Мне друг только что прислал мне это письмо, и я подумал, что лучше всего ответить на него постом. Вот что он писал:

В течение некоторого времени я размышлял о том, что касается “войны” на Украине и в Новороссии. Иногда я слышу бормотания армии Новороссии о “наступлении” в ближайшее время (предположительно, когда некий переломный момент или некая безымянная цель были достигнуы ). Однако, что меня удивляет, что пока еще не было никаких небольших операций или маневров в целом по Украине и, в частности, в самом Киеве. Мне кажется, что целенаправленная скрытая кампания вполне в пределах возможностей армии, не так ли? Спланированные инциденты и/или внезапные налёты в пределах города, которые умерят вкус к войне среди (казалось бы) в основном безразличного населения. Или предполагается, что это может, наоборот, добавить их решимости продолжать войну? История показывает, что такие действия закономерны, хотя в целом эффективность такой тактики может быть в большинстве случаев сомнительна, мне кажется. Любопытно, что вы думаете.

Это очень интересный и сложный вопрос. На самом деле, существует два различных вопроса:

  1. Почему нет видимого сопротивления на остальной части Украины?
  2. Где Новороссийское контрнаступление?

Эти два вопроса связаны общим знаменателем, но они качественно различны. Предлагаю рассмотреть их последовательно:

Почему нет видимого сопротивления на остальной части Украины?

Первое, в чем нужно признаться здесь, это что не все украинцы против новой хунты. Ну, сейчас, наверное, уже большинство, но без той решимости, чтобы присоединиться к движению протеста или, тем более, мятежу. С одной стороны, большинство украинцев были воспитаны в различной степени русофобии: от более или менее националистической и русофобской Советской Украины до бешено националистической и русофобской Украине после 1991 года, затем до безумно националистической и русофобской Украины после 2013 года, где официальная идеология и политический климат Бандерастана – истерически анти-Российский. Таким образом, даже те укры, которые не являются нео-нацистами или поклонниками Бандеры, – не обязательно про-российские.

Во-вторых, существует полная блокада в государственных и даже “независимых” СМИ. Все мы видели, как укровские националисты избивали даже директоров крупных телеканалов , если они не транслировали те программы, которые “положено”. Можете себе представить, что происходит с более мелкими СМИ! Населению сказано, что украинская армия воюет, я не шучу, с вторгнувшимися войсками России! Им действительно сказали, что Донбасс полон русского спецназа и танков. Я даже видел репортаж о 30-ти российских танков Т-90, атакующих защищаемую украми деревню. Так что уровень пропаганды и, честно говоря, зомбирование, просто немыслимы, и, в то время как многие украинцы могут не любить хунту у власти, это не значит, что они бы хотели вторжения российских войск на Украину.

В-третьих, хотя это практически не освещается в западных СМИ или блогосфере, большинство украинских эмигрантов согласны, что на остатке Украины происходит настоящий террор, особенно в Харькове, Киеве и Одессе: сотни людей были похищены, пропали без вести, подвергнуты пыткам, избиениям, угрозам или любым другим насилиям. Милиция и подземелья СБУ заполнены предполагаемыми “террористами”, “предателями” и “сепаратистами”. Люди получают телефонные звонки с угрозами, члены их семей подвергаются угрозам на улицах, на работе, в школе и др. Моральные наследники Степана Бандеры очень, очень искусны в таких вещах, и так как мировые СМИ, правозащитные организации и правительства более чем счастливы отвести взгляд в сторону от нацистских смертельных отрядов в Укроляндии, им не надо стыдиться этого террора.

В-четвертых, и это болезненно признавать. Как и в Новороссии, большинство украинцев предпочитают просто сидеть, ждать и смотреть, что произойдет. Этот тип почти исключительно интересуют материальные товары, и для них русский или украинский, нацистский или демократический, православный или униатский – не имеет значения. То, что их интересует, – это содержимое их холодильника, своей автомобиль, телевизор в их столовой. Если бы им сказали стать зимбабвийскими анархистами Харе-Кришны, чтобы получить лучший доход, они бы ими стали. Я не чувствую себя комфортно углубляться в “почему” это так, но давайте просто скажем, что украинская пассивность – это не миф.

По всем этим причинам, вместе взятым, в Бандерастане не происходит ни мятежа, ни восстания, ни саботажа. Или, если и есть, то незначительные. Большинство украинцев сбиты с толку, испуганы, с частично промытыми мозгами, и им приходится полагаться на слухи. Все это сделает население очень пассивным. С этой точки зрения Крым был крайним контр-примером, а Донбасс в где-то в середине. Отсюда и все трудности, с которыми сталкивается Кремль (и сопротивление Новороссии), чтобы как-то решить эту проблему.

Что до сил Новороссии, они просто не могут позволить себе роскошь готовить диверсионные операции в тылу врага. То, что сейчас делают силы Сопротивления, – “играют в пожарную бригаду”, т.е. перебегают от одной точки к другой, чтобы “погасить” различные укровские проникновения в занятую Новороссией территорию. Давайте посмотрим поближе:

Где контрнаступление Новороссии?

Слухи о контрнаступлении Новороссии циркулировали в течение недель, и тем не менее контрнаступление всё ещё не материализуется? Почему?

Ключевым здесь является численное и технологическое превосходство укровской стороны. Позвольте мне попробовать объяснить.

Для новороссиян уравнение простое: чем короче линия связи (или, если хотите, “передовая линия”) с противником, тем лучше. Чем длиннее, тем хуже. Представьте сцену в Матрице, где Нео дерется с толпой агентов Смитов: хотя Нео находится в окружении сотни или, возможно, тысячи агентов Смитов, он борется только с 1-5-ю одновременно, просто потому, что только определённое количество агентов Смитов можно уместить в непосредственный периметр вокруг Нео. В реальной боевой обстановке не все так просто, конечно, но основная идея та же, и это одна из причин, почему Стрелков оставил Славянск.

Вторая вещь, о которой многие читатели спрашивают: извините, но если укры проигрывают, то почему они постоянно продвигаются? Тут нет никакого противоречия. Сопротивление регулярно отступает, чтобы позволить украм продвинуться в глубь её территории, которую они превращают в карман или “котел” для них. Украм остаётся либо погибнуть, либо отступить. Пожалуйста, имейте в виду, что в большинстве случаев укры сообщают о продвижении, но не о последующем отступлении. Наконец, западные СМИ кормят общественность “примерными” картами, которые, в действительности, являются ложными. Вот один из Би-би-си веб-сайт сегодня:

Сравните другую карту того же периода:

Разница между ними огромная. Западные журнашляди допускают две ключевые ошибки: во-первых, они предполагают, что подразделение Х перейдёт с пункта А в пункт Б, то пункт А всё ещё будет контролироваться дружественными силами. Это не верно. В большинстве случаев, как только подразделение Х переходит из пункта А в пункт Б, вражеская сторона захватывает пункт А, а подразделение Х оказывается в окружении. Во-вторых, журнашляди полагают, что вся информация, исходящая из России и Новороссии является «пропагандой» в то время как на западные источники можно положиться. Поэтому мы получаем вот такие вот карты: хуже, чем просто бесполезные – они фактически вводят нас в заблуждение.

Кстати, на ютьюбе есть парень по имени Дима Свец (DimaSvets), который выкладывает неплохие прокомментированные им же обзоры карт военных действий (например, вот это видео). Он говорит на русском, но если вы просто хотите посмотреть на то, как настоящие карты выглядят, это хороший ресурс.

Как я написал выше, в основном то, чем сейчас занимаются ополченцы Новороссии – это «игра в пожарников»: укры атакуют по всем фронтам, как только они пробиваются через позиции Новороссии, центральное командование посылает войска, которые останавливают наступление и пытаются окружить войска укров до того, как те двинутся назад. Есть две причины того, почему этот базовый манёвр работает: расстояние очень короткие и с точки зрения тактики новорусские намного превосходят укров.

Но контрнаступление – это уже совсем другое дело. С одной стороны, нужно сконцентрировать все силы на том отрезке, где командование хочет совершить прорыв. Более того, возможно понадобиться притвориться, что атаки будут проводиться в совершенно других местах, а для этого понадобится большее количество военных. Каким образом силы Новороссии могут сконцентрировать свои войска в одной точке так, что риска прорыва укров в новорусский тыл не будет?

Также, представим, что всё проходит успешно, контратака Новороссии будет означать увеличение линии контакта и увеличение риска быть окружёнными украми. Это правда, что укры находятся в невыгодном положении из-за того, что их тыл составляет огромная территория, поэтому им трудно предугадать в каком месте разместить их запасы, но у них достаточно механизированных подразделений, которые могут быстро передвигаться, а также артиллерия и ВВС. Так что для сил Новороссии прорыв вглубь территории укров может быть очень и очень опасным.

Ни одна из сторон ещё не добилась такого преимущества, чтобы военные действия можно было остановить, но и укры, и новороссы дошли до такой стадии, когда ни одна из сторон не имеет возможности много сделать. Размер территории, которую контролирует Сопротивление, был уменьшен до такого уровня, при котором Сопротивление может легко её контролировать, а для укров будет очень трудно пробить. Сейчас всё зависит от игры в силу воли.

Если только какой-то внешний фактор не заморозит конфликт на той стадии, на которой он сейчас находится, обе стороны так и продолжат отступление и наступление с маленькими тактическими успехами до того момента, пока в конечном счёте одна из сторон достигнет переломного момента. В этот момент, эта сторона не будет постепенно отступать, а очень быстро разрушится. На данный момент мне очень трудно сказать какая из сторон ближе к переломному моменту. Сопротивление уже убило фантастическое количество укров, но Киев продолжает кидать всё больше и больше мужчин, боевой техники и подразделений на войну. Я не знаю, как можно оценить, как долго киевский режим ещё сможет это делать. Я знаю, что движение «матерей военнослужащих», протестующих против войны, всё растёт, особенно в западной Украине, где всё чаще слышно: «мы не хотим умирать, воюя с русскими за Донбасс». Трупы мёртвых украинских солдат прибывают в грузовых составах; у хунты нет возможности оплатить вагоны-холодильники и приличные похороны. Так что семьи должны сами платить, чтобы вернуть своих близких, очень часто им говорят, что они должны перевозить трупы любым способом, которым могут, что они должны оплатить охлаждающие аппараты, они должны оплатить форму, в которой солдата будут хоронить, и они должны платить за похороны. Вы можете себе представить ужас и отчаяние этих семей? Количество таких вот семей уже зашкаливает, особенно в западной Украине, потому что хунта верить в то, что западные украинцы не дезертируют и не перейдут на сторону врага.

Я думаю, что для нас важно сосредоточиться не только на кошмарной ситуации, в которой живут новороссы, которых убивают войска укров, но и на тот ужас, который испытывают укры, насильно мобилизованные (в возрасте до 60 лет! И с начала года уже 3 частичные мобилизации были проведены хунтой) и используемые как пушечное мясо против сил Сопротивления.

Если Новороссия сможет продержаться ещё примерно пару недель, тогда развитие событий повернётся против хунты. Прямо сейчас нет никого, с кем можно было бы договориться, и нет ничего, о чём можно было бы договориться. Но как политик Новороссии Олег Царёв недавно сказал, как только войска хунты почувствуют первое важное поражение, европейцы сразу же начнут требовать различные переговоры и тогда, возможно, можно будет и попробовать поговорить. Но пока войска Новороссии убедительно не покажут, что их нельзя раздавить (и до сих пор они этого не продемонстрировали), хунта и их американские хозяева не захотят проводить никаких переговоров. Они могут притвориться, как они много раз делали, но не всерьёз. До тех пор пока у США и хунты есть надежда на военную победу, на подавление Сопротивления, они не будут вести переговоров.

Положение Сопротивление на данный момент выглядит достаточно хорошо. Что им сейчас нужно, это серьёзный и неоспоримый успех. И только потом ситуация станет стабильной.

Продолжение:

Как только я закончил свой пост о том, почему новороссияне не смогут начать контрнаступление, они это сделали. Верно?

Простите, но вовсе нет. Я не хочу никого разочаровывать, но мы должны тщательно анализировать то, что происходит. Я очень внимательно слушаю отчёты из Новороссии и думаю вот что:

От партизанской до общевойсковой:

Военного командование Новороссии объявило, что они перешли от чисто партизанских операций на “регулярные” (общевойсковые) военные операции. Что это значит? В данном контексте это означает, что вместо диверсионной тактики, которую я описал вчера, новороссияне будут переходить в наступление атаками при танковой и артиллерийской поддержке. Официально новороссияне сформировали по крайней мере 2 танковых батальона, несколько артиллерийских батальонов, и освободили 7 городов (Агрономическое, Новодворное, Осыково, Новокатериновка, Ленинское, Строитель, Новоазовск) и взяли в окружение еще шесть (Благодатное, Кутейниково, Войковский, Ульяновское, Успенка, Алексеевское). Южный котел был полностью реформирован, и теперь включает в себя 5000+ окруженных укров, в том числе Айдар, Донбасс и Шахтерск батальоны Национальной гвардии. Наконец, укровские силы в Иловайске находятся в полном отступлении. Все это очень хорошие новости. Но это не стратегическое контрнаступление: даже если Новороссияне захватят Новоазовск и двинутся в направлении Мариуполя, это всё ещё будет далеко от завершения.

Во-первых, хотя укры и выглядят застигнутыми врасплох, они пока далеки от окончательного поражения. Во-вторых, если новороссияне действительно решат двинуться вдоль моря в сторону Мариуполя, они рискуют быть окруженными также, как и укры в “Южном котле”. Последнее, но не менее важное, пара танковых батальонов, даже при поддержке артиллерии, – не достаточная сила, чтобы освободить всю Новороссию.

Не поймите меня неправильно, то, что произошло, безусловно, очень хорошая новость, но это не “контр-наступление на Киев”, которое некоторые ожидали. Еще, если новороссияне будут действительно успешны в этот раз, это может означать, что хунта достигла “точки разлома”, о которой я говорил в моем недавнем посте.

Укровское Празднование Дня Независимости в Киеве и Донецке

Сегодня был странный день. В то время как нацисты праздновали свою (теперь действительно потерянную) “независимость” в Киеве, новороссияне вывели на показ укровских военнопленных на улицах Донецка и, в воспроизведении парада германских военнопленных в Москве летом 1944 года, смывали улицы после заключенных. Такого рода показ является нарушением Женевских конвенций, но по сравнению с массовым и систематическим нарушением всех мыслимых норм цивилизованного поведения фашистской хунтой с момента переворота, который привел их к власти, это достаточно скромное нарушение со стороны Новороссии. Укры действительно это заслужили. Это был также отличный пиар-ход. Более того, это действительно лишило Порошенко столь ожидаемой им победы 24-ого. Вместо взятия Луганска, его войска были отброшены, окружены и выставлены напоказ в качестве военнопленных. Могу себе только примерно представить его ярость.

Хороший день, но не V день (пока)

Итог: сегодня был замечательный день, и я хочу поздравить всех вас с хорошими новостями. Однако, давайте не будем считать это началом конца, и что укровским силам уже капут. Вполне *возможно*, что укры почти или уже на “точке разлома”, но в данный момент у нас нет достаточных данных для такого заключения.

Источник: http://vk.cc/2UuOHy

http://vk.cc/2UAi8f