаны переформатировать их особенности под единый стандарт — только в таком случае Штаты смогут создать открытую социодинамическую систему, в которую они смогут сбрасывать всю накопленную энтропию. Цивилизационные особенности, не совмещающиеся с американскими стандартами, не позволяют произвести такой процесс, именно поэтому США так заинтересованы в вестернизации всего мира.

Грубые и насильственные действия Америки, направленные на решение этой крайне важной для них задачи, вызывают совершенно объяснимый «откат», и чем грубее и интенсивнее нажим, тем сильнее возвращается ответ на это насилие.

В каком-то смысле исламская цивилизация через катастрофические процессы, террор и войны, направленные на возврат к исламским ценностям, пытается исторгнуть из себя чуждую этику и культуру. Нет смысла оправдывать террористические организации, захлестнувшие волной насилия огромные территории региона Ближнего Востока и Северной Африки — однако нельзя не понимать причин, которые вызывают их деятельность и во многом поддержку огромных масс населения региона.

Насильственное внедрение чуждых кодов в нашей стране, в республиках бывшего Советского Союза, вызывает такое же глухое, а в некоторых случаях и прорывающееся, раздражение. Власть в наших странах с разной степенью вменяемости внедряет вестернизированные стандарты экономики и политического устройства, что невозможно без внедрения и чуждой нам культуры.

В этом смысле для российской власти восстание на Донбассе носит двойственный характер — с одной стороны, оно позволяет решать вопросы геополитического столкновения с агрессией Соединенных Штатов, принимая на себя главный на сегодня удар по нашим национальным и государственным интересам. С другой — российские олигархи, будучи во многом агентами США по внедрению их стандартов в нашей стране, испытывают классовую и культурную солидарность с киевскими нацистами. Пробуждение Русского мира на Донбассе прямо угрожает их интересам. В итоге мы видим этот двойственный характер отношения российской власти к донбасскому восстанию.

Действия по умиротворению ситуации даже ценой предательства интересов русского населения Украины во многом вынуждены: российские олигархи и их представители в российской власти не могут допустить создание независимого анклава, в котором западные стандарты, являющиеся основой существования колониальной по своему характеру экономики и политической системы России и тем более Украины, могут быть поколеблены. Пример победы такого восстания может иметь далекоидущие последствия уже на территории России — и поэтому в угоду классовым интересам российской олигархии она вынуждена жертвовать геополитическими интересами страны.

Аналогии, которые можно увидеть между событиями на Донбассе и шире — в Русской цивилизации — и событиями Арабской весны совершенно очевидно, имеют общую природу. Автор попытается хотя бы рамочно обозначить эти аналогии, прекрасно отдавая себе отчет в сложности и неоднозначности этой темы.

http://el-murid.livejournal.com/2007156.html