3 октября 2012 г. турецкая армия осуществила неоднократные миномётные обстрелы сирийской территории. Эти военные действия, которые были использованы турецкими военными очень кстати, чтобы создать нейтральный участок "буферной зоны" шириной 10 км внутри Сирии, стали ответом на предполагаемое убийство сирийскими ВС нескольких турецких гражданских лиц рядом с границей.

Существуют широко распространённые предположения, что одна из сирийских мин, убившая пятерых турецких мирных жителей, весьма возможно была выпущена поддерживаемыми Турцией оппозиционными силами, которые стремятся предоставить Турции предлог для военных действий, что на жаргоне военной разведки называется операцией "под чужим флагом". [1]

Турецкий министр иностранных дел, дружественно настроенный по отношению к "Братьям-мусульманам" и непроницаемый Ахмет Давутоглу, является главным архитектором обречённой на провал стратегии Турции по свержению бывшего союзника Башара аль-Асада в Сирии. [2]

Согласно одному сообщению, Турция с 2006 года находясь под управлением правительства исламиста и суннита премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана и его партии ПСР, поддерживающей "Братьев-мусульман", стала новым центром глобальных "Братьев-мусульман". [3] Хорошо осведомлённый источник в Стамбуле рассказал об информации, что перед последними турецкими выборами ПСР Эрдогана получила в "дар" 10 миллиардов долларов от саудовской монархии, центра всемирного джихадистского салафизма, прикрываемого строгим фундаменталистским ваххабизмом. [4] С 1950-х годов, когда ЦРУ привезло ведущих эмигрировавших членов египетских "братьев-мусульман" в Саудовскую Аравию, произошло слияние саудовского сорта ваххабизма и агрессивного джихадистского фундаментализма "братьев". [5]

Турецкая реакция на один-единственный сирийский миномётный снаряд, что тут же вызвало сирийские извинения за инцидент, граничит с полномасштабной войной между двумя странами, которые до прошлого года являлись ближайшими союзниками в историческом, культурном, экономическом и даже в религиозном отношении.

Эта опасность войны становится всё более серьёзной. Турция является полноправным членом альянса НАТО, в уставе которого ясно сказано, что атака против одной страны НАТО является атакой против всех. Тот факт, что вооружённые ядерным оружием Россия и Китай сделали защиту сирийского Башара аль-Асада стратегическим приоритетом, делает угрозу мировой войны ближе, чем большинство из нас хотели бы думать.

В аналитическом материале за декабрь 2011 года о конкурирующих силах в регионе бывший аналитик ЦРУ Филип Джиральди сделал следующее прозорливое наблюдение:

НАТО уже тайно вовлечено в сирийский конфликт, в котором Турция взяла на себя лидерство в качестве доверенного лица США. Министр иностранных дел Анкары Ахмет Давутоглу открыто признал, что его страна готова начать вторжение, как только об этом будет достигнуто согласие между западными союзниками. Интервенция будет базироваться на гуманитарных принципах, чтобы защитить гражданское население на основании доктрины "обязанности защищать", которая была использована для обоснования операции в Ливии. Турецкие источники намекают, что интервенция начнется с создания буферной зоны вдоль турецко-сирийской границы и затем будет расширена. Алеппо, крупнейший и самый космополитичный город Сирии, станет "жемчужиной", на которую нацелятся силы освобождения.

Самолёты НАТО без маркировки прибывают на турецкие военные базы рядом с Искендеруном на сирийской границе, доставляя оружие из арсеналов покойного Муаммара Каддафи, а также добровольцев от ливийского Национального переходного совета, которые имеют опыт в использовании местных добровольцев против солдат с хорошей выучкой - эти навыки они приобрели в боях с ливийской армией. Искендерун также является местонахождением Сирийской свободной армии, вооружённого крыла Сирийского национального совета. Французские и британские инструкторы из рядов сил специального назначения находятся на месте и помогают сирийским повстанцам, в то время как ЦРУ и американские силы специальных операций обеспечивают средства связи и разведданные, помогая делу повстанцев и давая им возможность избегать концентрации сирийских войск. [6]

Малозамеченным остался тот факт, что в тот же самый день, когда Турция несоразмерно отреагировала военной атакой на сирийскую территорию, всё ещё происходившей в момент написания этой статьи, израильская армия (IDF) предприняла действия, чтобы, по-видимому, отвлечь внимание Сирии от Турции и создать ужасный сценарий войны на два фронта, как это было с Германией во время двух мировых войн. Израильская армия провела значительное наращивание группировки войск на границе двух стран на стратегических Голанских высотах, которые с тех пор, как Израиль захватил их во время войны 1967 года, оставались спокойным участком. [7]

Разворачивающийся новый этап прямой иностранной военной интервенции Турции, поддерживаемой фактически израильским правым режимом Нетаньяху, что любопытно, следует в точности сценарию, изложенному известным вашингтонским неоконсервативным аналитическим центром - Институтом Брукингса. В их докладе о плане действий от марта 2012 года "Спасая Сирию: оценка вариантов для смены режима" геополитические стратеги Брукингса представили план того, как злоупотребить так называемым гуманитарным беспокойством по поводу смертей гражданских лиц, как это было в Ливии в 2011 году, чтобы обосновать агрессивную военную интервенцию в Сирию, чего не делалось ранее. [8]

В докладе Института Брукингса изложен следующий сценарий:

Израиль мог бы расположить силы на Голанских высотах или рядом с ними и тем самым отвлечь внимание сил режима от подавления оппозиции. Это размещение сил может вызвать у режима Асада страх в связи с войной на много фронтов, особенно если Турция будет готова сделать то же самое на своей границе, и если сирийская оппозиция будет получать постоянную подпитку оружием и обучением. [9]

Это, судя по всему, именно то, что происходит в начале октября 2012 года. Авторы доклада Брукингса связаны с некоторыми наиболее известными неоконсервативными ястребами войны, стоявшими за войной Буша-Чейни против Ирака. Их спонсор, Центр ближневосточной политики Сабан включает текущих советников по внешней политике правого кандидата от Республиканской партии, Митта Ромни, который является открыто предпочитаемым кандидатом израильского Нетаньяху.

Центр по ближневосточной политике Сабан при Институте Брукингса, опубликовавший доклад, является созданием крупного денежного пожертвования от Хаима Сабана, израильско-американского медийного миллиардера, который также владеет огромным немецким медиа-гигантом Pro7. Хаим Сабан не скрывает своей цели продвижения конкретных израильских интересов посредством своей благотворительности. "Нью-Йорк Таймс" однажды назвала Сабана "неутомимым сторонником Израиля". Сабан заявил той же самой газете в интервью в 2004 году - "Я человек одного вопроса, и этот вопрос - Израиль". [10]

Специалисты в центре Сабан, а также в его правлении обладают явным неоконсервативным уклоном и пристрастием к партии "Ликуд". Среди них были или есть сейчас Шломо Янаи, бывший глава военного планирования израильской армии; Мартин Индик, бывший посол США в Израиле и основатель произраильского Вашингтонского Института по ближневосточной политике (WINEP), крупного лоббиста политики "Ликуд" в Вашингтоне. Приглашёнными научными сотрудниками являлись Ави Диктер, бывший глава израильской "Шин Бет" (служба общей безопасности Израиля - прим. perevodika.ru); Йосеф Куппервассер, бывший глава исследовательского департамента Управления военной разведки армии Израиля. Среди постоянных сотрудников центра также - Брюс Ридел, эксперт ЦРУ по Ближнему Востоку с 30-летним опытом и советник Обамы по Афганистану; [11] Кеннет Поллак, ещё один бывший эксперт ЦРУ по Ближнему Востоку, осуждённый из-за скандала с израильским шпионажем, когда он являлся чиновником национальной безопасности в администрации Буша. [12]

Зачем Израиль хочет избавиться от "врага, которого он знает", Башара аль-Асада, и заменить его на режим, контролируемый "Братьями-мусульманами"? Ведь тогда, казалось бы, безопасность Израиля окажется под угрозой из-за появления жёстких непримиримых режимов "Братьев-мусульман" в Египте на юге и в Сирии на севере и, возможно, вскоре также и в Иордании.

Геополитическое измерение

Важный вопрос, который следует задать в данный момент, заключается в том, что может связывать Израиль, Турцию и Катар в своего рода нечестивый союз, с одной стороны, и Сирию Асада, Иран, Россию и Китай, с другой, в таком смертоносном конфликте из-за политического будущего Сирии? Один ответ на это - энергетическая геополитика.

Но в геополитических оценках Ближнего Востока следует также принять во внимание существенно возрастающее значение контроля над природным газом для будущего не только газодобывающих стран Ближнего Востока, но также для ЕС и Евразии, включая Россию как производителя и Китай как потребителя.

Природный газ быстро становится предпочтительной "чистой энергией", которая должна заменить выработку электроэнергии на основе угля и ядерной энергетики в Европейском Союзе, особенно после решения Германии о поэтапном прекращении работы АЭС после катастрофы в Фукушиме. Газ рассматривается как намного более "экологически безвредный" в плане его так называемого "углеродного следа". Единственный реалистичный способ для правительств ЕС, от Германии до Франции, Италии и Испании, добиться обязательного для ЕС сокращения выбросов СО2 к 2020 году - это переход на сжигание газа вместо угля. Газ уменьшает выбросы СО2 на 50-60% по сравнению с углём. [13] Учитывая то, что оптимальные издержки использования газа вместо ветра или других видов альтернативной энергии существенно ниже, газ быстро становится энергоресурсом, на который есть спрос в ЕС - крупнейшем развивающемся рынке газа в мире.

Обнаружение огромных запасов газа в Израиле, Катаре и в Сирии в сочетании с превращением ЕС в потенциально крупнейшего в мире потребителя природного газа посеяло семена текущего геополитического столкновения из-за режима Асада.

Газопровод Сирия-Иран-Ирак

В июле 2011 года, когда шли полным ходом операции НАТО и государств Персидского залива по дестабилизации против Асада в Сирии, правительства Сирии, Ирана и Ирака подписали историческое соглашение о газопроводе, которое осталось по большей части не замеченным на фоне сообщений CNN о волнениях в Сирии. Газопровод стоимостью предположительно 10 миллиардов долларов, строительство которого должно занять три года, должен стартовать в иранском порту Ассалуйе рядом с газовым месторождением "Южный Парс" в Персидском заливе и протянуться до Дамаска в Сирии через иракскую территорию. Иран планирует в перспективе продлить газопровод из Дамаска до ливанского средиземноморского порта, откуда газ будет поставляться на европейские рынки. Сирия будет закупать иранский газ вместе с текущим иракским соглашением по закупке иранского газа из иранской части месторождения "Южный Парс".

"Южный Парс", запасы газа в котором находятся в огромном месторождении, поделённом между Катаром и Ираном в Персидском заливе, считается крупнейшим в мире отдельным газовым месторождением. [14] Фактически это будет шиитский газопровод из шиитского Ирана через территорию Ирака с шиитским большинством и по территории дружественной к шиитам Сирии алавита Аль-Асада.

Эта геополитическая драма усиливается также тем фактом, что газовое месторождение "Южный Парс" находится точно в середине территориальной границы в Персидском заливе между шиитским Ираном и суннитским салафистским Катаром. Катар также случайно является командным узлом пентагоновского Центрального командования ВС США, штаб-квартирой Главного командования ВВС США, Экспедиционной авиагруппы №83 ВВС Великобритании и 379-го экспедиционного авиакрыла ВВС США. Если кратко, то Катар, вдобавок к владению и размещению у себя анти-асадовского телеканала "Аль Джазира", который передаёт на весь арабский мир анти-асадовскую пропаганду, тесно связан с военным присутствием США и НАТО в Персидском заливе.

Катар, по-видимому, имеет иные планы в отношении своей доли в месторождении "Южный Парс", не стремясь присоединиться к Ирану, Сирии и Ираку для объединения усилий. Катар не заинтересован в успехе газопровода Иран-Ирак-Сирия, который будет полностью независим от транзитных маршрутов Катара или Турции на открывающиеся рынки ЕС. В действительности Катар делает всё возможное, чтобы сорвать строительство газопровода, вплоть до и включая вооружение сброда из "оппозиционных" бойцов в Сирии, многие из которых являются джихадистами, присланными из других стран, включая Саудовскую Аравию, Пакистан и Ливию.

Решимость Катара уничтожить газовое сотрудничество Сирии, Ирана и Ирака подпитывается и обнаружением в августе 2011 года сирийскими геологоразведочными компаниями нового огромного газового месторождения в Кара рядом с ливанской границей и недалеко от арендуемого Россией военно-морского порта Тартус в сирийской части Средиземного моря. [15] Любой экспорт сирийского или иранского газа в ЕС будет проходить через связанный с Россией порт Тартуса. Согласно информированным алжирским источникам, новые газовые месторождения в Сирии, хотя сирийское правительство и преуменьшает их значение, считаются равными или превосходящими катарские.

Как указал хорошо осведомлённый аналитик "Asia Times" Пепе Эскобар в недавней статье, катарская схема предполагает экспорт его огромных газовых запасов через иорданский залив Акаба - страну, где угроза "Братьев-мусульман" диктатуре короля также усиливается. Эмир Катара, по-видимому, заключил сделку с "Братьями-мусульманами", по которой он поддерживает их международную экспансию в обмен на пакт о мире дома, в Катаре. Режим "Братьев-мусульман" в Иордании, а также в Сирии, поддерживаемый Катаром, изменит всю геополитику мирового газового рынка резко и решительно в пользу Катара и во вред России, Сирии, Ирану и Ираку. [16] Это также станет сокрушительным негативным ударом для Китая.

Как пишет Эскобар, "очевидно, на что нацеливается Катар: уничтожить газопровод Иран-Ирак-Сирия стоимостью 10 миллиардов долларов - сделку, которая была заключена даже несмотря на то, что уже вовсю шло сирийское восстание. Здесь мы видим Катар напрямую конкурирующим с Ираном (как производителем) и Сирией (как конечным пунктом) и в меньшей степени с Ираком (как транзитной страной). Полезно вспомнить, что Тегеран и Багдад выступают решительно против смены режима в Дамаске". Он добавляет, что "если в Сирии произойдёт смена режима - при помощи предложенного Катаром нападения - всё станет намного проще в плане Трубопроводистана. Более чем вероятный режим "Братьев-мусльман" (БМ) после Асада будет более чем благосклонно настроен по отношению к катарскому трубопроводу. А это сделает его продолжение в Турцию намного более лёгким". [17]

Газовая дилемма Израиля

Общую картину ещё более усложняет недавнее обнаружение огромных запасов природного газа на израильском шельфе.

Месторождение природного газа "Тамар" на расстоянии от берега Израиля, как ожидается, начнёт давать газ для потребления Израилем в конце 2012 года. Переломным моментом стало сенсационное открытие в конце 2010 года огромного месторождения природного газа на израильском шельфе, который геологи называют Левантом или Левантинским бассейном. В октябре 2010 года Израиль обнаружил огромное "супер-гигантское" газовое месторождение на шельфе в районе, который он называет своей исключительной экономической зоной (ИЭЗ). [18]

Обнаруженное месторождение находится примерно в 84 милях к западу от порта Хайфы на глубине 3 миль. Месторождение назвали "Левиафаном" по имени библейского морского чудовища. Три израильских энергетических компании в сотрудничестве с техасской компанией Noble Energy из Хьюстона объявили, что, согласно начальным оценкам, месторождение содержит 16 триллионов кубических футов газа - что делает это самым крупным в мире глубоководным месторождением газа, обнаруженным в последние десять лет - что усиливает сомнения в отношении теорий "пика добычи нефти", согласно которым на планете вскоре наступит значительная и постоянная нехватка нефти, газа и угля. Если рассматривать это в широком контексте, то одно лишь газовое месторождение "Левиафан" содержит достаточно запасов, чтобы удовлетворить потребности Израиля в газе на 100 лет. [19]

Энергетическая самообеспеченность ускользала от израильского государства с самого его основания в 1948 году. Предпринимались неоднократно обширные нефтегазопоисковые работы, давшие скромные результаты. В отличие от его богатых энергоресурсами арабских соседей Израилю, казалось, не повезло. Затем в 2009 году техасский партнёр Израиля по геологоразведочным работам, Noble Energy, обнаружила месторождение "Тамар" в Левантинском бассейне примерно в 50 милях на запад от израильского порта Хайфа с оценочными 8,3 tcf (триллионов кубических футов) природного газа высочайшего качества. "Тамар" стало крупнейшим в мире обнаруженным месторождением газа в 2009 году.

Источник: Jerry Gordon, newenglishreview.org 2011

Израиль обнаружил вместе с компанией Noble Energy огромное газовое месторождение в Левантинском бассейне. Источник: карта Noble Energy, см. выше

На тот момент запасы газа в Израиле оценивались всего лишь в 1,5 триллионов кубических футов. По оценкам правительства, единственное действовавшее месторождение "Ям Тетис", дающее около 70% природного газа страны, истощится через три года. Благодаря месторождению "Тамар" будущее стало выглядеть значительно лучше. Затем, всего через год после открытия "Тамар", тот же самый консорциум под руководством Noble Energy сделал крупнейшее открытие газового месторождения за десятилетия своей истории в Левиафане, в том же самом Левантинском геологическом бассейне. Согласно нынешним оценкам, месторождение "Левиафан" содержит по крайней мере 17 триллионов кубических футов газа. Израиль перешёл от газового голода к газовому пиршеству за считанные месяцы. [20]

Теперь перед Израилем стоит стратегическая и весьма опасная дилемма. Конечно, Израиль не слишком рад видеть, как Сирия аль-Асада, объединённая с заклятым врагом Израиля, Ираном, а также с Ираком и Ливаном, оттесняет на второй план израильский газовый экспорт на рынки ЕС. Это может объяснить то, почему израильское правительство Нетаньяху суёт свой нос в сирийские дела и в анти-асадовские силы. Однако правление "Братьев-мусульман" в Сирии под руководством организации Мохамеда Шакфа столкнёт теперь Израиль с намного более враждебными соседями, учитывая то, что переворот "Братьев-мусульман" египетского президента Мохамеда Мурси установил на южной границе Израиля враждебный ему режим.

Не секрет, что между Нетаньяху и администрацией Обамы существует неприязнь, граничащая с ненавистью. Белый дом Обамы и Госдепартамент США открыто поддерживают смену режимов с помощью "Братьев-мусульман" на Ближнем Востоке. Встреча Хилари Клинтон с турецким Давутоглу в августе этого года была нацелена, по сообщениям, на то, чтобы подтолкнуть Турцию расширить её военное вмешательство в Сирию, но без поддержки США из-за предвыборной американской политики, которая стремится избежать участия в новом ближневосточном фиаско. [21]

Заместитель главы администрации Госдепартамента Хума Абедин была обвинена несколькими конгрессменами от Республиканской партии в связях с организациями, которые контролируются "Братьями-мусульманами". Далия Могахед, назначенка Обамы в Консультативный совет по вопросам веры при Президенте США, также является членом консультативного совета Министерства внутренней безопасности США и открыто связана с "Братьями-мусульманами" и является открытым противником Израиля, а также призывает к свержению сирийского аль-Асада. [22] Обамовский Вашингтон, по-видимому, определённо делает ставку на "Братьев-мусульман" в гонке за контроль над ближневосточными потоками газа.

И роль России

Вашингтон временно находится в опасном положении, надеясь смертельно ослабить аль-Асада, при этом стараясь не показать, что он непосредственно в этом участвует. Россия, со своей стороны, играет в игру жизни и смерти за будущее своего наиболее эффективного геополитического рычага - её роль как ведущего поставщика природного газа для ЕС. В этом году российский контролируемый государством "Газпром" начал поставки российского газа в северную Германию через газопровод "Северный поток" по Балтийскому морю из порта рядом с Санкт-Петербургом. Стратегически важной для будущей роли России как поставщика газа для ЕС является её способность играть стратегическую роль в использовании недавно открытых газовых запасов её бывшего клиентского государства времён "холодной войны", Сирии. Москва давно занимается продвижением своего газопровода "Южный поток" в Европу как альтернативы вашингтонскому трубопроводу "Набукко", который предназначается для того, чтобы оставить Москву за бортом. [23]

"Газпром" уже является крупнейшим поставщиком природного газа в ЕС. С помощью "Северного потока" и других трубопроводов "Газпром" планирует увеличить свои поставки газа в Европу в этом году на 12% до 155 миллиардов кубических метров. Сейчас компания контролирует 25% всего европейского газового рынка и намеревается довести это до 30% после завершения строительства "Южного потока" и других проектов.

Райнер Зееле, председатель германской Wintershall, партнёра "Газпрома" по "Северному потоку", указал на геополитические соображения, стоящие за решением присоединиться к "Южному потоку": "В глобальной гонке с азиатскими странами за сырьё "Южный поток", как и "Северный поток", обеспечит доступ к энергоресурсам, которые жизненно важны для нашей экономики". Но вместо Азии реальной целью "Южного потока" является Запад. Идущая борьба между российским "Южным потоком" и поддерживаемым Вашингтоном "Набукко" является чрезвычайно геополитической. Победитель получит крупное преимущество в будущем политическом раскладе Европы. [24]

Теперь появился новый значительный вариант в виде Сирии как крупного источника управляемых Россией потоков газа в ЕС. Если аль-Асад выживет, Россия находясь в положении спасителя сможет играть решающую роль в разработке и добыче сирийского газа. Израиль, где у России также есть хорошие карты для игры, мог бы теоретически поддержать российско-сирийско-иракско-иранский консорциум, если бы Израиль и Иран могли достичь некоторого временного соглашения по ядерному и другим вопросам - что не является невозможным, если политическая комбинация в Израиле изменится после грядущих выборов. Турция, которая в настоящий момент сильно занята внутренней борьбой между Давутоглу и президентом Гюлем, с одной стороны, и Эрдоганом, с другой, зависит от российского "Газпрома" для получения примерно 40% газа для своей промышленности. Если Давутоглу и его группировка проиграют, Турция сможет игрть намного более конструктивную роль в регионе как транзитная страна для сирийского и иранского газа.

Борьба за будущий контроль Сирии находится в центре этой огромной геополитической войны и упорной конкурентной борьбы. Её разрешение будет иметь огромные последствия в виде либо мира на планете, либо бесконечной войны, конфликтов и кровопролития. Турция как член НАТО играет с огнём, как и эмир Катара, вместе с израильским Нетаньяху и такими членами НАТО как Франция и США. Природный газ является легко воспламеняющимся ингредиентом, который подпитывает эту безумную схватку за энергоресурсы в регионе.

http://oko-planet.su/politik/politikmir/149844-uilyam-f-engdal-siriya-turciya-izrail-i-energeticheskaya-voyna-na-bolshom-blizhnem-vostoke.html