Воровство нефти в России усилилось

Воровство нефти в России усилилось. Но хищение из магистральных нефтепроводов ведрами или маленькими бензовозами ушло в прошлое. Сейчас в этом бизнесе незаконно орудуют высококвалифицированные мошенники, которые объединяются в организованные преступные группировки, а нефть похищают сотнями тонн, с использованием новейших технических достижений.

По оценкам экспертов, ежегодно в России похищают свыше 5 млн тонн нефти, а ущерб оценивается примерно в 800 млн долл. И это только прямые потери, не считая восстановительных работ и экологического ущерба. АК "Транснефть", из системы которой в год "утекает" около 130 тысяч тонн черного золота, бьет тревогу, указывая на масштабы хищений и угрозу экономической безопасности. Однако полиция лишь разводит руками: с одной стороны, им не хватает полномочий, а с другой - сотрудники региональных силовых структур зачастую сами крышуют этот криминальный бизнес.

"Транснефть", в управлении которой находится более 50 тыс. магистральных нефтепроводов, на прошлой неделе обратилась к общественности через экспертный совет с просьбой привлечь внимание к проблеме хищения нефти и нефтепродуктов из магистральных трубопроводов. Информация, которую представила компания, буквально шокировала многих членов экспертного совета, которые, исходя из их заявлений, и не представляли масштабов мошенничества и существующей угрозы экологической катастрофы.

Посягают меньше, а тащат больше

По данным "Транснефти", всего в период с 2003 по 2012гг. на объектах компании было выявлено 4 тыс. 779 несанкционированных врезок в магистральные нефтепроводы, что составляет около 70% всех совершенных преступлений. В 2012г. таких случаев было зафиксировано 180, в 2011г. - 214, а в 2010г. - 313

Россия - воровство нефти

Самыми неблагополучными регионами с точки зрения криминальных врезок в трубопроводы являются Самарская область, республика Дагестан, а также Иркутская и Ленинградская области, на которые приходится 50% всех несанкционированных заборов нефти.

Хотя по графику видно, что количество врезок сокращается, это не означает, что объемов краденой нефти становится меньше. Несмотря на то, что в Дагестане количество врезок существенно меньше, чем в Самарской области, черного золота там утекает гораздо больше.

Для расхитителей нефти проблема заключается в том, что ее не нальешь в бензобак - сворованное необходимо переработать, отмечает советник "Транснефти" Игорь Демин. По его словам, переработка черного золота ведется в основном на малых НПЗ: в одном Дагестане их сейчас работает более полусотни. А если учесть тот факт, что любой НПЗ – это, прежде всего, производство, занимающее не одну сотку земли и имеющее значительный штат людей, становится понятно, что без договоренностей с местной властью, администрацией и органами правопорядка такой завод работать не может.

Россия ресурсы экономика

Как на самом деле обстоит ситуация с нефтеторговлей
В статьях

Нефтяная игла - обман?
А также в статье
Ложь про нефтяную иглу в России

Еще десять лет назад, говорит И.Демин, во время военных действий на Северном Кавказе такие заводы просто взрывали. Сейчас же эти заводики работают якобы на нефти, доставляемой с мифических месторождений Калмыкии автотранспортом. Произведенное на них топливо портит двигатели автомобилей и наносит вред окружающей среде, а корреляция между воровством и активностью боевиков настолько очевидна, что не может быть случайным совпадением. Контролирующие же инстанции, в том числе Ростехнадзор, лишь разводят руками: теперь лицензирование для работы нефтепереработчиков не нужно.

Война миров

Картина, когда двое друзей с дрелью и ведерком у трубопровода воруют нефть, осталось в прошлом. Сейчас черное золото расхищают с помощью подземных скважин длиною в несколько километров. Есть даже подземные бункеры, оборудованные пультами управления и операторским местом. Обеспечить такой подход своими силами просто невозможно, поэтому сейчас "нефтяные воры" действуют в составе организованных преступных группировок, состоящих из специалистов узкого профиля, к примеру высококвалифицированных сварщиков, специалистов по высоким технологиям, работников крупных транспортных структур, рассказывает вице-президент "Транснефти" Михаил Барков.

Иногда в ОПГ оказываются и сотрудники безопасности самой "Транснефти", говорит, в свою очередь, заместитель вице-президента компании Сергей Хардыкин. По его словам, охраной нефтепроводной системы в компании занимается более 14 тыс. человек. Некоторые из этих людей подвергаются преследованию, нередки и случаи подкупа охранников.

Каждая ОПГ так или иначе сотрудничает с представителями власти региона и действует под нелегальным покровительством представителей местных силовых структур. Сегодняшняя ОПГ – это, прежде всего, заказчик, инвестор и руководитель, отмечает в свою очередь По словам М.Баркова, во все раскрытые группировки входили представители ФСБ, прокуратуры, полиции и органов власти.

Компания приводит пример, когда в Саратовском регионе были раскрыты шесть ОПГ: криминальный бизнес тогда курировал заместитель начальника местного ГУВД. Топливо заливали в бензовозы и в сопровождении машин ГАИ вывозили в соседнюю Воронежскую область, где его использовали на свекольном заводе для переработки сахара. Затем этот сахар вывозили в четыре соседних региона и там продавали. Когда схема была раскрыта, уволили порядка 30 человек, однако завод не закрыли.

Дагестанский верлибр

Серьезную озабоченность у "Транснефти" вызывает ситуация в Дагестане, где сейчас действуют порядка 80 перерабатывающих предприятий, не имеющих лицензии, рассказывает С.Хардыкин. В качестве примера он приводит ситуацию, когда в 2009г. в республике было украдено 37 тысяч тонн нефти, в результате чего было поставлено под угрозу снабжение республики топливом. Тогда пришлось докладывать обстановку правительству, которому пришлось вмешаться в происходящее.

Однако спустя менее чем полгода хищения вновь возобновились, в республике были обнаружены две системы под землей протяженностью 9 и 12 километров. Преступники проложили горизонтальные скважины до магистральной трубы и похитили треть поступившей в нефтепровод нефти. Ущерб тогда составил сотни миллионов рублей. А из-за того, что вместо нефти преступники закачали в трубу воду, были поставлены под угрозу экспортные поставки, компания вынуждена была предупредить покупателя о присутствии воды в нефти.

По мнению помощника полномочного представителя президента РФ в Северокавказском федеральном округе Владимира Кузнецова, проблема в Дагестане связана с ограничением возможностей нормально функционировать там вертикально интегрированным компаниям (ВИНК). Он выразил надежду, что в текущем году этот вопрос удастся урегулировать. Мешает решить проблему и тот факт, что с 2002г. отменено лицензирование для нефтеперерабатывающих структур в республике.

Ущерб

Общий ущерб объективно оценить практически невозможно, поскольку на этот показатель влияет слишком много факторов. К примеру, аналитик из "Универ Капитал" Дмитрий Александров оценил только прямые потери нефтяников за сырье в сумму от 180 до 800 млн долл. в год. Оценка экономических потерь от несанкционированных врезок составляет для нефтяных компаний порядка 55-106 млрд руб., а для бюджета страны – 19-37 млрд руб., подсчитали в "ВТБ Капитале". Как отметила на экспертном совете представитель "ВТБ Капитал" Ольга Даниленко, затраты на последующий ремонт трубопроводов и ликвидацию разливов оцениваются в сумму 600-650 млн руб. в год. По ее словам, в России ежегодно воруют порядка 5-10 млн тонн нефти. "Эта проблема давно вышла за пределы отрасли и угрожает экономической безопасности страны", - считает О.Даниленко.

По данным самой "Транснефти", на ликвидацию современной врезки требуется порядка 2,5 млн руб. А вот экологический ущерб оценить практически невозможно. Ведь многие врезки по разным причинам бросают без консервации, поэтому нефть просто "сочится и утекает в почву и воду". Как говорит эколог Елена Радченко, "для восстановления природных ресурсов нужны годы". По ее оценке, для ликвидации разлива одной тонны нефти на почву требуется около 3 млн руб., а на воде этот показатель составляет уже 3,7 млн руб.

Преступление без наказания

Казалось бы, факт воровства налицо, задействовано огромное количество людей и структур. Однако приведенная "Транснефтью" статистика просто поражает воображение. Оказывается, что за период с 2008 по 2012гг. по факту хищений нефти было возбуждено 1291 уголовное дело, из которых лишь 143 (11%) были направлено в суд. По 1077 (83,4%) случаям расследование приостановлено, а остальные уголовные дела прекращены по различным основаниям. По всем этим делам осужден 361 человек, из них к условным срокам приговорены 224 человека. В числе осужденных, говорят эксперты, только стрелочники, а организаторов и заказчиков нет.

Источник: http://bit.ly/2M3Hxjn

Опубликовано 07 Июн 2018 в 10:00. Рубрика: Преступность. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.