Пока Россия решает свои геополитические задачи, занимается развитием государства и экономики, приграничные страны начинают тем или иным способом влиять на северокавказские республики. Так, Азербайджан, у которого с РФ добрососедские отношения, усиливает свое влияние в Дагестане, порой вмешиваясь во внутренние дела «Большого брата» и не соблюдая заключенные договоры. «Совершенно секретно» решила разобраться, как выражается усиление присутствия Азербайджана в Дагестане.

В советский период административная граница между Дагестаном и Азербайджаном не ощущалась. А этнический фактор не играл существенной роли ни во власти, ни в быту. Но после распада СССР дагестанцы, проживающие в Азербайджане, оказались как бы отрезаны от внешнего мира.

Линия государственной границы между Россией и Азербайджаном проходит по всему ареалу проживания лезгин и аварцев, разделяя их на две части. Граница, словно железный занавес, прервала все существующие родственные, культурные, торговые связи.

Чтобы поехать в соседнее село на соболезнование, горцам приходилось объезжать границу, на 80 километров спустившись в низменность, до трассы Ростов – Баку, где расположено ближайшее КПП Яраг-Казмаляр.

С середины «нулевых» ввели новый порядок: граждане обоих государств могли пересекать границу только по загранпаспортам. Это создало дополнительные трудности. Особенно тем, кто жил в российских анклавах-селах Храх-Уба и Урьян-Уба. Чтобы попасть с анклава в районный центр Магарамкент, им приходилось пересекать границу, платить за ручную кладь, страховые от птичьего гриппа, прочих эпидемий и другие формальности (подробно об этой ситуации газета «Совершенно секретно» рассказывала в № 21 за 2014 год).

Люди много раз писали письма с просьбой создать на обочине КПП Яраг-Казмаляр пешеходную дорожку. Чтобы добраться от российского пункта пропуска до азербайджанского (расстояние примерно 100 метров), людям приходится нанимать такси. Но при строительстве новой инфраструктуры интересы людей не учли.

Видимо, позаботились о таксистах, которые за проезд по «нейтралке» с человека берут 100 рублей. Проехал 100 метров, и 400 рублей в кармане. Их услуги остались, как пережиток 1990-х годов. Тогда люди, нанимая местных таксистов, страховали себя от рэкета.

ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РАСЦЕНИВАЕТСЯ КАК СЕПАРАТИЗМ

Другим важным направлением межгосударственного сотрудничества в Дагестане считают сохранение исторических связей как между разделенными дагестанскими народами, так и в целом между братскими народами – азербайджанцами, русскими, дагестанцами. Но федеральному центру нет никакого дела до проблем разделенных народов. А дагестанские чиновники почему-то становятся зависимы от Баку и закрывают на проблему глаза.

Какие же это проблемы? Дагестанские ученые, этнографы, журналисты писали, что Азербайджан выбрал ошибочный и опасный курс на искусственное создание мононационального государства путем ассимиляции других коренных народов. В чем это выражается? Азербайджанские власти не признают факт существования народов в тех пропорциях, которые были в советский и досоветский период. Об этом говорит последняя перепись. «Википедия» приводит официальные данные, согласно которым лезгины составляют 2% населения Азербайджана, являясь после азербайджанцев вторым по численности народом страны.

В Дагестане проживают 130 тыс. азербайджанцев. Это официальные данные. Никто не подвергает сомнению их достоверность. Дагестанские азербайджанцы в основном живут в Дербентском районе и в Нижнем Табасаране (часть территории Табасаранского района).

Этнических дагестанцев, проживающих в Азербайджане, намного больше, по самым скромным подсчетам экспертов, их более миллиона. Приходится судить по территории расселения. Ареал проживания самых крупных дагестанских народов в Азербайджане намного шире, чем ареал азербайджанцев в Дагестане. Два района – Белоканский и Закатальский – являются аварскими. А лезгины проживают в Кусарском, Кубинском, Хачмазском, Габалинском, Исмаиллинском, Огузском, Шекинском и Кахском районах. Много лезгин и в самом Баку.

КАК НАРОДЫ СТАЛИ МАЛЫМИ

Доля лезгин, аварцев и других народов сильно сократилась не только из-за «статистических погрешностей». Этнографы называют и другие причины. Многие лезгины в графе национальность пишут: «азербайджанец». Иначе не сделаешь карьеру или не откроешь маломальский бизнес. Из-за отсутствия работы или условий реализации сельхозпродукции закавказские аварцы и лезгины массово уезжают в Россию. А их земли скупают богатые бакинцы.

Ранее были ликвидированы или запрещены общественные организации, занимающиеся развитием национальных этнокультур, а их лидеры преследовались. Сейчас таких активистов либо нет, либо они сидят в тюрьмах. У тех, кто стремится сохранить свою национальную идентичность, соблюдает традиции, возникают проблемы. Даже в районах, где проживают лезгины или аварцы, в местных органах власти они не представлены.

Свежая новость из Азербайджана: обсуждается законопроект по «упорядочиванию» окончаний фамилий граждан. Фамилии, оканчивающиеся на «-ов», «-ев» и так далее, будут писаться с тюркским компонентом «оглы».

Кроме того, имеют место факты уничтожения исторического наследия лезгин и аварцев. В частности, был взорван памятник имаму Шамилю в городе Закаталы, уничтожена надпись с упоминанием лезгин на стене мечети 1078–1079 годов в городе Баку.

ПРОТИВОРЕЧИЯ ВЕРХОВ В ЮЖНОМ ДАГЕСТАНЕ

Ситуация в южном Дагестане в течение последних восьми лет благоприятствует любому внешнему вмешательству. В 2009 году Дербент стал главной аренной борьбы за власть между правящими в республике группами. Были две причины для обострения: выборы мэра Дербента (осенью 2009 года) и истекающий первый срок Президента Дагестана Муху Алиева (в январе 2010 года).

Развернулась активная борьба за главный пост в республике. А выборы мэра Дербента стали проверкой сил перед генеральным сражением. Вопрос продления полномочий Муху Алиеву упирался в выборы дербентского градоначальника. Победу на этих выборах оппозиционного кандидата в Кремле могли воспринять как неспособность первого лица, контролировать южный Дагестан. По крайней мере, так писали местные СМИ.

Оппозиционный кандидат в мэры Имам Яралиев считался региональным лидером лезгин, самого крупного этноса в регионе. И он в качестве своего оппонента рассматривал не действующего тогда мэра Дербента Феликса Казиахмедова, а самого Муху Алиева. Не допустить оппозиционера в кресло мэра для последнего стало делом принципа. Помимо Яралиева, в самой Махачкале в оппозиции к Муху Алиеву находились тогдашний мэр Махачкалы Саид Амиров, бывший председатель парламента (назначенный 2010 году президентом) Магомедсалам Магомедов. Отношения у него не сложились и с сенатором от Дагестана Сулейманом Керимовым.

Слово «нейтралитет» по отношению к руководству Азербайджана в этом внутридагестанском противостоянии совсем не подходит. А в чем заинтересованность соседей? На переговорах по спорным приграничным территориям для руководства Азербайджана Муху Алиев был неудобным переговорщиком. Он не шел на уступки и поднимал лезгино-аварскую проблему.

По итогам конфликтных и скандальных выборов Алиеву с большим трудом удалось удержать в кресле дербентского градоначальника своего человека. Но тут выяснилось, что Кремль не дает ему второй срок. Это стало ясно, когда тогдашний Президент РФ Дмитрий Медведев назвал выборы в Дербенте «нестерильными».

Стерильными выборы в Дагестане никогда не были, но заявление главы государства для Алиева и его команды стало сигналом – собирать чемоданы. После смены президента суд аннулировал выборы в Дербенте, а «победивший» кандидат от власти Феликс Казиахмедов уступил кресло Имаму Яралиеву, предварительно назначив его своим заместителем.

После этого влияние Азербайджана в Дагестане серьезно усилилось. Если ранее в Баку, продвигая свои интересы, опирались на лидеров азербайджанской общины Дагестана, братьев Курбановых, то с 2010 года союзнические отношения с Баку поддерживали и Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов, и тот же Имам Яралиев.

Российские лезгины тоже стремятся самоорганизоваться. Самые известные организации: «Садвал» и Федеральная лезгинская национально-культурная автономия (ФЛНК). «Садвал» («Единство») в Дагестане больше функционирует на энтузиазме группы ученых и общественников. А в Азербайджане он признан экстремистской организацией.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ОБОСТРЕНИЕ В ЮЖНОМ ДАГЕСТАНЕ

По мере затухания темы, связанной с лезгино-аварским фактором в северном Азербайджане, официальный Баку стал расширять свое неофициальное присутствие в южном Дагестане. Информационную почву начали готовить давно.

Участившееся упоминание в СМИ понятия «древний азербайджанский город Дербент» в Дагестане воспринимали либо как шутку, либо в штыки. Сейчас привыкли, реагируют «адекватно».

СМИ Азербайджана раскачивают высосанные из пальца проблемы ущемления азербайджанской диаспоры в Дагестане. И это вопреки добрососедству, закрепленному договорами последних лет на самом высоком уровне.

Последним поводом для подобной истерии стал январский акт вандализма, совершенный в Дербенте. Неизвестные преступники разрушили надмогильную плиту Сеида Мир-Гафара, одну из святынь мусульман-шиитов. Не дождавшись результатов расследования этого провокационного преступления, соседи снова разыграли национальную карту.

В Дагестане азербайджанцы имеют равные права, являются одним из 14 титульных народов. Обеспечено их пропорциональное представительство в местных и республиканских органах власти.

Опять приходится проводить параллели. Азербайджанцы, проживающие в Дагестане, не имеют столь тесных родственных и даже культурных связей со своими соплеменниками, проживающими в Азербайджане. Во-первых, они не живут в приграничных территориях и географически обособлены. Между ними находятся лезгинские районы Дагестана и Азербайджана: Сулейман-Стальский, Магарамкентский, Кусарский, Кубинский, Хачмазский. К тому же азербайджанцы из Дербентского и Табасаранского районов Дагестана мусульмане-сунниты. Шиитами являются только азербайджанцы из самого Дербента.

РЕЗУЛЬТАТЫ УСИЛЕНИЯ ПОЗИЦИЙ БАКУ

Более 80% водных ресурсов приграничной реки Самур формируются на российской территории. Все притоки сливаются в Самур со склонов дагестанских гор. Лишь в предгорном Магарамкентском районе река протекает вдоль государственной границы. В советское время в низовьях Самура построили водозаборы и по каналам подавали воду как на север, в Дербент, так и на юг, в Баку. Однако с 90-х годов прошлого века воду из реки отбирает только Азербайджан, хотя должны делить поровну. Дербент, расположенный на 150 километров ближе к реке, нежели Баку, воду не получает уже на протяжении 25 лет.

3 сентября 2010 года, во время визита Дмитрия Медведева в Азербайджан, было подписано соглашение. Согласно документу, распределение водных ресурсов реки осуществляется Россией и Азербайджаном в равных долях, 50 на 50, за вычетом экологического сброса.

Увы, это соглашение не соблюдается. Всю воду по-прежнему забирает Азербайджан, с молчаливого согласия дагестанских чиновников. Из-за нехватки воды в южном Дагестане нередко возникают эпидемии. В конце январе нынешнего года 57 человек были госпитализированы в больницы Дербента с диагнозом: «острый вирусный гепатит А». Причиной стала зараженная вода. Летом прошлого года в городе Дагестанские Огни произошла вспышка дизентерии. Сотни людей попали в больницы. Проблему обеспечения Дербента водой накануне празднования 2000-летнего юбилея поднимали и перед полпредом президента в СКФО Сергеем Меликовым.

Однако вместо того чтобы восстанавливать Самуро-Дербентский канал для подачи воды из реки Самур, дагестанские чиновники ищут альтернативные источники. Собираются бурить скважины в Самурском лесу и строить дорогостоящий водовод. Проект оценивали более чем в 400 млн рублей.

Ранее, когда в Самурский лес завезли технику, местные жители восстали. Проблема не только экологическая, но и социальная. Уже сейчас высыхают деревья в Самурском лесу, падает уровень воды в колодцах. Протесты жителей поддержали и некоторые общественные организации, а также представляющий их интересы депутат Государственной думы Мамед Абасов. Свой вердикт вынесли и экологи. В итоге строительство водовода временно приостановили.

В прошлом году были жалобы, что Азербайджан чрезмерно отбирает воду из реки Самур. Ниже водозабора, в пойме реки, воды остается совсем мало, что угрожает высыханием леса. По этому поводу на пресс-конференции в Москве 17 сентября 2014 года Рамазану Абдулатипову был задан вопрос.

«Важно, чтобы не было «засухи» в отношениях с Азербайджаном», – ответил глава Дагестана и дал понять, что такие вопросы нужно решать без взаимных претензий.

КАК БЫЛИ РАЗРЕШЕНЫ СПОРНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

В 2010 году Россия и Азербайджан подписали договор о делимитации и демаркации государственной границы. Ранее подписание договора неоднократно откладывали. Не могли установить линию границы из-за спорных территорий и нежелания сторон идти на уступки.

И, как оказалось, российская сторона, куда входили представители МИД РФ и тогдашнее руководство Дагестана, уступила Азербайджану спорные приграничные земли и два российских села: Храх-Убу и Урьян-Убу. Но разве могут считаться спорными села, где проживают российские граждане, коренные жители? Эти населенные пункты были под юрисдикцией РСФСР и отошли к ее правопреемнице, России. До 2010 года села входили в состав Магарамкентского и Ахтынского районов Дагестана. Поэтому передачу сел расценили не иначе как подарок соседям. Взамен Россия ничего не получила.

БЕЖЕНЦЫ ПОПАЛИ В БЮДЖЕТНУЮ ДЫРУ

Подписание договора держали в секрете. Жители Храх-Убы и Урьян-Убы узнали об этом от властей соседнего государства, предложивших принять азербайджанское гражданство. В поисках правды жители приехали в Махачкалу. Провели там митинг. Но обратно на малую родину их не пустили азербайджанские пограничники. С тех пор живут в съемных квартирах или у родственников в Дагестане.

«Села являются анклавами, расположены в глубине территории АР», – так объяснили республиканские чиновники необходимость их передачи АР.

А главы приграничных муниципальных районов не участвовали в переговорах. Как сообщил «Совершенно секретно» глава Докузпаринского района Керимхан Абасов, его не включили в состав двусторонней комиссии, хотя с азербайджанской стороны были представители заинтересованных муниципалитетов. В результате, участок, где ранее жители Докузпаринского района пасли скот, оказался перекрыт пограничниками.

Эксперты оценивают моральный и материальный ущерб, нанесенный России в результате подписания договора. У жителей приграничья нет уверенности, что Москва и дальше пойдет на уступки. Ущерб от утерянных земель по деньгам никто не считал. Миллиард рублей нужно только на строительство домов для вынужденных переселенцев. Деньги должны были поступить летом прошлого года из федерального бюджета. И сейчас говорят: денег пока нет. Беженцев утешили выделением земельных участков по 15 соток в Магарамкентском районе. Но разве можно жить на пустыре без жилья, денег и работы?

БАКУ ОПИРАЕТСЯ НА ДИАСПОРУ И ЛОЯЛЬНЫХ ЧИНОВНИКОВ

Многие представители диаспоры не скрывают, что они патриоты азербайджанской государственности. Мы упоминали Курбановых как лидеров азербайджанской общины в Дагестане.

Старший брат Магомед многие годы был руководителем постпредства Дагестана в Баку. Эта структура Министерства по национальной политике Дагестана должна решать проблемы этнических дагестанцев, проживающих в Азербайджане. Но, судя по фиктивности ее работы, Магомед Курбанов не был заинтересован в решении этих проблем.

Младший брат Курбан Курбанов с 1998 года возглавлял Дербентский район Дагестана. Этот пост ему перешел по наследству от отца Сеида Курбанова, который был близким другом Гейдара Алиева.

В народном собрании (парламенте) Дагестана последнего созыва азербайджанцев представляют три депутата: Ханлар Пашабеков, Нокер Сурхаев, и Нариман Курбанов. Последний является сыном Магомеда Курбанова. В 2013 году директором Дербентского государственного музея-заповедника вместо лезгина Кулама Исакова был назначен азербайджанец Али Ибрагимов.

АБДУЛАТИПОВ МЕЖДУ МОСКВОЙ И БАКУ

Рамазан Абдулатипов в отношениях с официальным Баку соблюдает некую преемственность проводимой ранее политики умалчивания проблем этнических дагестанцев ради межгосударственного добрососедства на уровне Москвы и Баку.

Накануне президентских выборов в Азербайджане Абдулатипов, будучи в Баку, выступил с обращением поддержать Ильхама Алиева. И посыл, вероятно, было адресован к тем же дагестанцам, чьи права на этничность в Азербайджане, попираются.

Но роль Абдулатипова нельзя оценивать однозначно. До назначения главой Дагестана, в октябре 2012 года, он принял участие в учредительной конференции Союза азербайджанских организаций России (САОР), прозванного в СМИ «союзом миллиардеров».

Эта организация, созданная за год до президентских выборов в Азербайджане, была воспринята как оппозиционная к режиму Ильхама Алиева. Туда вошли российские миллиардеры азербайджанской национальности, способные своим спонсорством и связями активировать оппозицию в АР. Азербайджанские СМИ с тревогой писали, что глава компании «Лукойл» Вагит Алекперов уже начал раскошеливаться на «революцию роз» в Баку.

Судя по многочисленным комментариям, душой компании миллиардеров был Аббас Аббасов. В политическом бомонде азербайджанской диаспоры он выглядит как новичок. Но Аббасова ценят как большого знатока азербайджанской политической кухни. Его связи и опыт способствовали определенной консолидации российских азербайджанцев. Многие яркие представители азербайджанской диаспоры начали выходить из состава подконтрольного Баку Всероссийского азербайджанского конгресса и вступать в ФНКА АзерРос, которую возглавил Аббасов.

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ПЕНСИОНЕР ПРОДОЛЖИЛ КАРЬЕРУ В МОСКВЕ

Достигнув определенных высот во властных структурах Азербайджана, Аббасов продолжил политическую карьеру в России. До ухода на пенсию занимал долж-

ность первого вице-премьера правительства АР. Потом переехал в Москву. В столице азербайджанский пенсионер развернул бурную деятельность. На исторической родине за инициативу создания САОР его подвергли беспощадной публичной экзекуции. Сам Аббасов потом рассказывал даже об угрозах физической расправы, поступавших в его адрес.

В январе 2013 года Аббасова избрали председателем совета старейшин ФНКА АзерРос. Совет старейшин стал высшим органом данной организации. Причем благословил его на эту должность сам Ильхам Алиев во время аудиенции в Баку. Почему Президент Азербайджана одобрил кандидатуру Аббасова, считавшегося одним из главных оппозиционеров. Азербайджанские СМИ бросили упрек лидеру диаспоры в том, что якобы не сдержал слово. Уходя на пенсию, Аббас Аббасов обещал Ильхаму Алиеву, никогда не заниматься политикой.

Президент Азербайджана простил старое, учитывая еще предстоящий визит Владимира Путина в Баку и его позицию на президентских выборах. Позже опасения многих не оправдались, Алекперов или другие олигархи не стали спонсорами «раскачки» внутриполитической ситуации в Баку.

Но какое отношение Абдулатипов имеет к «союзу миллиардеров»? Он не азербайджанец и не миллиардер. В среде дагестанского чиновничества Аббасова называют лоббистом назначения Абдулатипова на пост главы Дагестана. Лоббизм ничем не подкрепляется. Об их давней дружбе говорят некоторые события, факты и публичные высказывания Абдулатипова.

Официальным соучредителем САОР в качестве юридического лица была Ассамблея народов России во главе с Рамазаном Абдулатиповым, на тот момент депутатом Госдумы от Дагестана.

И Аббасов и Абдулатипов заняли ответственные посты в одно и то же время в январе 2013 года. В сентябре прошлого года, говоря о сотрудничестве Дагестана и АР в области спорта, Рамазан Абдулатипов отметил: «Помню, как радовались, когда впервые азербайджанец стал олимпийским чемпионом, по-моему, в Сиднее, мы как раз были там вместе с Аббасом Айдыновичем и Ильхамом Гейдаравичем». Высоко о роли Аббасова глава Дагестана отзывался и на съезде ФНКА АзерРос. Близость двух политиков подтверждает и закрепленная за Аббасовым должность заместителя председателя совета Ассамблеи народов России. Абдулатипов в этой организации является почетным председателем.

Также Аббасов приезжал в Дагестан на праздник «День единства народов Дагестана» который отмечается в годовщину разгрома войск персидского завоевателя Надир-шаха в сентябре 1741 года, чем вызвал на себя очередную волну критики азербайджанских СМИ. Некоторые пробакинские СМИ Надир-Шаха почему-то назвали азербайджанским полководцем, а жителей Дагестана, празднующих разгром его войск, «сепаратистами и садвалистами».

Отцы психологической науки, давая определение «малой группе», общую деятельность называют основным признаком ее формирования. С этой точки зрения Абдулатипов и Аббасов выполняют единую функцию сдерживания влияния официального Баку на азербайджанскую диаспору России, и особенно в Дагестане.

УВОЛЬНЕНИЕ ЧИНОВНИКОВ, ЛОЯЛЬНЫХ БАКУ

Чиновников, лояльных к Баку, начали постепенно отстранять от власти. Весной прошлого года лишился должности упомянутый нами Магомед Курбанов. Спустя несколько месяцев Рамазан Абдулатипов попросил покинуть должность и его младшего брата, Курбана. Абдулатипов до этого отправил в отставку более 22 глав районов Дагестана. Все писали заявления по собственному желанию. Курбанов был первым, кто отказался писать заявление. И с того момента началось противостояние с митингами и сходами. Спустя несколько месяцев Курбанова отстранили от занимаемой должности в рамках уголовного дела и посадили под домашний арест.

С начала этого года «закачалось» кресло мэра Дербента Имама Яралиева. Хотя он лезгин, но всегдга проявлял лояльность азербайджанской политике. Так его решением в 2013 год улица Советская Дербента была переименована в улицу имени Гейдара Алиева. Жители города, не согласные с переименованием, собрались провести митинг, но он был сорван полицией, даже не успев начаться.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4709/