Сербии угрожает новый сепаратизм. На сей раз речь идёт о проблемах в автономном крае Воеводина — самой развитой части страны, расположенной к северу от Белграда. Основную опасность вроде бы представляют венгры, поддерживаемые из Будапешта. Однако трудность заключается в том, что очевидные сепаратистские настроения есть и среди местных сербов.

В декабре 2011 года в сербском издании "Сведок" появился политический манифест видного сербского демократа Драгана Веселинова. Он получил название "Республика Воеводина". "Необходима федерализация Сербии с Воеводиной как республикой… Воеводина — это не… Сербия", — отмечается в программе. Он предложил преобразовать нынешнюю Сербию в федерацию двух равноправных республик — Сербии и Воеводины. В свое время через такую федерацию Черногория сделала шаг к отделению. Параллель напрашивается сама собой.

И это — не мнение одного маргинала. На совершенно законных основаниях в крае действует организация под названием Лига социал-демократров Воеводины (ЛСДВ) во главе с Ненадом Чанаком. Она добивается федерализации Сербии, предоставления краю особых полномочий. Собственно говоря, автономия у Воеводины — итак шире некуда. Вступивший в силу два года назад новый Статут (конституция) края фактически сделала его государством в государстве.

А что же центральная власть и президент Борис Тадич? А он на все согласен. Так, ЛСДВ была частью возглавляемой им коалиции "За европейскую Сербию" на парламентских выборах 2008 года. Ее лидер Чанак был председателем региональной Скупщины (сегодня представители ЛСДВ есть и в парламенте Воеводины, и в парламенте Сербии). А на смену ему пришел соратник Тадича по Демократической партии Боян Пайтич, занимающий ныне пост главы местного правительства. Он и привез на подпись президенту "Статут полунезависимости".

Поскольку возражений главы государства не было, с 1 января 2010 года он вступил в силу. Процитируем лишь несколько положений документа. "Территория Воеводины не может меняться без согласия ее граждан, выраженного на референдуме"; "Воеводина может основывать представительства в регионах Европы и в Брюсселе". Кроме того, в крае появляются собственная академия наук, она без согласия Белграда может брать кредиты за рубежом. Получается, что Тадич сам запустил процесс потери еще одной территории?

Воеводина — самая экономически развитая область Сербии. Ее население составляет порядка двух миллионов человек (пятая часть населения страны). 65 процентов жителей автономного края — сербы, 14 — венгры. Кроме них, здесь живет по несколько десятков тысяч словаков, хорватов, румын и русин. Соответственно, все шесть языков носят официальный статус. Когда-то в крае жили сотни тысяч немцев — но после Второй мировой войны они были выселены с территории Югославии как пособники оккупантов.

На протяжении многих веков территория Воеводины переходила из рук в руки. Так, примерно полторы тысячи лет назад туда пришли славяне. В Х веке их вытеснили венгры, и в итоге этот край вошел в состав Венгерского королевства. Славяне же ушли дальше на юг — средневековое Сербское королевство располагалось там. Граница между Сербией и Венгрией проходила по рекам Дунай и Сава — примерно там же, где проходит сегодня граница Воеводины и собственно Сербии. Хотя какое-то количество православных южных славян жили в ней всегда. В средние века в Воеводине появились и немцы.

В XVI-XVII веках Воеводина находилась под властью турок. Многие венгры и немцы оттуда убежали, сербы же в массе своей остались. На рубеже XVII-XVIII столетий она вошла в состав Австрийской империи, включавшей в себя и Венгрию. Мадьяры и немцы в край вернулись, но сербов австрийские власти не высылали. У сербов был свой православный митрополит, свои школы. Их процент увеличился после того, как Габсбурги разрешили переселиться в край православным сербам из Османской империи.

Юридически же в составе Австрийской империи Воеводина была частью Венгерского королевства. После того, как в 1867 года Австрия была преобразована в Австро-Венгрию, венгерские власти начали наступление на права сербов. Второй "господствующей" нацией были немцы. Среди местных сербов росло движение за автономию, а с 1878 года — за воссоединение с вернувшейся на карту Европы независимой Сербией. Мечта осуществилась по окончании Первой мировой войны, когда на карте Европы появилась Югославия.

В годы Второй мировой войны Воеводину оккупировали союзники Гитлера — Венгрия и усташская Хорватия. На территории области Банат возникла отдельная немецкая колония. В 1944 году Красная Армия и местные партизаны освободили Воеводину. Немцы и некоторое количество венгров были депортированы, и край обрел свой современный национальный состав. В социалистической Югославии Воеводина обрела широкую автономию в составе Сербии — ее представители то и дело возглавляли президиум "большой" Югославии.

Когда на рубеже 80-90-х годов начался распад Югославии, сопровождавшийся войнами, Воеводина осталась едва ли не единственным "островком стабильности". В отличие от Косова, здесь Слободану Милошевичу удалось провести реформу, сокращавшую полномочия краевых органов власти и резко урезавшую автономию… Однако это не устроило очень многих — в том числе и сербов. В результате уже после свержения Милошевича Воеводина сначала вновь получила ограниченную автономию, а теперь и вовсе превратилось в "государство в государстве".

Отделить Воеводину сложнее, чем Косово, ведь почти две трети ее населения — сербы. Однако обольщаться Белграду не стоит. В отличие от соплеменников, живших долгие века в Османской империи, у воеводинских сербов, живших под властью Австрии и Венгрии, сложился несколько иной менталитет. Они ближе к Западу, даже после воссоединения с Сербией здесь всегда существовали свои, региональные (преимущественно прозападные) партии. Так что сепаратистскую карту можно разыграть и здесь.

Ситуацию усугубляет наличие в крае венгерского меньшинства, во многом тяготеющего к воссоединению с этнической родиной. Еще в конце 80-х годов местные мадьяры подняли вопрос о создании на севере Воеводины особой "Венгерской автономии". Эти планы находят довольно широкую поддержку в Будапеште. С подачи премьера Венгрии Виктора Орбана местные мадьяры имеют возможность получать венгерские паспорта, учиться в венгерских вузах. Признавая независимость Косова, в Будапеште не скрывали своих притязаний.

Возьмем лишь хронику последнего времени. В сентябре 2011 года премьер Венгрии Виктор Орбан принял у себя председателя Союза венгров Воеводины. А когда Скупщина Сербии приняла закон, лишающий права на возвращение собственности в стране потомкам тех, кто участвовал в оккупации Югославии в 1941–1944 годах, в Будапеште поднялась волна недовольства. Вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен предупредил, что если сербские власти не пересмотрят своего решения, мадьяры закроют Сербии путь в Евросоюз. Так что обойти проблему официальному Белграду не удастся.

Надо сказать, что у разного рода сепаратистов Воеводины есть свои покровители на Западе. Наиболее заметный из них — докладчик Европарламента по Сербии словенец Елко Кацин. Осенью 2010 года он призвал сербские власти "улучшить отношения Белграда и Приштины, Белграда и Сараево, Белграда и Нови Сада". То есть, Сербии и Боснии, Сербии и Косова, Сербии и… Воеводины. Выходит, что край уже противопоставляют остальной Сербии с далеко идущими последствиями.

На севере Сербии вызревает очередной очаг сепаратизма. Пути решения проблемы уже предложены: или отделение края, или его раздел на сербскую и венгерскую части. Как бы то ни было — сербы опять окажутся в проигрыше. Но сербские власти практически ничего не делают для того, чтобы удержать край в составе страны. Вся надежда на то, что у местных сербов взыграет национальное самосознание, и участвовать в играх по отторжению от своей родины новых территорий они не захотят.

http://www.pravda.ru/world/europe/balkans/10-03-2012/1109581-vojvodina-0/