Война в Мьянме, Китай и Индия

Мьянма (бывшая Бирма) неожиданно появилась на лентах новостных агентств, на страницах газет и в репортажах телевидения и радио. Представители исламских общин по всему миру от Ближнего Востока и Турции до России и Индонезии вышли на митинги с критикой правительства Мьянмы, протестуя против преследования мусульман народности рохинджа.

Эти выступления и митинги совпали с работой саммита стран БРИКС в китайском Сямэне, на котором обсуждалось их стратегическое партнерство в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Где как раз и находится Мьянма, с которой ведущие державы БРИКС уже не первый год выстраивают сотрудничество в технико-экономической сфере.

Мьянма, граничащая с Индией, Бангладеш, Китаем, Таиландом и Лаосом, богата природными ресурсами, такими как нефть, газ, золото, уран, цветные металлы и драгоценные камни, однако экономика ее преимущественно аграрная. На первый взгляд, это обычная развивающаяся страна, зажатая с двух сторон мощными соседями. Но на самом деле она – важнейшее звено экономического коридора Китай – Мьянма – Бангладеш – Индия, о создании которого правительства этих государств договорились в 2013 г. По мнению властей КНР, этот коридор должен подтолкнуть, как говорится в официальных документах, «совместное развитие трех больших экономических блоков в Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии».

Индия - Китай

Китай - Индия: сравнение армий

«Морской шелковый путь XXI века»

Бывшая столица Бирмы, город Янгон, главный торговый, промышленный и транспортный центр страны, рассматривается как один из торговых портов «Морского шелкового пути XXI века» – части геоэкономического китайского проекта «Один пояс, один путь». Он имеет стратегическое значение, тем более что неподалеку расположен Малаккский пролив, через который проходит четверть всего мирового морского товарооборота. Военно-морские силы Китая и Мьянмы в мае 2017 г. впервые провели совместные морские маневры.

Индия, второй крупнейший сосед Мьянмы, также рассматривает ее как ключевого партнера при взаимодействии со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в рамках провозглашенной индийским премьером Нарендрой Моди политики «Действуй на Востоке» (Act East). Индия считает экономическую интеграцию со странами Юго-Восточной Азии одной из стратегических задач на ближайшие десятилетия.

Нефть, газ и энергобезопасность Китая

Но Мьянма не только транзитная страна для китайских товаров и ворота в Юго-Восточную Азию для Индии. Со временем она может стать региональным игроком в топливо-энергетической сфере.

Что не говорят о странах третьего мира

Разведанные запасы газа в этой стране составляют, по данным ОПЕК, 450 млрд куб. м, но возможные резервы, в том числе в шельфовой зоне, превышают 1,6 трлн куб. м. Таким образом, по потенциалу добычи газа Мьянма может встать в один ряд с Кувейтом, Ливией и Оманом. Сейчас 80% добываемого в стране газа экспортируется в Таиланд и Китай. Через территорию Мьянмы проходит газопровод мощностью 12 млрд куб. м в год, на строительство которого китайская нефтяная госкомпания CNPC потратила $2,5 млрд. Параллельно CNPC строит ветку нефтепровода также за $2,5 млрд. Экспорт нефти и газа по трубопроводам из Мьянмы в Китай призван стать частью программы обеспечения энергетической безопасности КНР, о чем неоднократно заявляли китайские официальные лица.

Таким образом, расположенная у границ КНР Мьянма становится реальным конкурентом арабских монархий и стран Персидского залива, поставляющих в Китай сжиженный природный газ и нефть. А крупнейшие нефтегазовые месторождения находятся как раз там, где происходят столкновения между представителями мусульманской народности рохинжда с правительственными силами Мьянмы, – это территория штата Ракхайн и его шельфовая зона в Бенгальском заливе. В этом и может заключаться ответ на вопрос, почему вдруг исламский мир так резко озаботился противостоянием мусульман-рохинджа и властей Мьянмы, хотя этот конфликт длится уже восьмое десятилетие, а наиболее острая его фаза пришлась на 2012 г.

У протестов мусульман перед посольствами Мьянмы в различных странах, в том числе в России, кроме социально-религиозной может быть геоэкономическая подоплека. Но попытки вовлечь исламский мир во внутренний конфликт в Мьянме и вызвать дестабилизацию в нефтегазовом секторе в Бенгальском заливе в зоне экономического коридора Китай – Мьянма – Бангладеш – Индия могут рассматриваться Китаем как недружественные шаги, направленные на создание проблем для его энергобезопасности, и как угроза развитию китайского проекта «Пояса и пути».

Индия - Китай

Китай - Индия: сравнение экономик

Интересы России

Возможная дестабилизация ситуации в Индокитае – это не только проблема Мьянмы, КНР и Индии. У России в регионе есть свои экономические интересы, включая многолетнее военно-техническое сотрудничество с Мьянмой. В частности, «Тяжпромэкспорт» участвует в развитии ее металлургической отрасли. С 2009 г. вооруженные силы Мьянмы получили от России 20 истребителей МиГ-29, вертолеты Ми-35П и ракетно-пушечные комплексы. «Рособоронэкспорт» и корпорация «Иркут» начали поставку Як-130 для ВВС Мьянмы (контракт на 30 самолетов). В 2016 г. министерства обороны двух стран заключили соглашение о военном сотрудничестве, предусматривающее развитие отношений в военно-морской области, гидрографии и топографии, военной медицине и образовании, а также в области борьбы с терроризмом.

Внешнеэкономические интересы России направлены сейчас на сотрудничество со странами Юго-Восточной Азии в финансово-экономической сфере, в международной торговле, в области технологий и инвестиций. С учетом этого взаимоотношения России с Китаем и странами АСЕАН, в том числе с Мьянмой, приобретают серьезное значение. Важно, чтобы митинги российских мусульман не поставили под угрозу российско-китайские стратегические отношения и сотрудничество между странами БРИКС.

Проблема мусульман рохинджа стала одной из центральных тем переговоров премьер-министра Индии Нарендры Моди с руководством Мьянмы. Индийская сторона опасается, что в страну может хлынуть поток беженцев из-за столкновений радикально настроенных рохинджа и правительственных сил Мьянмы. В адрес бирманских властей уже звучат обвинения в геноциде мусульман. Впрочем, по мнению экспертов, Дели не станет вмешиваться в конфликт, равно как и самый влиятельный игрок в этом регионе — Пекин. Чем объясняется сдержанная позиция двух крупнейших государств региона, разбирался RT.

После окончания саммита БРИКС в Китае премьер-министр Индии Нарендра Моди отправился с визитом в Мьянму, где в конце августа начались столкновения между буддистским и мусульманским населением штата Ракхайн на юго-западе страны.

Официальные власти настаивают на том, что насилие спровоцировала «Араканская армия спасения рохинджа» — незаконное вооружённое формирование мусульман. По их версии, действия силовиков в Ракхайне — вынужденная мера в ответ на агрессию боевиков.

Лидеры суннитского мира отвергают подобную трактовку событий и считают, что правительство Мьянмы устроило геноцид — целенаправленное преследование и массовое убийство мусульман. Согласно официальным данным, жертвами столкновений стали 402 человека, из них 370 — члены «Араканской армии спасения».

Опасения Моди

По итогам встречи с государственным советником (аналог должности главы правительства) Мьянмы Аун Сан Су Чжи индийский премьер Нарендра Моди заявил, что разделяет озабоченность местных властей, и возложил вину за трагедию на рохинджа.

О развитых и неразвитых народах

«Мы полностью понимаем вызовы, с которыми вы имеете дело. Мы разделяем вашу обеспокоенность экстремистским насилием в штате Ракхайн, особенно насилием против представителей сил безопасности, а также обеспокоенность тем, что невинные пострадали и были убиты», — заявил Моди.
По его словам, при решении столь острого вопроса должна быть соблюдена территориальная целостность Мьянмы. Также индийский премьер отметил необходимость обеспечения безопасности протяжённой сухопутной и морской границы двух государств.

Опасения Моди связаны с возможным наплывом беженцев-рохинджа. По информации ООН, за минувшие 10 дней из Мьянмы в Бангладеш перебрались около 125 тыс. человек (примерно 15% от общей численности рохинджа в Мьянме). Только 4 сентября границу пересекли 35 тыс. человек.

По приблизительным оценкам, в лагере беженцев в Бангладеш проживает до полумиллиона мусульман из Мьянмы. Беженцы лишены каких-либо гражданских прав и продолжают пополнять лагерь.

Индийские власти не намерены принимать мусульман и собираются депортировать из восточной части страны до 40 тыс. представителей народности рохинджа. В Индии ислам исповедуют около 13% населения, однако почти все рохинджа формально являются нелегальными мигрантами.

Помимо вопросов безопасности, в центре внимания Дели — возросшая роль Китая в Мьянме, которая считается воротами Индии в Юго-Восточную Азию. Первоочередной интерес Дели заключается в бирманских углеводородах.

Китай Индия

Сравнение диаспор Индии и Китая

Благодаря реализации проекта 770-километрового нефтяного и газового трубопровода, идущего с побережья Индийского моря, Пекин замкнул на себя экспорт углеводородов. Индия остро нуждается в увеличении импорта нефти и газа и потому стремится нарастить экономическое присутствие в Мьянме.

Пугающая тенденция

Профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Лунёв полагает, что тема конфликта вокруг рохинджа тесно переплетена с амбициями Дели, который стремится уменьшить влияние Китая.

«Индия займёт нейтральную позицию. Во-первых, Индия не вмешивается в дела других государств. Она не будет вставать на строну мусульман, но и не станет горячо поддерживать Мьянму. Это прагматичный подход. Индии невыгодно жертвовать отношениями с властями Мьянмы», — сказал Лунёв.
Как пояснил эксперт, Дели долгое время вынашивает планы строительства газопровода из Мьянмы, но «проект ушёл в Китай». На сегодняшний день обеспечение стабильных поставок газа и нефти является ключевым вопросом экономического развития.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

«Бирма для Китая — это территория активного освоения. По понятным причинам Пекин не будет заступаться за рохинджа и, скорее всего, окажет Бирме дипломатическую поддержку, если она потребуется. Мьянма играет важную роль в энергетике и «морском шёлковом пути» Китая», — отметил Лунёв.
По его мнению, для рохинджа сложилась «очень печальная ситуация». Правительства суннитских государств будут заявлять о геноциде мусульман, доказывая, что терроризм бывает не только исламским. Однако оказать реальную помощь угнетаемой народности они вряд ли смогут.

«Конфликт в Мьянме — проявление пугающей тенденции роста религиозной воинственности. Приверженцы самой мирной религии — буддизма — беспощадно истребляют мусульман. Кстати, на Шри-Ланке в 1983 году было то же самое», — констатировал Лунёв.

«Рохинджа действительно несчастные люди. Они бегут в Бангладеш, но их там не ждут, а лидеры мусульманского мира будут зарабатывать политические очки на громких заявлениях о том, как бьют их братьев по вере», — предположил собеседник RT.

Комментарий:

Нормальный анализ от востоковеда ситуации вокруг Мьянмы я не видел. Что касается наших жижистов, то пропагандистам знание предмета не важно. Им можно почитать чужое, потом выдать за своё. Без чужого они теряются, а намеки не понимают. Скажи я простые слова Нагаленд и Бутан, они подумают, что их разыгрывают.

Индия - геополитика

В полном размере: Внешняя политика Индии

Итак, в Мьянме решили организовать одно из любимейших либеральных развлечений - сочетание борьбы религиозной с борьбой расовой. Как нас учил товарищ Яков Кедми из израильской разведки, именно страны на стыке цивилизаций следует атаковать в первую очередь. Например, Украина это стык между Россией, Европой и Балканами. Там нужны средства погорячее, вроде сожжения людей в Одессе в Доме профсоюзов. И далее логичный для Кедми вывод - поскольку он ненавидит бандеровцев, бомбить надо Донбасс, где их не было.

Всё бы ничего, но действия в Мьянме планировали на основании известного либерального лозунга - эти идиоты ни за что не догадаются, что... Дело в том, что кроме рахинья никому расовая и религиозная война в Мьянме не нужна. Но за ними Бангладеш, это почти 170 млн. человек, легко возбуждаемый мусульманский мир, либеральная общественность в союзе со всякими организациями типа ИГИЛ, деньги стран Персидского залива и т.д. Прекрасную картину портит только история возникновения Бангладеш.

Мусульмане Бангладеш восстали против мусульман Пакистана, когда были с ними в одном государстве. Бенгалец Шейх Маджибур Рахман со своей партией выиграл выборы и получил право на власть в Бангладеш и в собственно Пакистане как представитель крупнейшей парламентской фракции. В ответ генерал Якья Хан арестовал его и начал в Бангладеш военный действия против его сторонников. Кончилось это тем, что Индия начала помогать партизанам мукти-бахини, а потом легко разгромила Пакистан как на территории Бангладеш, так и сам Пакистан. Идиотское, антинародное государство, созданное англичанами в пику Индии, рухнуло.

Базы в Индийском океане

В полном размере: Базы в Индийском океане

Из этой истории вытекают два момента. Даже самое дружественное вмешательство Пакистана восторга вызвать не может, а тут речь может идти не о поставках риса, а о поставках боевиков. Второй, отделить исламский мир от Пакистана технически невозможно. Поэтому население Бангладеш завести немножко сложнее, чем, например, киргизов или узбеков. О третьем моменте я уже писал - Индии эта война не нужна. Индия, кстати, территориально разделяет большую часть Бангладеш и Мьянмы. Прямое соприкосновение границ двух стран только на юге.

Если посмотрите внимательно на карту, то восточные штаты Индии оказываются соединенными с остальной Индией узким перешейком. Посмотрите в район горного курорта Дарджилинг. Чудесное местечко, там ещё англичане отдыхали от индийской жары. В этих восточных штатах существуют свои сепаратисты, там монголоидное население пытается бороться с переселенцами из центральной Индии. А узкий перешеек граничит с КНР. Граница с Китаем тянется по Гималаям, а на востоке граница с Мьянмой. Получается довольно занятная картина. Чтобы поддержать исламских радикалов, прославившихся в Индии бессмысленными и кровавыми террактами, Индия обязана поставить под удар себя. Получается, что Китай может оказать давление на Индию, а сам лезть в Мьянму не обязан.

Нагнетаемый либеральными СМИ градус взаимной ненависти в принципе не приемлем для Индии. Буддисты в Индии традиционно не рассматриваются как враги, а, скорее, как естественные союзники против исламистов и Китая. Монголоиды в виде гуркхов и бежавших из КНР тибетцев традиционно служат в индийской армии, регулярно принимают участие в военных действиях против исламистов в Джамму и Кашмире на границе с Пакистаном. Бутан тоже союзник Индии. Идея религиозной и расовой войны в одном флаконе для Индии неприемлима.

Индия - оборона

В полном размере: Военная политика Индии

Этим летом на границе Бутана и КНР произошел инцидент. Китайцы начали строить дорогу в спорном районе. Индийцы как союзники Бутана бросили туда войска. Военные обеих стран сблизились и начали бросать друг в друга камнями. Автоматы и пулеметы отложили в сторону, чтобы не мешали. Вам это ничего не напоминает? Это аналог целого ряда конфликтов КНР с Японией, Вьетнамом и Филиппинами. Называется очень просто - неофициальный договорняк не выводить конфликт за определенные рамки, чтобы можно было то устраивать раздоры, то неожиданные примирения. После очередного кидания камнями китайцы и индийцы разошлись и отрапортовали каждый о своей безусловной победе. Это вам не Украина, где чужие решения о пролитии крови пытаются не только выполнить, но и перевыполнить. Хотя, конечно, синяков и ссадин у солдат было немало, но ни одного убитого.

Я вчера слушал выступления и читал комменты в ютьюбе. Один из политиков достаточно четко сказал, что это не ситуация, когда Пакистан и Бангладеш едины и имеют ядерное оружие. В комментах пытались завести индийцев разговорами о том, что Мьянма выгоняет также индуистов из рахинья. На что был неожиданный ответ, что индуисты должны сами отвечать за своё поведение на чужбине, поэтому Индия не должна им помогать и принимать к себе. Короче, солидарностью с мусульманами рахинья даже не пахнет.

Идея proxy war, войны по поручительству, когда буддисты Мьянмы как бы воюют за КНР, а рахинья и весь мусульманский мир за Индию и Бангладеш, явно не вызывает энтузиазма. Мьянма имеет возможность продолжать высылку рахинья за пределы страны. И тут мы подходим к самой главной проблеме о власти либералов над миром.

Армия Китая перевооружается

Конфликт внутри Мьянмы и вокруг неё ставит вопрос о границах власти либералов над миром. В Косово и Боснии, в Сирии и Ираке вопрос о власти либералов был вопросом о праве либералов перекраивать границы чужих государств, отдавать приказы начать войну, закончить войну, выиграть войну, проиграть войну, положить не меньше указанного сверху количества солдат и убить не меньше указанного сверху количества мирного населения, согнать один народ с земли и заселить землю другим народом или народами. Этот вопрос как раз поднимался политиками. Хотя, для таких как Горбачев и его единомышленники вопроса не было - конечно, либералы как глобальная сила такие права имеют. Этот вопрос я осветил ещё несколько лет назад, когда сравнил Новый мировой порядок с логикой управления Европой в Средневековье.

Римский Папа, не важно, был он на тот или иной момент под влиянием, опираясь на католическую церковь, имел полное право устраивать войны между подчиненными, католическими народами и устраивать битвы, подозрительно напоминающие договорняки, например, вечные поражения французов от англичан. Когда за дело взялась неуправляемая Жанна Д Арк, полторы тысячи французов полностью разгромили шесть тысяч англичан под Орлеаном. Пришлось церкви надавить на французского короля, чтобы он запретил Жанне Д Арк брать Париж, оккупированный англичанами. Совершенно не случайно нынешние порядки уже назвали Новым Средневековьем.

Проблема не в отсутствии либеральной общественности в странах Востока. Точно также проблема не в том, что в Средневековье на Востоке не было феодалов. Были феодалы, ныне там хватает либеральной общественности, вопрос в степени подчиненности и степени права на самоуправление. Совершенно не случайно я дал сноску и процитировал индийскую статью, где прямо говорилось, что Индия это не Ельцинская, убогая Россия. Там, правда, ещё жестче написано. И прямой намек на то, что в Индии и вокруг ядерной Индии управляемые извне войны вроде Первой чеченской не состоятся. Индийцев и китайцев, конечно, не так волнуют менее важные вещи, например, право либералов перекраивать границы РФ или Сербии. Но собственные границы их ещё как волнуют!

Тут начинается самое главное. Когда тайные цели не достигаются, остается выбор - объявлять цели публично или не объявлять? Если объявлять, то сторонников цели можно консолидировать. Если не объявлять, то можно постараться урвать больше, чем тайно заявлено. Эту проблему мы находим в Средневековой Европе. Там можно было организовать войнушку тайно, а можно было явно, но с арабами, поскольку там власть Папства не признавали, воевать можно было только открыто, только через Крестовые походы. Нынешняя политика пока позволяет манипулировать мусульманами относительно тайно, поэтому Крестовый поход мусульман против Сирии или Ливии ещё можно кое-как пытаться подать как сугубо мусульманскую инициативу. С Китаем и Индией намного сложнее. Права либеральных обкомов там признают не в полную меру.

https://vk.cc/79sN2G

https://vk.cc/75mrnB

https://kosarex.livejournal.com/2982710.html

Опубликовано 26 Сен 2017 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.