Рано утром 25 января спецназовцы из сил специального назначения филиппинской национальной полиции проникли в город на юге Мамасапано – ключевой узел сопротивления сепаратистов из Исламского освободительного фронта моро. Отряд военных должен был убить Зулкифли Абдира (Zulkifli Abdhir) – малазийского специалиста по взрывным устройствам, более известного как Марван (Marwan).

После операции на земле остались лежать несколько десятков мёртвых людей.

Это нападение серьёзно дискредитировало правительство филиппинского президента Бенигно Акино Третьего (Benigno Aquino III), поставило под угрозу результаты десятилетних мирных переговоров с народом моро, и ещё раз подчеркнуло опасность полного подчинения Вашингтону со стороны правительств развивающихся стран.

Спецназовцам удалось убить Марвана, который располагался наверху фбровского списка «самых разыскиваемых террористов». Но затем они получили по заслугам. Проснувшиеся партизаны открыли по убийцам огонь. Спецназовцы бросили тело Марвана, успев лишь отрубить ему указательный палец, чтобы отчитаться перед ФБР.

Девять спецназовцев были убиты во время их бегства. Оставшиеся попросили по радио помощь, но им ответили, что силы быстрого реагирования, посланные им на помощь, уже высадились на кукурузном поле. В течение нескольких часов этот отряд из 36 солдат был постепенно ликвидирован снайперами моро. Только одному удалось сбежать, прыгнув в протекающую рядом реку.

Итого, в суровом бою погибли 44 полицейских. По сообщению бойцов моро, нападавшие убили 18 партизан и 4 мирных граждан.

Армия так и не пришла на помощь полицейским спецназовцам, так как расположенный в этом районе пехотный батальон даже не знал, что поблизости идёт бой. В середине дня на кукурузное поле прибыли наблюдатели по перемирию и обнаружили трупы, с которых снято оружие и бронезащита.

Проблемы борьбы за автономию народа моро.

«Резня в Мамасапано», как стали называть этот бой, перевернула филиппинскую политику.

В результате этого, в жертву был принесён Основной закон Бангсаморо, который находился на последней стадии принятия в Конгрессе Филиппин. Этот закон разрабатывался в течение пяти лет - в ходе переговоров между правительством и Исламским освободительным фронтом моро - с целью прекращения 50 летней войны на юге Филиппин. Закон подтверждал создание автономной области моро-мусульман, храброго и независимого народа, который давно сопротивляется присоединению к филиппинскому государству.

С ростом возмущения христианского большинства, закон Бангсаморо стал нежелательным, что означало возобновление военных действий. Некоторые политики разжигали истерию в связи с этим сражением, обращаясь к антиисламским предубеждениям большинства – не только для запрета автономии народа моро, но и для удовлетворения собственных политических амбиций.

По запросу конгрессменов правительственные чиновники рассказали по национальному телевидению о некоторых деталях полицейского набега. В их словах было чувство вины, горя, недоверия и негодования по поводу «незнания» о запланированном нападении.

Ключевым моментом этой операции стало преднамеренное сокрытие информации высокопоставленными полицейскими и военными чинами. Об этой операции знали только президент, командующий силами специального назначения и глава национальной полиции (генерал Алан Пурисима (Alan Purisima)). Хотя Пурисиму отстранили от занимаемой должности за коррупцию, он пользуется доверием президента и полностью руководил операцией в обход формального шефа полиции и министра внутренних дел, которые до кровавого исхода ничего не знали об операции.

Чиновники, которые проводили операцию против Марвана, ничего не сообщили главам государственной полиции и армии. А также, они проигнорировали и сознательно нарушили принятые положения о территории народа моро, которые разрабатывались при участии Исламского освободительного фронта моро, правительства и наблюдателей от третьей стороны.

Представители Исламского освободительного фронта моро и Исламских бойцов за свободу Бангсаморо заявили, что в то утро они испытали массивное вторжение. С самого начала боя они не понимали намерений нападавших спецназовцев. Было очевидно, что некоторых полицейских расстреляли, хотя и неизвестно, какая группа ответственна за это.

Рука Вашингтона.

Для многих оставалось загадкой: почему правительство, которое находилось на последней стадии переговоров об автономии и завершении 50-летней войны, отказалось от достижения этих целей, которые, якобы, были главными приоритетами для президента Акино Третьего, и без предупреждения организовало полномасштабное вторжение на земли моро.

Многие эксперты связывают этот поворот с Вашингтоном.

Действительно, в ходе этой операции Вашингтон отставил свои следы. За голову Марвана американцы назначили вознаграждение в 5 млн. долларов. Недалеко от поля боя был замечен вертолёт армии США, присланный, якобы, для эвакуации раненных. После столкновения, палец Марвана пропал с Филиппин и через несколько дней обнаружился в лаборатории ФБР на территории США.

Филиппинские чиновники отказываются отвечать на вопросы об участии США в операции, ссылаясь на «национальную безопасность», и согласились сообщить некоторые подробности лишь на секретном заседании в Сенате. Таким образом, расследование роли США стало делом прессы.

Возможно, самое лучшее расследование провела Philippine Daily Inquirer, которая выяснила, что беспилотники США определили точное местоположение Марвана, направили к нему спецназовцев и обеспечивали тактическое управление филиппинскими военными. Газета пишет, что именно американские военные запретили сообщать высокопоставленным филиппинским чиновникам и представителям Исламского освободительного фронта моро о запланированной операции, под тем предлогом, что эти новости станут известны Марвану.

Наконец, первоначальный план состоял в совместном использовании спецназа и группы быстрого реагирования. Но американские военные настояли, чтобы в непосредственной операции участвовали только спецназовцы, а группа быстрого реагирования сидела в засаде. Именно американские указания привели к кровавому исходу набега. Выяснилось, что филиппинских спецназовцев тренировали американские морские пехотинцы «в отставке», и их отряд считался специальным подразделением США в филиппинской национальной полиции.

До сих пор не известны все детали вмешательства США, но теперь ясно, что главным приоритетом США было нападение на Марвана, а не на Манилу. Как выразился один конгрессмен: трагедия Мамасапано – пример «американской войны до последнего филиппинца».

В осаде.

С увеличением информации о роли США, нарастает давление на президента Акино, чтобы тот признал соучастие в этой американской операции. Но он пока отказывается это делать.

Акино оказался под интенсивным огнём националистических кругов, которые давно критикуют его за переговоры по военному договору, который разрешит США использовать филиппинские базы для реализации обамовской стратегии сдерживания Китая под названием «разворот к Азии».

Критика президентского назначения руководителем провальной операции отстранённого от должности полицейского генерала, отказа признать ответственность командования в провале и жертвование филиппинскими жизнями ради американских схем заставила президента закрыться в бункере и продемонстрировать глубокий кризис власти, которым могут воспользоваться в своих интересах многочисленные филиппинские заговорщики и другие авантюристы.

Вот моё личное мнение по этому поводу. Как член Палаты Представителей Филиппин, я перестал поддерживать политику президента Акино, когда он отказался признать ответственность командования за операцию. Так как моя партия Akbayan продолжает поддерживать правительство, я снял с себя полномочия представителя этой партии.

http://antizoomby.livejournal.com/362653.html