Полевые командиры, воюющие против Башара Асада, получили согласие от кураторов в Эр-Рияде и Дохе на поставки им ПЗРК последнего поколения

Теракт в Анкаре, жертвами которого стали около ста человек при сотнях раненых, отвлек внимание средств массовой информации от ставшей для них рутиной военной операции России в Сирии.

Запугивание возможными потерями, требования джихада, возмущение по поводу пролета российских ракет в нескольких милях от американского беспилотника, угроза перестать покупать газ и отказать в строительстве атомной станции выглядят неадекватно вне зависимости от того, озвучивают их американцы, саудовцы или турки. И симпатии публики они принести не могут ни тем, кто их озвучивает, ни тем, кто их заказывает.

Неудобные аналогии

Беженцы, сотни тысяч которых внезапно заполонили Европу, вызывают у ее жителей все большие опасения. А разбомбить Асада под предлогом того, что это необходимо, чтобы они перестали туда прибывать, не дает Россия. Потому масштабная провокация с массовой иммиграцией не принесла желаемых результатов.

Другое дело теракт. Дело беспроигрышное. Жертвы вызывают тем большее сочувствие, а террористы возмущение, что взорванный митинг был за мир. Озвученный список структур, которые, по мнению турецкого руководства, могут стоять за терактом, включает всех, на кого падает подозрение, по принципу вали всех в одну кучу, потом разберемся. При этом никто не спросил, зачем, собственно, им был нужен теракт, единственным выгодополучателем от которого перед надвигающимися парламентскими выборами является руководство страны.

Оно получило карт-бланш на любые действия против тех, кто будет объявлен сторонниками радикалов. Естественно, в списке подозреваемых отсутствует турецкая спецслужба MIT, хотя произошедшее по странности мотивов чрезвычайно напоминает недавний теракт в Суруше, с которого начался новый виток войны Эрдогана против курдов.

Автор отнюдь не является сторонником теории заговора. Однако ему неизвестны теракты, тем более столь резонансные, за которые никто не брал бы ответственности, кроме случаев, когда они организованы в качестве политической провокации. И тут разница между недавним взрывом в Анкаре и поджогом берлинского Рейхстага, с его точки зрения, невелика. Выборы в Турции на носу.

Вероятность того, что Эрдоган добьется на них тех результатов, которые ему необходимы для сохранения Партией справедливости и развития (ПСР) монополии на власть, мала. У него слишком много врагов, а в его активе слишком много поворотов и ошибок, главной из которых стало участие в сирийской гражданской войне на стороне противников Асада в союзе с Катаром и Саудовской Аравией. Благо, аравийские монархии с успехом дали Турции возможность примерить на себя роль прифронтового государства со всеми угрозами и затратами, присущими этому статусу, включая проблему беженцев.

При всей значимости для формирования российской стратегии в Сирии американского и франко-британского факторов они все же вторичны. Реальные угрозы связаны с активностью на сирийском направлении Катара, Саудовской Аравии и Турции. Особенно последней, так как отступать Эрдогану некуда. Граница с Сирией и сирийские беженцы на его территории – факторы постоянные.

Поток террористов в Сирию идет в основном через Турцию. Торговля нефтью, которая обеспечивает основную долю доходов «Исламского государства», ведется также через Турцию. И если границу будут контролировать армия Асада и ее союзники, а город Ракка, через который идет нефтяной поток, будет потерян ИГ (вне зависимости от того, кто его займет), проект свержения Асада в пользу исламистов окончательно провалится, жертвы, принесенные Эрдоганом, окажутся напрасными и его репутации, а также, что для него важнее, власти может быть нанесен смертельный удар.

Все, что нажито непосильным трудом

Объемы двусторонней торговли и интенсивность пассажирских перевозок между Россией и Турцией на два порядка выше, чем между Россией и Катаром или Саудовской Аравией. С учетом истории двусторонних отношений, участия Турции в НАТО, уровня подготовки и боевого опыта турецких ВС, позиции официальной Анкары по Крыму, фактора проливов, а также личностных характеристик президента страны оценка турецкой составляющей войны в Сирии приобретает особое значение для понимания перспектив развития ситуации в этой стране. Рассмотрим ее, опираясь на данные экспертов ИБВ Ю. Б. Щегловина и В. И. Ковалева, которые свидетельствуют: военная операция России в Сирии самым негативным образом сказалась на развитии стратегии и тактики Турции на сирийском направлении.

Для США она стала вызовом их доминирующей роли в мире, но для Анкары все куда более приземленно. Достигнутые месяц назад американо-турецкие договоренности об аренде ВВС США базы «Инджирлик» дались Анкаре нелегко. Президенту Эрдогану надо было буквально наступить себе на горло, чтобы провести конструктивные переговоры с американцами. Но промедление было чревато утерей стратегической инициативы. Всю весну и лето Анкара, Доха и Эр-Рияд согласовывали контуры компромисса и разделения «зон ответственности» подконтрольных им группировок.

Речь шла о генеральном наступлении на Дамаск и конце эпохи правления Асада. Ради этого Саудовская Аравия согласилась с требованием Катара и Турции о признании права «Братьев-мусульман» на будущее участие в политической жизни Сирии. Что и привело к взятию просаудовскими группами Идлиба, а прокатарскими и протурецкими (в том числе ИГ) к выходу на оперативные позиции в северном Алеппо.

В конце лета курдское ополчение начало наступление на Ракку. Это вынудило турок и катарцев сменить тактику, что наложилось на неудачу партии Эрдогана на парламентских выборах. Планировалось, что начавшиеся военные действия против Рабочей партии Курдистана (РПК) поднимут волну национализма в турецком обществе и снизят результат прокурдской Партии демократии народов (ПНД) С. Демирташа на предстоящих парламентских выборах. Кроме того, на «турецкий фронт» оттягивались боевики РПК, которые играют одну из главных ролей в курдских районах Сирии. Однако ожесточенное сопротивление курдов сорвало надежды Эрдогана на быструю победу. Это была его первая ошибка.

Вторая заключалась в том, что он решил: после «подарка» США в виде аренды базы ВВС «Инджирлик» они пойдут на просьбу Анкары о помощи в создании «буферной зоны» на границе с Сирией, а в перспективе – на создание «бесполетной зоны». Первое состоялось де-факто. Во втором ему было отказано.

В настоящее время американцы, увлеченные пропагандистской войной с Россией, готовы поддержать курдов в наступлении на Ракку. Такой сценарий для Эрдогана смертелен. Вся его комбинация с Катаром предпринималась, чтобы обеспечить через создание «буферной зоны» каналы материально-технической помощи ИГ и протурецким группам в Сирии. Взятие Ракки эту схему разрушает.

Напомним, что после теракта в Суруше в курдском лагере, вину за который турки возложили на ИГ, ВВС Турции позиций ИГ не бомбили, а сосредоточились на отрядах РПК. Да и ИГ не прореагировало на начало «кампании возмездия» против него со стороны Турции. Более того, при содействии турок отряды «Джабхат ан-Нусры» вышли за пределы «буферной зоны», а на их место пришли боевики ИГ. Притом что самолеты США по просьбе Анкары ни тех ни других в процессе перемещений не бомбили.

Третья ошибка Эрдогана заключалась в том, что он поверил – Москва готова сдать Асада. Отсюда последовали все остальные его просчеты, включая союз с Катаром, который сложился на основе единства целей на сирийском и ливийском направлениях. Если Ракка будет взята, позиции прокатарского ИГ в Сирии, а затем и в Ираке резко ослабнут. Турция отказалась от проекта подготовки сил «новой сирийской оппозиции» совместно с США еще полгода назад, заблокировав ее и начав программу самостоятельной подготовки на катарские деньги. Теперь Анкаре придется начинать все сначала, готовя собственных боевиков, которые могут быть предъявлены миру в качестве «умеренной оппозиции».

Эрдоган в октябре

Для этого Эрдоган был вынужден начать переговоры с ЕС. Официальная цель его визита – заручиться поддержкой европейцев по минимизации негативных итогов миграционного кризиса, который захлестнул Европу, хотя кризис турецкий президент спровоцировал сам, стараясь снизить недовольство избирателей присутствием огромного количества сирийских и прочих беженцев в стране.

Шантаж Брюсселя удался, ЕС согласился финансировать создание новых лагерей беженцев в Турции. Что позволит финансировать подготовку новых рекрутов для исламистских структур, так как лагеря беженцев – оптимальная площадка для набора новых «добровольцев». Впрочем, активизация Анкары в этой сфере произойдет только при «удовлетворительных» для ПСР парламентских выборах 1 ноября.

Впрочем, итоги визита Эрдогана в Брюссель 5–6 октября сего года двойственные. Европейцы согласились выделить ему на обустройство беженцев в Турции около двух миллиардов евро, заставив взять обязательства принимать мигрантов с перехваченных кораблями ЕС судов. Сверх того, европейские политики обсуждают депортацию до 400 тысяч беженцев обратно. Впрочем, Турция не обещала принимать всех, а доказать, что беженцы прибыли с турецкой территории, нереально.

Кроме того, высылка беженцев связана с серьезными юридическими коллизиями и требует принятия новых законов ЕС. Кстати, спровоцировав массовый отток беженцев, Эрдоган ослабил исламистских противников Асада, серьезно уменьшив базу для вербовки новых добровольцев в лагерях. Да и многие из тех, кто воевал в Сирии, решили стать «вынужденными переселенцами» в Европу.

Но президент Турции приезжал в Брюссель и для того, чтобы проработать вопрос о поддержке планов по созданию «буферной зоны безопасности» от турецкой границы до Алеппо, включая «бесполетную зону». В основе этого плана лежит, кроме создания тыловых баз протурецких групп на севере Сирии, попытка срыва организации курдской автономии на своих границах. Европейцы обещали «обсудить» проект. Через день канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что «она не видит Турцию в качестве члена ЕС».

США официально заявили, что не видят «логистических и технических возможностей» для организации «зоны безопасности», в том числе «бесполетной зоны». Это решение явно укрепилось после удара российскими крылатыми ракетами из акватории Каспийского моря по целям террористов на территории Сирии. Благо, единственная сила, на которую американцы могут опереться в наступлении на Раку, – курды. И мнение Эрдогана по этому поводу они будут игнорировать.

Турецкий президент вызывает подозрение и раздражение и в Брюсселе, и в Вашингтоне. Инициатива Анкары провалена. Европа и США не готовы ради турецких амбиций ссориться с Россией на сирийской площадке и Турция в этой связи остается в изоляции, особенно если Катар решит постепенно свернуть проект ИГ в Сирии (в последнее время отмечено активное перемещение боевиков ИГ в прокатарские группировки в Ливии).

Турецкая МIТ будет наращивать подрывную деятельность в Сирии, в том числе против российских военных. Но в случае взятия Ракки и установления контроля над северными провинциями курды станут буфером для этой деятельности. Что до Эрдогана, его позиции могут серьезно ослабнуть после подведения итогов парламентских выборов, на которых ПСР скорее всего не сможет получить абсолютного большинства голосов.

Анатолийский расклад

Председатель ПСР Ахмет Давутоглу представил обновленную предвыборную программу только 4 октября. Программы на предстоящих 1 ноября выборах будут иметь вторичное значение, тем более что предыдущие выборы прошли недавно – 7 июня. Программа ПСР – «Дорожная карта к покою и стабильности в Турции» – та же, только именовалась она «Они говорят, ПСР делает». Подчеркиваются недостатки, выявленные в турецкой парламентской системе власти, существующей уже почти сто лет, требуется принятие новой конституции и перехода к президентской форме правления.

Планы по курдскому урегулированию, невзирая на эскалацию напряженности, не сняты с повестки дня и не скорректированы. Пересмотру планируется подвергнуть структуру Высшего совета судей и прокуроров, увеличив роль парламента в судебной системе. В этой связи оппозиция обвиняет ПСР в намерении окончательно подмять судебную систему. Единственное, что было подвергнуто ревизии, – экономика с поправкой на курс национальный валюты и инфляцию.

Какова цель ПСР, обновившей список кандидатов на 70 процентов, на предстоящих «перевыборах» 1 ноября? Забудем про 400 кресел в парламенте, которые были целью ПСР на прошлых выборах. Ее задача – добавить 18 мест для получения простого большинства в парламенте – меджлисе общим числом не менее 276. В качестве источника недостающих голосов до последнего времени рассматривалась прокурдская Партия демократии народов (ПДН), преодолевшая на выборах 10-процентный избирательный барьер.

Однако социологические опросы не выявили падения популярности ПДН и ее лидера С. Демирташа, несмотря на атаку со стороны официальных СМИ, притом что рейтинги ПСР остаются на уровне 40 процентов, повторяя результаты выборов 7 июня. Так что в отношении курдов агрессивная риторика по мере приближения к выборам будет нарастать. Причем чрезвычайное положение в восточных и юго-восточных провинциях дает повод руководству страны через Высший избирательный совет Турции объединять и дробить избирательные участки в этом регионе, набирая голоса избирателей в свою пользу.

Как следствие ПСР переключилась на другие оппозиционные движения, в частности Народно-республиканскую партию (НРП) и ее лидера Кемаля Кылычдароглу. Особая роль в этой связи у Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, которая более прочих подходит ПСР в качестве партнера с точки зрения умеренно исламских взглядов ее электората. Их до последнего времени разделял курдский вопрос, который ПСР ввела во внутриполитическую повестку страны, однако сегодня эта проблема снята с повестки дня. Возможность их конвергенции была закреплена после того, как сын основателя ПНД Тургул Тюркеш вошел во временное правительство, расстался со своей партией и стал кандидатом в депутаты от ПСР. Этот переход важен с точки зрения перетягивания части электората ПНД на сторону ПСР.

Ракковый узел

Как бы то ни было, парламентские выборы в Турции приближаются и от их результатов во многом зависит дальнейшая стратегия Эрдогана на сирийском направлении. Пока же, судя по оперативной информации, полевые командиры, воюющие против Асада в Сирии, получили согласие от кураторов в Эр-Рияде и Дохе на поставки им систем ПЗРК последнего поколения.

Среди основных получателей определены отряды «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» и остатки Сирийской свободной армии (ССА), базирующиеся на юге Сирии – в районе Хамы и Хомса. Закупку и поставки ПЗРК возьмут на себя оперативные звенья Управления общей разведки (УОР) КСА, а переброску ПЗРК из Турции на север Сирии будут осуществлять оперативники турецкой спецслужбы МIТ. Они же будут заниматься проработкой технических и логистических аспектов этих операций.

Остается открытым вопрос о позиции Иордании. Первичные консультации саудовцев в Аммане не привели к положительному для них результату. Амман осторожно относится к перспективе превращения Иордании в тыловую базу для переброски систем ПЗРК в Сирию, полагая, что это может привести к распространению насилия на территорию королевства. Тем более что местное население не слишком лояльно королевской власти, симпатизируя ИГ. По оценке экспертов, поставки ПЗРК, если американцы закроют на них глаза, восстановят баланс сил на фронтах.

Западные аналитики также указывают на то, что авиаудары российской авиации в Сирии – подготовка сухопутной операции правительственных сил, иранцев, иракской и ливанской шиитской милиции. В бой будут брошены и отряды афганских хазарейцев, которые станут зачищать освобожденные районы и стоять в них гарнизонами и блокпостами. Три возможных направления предстоящего наступления: севернее Хомса, район Аль-Габ и горные районы северо-западнее Хамы, а также база ВВС «Квейрис», которая блокирована исламистами.

Окружение боевиков в «хомском кармане» ликвидирует угрозу их наступления на Хомс и Хаму. Через район Аль-Габ армия выходит на оперативный простор для освобождения города Джиср аль-Шугур, который является воротами в Латакию, что снимает угрозу наступления исламистов с идлибского плацдарма. Бои за базу ВВС «Квейрис» имеют большое значение для подъема морального духа армии Асада.

Консультации командования курдского ополчения в Дамаске о поддержке их действий против ИГ российской авиацией дают дополнительный импульс для США в короткие сроки организовать наступление на Ракку силами 20-тысячного курдского ополчения и пятитысячной туркоманской милиции. Это позволяет России руками США подорвать позиции ИГ в Сирии, одновременно осложняя отношения Вашингтона с Анкарой. При этом если Штаты закроют глаза на поставки ПЗРК исламистам через Турцию, а информация о косвенном участии американских силовиков или их бездействии просочится в СМИ, ущерб, нанесенный Демократической партии и ее кандидатам к началу предвыборной кампании, будет велик. Что для президента Б. Обамы достаточно важно.

Обратим внимание на перебазирование американского командования Combined Joint Special Operations Task Force-Syria (CJSOTF-S) на базу «Аль-Удейд» в Катаре. Официально оно подчиняется US Special Operations Command (USSOCOM), в компетенцию которого входят тренировка и экипировка боевиков сирийской оппозиции. Известно, что командный центр CJSOTF-S в Катаре будет координировать поставки из США и с баз Пентагона оружия для противников Асада. Финансирование этих операций взял на себя Эр-Рияд.

Штаб также возьмет на себя синхронизацию наземных сил оппозиции с действиями 39-го авиакрыла ВВС США, которое базируется на базе «Инджирлик» в Турции. То есть Турция, Саудовская Аравия и США берут курс на масштабное стимулирование подрывной деятельности в Сирии, что отнюдь не отменяет наступления курдского ополчения на Ракку. В конце концов как сложится со свержением Асада после появления в Сирии российских ВКС, неизвестно, а демонстрировать конгрессу войну против исламистов приходится...

http://nashaplaneta.su/news/stingery_uzhe_v_sirii/2015-10-13-1186