Следующий президент США будет самый могущественным человеком в мире. В силу законов своей страны американский лидер обладает правом при определённых обстоятельствах единолично принимать решение, как о начале масштабной войны, так и о проведении локальных военных операций.

Учитывая мощь и технологический уровень вооруженных сил США, хозяин Белого дома получает, в современном понимании, практически неограниченные возможности. Полномочия начинать военные действия без предварительного одобрения Конгрессом американские президенты получили благодаря стараниям Франклина Делано Рузвельта после нападения Японии на США в 1941 году. Впоследствии эти полномочия формально слегка ограничивались (например, при Ричарде Никсоне) и снова расширялись (при Рональде Рейгане). "В любом возможном случае президент будет консультироваться с конгрессом, прежде чем начать использование вооруженных сил Соединенных Штатов в военных действиях…" - это выдержка из Раздела 3 совместной резолюции о военных полномочиях Конгресса и президента от 7 ноября 1973 года.

На фоне затянувшейся войны во Вьетнаме этот документ немного сузил возможности президента в области применения армии. Но не сильно. Формулировка "в любом возможном случае" оставляет при необходимости достаточно пространства для маневра. Тем не менее, с 1974 года американские президенты пользовались возможностью запросить санкцию Конгресса на проведение военных операций в более чем полусотне случаев. Их география включает бывшую Югославию, Ирак, Ливан, Сомали и другие страны.

Если же обстоятельства не позволяют президенту соблюсти правила, то есть мотивировать членам Конгресса необходимость направить в поход один из флотов или поднять в воздух бомбардировщики, то соответствующую ситуацию можно смоделировать. О подобных прецедентах в интервью "Голосу России" напомнил французский политолог и журналист Дмитрий де Кошко:

"В американской истории часто именно такие истории создаются. Можно напомнить о провокациях начала века на Кубе. Можно напомнить о японских бомбежках (баз ВМФ США) в начале второй мировой войны. Бомбежках, о которых американцы знали и оставили (без реакции) как повод для начала войны. Если президенту надо начать войну, то чрезвычайные обстоятельства, наверное, смогут создаться. Но чтобы они создались, нужно, чтобы был консенсус в определенной среде американского общества – той части американского общества, которое решает".

Но случается, что президент руководствуется, скажем, информацией ЦРУ и предпочитает не беспокоить Конгресс по "мелочам". Такие мелочи, как, например, скопление моджахедов, особенно часто возникают в рамках глобальной антитеррористической борьбы. Если талибы, по данным разведки, обнаружены в Пакистане, то президент без всякой санкции Конгресса отдает приказ на их уничтожение посредством дронов – беспилотных летательных аппаратов.

При нынешнем президенте Бараке Обаме дроны применяются американцами особенно интенсивно для нанесения точечных ударов. Целей у летающих терминаторов много, заметил в интервью "Голосу России" Брюс Фейн, бывший юридический советник администрации президента Рейгана:

"Посмотрите на первую страницу "Вашингтон пост". Вот заголовок: США сохранят список подлежащих уничтожению, так называемый kill list, в течение нескольких лет. Мы даем своему президенту неограниченные полномочия – он еще более могуществен, чем Сталин с его мандатом на уничтожение кулаков как класса. Наш президент может просто превратить в облачко дыма любого человека, которого сочтет опасным. И все это – тайно, без какой-то отчетности. И никто не говорит: а как это согласуется с конституцией, как такое вообще может быть по закону?! Итак, у нас один человек решает, должен ли любой другой человек на планете жить или ему лучше умереть".

Методика уничтожения врагов США объясняется имперским сознанием, считает Брюс Фейн. Он называет Соединенные Штаты империей, начало которой восходит к американо-мексиканской войне 1846-1848 годов. Эта война, а потом и проникшая в политическую культуру формула "явного предназначения" американской нации послужили материалом для формирования имперской сути США, уверен Брюс Фейн.

Американцы, включая промышленников, финансистов, политиков и президентов, явное предназначение своей страны абсолютно искренне видят в мессианстве. После распада другой империи – СССР – ничто не мешало США нести свободу всему миру. Не всем это нравилось и нравится сейчас, поэтому Америке все чаще приходится выступать в роли мирового полицейского, а президенту, соответственно – прокурором или судьей, в зависимости от ситуации. За последнее десятилетие в вооруженных конфликтах с участием США, по данным Уотсонского института международных исследований, погибло свыше 225 тысяч человек. Это, прежде всего, граждане Ирака, Афганистана и Пакистана. По оценкам специалистов института, антитеррористическая война обойдется Штатам в сумму около 4 триллионов долларов. Ближний и Средний Восток вообще буквально приковал к себе внимание Вашингтона.

Однако в глазах арабов, и вообще мусульман, американцы не выглядят борцами с терроризмом или всемирными полицейскими. Они выступают в роли врага, подчеркнул в интервью "Голосу России" писатель и преподаватель Ливанского университета Афиф Осман:

"Эта страна – кулак, который имеет большое влияние в мире. Мы, арабы, хотим видеть в ней нейтральное лицо, а не игрока, который играется с Ближним Востоком, как с игрушкой. Мы хотим видеть в них защитника, но, к сожалению, не видим. Мы видим армию, которая вторгается в наш дом и говорит нам: "мы спасем вас от терроризма!" Но мы не можем понять, от какого терроризма. Например, в Ираке появился терроризм, бандитизм, межконфессиональная рознь только после вторжения США. Аль-Каида появилась в Ираке только после американцев. Следовательно, США сами создают врага и борются с ним, показывая свою силу".

Антитеррористический поход Америки с предстоящими президентскими выборами не закончится. В экспертном сообществе есть категория людей, которые считают, что на Ближнем Востоке США осуществляют "проект Обама", в котором действующий президент как раз играет роль "хорошего полицейского". Независимо от того, какому полицейскому отдадут следующую роль, во внешней политике Америка продолжит экспериментировать с малоизвестной пока "теорией хаоса". Первым результатом применения этой теории на практике, по мнению ряда экспертов, как раз и стала "арабская весна". Но это уже отдельная тема.

http://rus.ruvr.ru/2012_10_25/Prezident-SSHA-povelitel-dronov-s-imperskimi-ambicijami/