Ситуация с штурмом иракского города Рамади давно уже перестала напоминать военные сводки, а превратилась в очень длинный и бесконечный анекдот. О том как полгода армия 25 тысяч военных и шиитский милиций с 200-ми американских военных инструкторов при поддержки целого роя авиации не могут выбить из города то ли 1000, то ли вообще 300 человек, вооруженных калашами и РПГ.

Каждую неделю-две объявляется генеральный и финальный штурм Рамади, самолеты спамят листовками с призывом покинуть город, которые горожане видимо сразу пускают на растопку, а то и на более грязные цели.

Каждый раз орётся, что иракская армия уже в центре города и вот-вот уже конец - и всё заканчивается очередным эпичным облажанием. СМИ набирают в рот воды, а трупы военных и шиитских ополченцев вывозят из города самосвалами да вертолетами.

В последний на нынешний день сеанс так называемого штурма началась совсем уже комедия. На второй день после очередного сбрасывания листовок иракские СМИ победно отрапортовали о занятии военными и шиитскими милициями окраин города и прорыве в центр, к административным зданиям. Типа вот-вот и все, победу будем праздновать.

арабы нацизм террор

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статьях:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Но боевики ИГ снова как водится нагадили. Какая-то инициативная личность протащила в Рамади резервный кабель с интернетом, поскольку в прошлый раз штурм проходил в отсутствии связи с большой землей, и началось веселье. Жители города Рамади незамедлительно этим воспользовались, и раскидали в интернете фото с центра и разных районов города, где кипела совершенно спокойная мирная жизнь, и никаких боев с "терроризмом" не наблюдалось.

Однако иракские СМИ не сообразили вовремя сменить пластинку и продолжили вещание о победоносном наступлении. Тем более что к тому времени иракские военные и шиитские менты на окраинах города все же обозначились.

Однако боевики ИГ видимо разозлились на столь наглую брехню и решили нагадить уже посолиднее. Они решительно пресекли попытку прорыва в город, разгромили полевой штаб и умудрились захватить даже два абрамса. На этом в Рамади началась ночь и вроде как образовалось относительное затишье. Но ненадолго.

Победные реляции в иракских СМИ неожиданно развеял выступивший по ящику Хашид аль-Хашими, член правительства и якобы военный стратег, сообщивший пренеприятнейшую вещь - значительная часть идущих на штурм бригад отступает от Рамади.Чуть позже прояснились и причины столь резкой перемены настроения - оказывается, что боевики ИГ во мраке ночном провели туннельную операцию и нанесли серьезный ущерб наступавшим, и прорвали их позиции так, что те вынуждены были отступить. Попутно пять ингимаси совершили нападение на штаб полиции и устроили там капитальный погром с большими жертвами и разрушениями.

арабы психология

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

От такого поворота событий шиитские армия с милицией ощутимо приуныли. Тот же Хашим аль Хашими свалил все на просчеты военных и спецслужб, типа они виноваты, а не то, что он сам и другие начальники такие же военные стратеги, как из козла академик. Обиделась даже кокоалиция, начавшая бомбить в Рамади жилые дома и вообще что попало, от чего у местных жителей любви к правительственной шиитне и их заокеанским партнерам естественно не прибавилось.

И ладно бы, если это был первый такой случай. Так нет - это длится уже полгода, с минимальными отличиями. Какие-то энтузиасты подсчитали, что в сообщениях иракских СМИ за последние полгода Рамади полностью захватывали у ИГ 3000 с чем-то раз, оставив позади знаменитого Моторолу Аэропортоборца, в Рамади над иракской горе-армией не смеется разве что верблюд, а у жителей и боевиков ИГ от смеха развилась хроническая икота.

Положение аховое конечно. Даже захват Рамади, про который сейчас твердит иракская армия все равно станет для нее не меньшим позором чем провал штурма - за столько времени, с такими потерями, с такими тратами денег и с таким численным перевесом не суметь выгнать из города несколько сотен боевиков. Да и долго ли захват этот продлится - тот еще вопрос, учитывая, что население Рамади состоит из таких же точно суннитов, что и боевики ИГ. А боевики ИГ, в отличии от правительства, ничего плохого жителям не сделали - кроме того, что починили канализацию и водопровод, не функционировавшие со времен свержения Саддама.

Сейчас же в Рамади ситуация такая. Картина в целом пока, что неясная, но при внимательном анализе источников можно придти к следующим выводам: сообщения вечера ночью 27-28 декабря о захвате иракской армией города Рамади мало соответствуют действительности. Даже если вчитаться в текст сообщения, то можно понять, что вывод о захвате города иракские военные сделали по захвату нескольких административных зданий в центре. По большей части это конечно самоутешение, так можно захватив туалет в районной мэрии провозгласить себя губернатором.

демография арабы

Немного о вырождении в странах Ислама:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Справедливости ради стоит сказать, что упомянутые административные здания на момент захвата представляли из себя непригодные для жизни и прочей деятельности руины, владение которыми может греть разве что только морально. А боевики ИГ продолжают на данный момент владеть севером юго-востоком Рамади. Однако если углубимся дальше, то этот, с позволения сказать, Рамадийский триумф иракской армии выглядит еще отвратительней, чем может показаться на первый взгляд. За семь месяцев обороны Рамади на город были сброшены десятки тысяч бомб и ракет, сами же иракские военные сообщают, что город разрушен на 80 процентов, и для полного восстановления потребуется 10 лет.

Проще говоря, иракская армия с кокоалицией разрушили город, убили мирных жителей - и все ради того, чтоб выгнать 300 штук боевиков, отрапортовать о победе и получить красивую картинку в СМИ. Но победа ли это? И чья?

Как сказывается захват Рамади, точнее городской администрации на Исламское государство в целом и их стратегическое положении в Ираке? Оно как было, так и есть, никуда оно не делось. И могут через недельку-другую вернуть административные руины обратно.

Но одну существенную проблему боевики ИГ себе нажили - им еще долгие годы придется разнимать массовые драки жителей Рамади с обитателями соседней Эль-Фаллуджи за право именоваться иракским Сталинградом. Впрочем и тут выход найдется - объявить Рамади иракской Брестской Крепостью к примеру.

Впрочем на этом анекдоту не конец. Сегодняшнее положение в Рамади прекрасно отображает суть положения Ирака в целом. Формально хозяин - иракское правительство, сидящее на развалинах администрации и развалившая полгорода ради этого. А по факту... Однако если посмотреть на ситуацию глобально, то до веселья там конечно очень далеко. Есть такое животное баран. Как упрется в новые ворота, так не отгонишь. И этот баран с новыми воротами не только тотем иракской армии, но и прекрасно отображает суть ее стратегии. Уперлись в ворота с надписью Рамади - и всё. Ничего кругом не видим и не замечаем.

ислам

Почему причина деградации арабских стран - мировоззрение:
Почему деградируют мусульмане?

Причина конечно в неизлечимом дебилизме иракской армии. Понятно, что сколоченная по контрактно-мобилизационному принципу и обученная по последним западным образцам, она всё равно годится только деревни от мирных жителей зачищать. Но с партизанами или мобильными отрядами с жесткой мотивацией - ну тут изначально ничего хорошего не жди. Добавьте еще и баранью стратегию.

Но дебилов ничему не учит жизнь. Пока захватывали всей толпой Тикрит - ИГ заняли Рамади. Весенее-летняя клоунада на бензоколонке в Бейджи завершилась тем, что боевики ИГ угнездились в западных районах Самарры и палят по священным шиитским могилкам прямой наводкой, и в Бейджи наведываются все чаще последнее время.

В отличии от иракской армии ИГ не упирается в территорию и населенные пункты, и вполне спокойно может что-то и отдать, если нет смысла и пользы для них в удержании этих территорий. И как мы видим из вышеуказанных примеров, научились использовать баранье упирание в новые ворота в своих корыстных целях.

И тут как у хорошего фокусника - надо следить за руками. Пока стадо баранов идет на приступ ворот, оно упускает из виду, что творится рядом в чистом поле.

Итак, Рамади. Смотрим на первую карту - он там отмечен красной точкой. Восточнее располагается город-герой Эль-Фаллуджа, о славной истории которого мы подробно расскажем позднее, в материале посвященном специально этому. Для нас же имеет значение что Эль-Фаллуджа занята боевиками ИГ железобетонно и похоже навсегда, поскольку это фактически место рождения организации. Бои в Эль-Фаллудже с иракской армией идут в окрестностях города, иногда на его окраинах. И если Эль-Фаллуджа - это культурная столица провинции аль-Анбар, то Рамади - административная, где фактически сосредоточено все управление и все ресурсы провинции.

Раз все поняли, что Эль-Фаллуджа у нас сразу за Рамади, то смотрим на карту номер два. В местечке под названием Зоба, которое отмечено красной пометкой, мы ненадолго остановимся. В последнее время много новостей о все возрастающей там активности ИГ. Все время обстрелы там, подрывы, нападения, похищения, диверсии - в общем беспределят как хотят.Следом за Зоба идет гнусно прославленный Абу Грейб, о котором тоже долгая история. О присутствии там боевиков ИГ ничего достоверно неизвестно. Но по отрывочной информации, время от времени они и туда наведываются. А следующая остановка... Следующая остановка у нас Багдад.

Ну если кому-то что-то непонятно, то зададимся одним вопросом, каоторым почему-то не задается большинство многоуважаемых диванных аналитиков - а где вообще боевики ИГ? Понятно, что в Сирии, в иракской Нейнове и Салахуддине, кто-то хулиганит в Зоба, в Рамади 300 человек вон сидят. А почему не больше сидит - в том самом Рамади, куда вся иракская армия ломится? Почему по той же Сирии мелкие отряды численностью в тот же гарнизон Рамади в ключевых точках бои ведут? Где та же бронебригада Фарук? Где сотни единиц отжатой бронетехники? Куда все подевалось? Никто не знает. Тишина гробовая.

Можно конечно утешаться тем, что все это внезапно потерялось и растворилось в воздухе и остались только 300 боевиков ИГ в Рамади, как это делают некоторые. А можно иначе поставить вопрос. Не где ИГ, а куда и для чего берегут боевики ИГ основные силы, чего они ждут? Что там командование замышляет такого? Зачем проводит учения вроде тех, что в Нейнове? А ведь это не единственные учения.

Вот например, ныне неспокойно в том самом Тикрите и в окрестностях зловещей базы Спайкер - боевики ИГ повадились ходить туда как к себе домой и устраивать обстрелы с нападениями, как будто их и не выгоняли из этих мест.

арабы психология

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

А можно посмотреть на эти две карты и вовсе поразиться увиденному - пока иракские вояки с ментами устраивают шиитские пляски вокруг Рамади, все ближе и ближе тот момент, когда боевики ИГ спляшут с саблями Кадисии. В Багдаде. На той самой аллее, где покойный Саддам Хуйссейн так любил устраивать парады.

Боевики ИГИЛ оставили 800-тысячный город Рамади, что было подано СМИ как принципиальный военный успех западной коалиции. На деле пиара в этой истории гораздо больше. А настоящие успехи на иракском фронте в ближайшее время не предвидятся: война с исламистами подошла к тому гордиеву узлу, который малой кровью не разрубишь.

Особенность войны в Ираке – полная пассивность населения, чудовищно уставшего от всего, что с ним творили начиная с 1991 года. Потому и занятие почти миллионного города (в Рамади, по последней переписи, проживало более 800 тысяч человек) прошло почти незаметно. Ранее он уже несколько раз переходил из рук в руки почти без сопротивления.

На сей раз бои проходили только на двух окраинах, которые не носят стратегического значения, но удобны для маневра. Боевики ИГИЛ пытались минировать подходы с восточного направления, но без толку. В целом борьба за огромный город сводилась к занятию нескольких зданий, в которых по исторической традиции располагаются государственные учреждения. Вот вам и вся война.

1

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно

Видеорепортажи о «зачистке» более всего напоминают постановочные кадры работы в частном секторе, что никак не связано с собственно захватом города. Исламисты просто ушли из Рамади, предоставив властям возможность самим разобраться с происшедшим. Благо для ИГИЛ это лишь частный случай всемирного джихада, а для иракских властей – событие национального масштаба.

Важно понимать, что отбить почти миллионный город силами трех тысяч ополченцев в принципе нереально – поставить автоматчика на каждом перекрестке не получится. При этом атаковали Рамади исключительно шииты – иракское правительство смогло мобилизовать только эту часть населения для наступления на территорию ИГИЛ. Но, поскольку сопротивления никто не оказал, одна не укомплектованная до конца бригада спокойно зашла в город, зачистив на камеру несколько кварталов частной застройки в квартале Хусайбах.

Такого рода война с ИГИЛ очень похожа на классическую махновщину, хотя в ней участвуют регулярные армии и присутствует современное оружие. Набеги на крупные города могут продолжаться бесконечно, ведь сама идея войны не ликвидируется. Да, захватили Рамади. Точно так же его можно отдать через пару недель – и никто этого не заметит. Население на происходящее в соседнем квартале не реагирует, а центральной власти в Ираке как не было, так и нет. Искусственное ее насаждение возможно только внешним и насильственным путем, но и к этому в Ираке все уже давно приучены. Изначально ИГИЛ казалось многим местным неким прообразом новой государственной системы, которая избавляла разом и от наследия Саддама, и от американцев. А теперь получается, что и эта система не работает.

Ислам

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

С военной точки зрения захват Рамади становится поворотным пунктом в иракской кампании против ИГИЛ только на первый взгляд. Военную обстановку сейчас диктует расположение населения, а не какие-то технические обстоятельства действий. Правительству Ирака приходится создавать специальные условия, чтобы направлять против ИГИЛ воинские части, формировать шиитское ополчение или пользоваться услугами США. Но на земле это не война, а что-то вроде набегов на ранее укрепленные пункты, которые ИГИЛ уже и не хочет сохранять за собой. Сейчас для исламистов куда важнее сохранить не столько часть Северного Ирака, сколько именно сирийские территории.

В такой обстановке захват Рамади воспринимается по большей части как пиар-акция. Миллионный город не берут за сутки, когда его обороняют. С другой стороны, силы ИГИЛ уже сейчас подорваны настолько, что вести войну на несколько фронтов уже не в состоянии. Провинцию Анбар – голую пустыню – можно и так отдать, а вот за Алеппо и Ракку они воевать будут.

Не хочется думать, что началась «гонка на уничтожение» – кто быстрее разгромит ИГИЛ, западная коалиция или российско-сирийско-иранская. Такой задачи в принципе нет. Полномочия, например, нашей группировки не выходят за границы Сирии, а американской – за пределы Ирака, хотя периодически они эти границы нарушают, как и Турция. Соглашений о сферах ответственности тоже никто не оглашал. На этом фоне с каждым днем все более важной становится проблема этнической и религиозной ответственности, хотя опять же публично об этом мало кто говорит.

В Ираке уже выросло целое поколение, не понимающее ничего, кроме тотальной войны. ИГИЛ в какой-то момент стало для этих молодых людей прибежищем, спасением от оккупации и от странного местного режима. Но «прелести» джихадистской власти тоже не всем пришлись по вкусу. В результате целые города спокойно сносят тяготы всех властей, чтобы сдаться победителю – любому из них. Три тысячи человек со стрелковым оружием способны поставить под контроль огромные территории с огромным населением – и это нормально.

Точно так же в Сирии бои ведутся на некоторых участках силами не более роты с двумя–тремя единицами бронетехники. И уже не важно – танки это или просто старый БРДМ. Сражения масштаба Углегорска, Марьинки или Дебальцево для них непонятны и даже вызывают удивление. Страшно употреблять в таком ряду названия старых советских городов, но, увы, такова практика.

Реальность войны в Ираке – пиар и перемещение стрелок по карте, на развитие ситуации на Ближнем Востоке в целом она уже не влияет. Такими темпами американская коалиция действительно может подойти к кромке пустыни, но что делать дальше – непонятно. Не военные, а именно политические и религиозные расклады останавливают продвижение коалиции на север, поскольку дальше придется договариваться с множеством групп, ни одна из которых не хочет поступаться принципами. А с военной точки зрения продвижение в пустыню невозможно без организации снабжения. Даже вертолетные десанты, на которые делали ставку, оказались неэффективны. Они ведь тоже кушать хотят.

Восстановление контроля над Рамади может оказаться последним крупным успехом американской коалиции на иракском фронте. Дальше – пустота. Никаких пропагандистских эффектов уже не будет. Тяжелая и нудная оперативная работа, постоянный контроль над огромной территорией и странным населением, к чему американцы не приучены за все годы войны.

А ведь побеждать надо. В предвыборный период потерь не простят.

Иракское командование в очередной раз заявило о полном освобождении центра провинции Анбар города Рамади от боевиков ИГИЛ. Однако, скорее всего, оно в очередной раз сильно поспешило, так как до начала нынешнего наступления боевики контролировали центральную и восточную части города, но все сообщения о боевых действиях касались исключительно центральных районов.

Почему так спешат иракцы, в общем-то, понятно: с успехами весь 2015 год у них довольно скромно. Разгромить ИГИЛ не удается, несмотря на пяти-, а на некоторых участках – и десятикратное преимущество в людях и почти абсолютное – в технике.

Иракская армия современного образца принципиально отличается от саддамовской – ее создавали американцы как военно-полицейские силы, призванные осуществлять контроль территории, в случае серьезных проблем ей на помощь должна была приходить американская армия. После ухода Штатов из Ирака подобная "двухзвенная" система дала сбой в первом же серьезном столкновении – иракцы не смогли ничего противопоставить ИГИЛу в 2014 году, когда те атаковали провинции Анбар, Найнаву и захватили Мосул, Фаллуджу, Тикрит, Рамади.

Сейчас иракская армия усилена шиитским ополчением, однако системные проблемы никуда не делись – она так и остается одной большой зондеркомандой. Уровень командования тоже серьезно снизился по сравнению с саддамовскими временами, что неудивительно: в 2003 году в рамках кампании дебаасизации из армии были изгнаны квалифицированные военные, и на всех уровнях управления появились некомпетентные и неопытные кадры, зачастую перескочившие сразу несколько ступеней в иерархии.

В иракской армии есть небольшое количество хорошо подготовленных спецподразделений, хотя и они имеют в основном полицейскую подготовку. Но, естественно, для войны с десятками тысяч боевиков их катастрофически недостаточно.

Наконец, иракское командование вынуждено решать задачи, выходящие за рамки противостояния с ИГИЛ: в Багдаде очень нервно относятся к усилению и фактической независимости Курдистана, поэтому немалую часть усилий направляют на то, чтобы не дать курдам действовать на севере Ирака самостоятельно. Поэтому Багдад вынужден постоянно распылять силы, разбрасывая их вдоль русла Тигра, в междуречье и в северных провинциях. Естественно, что это создает дополнительные проблемы и не дает возможности нанести ИГИЛ чувствительное поражение хотя бы в одном месте.

Собственно, с этим и связаны невнятные результаты действий иракской армии в Тикрите, Фаллудже, теперь и в Рамади. Битва за Рамади длится уже полгода, и, по правде говоря, она еще далека от своего завершения.

Ко всему прочему, стоит учесть, что шиитские формирования (во многом похожие на украинские добровольческие батальоны) не очень подконтрольны военному командованию и зачастую ведут свою собственную войну. В их исполнении она выглядит как карательные операции против местного суннитского населения. Местные племена обвиняются в пособничестве террористам, их изгоняют в пустыню, с шейхами племен не ведут переговоров, а если и ведут – то только с позиции силы.

Естественно, что в результате такой "работы с населением" оно массово пополняет ряды боевиков. ИГИЛ использует все промахи и просчеты иракского командования, усиливая свое влияние в первую очередь в молодежной среде племен.

Общая картина войны в Ираке выглядит безрадостной в плане перспектив победы над ИГИЛ. Какой-то внятной концепции военных действий у Багдада не просматривается, что делать с освобожденными территориями – правительство Ирака тем более не понимает, в итоге цели подменяются процессом. В таких условиях война может длиться неопределенное время, и даже освобождение крупных городов никак не решит задачу окончательной победы над ИГИЛ.

В таком формате эта музыка будет вечной.

http://hot-news-000.blogspot.ru/2015/12/blog-post_28.html

http://www.vz.ru/world/2015/12/28/786412.print.html

http://www.fontanka.ru/2015/12/28/118/