Видообразование - это процесс возникновения новых видов. Он протекает путем преобразования части популяции старых видов в новые в результате накопления новых признаков. При этом обычно возникает генетическая несовместимость новообразованных видов, то есть потомство, появляющееся при межвидовом скрещивании  оказывается малоплодовитым, бесплодным или чаще оно вообще не появляется. Это называется межвидовым барьером, или барьером межвидовой совместимости. Основой для видообразования является наследственная изменчивость организмов, ведущим фактором - естественный отбор.

Выделяют два способа видообразования:  аллопатрическое и  симпатрическое.

Аллопатрическое видообразование вызывается разделением ареала вида на несколько изолированных частей. Например, образование географических преград (горных хребтов, морских проливов и пр.) приводит к возникновению изолированных популяций. На каждую их часть естественный отбор может действовать по-разному, эффекты дрейфа генов и мутационного процесса будут отличаться.

Со временем в изолированных частях будут накапливаться новые генотипы и фенотипы. Особи в разных частях ранее единого ареала могут изменить свою экологическую нишу. Степень расхождения разделенных групп с течением достаточного количества времени может достигнуть видового уровня, то есть образуются два новые виды. Эти виды часто морфологически сильно отличаются друг от друга. Хрестоматийный пример - дарвиновские галапагосские вьюрки.

Симпатрическое видообразование вызывается с расхождением групп особей одного вида, обитающих в одном ареале, обычно, по экологическим признакам. При этом особи с промежуточными характеристиками оказываются менее приспособленными, чем специализированные и в процессе эволюции исчезают. Расходящиеся группы формируют новые виды.

Один из способов симпатрического видообразования — возникновение репродуктивной изоляции особей внутри первоначально единой популяции в результате фрагментации или слияния хромосом и других хромосомных перестроек. Этот способ распространён как у растений, так и у животных. Особенностью симпатрического пути видообразования является то, что он приводит к возникновению новых видов, морфологически близких к исходному виду.

Многие биологи считают симпатрический путь видообразования крайне редким и, даже, маловероятным. Однако факты доказывают, что зарождение новых видов может происходить внутри старой популяции даже в случае отсутствия адаптивного преимущества, оно может начаться автоматически, как побочный продукт мутаций и появления особенностей внутренних связей в организме. Растет число хорошо изученных примеров симпатрического видообразования.

Причины симпатрического видообразования. В каких случаях и по какой причине две формы одной популяции, существуя в пределах общего ареала, перестают смешиваться? Как долго идет процесс разделения на виды внутри общего ареала и насколько медленнее, чем в изолированных местах?

Позаимствуем факты, приведенные на сайте «elementy.ru», в разделе, который ведет доктор биологических наук Александр Владимирович Марков.1 Несколько новых открытий подтвердили, что это явление широко распространено в природе. Исследователями изучены расходящиеся виды одной популяции на разных стадиях их формирования. Наиболее интересна для изучения начальная стадия расхождения и причины, порождающие частичную репродуктивную изоляцию особей с разными признаками.

Приводится пример популяции бабочек с желтыми и белыми крыльями, в которой белые самцы одинаково часто создают потомство с желтыми и белыми самками, а желтые самцы предпочитают желтых самок 4. Почему так происходит не совсем понятно. Это предпочтение не дает никаких преимуществ и, потому, не связано с естественным отбором. На сайте приводится солидный список хорошо изученных примеров симпатрического видообразования в популяциях самых разнообразных животных и растений, таких как рыбы разного вида, пальмы, вьюрки, мухи, мотыльки, улитки и др.

«Независимо от природы первичного изолирующего барьера, две разделившиеся популяции рано или поздно становятся генетически несовместимыми. Возникает так называемая «постзиготическая» изоляция, проявляющаяся в снижении жизнеспособности или плодовитости гибридного потомства. Теперь, если две популяции снова встретятся и начнут скрещиваться, отбор будет поддерживать любые мутации, снижающие вероятность гибридизации и способствующие выбору «своих» в качестве брачных партнеров.

Этот эффект называется «усилением», и он приводит к тому, что представители двух разошедшихся популяций перестают даже пытаться спариться друг с другом. На этом последнем этапе могут быстро развиться самые разнообразные изолирующие механизмы, в том числе морфологические (например, различия в строении копулятивных органов) и поведенческие (разные брачные наряды, ритуалы и т. п.). Эти механизмы уже можно считать настоящими адаптациями «для предотвращения гибридизации», поскольку они развились под действием отбора».1

В статье, посвященной гену гибридной стерильности млекопитающих, говорится о том, что развитие генетической несовместимости часто начинается со снижения плодовитости гибридов вплоть до их полной стерильности. Найден «ген видообразования» у мышей, неудачное сочетание аллелей которого приводит к бесплодию гибридов. У людей мутации в этом же гене приводят к мужскому бесплодию3.

Понятно, что разделение на виды должно начинаться с появления различий между отдельными особями внутри популяции. В материалах указано, что морфологические, физиологические и поведенческие признаки, по которым различаются особи, не встречаются поодиночке, а, как правило, связаны между собой. Эти особенности способствуют выживанию вида и расселению его по новым территориям. Полиморфизм вида напрямую связан с темпами видообразования. Когда новый вид отделяется от полиморфной популяции, он обычно остается мономорфным. Есть предположение, что чем сильнее выражен полиморфизм популяции, тем большему числу видов она даст начало. И, наоборот, чем больше число видов какого-то отряда животных, тем больший полиморфизм имела популяция их предков.

«Компьютерное моделирование показало, что вероятность симпатрического видообразования (разделения исходного вида на два в отсутствие географических барьеров) резко повышается, если у самок есть возможность выбирать партнеров на основе признаков, свидетельствующих о хорошем здоровье самца. Как ни странно, половой отбор резко ускоряет видообразование даже в том случае, если самки двух зарождающихся видов используют при выборе самцов одни и те же критерии….

Сегодня уже никто не сомневается, что половой отбор — мощнейшая эволюционная сила, способная многократно усиливать эффективность «обычного» естественного отбора и ускорять адаптивную эволюцию (а не только создавать «бессмысленные», ненужные для выживания украшения и причудливое брачное поведение). Если самки выбирают самцов не по произвольным бессмысленным критериям, а по признакам, отражающим приспособленность или «качество генов» самца, — например, по признакам, свидетельствующим о здоровье и хорошей физической форме, — то тем самым самки резко ускоряют эволюцию»1.

Очевидно, что при большой конкуренции между самцами за благосклонность самки имеют значение даже небольшие различия в морфологии и поведении.

«… отбор перестает быть «слепым». Теперь его направляют существа, у которых всё же есть кое-какие мозги. Эти существа способны к целенаправленным действиям и отчасти осмысленным решениям. Самки становятся селекционерами. Привередливые павлинихи создали роскошные узоры на хвостах самцов-павлинов точно так же, как голубеводы создали причудливые украшения у декоративных пород голубей»1.

На основании сведений, изложенных выше, можно сделать следующие выводы:

1. Существование симпатрического видообразования доказано большим числом хорошо изученных примеров. Этот тип разделения видов широко распространен в живой природе.

2. Симпатрическое видообразование имеет генетическую природу и вызвано мутацией «генов видообразования», приводящей к бесплодию гибридного потомства.

3. Толчком к началу симпатрического видообразования служит разобщенность особей внутри популяции по любым причинам, в том числе в результате полового отбора. Проявление избирательности при выборе партнера порождает снижение плодовитости гибридов (потомков пар, менее расположенных друг к другу) вплоть до их полной стерильности и, как следствие, развитие генетической несовместимости между частями популяции.

4. При наличии избирательности и разобщенности особей внутри популяции генетическая несовместимость наступает автоматически и неизбежно со скоростью, пропорциональной квадрату скорости появления генных мутаций.

5. Симпатрическое видообразование – процесс постепенный, длительный, протекающий медленно в течение больших промежутков времени (тысячи, десятки тысяч, миллионы лет). Его течение может быть значительно ускорено усилением процессов разобщенности в популяции, но не более чем до скорости естественного развития генетической несовместимости.

Единым правилом для всех видов живых существ является создаваемое мутациями или нестандартным сочетанием признаков генетическое расхождение особей, проявляющееся в различиях в поведении, предпочтениях, вкусах и стиле жизни, иначе говоря, в комплексе жизненных установок. Если признать, что различие во «взглядах на жизнь» влияет на процессы видообразования (а не признать, значит закрыть глаза на многочисленные факты), можно прийти к выводу, что видообразование происходит постоянно во всех популяциях по некоей экспоненте, крутизна которой зависит от вида.

Стоит исключить лишь периоды природных катаклизмов, когда происходит резкое перераспределение численности в пользу особей с благоприятными для данных экстремальных обстоятельств качествами... Случайно запущенный легким толчком, ничтожным на первый взгляд, механизм видоразделения уже невозможно остановить, и рано или поздно он приведет к расхождению на виды.

Так рано или поздно? При неизменном состоянии ареала видоразделение не подчиняется случайным событиям, оно подчинено внутренним законам вида и зависит от скорости появления различий у жизнеспособных особей вида. Партнер по продолжению рода выбирает себе пару согласно своему представлению о положительных качествах, которыми должен обладать его спутник, особь противоположного пола. А положительные качества он естественно считывает с себя.

То есть пары подбираются по сходству качеств и черт. Об этом говорится в работе д.б.н. А.В.Маркова «Как отличить своих от чужих? Неканонические механизмы репродуктивной изоляции». Существуют и промежуточные пары, поначалу многочисленные, но со временем их число уменьшается, а накопленные генные различия в конце концов приводят к их бесплодию. Разделение на виды завершается. Чем ярче различия и сильнее тяга к избирательности, тем выше скорость разделения.

Относятся ли высказанные выше предположения к популяции человека? Без сомнения, так как человеческий геном имеет ту же основу и подчинен тем же законам, что и геномы других живых существ. В истории развития человека существование одновременно нескольких видов не редкость или исключительный случай, а дело обычное. Более того, одним единственным видом род наш ограничивается недолго, всего каких-нибудь 40-50 тысяч лет за более чем трехмиллионную историю своего существования, включая ранних гоминид. Это порядка одного - двух процентов.

Установлено одновременное существование видов: австралопитеки афарский, африканский, гархи, Хомо абилис, Хомо рудольфенсис, в одну эпоху жили парантропы робустус, aethiopicus, boisei, Хомо эргастер, делили места обитания Хомо эректус, человек хейдельберийский, после них неандерталец,  кроманьонец, денисовский человек, хоббит с острова Флорес и так далее. Наверняка были периоды, когда один из видов преобладал и даже оставался в одиночестве. Затем появлялись новые виды. Сколько времени требовалось на образование нового вида? Тысячелетия? Десятки тысяч лет?

Если заняться исследованием этого вопроса, можно определить скорость появления новых видов рода гоминидов. Вопрос интересный, но пусть им занимаются практики. К тому же, эта скорость вряд ли осталась неизменной. С развитием мозга гоминидов процесс должен был ускориться. К генетически обусловленной избирательности, действующей на уровне инстинктов, должна была со временем добавиться избирательность по интересам и взглядам, которая основательно повлияла на скорость разделения.

Если доверять приведенным выше пяти выводам, можно предположить, что процесс разделения на виды в человеческой популяции идет полным ходом и находится далеко не в начальной стадии. Возможно, и даже наверняка, подобные мысли приходили на ум ученым-специалистам, но они не могли высказывать их публично в опаске быть признанными «еретиками» и «экстремистами» в среде своих собратьев-ученых. Если переформулировать известный философский постулат о том, что бытие определяет сознание, можно сказать, что среда формирует мировоззрение.

Мало кто осмелится рискнуть потерять уважение и авторитет, даруемые ученым званием и репутацией, высказывая «дурацкие», «авантюрные» идеи. Потому приходится это делать человеку со стороны, дилетанту, издали взглянувшему на факты и не принявшему прописной истины о том, что видообразование в человеческом обществе прекратилось. При взгляде со стороны неясно, зачем очевидное называть невероятным.

Как уже отмечалось, многочисленными фактами доказано, что толчком для начала симпатрического видообразования и стимулом к половому отбору служат внутривидовые различия. Для насекомых, рыб и птиц они могут быть полиморфными, для других животных имеют значение различия в поведении и предпочтениях. Чем богаче разнообразие партнеров по продолжению рода, тем энергичнее протекает процесс видообразования и, соответственно, эволюции.

Человеческий вид противоречив, как ни один другой вид. Нет нужды доказывать, что в популяции Homo Sapience различия во взглядах и предпочтениях высоки. Разобщенность особей внутри популяции зашкаливает. Она касается любых вопросов, где колеблется между отчуждением и лютой ненавистью. Эта ненависть, имея идеологическую основу, превосходит по жестокости любые «зверства» братьев наших меньших.

Человеческие войны по масштабам бедствий сравнимы, пожалуй, только с природными катастрофами. Так же высока степень избирательности при половом отборе, что, как доказано, рано или поздно приводит к репродуктивной изоляции. Почему? Избирательность и «привередливость» при выборе супруга делает случайные браки менее вероятными, и число гибридов от не симпатичных друг другу родителей с каждым десятилетием и столетием убывает.

Этот процесс можно проследить по документам истории. По мере истощения патриархата и осознания женщинами своего равенства с мужчинами к мужскому варианту полового отбора, (который нельзя назвать собственно отбором, так как все мужчины участвуют в продолжении рода) добавился женский. Под влиянием полового отбора различия в генетических линиях, предпочитаемых разными людьми, стали выражены более отчетливо.

В животном мире выбор брачного партнера повышает жизнеспособность потомства. Согласно гипотезе А.В.Маркова это выбор не «наилучшего» генотипа вообще, а наиболее подходящего именно для выбирающей особи. Чтобы отличить «своего» от «чужого», надо иметь представление о себе. В гипотезе говорится «о тестировании потенциальных партнеров по принципу «свой или чужой». Эта проверка проводится на бессознательном уровне иммунной системой по реакции отторжения, системой феромонов, подсознательным анализом внешнего вида и поведения по отпечаткам памяти.

Все вместе системы формируют интуитивный отказ, неприятие потенциального партнера, или, наоборот, ощущение его привлекательности2. У человека тоже, без сомнения, действует весь комплекс этих систем, вызывающий положительную или отрицательную реакцию на другого человека. Эта реакция говорит об усилении расхождения генетических линий. О расхождении говорят различия, существующие в человеческом обществе. Они разнообразны. Это уже не просто различия, это конфликты.

Налицо конфликт между развитым искусным мозгом человека-производителя и примитивной, берущей начало в глубокой древности жадностью человека-потребителя. Ради наживы вырубили леса, извели животных, завалили Землю мусором. Человеческий вид неоднороден. Его нельзя оценивать однозначно, как любой другой вид. Одни люди понимают, что нельзя наносить вред среде своего обитания, другие даже не понимают, о чем речь, не хотят и не могут понять.

Для них отказ от мелких, скорее, престижных удобств неприемлем, хотя при добывании денег на покупку этих удобств они испытывают не сравнимые с ними неудобства и тратят непомерное количество энергии. Дело не в удобстве и необходимости какого-либо товара, а в его престижности. По словам Маршалла Маклюэна изобретение своим появлением порождает необходимость в себе. То есть дело в утверждении своего статуса в окружении, в удовлетворении древнего инстинкта стадной иерархии.

Можно продолжить список расхождений, которые и без того всем известны и могут быть дополнены любым человеком. Для примера можно упомянуть расхождения в отношениях к различным сферам интересов человека:

- отношение к природе: от потребительского использования до защиты и восстановления;

- отношение к новым знаниям, открытиям, исследованиям: от игнорирования до жизненной потребности;

- отношение к материальным ценностям: от целеустремленного до спокойного и равнодушного;

- отношение к еде: от зависимости до эстетического удовольствия;

- отношение к другим людям: от противостояния и использования до сотрудничества и взаимопомощи;

- отношение к фактам и к истине: от верности до манипуляции в личных целях, и так далее, и так далее….

Расхождения очевидны и значительны, и не стоит утверждать, что их нет или что они несущественны и вполне преодолимы. Возможно, отдельное отношение человека к чему-либо не связано с его генотипом, но большая часть из них берет истоки именно там, в генотипе и его особенностях.

Скорость видоразделения внутри популяции человека тормозится тем обстоятельством, что представители малочисленного отделяющегося вида, не найдя в своем окружении пары того же вида, не утруждают себя расширенными поисками, а просто не оставляют потомства. Потому с углублением видоразделения растет число одиноких людей, не нашедших достойную по своим меркам пару. Для них неправильно и противоестественно, ломая свою индивидуальность, подстраиваться под какие-то навязанные стереотипы, которые им чужды, лишь потому, что кто-то чувствует себя в них комфортно. Поэтому важно, жизненно необходимо найти компанию, состоящую из подобных себе особей.

То, что другие имеют мнение, отличное от вашего, еще не означает, что они неправы или вы ошибаетесь. Просто те, другие, они – другие. Стоит позволить другим быть другими, и все встанет на свои места. И совсем не обязательно их понимать и пытаться поставить себя на их место.

Как и насколько эффективно в наше время «разводит» половой отбор  человеческую популяцию? Здесь действует энное количество разнонаправленных факторов. Многие молодые девушки стремятся выйти замуж поскорее – под влиянием подруг, фильмов, журналов и просто затем, чтобы стать самостоятельными, самим определять, как тратить время и деньги. Они обычно быстро находят себе пару с похожими взглядами и стереотипами.

Столкнувшись с трудностями и ответственностью семейной жизни, многие из них подают на развод. Не сошлись характерами. А вот как раз характерами-то они сошлись. Это не представители отделяющихся видов, это один вид. Их разногласия свойственны представителям одной из делящихся ветвей. Их дети в общем случае продолжат передавать гены своей ветви. Если бы эта пара встретилась и образовала союз в более зрелом возрасте, этот союз был бы более прочным.

Представители другой ветви не спешат образовывать союзы. Они строят планы на создание семьи, но не находят достойного кандидата. Они считаются привередами, теряющими время в поиске «принцев» и « принцесс», кого-то особенного. Но они просто ищут генетических «своих» и если таких находят, их выбор не впечатляет окружающих. Если не находят, остаются холостыми или женятся на «чужих», оставляя некачественное, часто болезненное потомство. Сейчас, когда число одиноких людей во всем мира возрастает, когда они уже не считаются отклонением от нормы, немало представителей этой генетической ветви делают такой выбор.

Расхождение в геномах вызывает интуитивную неприязнь их обладателей, которую можно назвать генетической неприязнью. Она с каждым десятилетием и столетием все дальше разводит зарождающиеся виды друг от друга, все меньше детей рождается от генетически чужеродных пар.

В животном мире изобретены разнообразные способы отыскания особи своего вида. Особенно наглядно это проявляется у птиц и насекомых. Бабочки и жуки узнают свой вид по окраске, птицы, обитающие в кронах деревьев, по пению. Пора и людям научиться отличать «своих» от «чужих». У них для этого имеется богатейший арсенал возможностей оценки – по одежде, по разговору, по выражению лица и глаз. Не выработаны лишь правила и критерии. Задавшись целью, можно уяснить для себя, что способность определять «своих» по выражению лица и глаз, по той самой «искорке» в глазах, которую одни люди видят, другие нет, заложена в нас генетически.

Можно, конечно, сначала принять за истину подделку, тщательно сформированный имидж, но интуицию не обманешь, ей стоит довериться. Проводились исследования, которые зафиксировали интуитивное определение участниками эксперимента генетического сродства или отторжения. Так как видоразделение находится на промежуточном этапе, сходство и различие между отдельными людьми также находится на какой-то стадии перехода, в разном процентном отношении для разных людей.

В ускорении процесса видообразования решающую роль мог бы сыграть Интернет. Но для идентификации представителя своего вида нужны совсем другие критерии, чем те, что публикуются на сайте знакомств. Они для каждого зарождающегося вида свои. В то время когда многие представители не сильно разошедшихся подвидов создают супружеские пары без сайта знакомств, другие не хотят образовывать союз «с кем попало», а если и сходятся, то очень быстро разбегаются. Причины не только в участившихся случаях бесплодия у таких пар. Чаще всего виновата зашедшая достаточно далеко психологическая и биологическая несовместимость, которая когда-нибудь в далеком будущем приведет ветви вида к генетической несовместимости под действием процессов накопления мутаций.

В далеком будущем, когда люди поймут, что увеличение случаев бесплодия у пар или их потомков связано с генетическим расхождением, они начнут осознанно искать «своих», свой генетически расходящийся вид.

О стратегии «разделяй и властвуй».Она не устарела, просто кажется многим неактуальной для наших дней и потому слегка подзабылась. Но те, кто знает силу этого принципа, его действенность и безотказность, никогда не забывали и не откладывали это оружие поистине массового поражения. Нарушить общность, сплоченность и взаимную поддержку, посеять неприязнь и вражду, завербовать сторонников – вот способы победить без армии и кровавых битв. Любая сила и мощь рассыплется как трухлявое бревно. Как ни странно, не всякое разделение есть ослабление.

Разделение на виды будет способствовать объединению. Любое естественное разделение по свойствам – процесс, противоположный разобщению, так как он ведет к отделению от разнородного неестественного сообщества, образованного часто по территориальному признаку, сплоченной, сознающей свое единство общины, где все действия и решения понятны и единственно возможны и не несут в себе противоречий. Причем отделению не насильственному, без дележки имущества, территорий, богатств и природных запасов.

Разделение по свойствам есть единственно реальный путь объединения. Искусственное и насильственное объединение ошибочно и приведет рано или поздно к разрушению. Никто не станет работать с полной отдачей ради тех, кого он не уважает и не понимает, и которые не уважают, не понимают и не стараются ради него. Какие бы идеологические установки ни внедрялись в такое сообщество, какие бы правила ни устанавливались, естество и внутренняя сущность индивида возьмет свое, причем часто  в самый неподходящий и критический момент.

Такое сообщество несложно разделить и властвовать в нем, подчиняя любым неразумным и невыгодным для его членов правилам. В то же время неестественное, насильственное разделение без учета особенностей генотипа  по территориальным и национальным признакам ведет к раздору и упадку. Естественное разделение по интересам, взглядам и качествам ведет к объединению внутри подвида, быстрому развитию и достижению новых качественных уровней человека, физических и умственных. У единой нации должно было бы иметь место сходство генотипов, но почему-то не имеет, по крайней мере, в том объеме, в каком ожидалось бы.

Приметы наличия процессов видообразования в популяции человека:

1.      Растущий процент бесплодия супружеских пар, не связанного с болезнями или функциональными дефектами. При этом разошедшиеся супруги обычно успешно заводят детей.

2.      Большое число разводов по причине несходства характеров.

3.      Большое число неудачных или несчастных браков, где супруги терпят друг друга только ради детей, из-за боязни одиночества, тягот процесса развода или по другим причинам.

4.      Широко распространенный поиск мужчинами «на стороне» того, что они не нашли в своей семье. И дело тут не только в мужской полигамии. Женщинам, обслуживающим семью, обычно некогда этим заниматься.

5.      Частые конфликты отцов и детей. Разница в мировоззрении возрастов и поколений при этом играет меньшую роль, чем несовпадение геномов, созданное кроссинговером при мейозе;

6.      И, конечно же, разница во взглядах, принципах, правилах поведения, которая сродни пропасти (об этом говорилось выше).

Рано или поздно, сознательно или неосознанно, расхождение на виды в популяции Homo Sapience произойдет. Можно надеяться, что вид доминирующий не истребит вид зарождающийся, так как течение процесса видообразования будет долгим, эволюционным и естественным. Новые виды постепенно, шаг за шагом, утвердятся в популяции, научатся защищаться, находить «своих», общаться и сотрудничать с другими видами. Живут же синицы и воробьи в одном ареале, не конфликтуют. Правда, этого нельзя сказать о воронах, которые прогоняют всех других птиц со своей территории. Остается надеяться на разумность «человека разумного».

Что это будет за общество, состоящее из нескольких видов, сообщество будущего человеческого рода? Трудно спрогнозировать, можно лишь пофантазировать. Основательное ускорение разделения начнется, когда зарождающийся вид научится находить представителей своей ветви. Для осознанного отбора необходимо ясное понимание процессов разделения и принятие их неизбежности. Новая ветвь начнет укрепляться и укрупняться за счет объединения ее представителей и за счет рождения потомков у тех, кто был обречен остаться без них. Конечно, часть потомства окажется гибридной и присоединится к основному виду, негибридные дети пополнят новую ветвь.

Сначала это будут объединения сродни сообществам по интересам типа клубов для общения. Потом появятся организации. Они будут объединяться, возможно, способами масонской ложи, но с другими целями и не тайно, а открыто и гласно, вбирая в себя «своих» со всей популяции. Возможно, в недрах нового вида созреют и новые качества, которые позволят освоить недоступные ныне ресурсы на благо всего рода. Или только новый вид перейдет на недоступные ресурсы. Сможет ли сохраниться новый вид  Homoв условиях конкуренции с основным видом, вряд ли настроенным дружелюбно к конкуренту?

Видимо, да, так как будут найдены альтернативные способы существования и развития, свои пути освоения Земли и Солнечной системы. Какие? Представить ответ бессильно даже самое богатое воображение. Это будет альтернативная реальность с другими правилами, понятиями и ценностями, новое измерение человеческой сущности. Возможно, отделится не один вид, а несколько, и каждый вид пойдет своим путем. Полное отделение видов произойдет очень нескоро, в далеком будущем, которое, как бы мы ни старались, с нашими нынешними знаниями и стереотипами представить достоверно не сможем.

Возможно, новые виды освоят необжитые районы или верхние слои атмосферы на парящих станциях, или планеты и спутники Солнечной системы. А может быть, будут сосуществовать в городах, сотрудничая между собой и поддерживая друг друга. Решение за потомками. Нам же было бы полезно понять, что есть другие люди, не такие, как мы, и они не отклонение от нормы, а другая норма. Есть альтернатива образу жизни и мышлению, и она не ошибка, а другая ветвь общего дерева. Не надо пытаться ее отломить, от этого пострадает все дерево, а на ее месте непременно вырастет новая ветвь. Таковы законы эволюции.

http://www.rusproject.org/node/1452