Как только в мире случается обострение геополитических отношений между странами, обыватели традиционно начинают считать танки и прикидывать, «что будет, если»

В последние годы интерес к состоянию текущего баланса сил особенно активно подогревается в Европе, куда США перебросили целую танковую бригаду, а генералы НАТО «для защиты рубежей демократии от российской военной угрозы» разместили в Прибалтике целых четыре батальона. И чем запутаннее становится положение, тем чаще и громче стучат полковые барабаны. Правда, в последнее время они стали заметно фальшивить.

Создавая военный блок в 1949-м, США клятвенно обещали «до последнего патрона» помогать европейцам защищать Западную Европу от угрозы с востока. Теперь же их 45-й президент все больше выражает недовольство недостаточностью помощи, которую Европа оказывает Америке. И военной, и, в особенности, финансовой. Из 27 стран Блока обязательные 2% от ВВП на оборону тратят лишь США, Греция, Великобритания, Эстония и Польша. Все остальные недотягивают до норматива в полтора-два раза. Все сетуют на тяжелые времена в экономике.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Тем удивительнее становится слушать заявление европолитиков о перспективах создания в ЕС некой собственной единой армии. Ладно бы об этом сказал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, он с этой идеей носится несколько лет, но про новый формат европейской безопасности заговорили, и главный дипломат ЕС Фредерика Могерини, и министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль, свое мнение высказал даже главком ВС США в Европе. Что происходит? У европейцев откуда-то появились «лишние деньги»?

Тень былого величия

Вопрос текущих военных возможностей НАТО является не праздным — манера джентльменов пускать в ход кольты каждый раз, когда не выходит «по-ихнему», общеизвестна. А сейчас как раз обостряются глобальные споры между Западной цивилизацией и прочими ее геополитическими конкурентами по вопросу «кому что в этой жизни можно и что нельзя». Например, можно ли только одной России всеми сибирскими богатствами владеть? Для придания пущей весомости вопросу официальная статистика приводит «штатную» численность ВС США в 1,3 млн чел. (плюс 510 тыс. турецких, 220 тыс. французских, 186 тыс. немецких, 187 тыс. британских, 176 тыс. итальянских, по 177 тыс. испанских и греческих, а также 108 тыс. польских «штыков»).

Не менее внушительно смотрятся цифры запасов тяжелого вооружения. Например, только у одной Греции числится 1720 танков. Еще примерно по тысяче у Берлина, Варшавы и Парижа. Однако в действительности эти цифры еще не значат вообще ничего. Слишком велика разница между «бумагой» и фактом. Например, формально у ВМС США есть 10 авианосцев, но в реальности одновременно выслать в море они могут только три. И в сухопутных силах американцы имеют лишь 460 тыс. солдат и офицеров, из которых в боевых частях служат менее 45%.

В Европе дела обстоят еще хуже. Британская газета “Independent” процитировала выдержки из доклада аналитического Центра исторического анализа и исследования конфликтов (CHACR), действующего при британской армии. По состоянию на январь 2017 года сухопутные силы Ее Величества насчитывают всего 83,3 тыс. человек, имеющих на вооружении 227 танков и 50 штурмовых вертолетов. На случай возникновения реального военного конфликта Великобритания располагает единственной боеготовой дивизией, в то время как в 1970-х дивизий было 9, во время Второй мировой — 46, а в годы Первой мировой — 90.

Впрочем, всю эту дивизию Лондон может отправить на фронт лишь если получит фору по времени для ее доукомплектования продолжительностью не менее 180 суток. А в частях «повышенной готовности» имеется всего 5 тыс. военнослужащих, в основном представляющих собой легкую пехоту на колесных автомобилях без тяжелого вооружения. К 2020 году численность сухопутных сил планируется сократить до 60 тыс. человек. Демократизировать кого-нибудь на океанских островах — достаточно, а вот всерьез противостоять 1-й Гвардейской танковой армии — нет.

Бундесвер демонстрирует почти аналогичную картину. Согласно обнародованным планам военно-политического руководства страны, через три года в армии останется менее 160 тыс. «штыков». И хотя расходы на оборону должны вырасти до 39,2 млрд евро, цены растут еще быстрее, так что, по словам Урсулы фон дер Ляйен, средств не хватает не то что на новые вооружения, но даже на поддержание эксплуатации имеющейся техники.

Почему Европа перестала быть военной силой
в статье

Причина военной слабости Европы

В частности, пришлось отказаться от идеи закупки 100 новых танков Leopard 2. Правда, новыми их можно назвать довольно условно. В свое время эти машины были исключены из штата армии, законсервированы и переданы на хранение в промышленность (в ФРГ есть такая форма создания мобрезерва). Так вот, у фрау министра обороны нет денег даже не на покупку новых, а на расконсервацию и модернизацию уже существующих. Таким образом весь Бундесвер сегодня располагает всего 225 танками (155 Leopard 2A6, 50 Leopard 2A6М и 20 Leopard 2A7). Из них 176 — в штатах четырех линейных танковых батальонов и 49 машин — в учебных частях. Это все.

Такая же картина и в других странах. Из 131 тыс. французской армии (включая знаменитый Иностранный легион), в боевых подразделениях имеется лишь 66 тыс., из которых «по тревоге» реально можно поднять всего 7 тыс. Причем не какой-то одной, укомплектованной и боеготовой частью, а буквально с бору по сосенке: там батальон, тут батарею, здесь пару рот. Согласно французской военной доктрине, такой подход считается безусловно передовым, он позволяет формировать части, максимально соответствующие по составу характеру угрозы.

Правда, сколько уйдет на конструирование времени, не сообщается. Остальные члены НАТО еще хуже. Предел возможностей Италии — участие экспедиционной бригадой (до 5 тыс. чел.) в коллективных операциях полицейского характера на территориях развивающихся стран. Из списочного состава в 200 танков С1 Ariete на май прошлого года боеспособными в строю оставалось всего 30 машин. Так что, как бы это смешно ни звучало, но сегодня сильнейшими армиями Европы действительно являются польская и украинская.

Зачем Европе армия

Словом, предъявляя Европе претензии, Трамп по сути не так уж и не прав. Америка хоть еще и остается одной из богатейших стран планеты, но тащить всю военную нагрузку Запада в одиночку не по силам даже ей. Тут партнеры по НАТО должны либо нарастить собственные вооруженные силы, либо заплатить, так сказать, за защиту, Вашингтону. Судя последним оговоркам американского президента, Европа кое-что платить стала. Но проблема в том, что она продолжает искать варианты дальнейшего снижения военной нагрузки на свою экономику. Она — значит все страны ЕС вместе взятые.

Прибалты полагают, что их «от азиатских орд с востока» должны защищать американцы, немцы, британцы, на худой конец — поляки. Впрочем, поляки тоже не горят желанием. По той же причине: армия — это дорого, а экономика продолжает вязнуть в кризисе. Да и вообще, почему бы на эти цели не раскошелиться более богатым немцам?!

Впрочем, эта идея не является их изобретением. Например, Бельгия сократила все свои танки и полностью отказалась от тяжелой бронетехники на том основании, что гусеничные машины разрушают дорожное покрытие и вредят экологии. А если понадобится, танки должны найтись у соседней Германии.

Причем это — официальная позиция военных. Берлин, конечно, возмутиться попытался, но успеха не достиг. К тому же, у самой Германии тоже рыльце, что называется, в пуху. Как пишет газета «Frankfurter Allgemeine», на предстоящем саммите НАТО в Брюсселе немцы собираются предложить интересную схему повышения боевых возможностей Бундесвера.

Если руководство Альянса ее утвердит, то в ближайшем будущем одна бригада чешской и одна бригада румынской армии будут подчиняться немецкому командованию на уровне дивизий. Хотя, строго говоря, это не такая уж и новость. На протяжении последних пяти лет большинство учений сил НАТО в Европе проводились по налаживанию подобных схем, а, например, две трети вооруженных сил Нидерландов почти постоянно находятся под германским командованием.

Настоящий отец Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере

Официально считается, что это должно повысить совокупную боевую мощь сил Альянса. Но на самом деле главной причиной тут являются деньги. Озвучивая идею создания собственных объединенных ВС, Евросоюз намерен сэкономить на совокупных военных расходах до 120 млрд евро в год. Это примерно равно объему оборонных бюджетов Великобритании, Германии и Италии вместе взятых.

Однако это, скорее, следствие другой причины: фактического признания всеми ведущими странами Европы отсутствия сколько-нибудь серьезной внешней военной угрозы для ЕС. Разговоры про страшных русских — не более чем военные песни для выклянчивания денег.

И еще, конечно, обычные политические игры. Но даже самые горячие головы там понимают две простые вещи. Первая — даже исключая фактор ядерного оружия, полномасштабная война в Европе с технологически и экономически равным противником требует наличия миллионных армий у каждой страны, что при нынешнем уровне стоимости вооружений, а также тотальной психологической неготовности европейцев рисковать собственной жизнью решительно недостижимо. Второй момент связан с тем фактом, что главную угрозу безопасности ЕС несут нелегальные мигранты и системный кризис западной модели экономики, которые посредством танков не устраняются.

В итоге, не имея внятной цели, Европа не может сколько-нибудь адекватно сформулировать и задачу для своего военного строительства, а без нее становится непонятным, зачем вообще на армию деньги тратить. Но раз уж совсем отказаться от военных игрушек нельзя, то очень желательно эти расходы предельно минимизировать. Министр иностранных дел ФРГ на встрече с Сергеем Лавровым выразил озабоченность европейских политиков риском начала нового витка гонки вооружений. Очевидно, что Европа ее вытянуть уже не в состоянии.

Другой вопрос, что в эти игры бухгалтеров активно вмешиваются внутриполитические сложности. Даже голландцы, спокойно играющие по немецким правилам в мирное время, очень вряд ли согласятся подарить свою армию Берлину в военное время. А после всего, что недавно Ле Пен прилюдно высказала Меркель, о какой-либо интеграции в эту систему французской армии можно смело забыть. Не говоря уже о категорическом неприятии идеи общей евроармии Великобританией. Хотя политики продолжают пытаться «что-то такое» придумывать. По словам Могерини, в обсуждении находится некий план «по рационализации существующей оборонной структуры, но он и близко не предусматривает никакой евроармии или какого-либо нового штаба».

Словом, единая армия Европы является бюрократическими играми «оптимизиторов», в которых казаться гораздо важнее, чем на самом деле быть. Зато есть о чем выразить озабоченность или поговорить на встречах перед телекамерами.

На этой неделе министры обороны и иностранных дел на саммите ЕС в Брюсселе приняли решение о создании единого командного центра для координации военных операций. Пока в сферу деятельности центра будут входить текущие операции и присутствие европейских подразделений и инструкторов в Африке, но глава МИД Германии Зигмар Габриэль также заявил, что создание центра стало «первым крупным шагом на пути к усилению общей европейской политики обороны и безопасности».

Организованный НАТО и ЦРУ террор в Европе
в статье:

Террор НАТО в Европе и США

О безопасности думать приходится, так как новая администрация нового президента США делает очередные громкие заявления об уровне участия США в защите Европы.

Еще в 2011 году занимавший тогда пост министра обороны Роберт Гейтс предрекал НАТО «унылое и мрачное» будущее, если страны-участники не будут платить. Гейтс заявлял, что существует угроза «весьма реальной вероятности коллективной военной бесполезности» и что будущие администрации США могут решить, что отдача не стоит их капиталовложений в НАТО. Барак Обама во время своего президентства сетовал, что его «раздражают халявщики» из альянса НАТО, которые не выделяют на оборонные нужды 2% своего ВВП, полагаясь на гарантированную помощь США, и даже угрожал Великобритании, что она лишится «специальных отношений» с американцами.

И вот недавно глава Пентагона Джеймс Мэттис в Брюсселе почти что в форме ультиматума заявил буквально следующее: «Американцы не могут сделать для будущей безопасности ваших детей больше, чем вы сами. Если вы не хотите того, чтобы США пересмотрели в сторону уменьшения свои обязательства в отношении альянса, то ваши столицы должны продемонстрировать поддержку нашей коллективной системе обороны».

Цифра в 2% ВВП обсуждается еще с 70-х годов прошлого века. В 2016 году лишь 5 стран из 28 придерживались этого формального требования: США (3,6%), Греция (2,4%), Великобритания (2,2%), Эстония (2,1%) и Польша (2%). Может показаться, исходя из этих данных, что да, члены НАТО, по выражению Обамы, действительно являются «халявщиками».

Но можно попытаться отвлечься от формального критерия и посмотреть внимательнее, что происходит с военными расходами альянса.

На самом деле 2% мало о чем говорит. Китай, например, тратит на оборону 1,3% и это вызывает тревогу у американцев. Греция тратит свыше 2%, но кто скажет, что почти обанкротившаяся страна делает весомый вклад в финансирование общей обороны? Какой реальный военный вклад делает Эстония? Процент от ВВП сам по себе не говорит ничего, что именно делается на эти деньги, сколько танков содержит та или иная страна и сколько новых ракет приобрела.

Члены НАТО без США тратят на оборону в сумме около 260 млрд долларов в год, а США чуть выше 600 млрд. Но необходимо четко понимать, что у США и европейцев разные цели. США преследуют именно глобальные цели и готовы вмешаться или идти на конфликт практически в любом регионе мира, постоянно поддерживая для этого огромную материальную, логистическую, военную, информационную инфраструктуру и сеть военных баз, а Европа в лучшем случае мыслит вопросами и проблемами своего региона и только в оборонительном плане. Совместных операций с США у европейцев не так и много, поэтому одинаковая цифра в 2% для всех стран резонно не вызывает никакого воодушевления у Европы и отнюдь не по соображениям жадности. У Европы просто нет таких глобальных амбиций, как у США.

Но несмотря на это Европа делает почти все, что желает Вашингтон. Европа участвовала в войнах в Ираке и Афганистане, в Ливии и Мали. Европа участвует в воздушной кампании в Сирии, тренирует курдов против Исламского государства в Ираке. Европа взяла на себя груз множества миротворческих миссий в Азии и Африке. Европа содержит на Балканах больше войск, чем США. Европа патрулирует воды Средиземного моря и Индийского океана. И делает это все на свои оборонные бюджеты, которые меньше 2%. Если бы Европа этого не делала, то расходы США выросли бы более чем ощутимо. То есть, многие обвинения американцев в сторону «халявщиков» и «бездельников» из Европы просто необоснованны.

Далее. Американцы располагаются в Европе тоже не на рыночных условиях. Многие военные объекты предоставлены американцам бесплатно или со значительными налоговыми послаблениями. Инфраструктура вокруг военных баз возведена в основном за счет европейских налогоплательщиков. Если бы Европа просила США платить за все это по рыночным «честным» ценам, то оборонные расходы американцев были бы другими. То есть, опять же, оказывается, что Европа делает больше для коллективной безопасности, чем это представляют американцы.

Отсюда вытекают и расходы для США на логистику. В силу географии и размещения американских вооруженных сил в Европе, США могут с совершенно другими затратами воевать на Ближнем Востоке, даже если сами европейцы не участвуют в этих войнах. США не надо выполнять свои миссии напрямую из США или с палуб авианосцев. Плюсуем и эти сэкономленные географией затраты США в пользу европейских военных бюджетов.

И, наконец, вклад в коллективную безопасность необязательно может быть военным. Именно Европе приходится расхлебывать последствия военных конфликтов, в первую очередь принимая потоки мигрантов и участвуя в гуманитарных, спасательных, образовательных миссиях, вкладываясь в восстановление разрушенных стран. И на этом поприще «мягкой силы» европейцы чаще более эффективны чем американцы. Можно учесть и эти затраты Европы на предотвращение войн или скорейшей ликвидации их последствий.

Так что 2% — это постоянный источник раздражения, неудовольствия и споров среди членов альянса. Более того, 2% для большинства европейски стран просто физически недостижимый критерий, как по политическим, так и по финансовым причинам. Хотя даже в этих условиях, по словам генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, в 2016 году европейские члены НАТО и Канада в сумме уже увеличили свое военные расходы на 3,8% (на 10 млрд долларов).

Скорее необходимо рассматривать, какие именно именно возможности Европа может получить за те деньги, которые безболезненно способна выделить на оборону. Главное не сколько потратят, а как потратят. И в первую очередь речь может пойти об оптимизации военных закупок и внутриевропейского военно-технического сотрудничества, чтобы избежать дублирования одних и тех же разработок или процессов отдельными странами и чтобы совместными усилиями ускорить модернизацию всех вооруженных сил альянса в Европе. Этого можно достичь даже сокращая оборонный бюджет.

Пока же США оказывают беспрецедентное за последние годы давление на Европу, требуя увеличения военных расходов, шантажируя сокращением своей поддержки и пересмотром отношений, а также запугивая европейцев российской военной угрозой.

http://navoine.info/eu-natobudge.html

https://pfact.ru/world/detail/teatr-kamuflirovannyih-teney-obschey-armii-evropyi-121743/