Возлагает ли президент США вину на американское разведывательное сообщество за неудачи в информировании его и его советников о растущей силе и увеличении угрозы, представляемой террористической группой, известной, как «Исламское Государство»? Такова основная нить вопросов, которой множество репортёров в Белом Доме – включая Джонатала Карла из АВС, Джима Акоста из CNN и Эда Генри из Фокс Ньюс – следовали на ежедневном брифинге в прошлый понедельник.

Контекст всего этого, конечно же, затрагивал эксклюзивное интервью президента Барака Обамы программе CBS «60 минут». В ответ на вопрос ведущего программы Стива Крофта о том, были ли США удивлены захватом «Исламским Государством» такой большой территории в Ираке и Сирии, президент Обама сослался на слова Джеймса Клаппера, директора Национального разведывательного совета*, вместо того, чтобы самому ответить на вопрос.

«Что ж, я думаю, наш глава разведывательного сообщества Джим Клэппер это признал, – ответил Обама. – Я думаю, они недооценили то, что происходило в Сирии».

Для чиновников администрации, вроде пресс-секретаря Джоша Эрнста, это была просто попытка президента повторить сказанное самим директором Клаппером во время встречи с Дэвидом Игнатиусом из «Вашингтон Пост» – не больше и не меньше. Эрнст пытался сгладить всё на брифинге в Белом Доме, определённо утверждая, что «президент продолжает сохранять высочайший уровень уверенности в нашем разведывательном сообществе», и, по-видимому, намекал, что даже лучший аналитик в мире нашёл бы сложным оценить «темп и скорость» того, что «Исламское Государство» показало в Ираке и Сирии за прошедшие два месяца.

Однако множество людей в Вашингтоне не купились на подобное объяснение. Эли Лейк, ведущий корреспондент по национальной безопасности в Daily Beast, написала статью сразу вслед за интервью президента Обамы о многочисленных предупреждениях, которые администрация получала от высших официальных лиц разведки о расширении «Исламского Государства» – Джима Клаппера, директора Разведывательного управления Министерства обороны Майкла Флинна, директора Центрального Разведывательного Управления Джона Бреннана и Бретта МакГурка (ведущего иракское направление в Госдепартаменте). «Либо президент не читал то, что получал от разведки, – сказал Лейк анонимный источник, – либо он несёт чушь».

Законодатели-республиканцы, вроде спикера Джона Бёнера, обвинили президента Обаму в попытке свалить вину на других за стремление к лидерству одной из богатейших террористических групп в современной истории. Председатель Комитета палаты представителей по разведке Майк Роджерс выступил в поддержку этих высказываний и вступился за разведывательное сообщество, утверждая, что аналитики американского правительства предупреждали об «Исламском Государстве» много лет.

Итак, действительно ли президент Обама пытается уйти от критики? А может, ещё хуже, – возможно, он перекладывает вину на ЦРУ, Разведывательное управление Министерства обороны и Пентагон, дабы избежать неприятности быть пойманным на туповатости в высших вопросах современной национальной безопасности?

Что ж, если так, то президент Обама в этом отнюдь не первый Главнокомандующий. Администрация президента Джорджа Буша-мл. – зачастую с помощью таких высших официальных лиц, как Дик Чейни, Дональд Рамсфельд, Колин Пауэлл, Пол Вулфовиц и Кондолиза Райс – так же проявляла склонность съезжать на мантры о «сострадательности консерваторов», когда провалы неудачной политики потенциально могли повредить Белому Дому при опросах. Шла ли речь о неспособности предотвратить террористическую атаку 11 сентября (несмотря на предупреждения разведывательного сообщества), или об ужасном фиаско с отсутствием у Ираке оружия массового поражения, Буш и его советники часто прибегали к привычной кабинетной  вашингтонской игре  «кивать друг на друга» – особенно в год выборов.

Возложить вину на разведывательное сообщество политическим деятелям легко – не только потому, что это освобождает их от ответственности за совершённую ошибку, но и избавляет их от неприятной критики разведчиков-профессионалов, которые вряд ли будут открыто сражаться с этими обвинениями (анонимные источники – совершенно иная история). Прекрасные иллюстрации этого явления можно найти через два месяца после вторжения США в Ирак и свержения режима Саддама Хусейна. Когда выяснилось, что Саддам на самом деле не покупал уран у Нигера – вопреки пресловутым «шестнадцати словам» Буша в докладе президента конгрессу о положении в стране на 2003 год – президент Буш отверг неудачу, по сути переложив ответственность на «разведывательные службы»  за включение информации, которая была ошибочна и была получена из ненадёжного источника, известного фальшивками. Войдя в положение, директор ЦРУ Джордж Тенет повёл себя, как хороший солдат и высказался так, что только он и его агентство оказались виноваты.

Шесть месяцев спустя главный инспектор по вооружениям Дэвид Кей вернулся из Ирака, не найдя химического, ни биологического, ни ядерного оружия, ни связанной с ними инфраструктуры – одного из главных предлогов, использованных Белым Домом при  Буше для свержения Саддама и уничтожения его режима. И снова руководство ЦРУ оказалось на линии огня, когда национальная пресса начала задавать вопросы о вескости заявлений администрации об ОМП. Второй раз менее чем за год Джордж Тенет взял вину на себя – на этот раз в год президентских выборов.

Промежуточные выборы 2006года ничем не отличались. В то время иракская война была основной проблемой всей страны, намного превышая внутренние приоритеты. Боевые действия осенью 2006-го велись ужасно: десятки американских солдат гибли каждый месяц, аль-Каида фактически распоряжалась в западном Ираке, Багдад затопило религиозное насилие, казни, пытки и полная паника, этнические чистки меняли багдадский пейзаж до неузнаваемости. Чувствуя уязвимость при опросах, законодатели, которые голосовали за иракскую войну и пытались удержаться на своих местах, сокрушались о неадекватности и бедности информации, которую они получали от разведывательного сообщества накануне войны. Агентство не могло выбраться из-под облака ОМП, пока осенью 2007-го ситуация в Ираке не начала стабилизироваться. И даже тогда вице-президент Дик Чейни не сдался под напором критики, а после ухода с поста в автобиографии обрушился на ЦРУ за ложные оценки. (Как директор Тенет заметил в программе «60 минут» в 2007-м, «словно Чейни было необходимо сказать мне, что война с Ираком – это «слем-данк»*, верный успех).

И даже в тех примерах, когда разведывательное сообщество обеспечивало точные сведения администрации Буша, – как в крайне пророческом ежедневном кратком докладе президенту от 6 августа 2001-го под названием «Бин Ладен намерен нанести удар по США», – чиновники Буша, вроде Кондолизы Райс, пытались спасти свои шкуры, утверждая, что документ не заострял внимание на неизбежных нападениях внутри страны, или что аль-Каида готовится провести нападение на ВТО и Пентагон с помощью четырёх самолётов.

Ничто из сказанного не снимает с президента Обамы или его советников их доли ответственности за последствия. Если разведывательное сообщество и было удивлено скоростью, масштабами и мощью «Исламского Государства», так же были бы удивлены и президент Обама и его Совет национальной безопасности*, и никакие выкрутасы не могли бы убедить людей в обратном. Да, если действительно Белый Дом Обамы пытается дистанцироваться от того, что они описывают как провал разведки, у нас нет иллюзий: это не первая администрация, незатейливо использующая такую тактику.

Потребители разведывательных услуг (то есть политические деятели) либо невероятно наивны в отношении унаследованной не идеальной природы разведывательного дела, либо они умышленно лицемерят, когда впадают в шок и ярость из-за того, что ЦРУ, Управление национальной безопасности, Разведывательное управление министерства обороны или аппарат директора Национальной разведки были на 100% правы в оценке и предсказаниях. Как скажет любой профессионал с полной искренностью, разведка не идеальна и зачастую с помехами – неадекватные источники, ограниченность информации, и чрезмерно уставшие сотрудники – что осложняет и так тяжелую работу.

Принимая во внимание всё вышесказанное, политикам надо понять, что сколь бы не было преданно и талантливо американское разведывательное сообщество, в процессе действий ошибки неизбежны.

Примечания:

* – совет по координации усилий разведки в определенных географических регионах и промышленных отраслях.

Разведывательное управление Министерства обороны  – ведомство военной разведки и контрразведки при Министерстве обороны. В штате, по официальным данным, состоят свыше 7 тыс. сотрудников. Создано в 1961. Является основным ядром разведывательной поддержки военных операций и важной составляющей разведывательного сообщества. Директор – главный советник министра обороны и председателя Объединенного комитета начальников штабов по вопросам военной разведки, является также председателем Совета по вопросам военной разведки  – координирующего органа. Штаб-квартира в здании Пентагона. В состав ведомства входят Аналитический центр военной разведки (DIAC) в Вашингтоне, Медицинский разведывательный центр вооруженных сил (AFMIC) в г. Фредерике, шт. Мэриленд, Центр ракетно-космической разведки (MSIC) в г. Хантсвилле, шт. Алабама.

Совет национальной безопасности (СНБ) – Орган в структуре Исполнительного управления при президенте США, вырабатывающий рекомендации главе государства в области внешней и военной политики США. Председателем СНБ является президент США. Его постоянными членами являются вице-президент, госсекретарь и министр обороны. Председатель Объединенного комитета начальников штабов и директор ЦРУ являются советниками СНБ по военным вопросам и делам разведки соответственно, с правом совещательного голоса (СНБ определяет совместно с президентом направления деятельности разведывательного сообщества). Другие официальные лица специально приглашаются президентом для консультаций. Совет создан по Закону о национальной безопасности 1947 года. Деятельность и средства СНБ держатся в секрете даже от Конгресса.

Начиная с 1960-х СНБ стал опираться на все более широкий аппарат, построенный по географическому и функциональному принципам и возглавляемый помощником президента по вопросам национальной безопасности. При СНБ возникали и перестраивались межведомственные комитеты и подкомитеты. В 1980-е были созданы высшие межведомственные группы по внешней политике, по оборонной и разведывательной политике, по внешнеэкономической политике и экономике. В 1986-м СНБ подвергся обвинениям в том, что он проводит тайные операции, и превратился в «маленькое ЦРУ», а также в том, что его сотрудники превышают свои полномочия.

** – бросок в баскетболе: игрок подпрыгивает над кольцом и закладывает мяч в корзину.

http://polismi.ru/politika/obratnaya-storona-zemli/788-esli-somnevaeshsya-vini-razvedyvatelnoe-soobshchestvo.html