14 ноября 1989 г. Генеральному директору ПО ЗИЛ Е.А. Бракову пришло письмо от заместителя министра гражданской авиации А.М. Горяшко следующего содержания:

«В соответствии с Решением Государственной комиссии Совета Министров СССР от 15.02.88 г. Министерство гражданской авиации приступило к оснащению службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов специальной транспортной техникой. Учитывая опыт создания Вашим предприятием поисково-спасательного комплекса для ЕГ АПСС СССР, прошу Вас рассмотреть вопрос о создании в 1990 году образцов пассажирской и грузовой поисково-спасательных машин для службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов и возможности их серийного производства, начиная с 1991 года, при ежегодном объеме производства 250-300 машин».

Из приложения следовало, что пассажирскую (ПЭМ-П) и грузовую (ПЭМ - Г) машины требовалось создавать на неплавающем шасси, аналогичном по конструкции шасси амфибии ЗИЛ-4906. Пассажирская машина должна была перевозить 20-25 пассажиров. На грузовой машине, кроме 3 человек в кабине, предполагалось размещение 3 человек в десантном отделении. Обязательным условием стала установка крана грузоподъемностью 3,4 т, при этом грузоподъемность шасси должна была составлять 4 т. Автомобили планировалось перебрасывать к месту назначения самолетами Ил-76 и вертолетами Ми-26. Ориентировочная стоимость машины не должна была превышать 55 тыс. руб.

9 декабря 1989 г. у зам. генерального директора ПО ЗИЛ В.Д. Кальнера состоялось совещание с участием зам. главного инженера ПО ЗИЛ В.А. Шатова, главного конструктора ОГК-СКБ ЗИЛ И.И. Сальникова, зам. главного конструктора В.Б. Лаврентьева, начальников бюро ОГК-СКБ А.И. Алексеева и В.И. Замотаева, начальника службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов (СПАСОП) ГА Л.М. Червякова и начальника отдела СПАСОП Э.Л. Тимошина. Министерству гражданской авиации предписывалось подготовить технические требования на специальные автомобили и участвовать в разработке системы радиотелефонной космической связи. ЗИЛ должен был в I квартале 1990 г. представить план-график работ по проектированию и изготовлению двух опытных специальных автомобилей и программу их испытаний.

Для увеличения объемов производства требовалось найти дополнительных заказчиков. Новые машины заинтересовали Минэнерго СССР. 9 января 1990 г. на имя Генерального директора ПО ЗИЛ Е.А. Бракова поступило письмо из Главэнергомеханизации:

"Изучая опыт создания Вашим предприятием автомобилей повышенной проходимости, Минэнерго СССР просит рассмотреть возможность выпуска, начиная с 1990 г., автомобилей на базе ЗИЛ-132Р для перевозки строительных материалов и пассажиров при строительстве и эксплуатации линий электропередач. Потребность в указанных автомобилях составляет до 350 единиц ежегодно".

В отличие от СПАСОП, энергетики настаивали на установке на машину дизельного двигателя.

6 июля 1990 г. технические требования на разработку и изготовление комплекса поисково-эвакуационных машин гражданской авиации (КПЭМ ГА) были утверждены начальником ГОС НИИ ГА В А Горячевым. 15 мая 1992 г. техническое задание на разработку специального автомобиля высокой проходимости для обслуживания и ремонта линий электропередачи утвердил президент корпорации «Росэнерго» Минтопэнерго РФ О.В. Бритвин. Требования в целом оказались схожими и отличались главным образом составом оборудования на пассажирской машине комплекса: если СПАСОП нуждалась в вахтовом автобусе с возможностью его трансформации в мобильный госпиталь, то энергетики хотели получить автобус с элементами автономного проживания.

Ввиду большой загруженности конструкторских служб КЭП-ВТС (так в то время назывался СКБ ЗИЛ), к работе над автомобилем, получившим временное заводское обозначение ЗИЛ-132К, были подключены конструкторы КЭП.

Над созданием семейства автомобилей работали: конструкторы И.И. Сальников (главный конструктор-начальник КЭП-ВТС), А.Н. Горчаков (руководитель проекта), Ю.И. Соболев (разработчик проекта), М.И. Сугробов (ведущий конструктор), Э.И. Грицай, В.Е. Мочедловский, А.Д. Стукалов, Ю.Н. Аксенов, А.Г. Мотовилов, Л.С. Пружанский, М.Ю. Земеров, В.Г, Ступин, И.Е. Малахов, Е.С. Петрухин, О.Ю. Барановский, A.M. Гулюткин, АГ. Ульянкин, С.С. Белоусов, АВ. Краснов, АП. Бланк, В.Н. Семиохин, в доработке машин по спецзаказам участвовали В.А Чугунов, АВ. Лосев; макетчики АП. Кудрявцев, В.Н. Руднев, Ю.Е. Мамонов, А.Т. Кирсанов, АИ. Мищенков, АВ. Малов; испытатели В.Б. Лаврентьев, А.И. Алексеев, Д.В. Иванов (ведущий испытатель), В.Г. Иванов, Д.С. Писарев, В.И. Замотаев, Ю.В. Жигачев, В.М. Коржуков, В.Л. Коновалов; водители-испытатели П.В. Иванов, Е.А. Смирнов, B.C. Буянкин, В.В. Галкин, АА. Рязанов; контролер Т.И. Смирнова.

Проработку установки крана-манипулятора на грузовой вездеход выполняло АО «Машлес» под руководством зам. генерального директора В.Л. Вожака. В дальнейшем установкой кранов-манипуляторов занимались конструкторы В.П. Соловьев, В.В. Шестопалов и АГ. Свиридонов.

Краткое описание конструкции

На основании договора между ПО ЗИЛ и Министерством гражданской авиации от 15 июня 1991 г. одновременно с проектированием (июль 1991 г.) началась сборка макетного образца шасси автомобиля. На козлах установили макет рамы, на котором монтировали агрегаты и системы автомобиля. В отличие от предварительной компоновки, при макетировании системы выпуска отработавших газов выбрали трассу вдоль левого лонжерона. Глушитель закрепили на левом лонжероне рамы. После рассмотрения ряда вариантов топливные баки расположили на правом лонжероне за средней и задней осями. На правом лонжероне, соответственно, разместили основные и дополнительные аккумуляторные батареи. Тормозную аппаратуру и воздушные ресиверы смонтировали под кабиной за левой подножкой.

В конструкции сухопутного вездехода изначально была предусмотрена максимально возможная унификация и взаимозаменяемость его агрегатов с агрегатами автомобилей действующего производства семейств ЗИЛ-4331 и ЗИЛ-4906. Так, от ЗИЛ-4331 новая машина получила однорядную (для пассажирского варианта) или двухрядную двухдверную (для грузового варианта) кабину, а также силовой агрегат. Агрегаты трансмиссии, подвески и ходовой части были унифицированы с агрегатами амфибии ЗИЛ-4906. На ЗИЛ-132К использовалась оригинальная сварная стальная рама, по конструкции напоминавшая раму ЗИЛ-4906, но более жесткая, с надрамниками для двигателя, крана и платформы и изготовленная из углеродистой стали.

Перед кабиной установили дизельный двигатель ЗИЛ-645 мощностью 185 л.с, агрегатированный с одно дисковым сцеплением и 9-ступенчатой коробкой передач ЗИЛ-4421. Для запуска в холодное время года имелись предпусковой жидкостный подогреватель и электрофакельное устройство. С помощью предпускового подогревателя можно было обогревать кабину при неработающем двигателе.

Кинематическая схема бортовой трансмиссии повторяла схему трансмиссии амфибии ЗИЛ-4906 и включала раздаточную коробку, бортовые и колесные редукторы и карданные передачи (по конструкции аналогичные установленным на ЗИЛ-4906). Для синхронизации дизельного двигателя с трансмиссией ЗИЛ-4906 передаточные числа раздаточной коробки были изменены.

В передней части ЗиЛ-132К смонтировали лебедку с червячным редуктором и механическим приводом, предназначенную для самовытаскивания автомобиля при преодолении трудных участков пути, а также для оказания помощи другим застрявшим машинам. Привод лебедки осуществлялся карданным валом от коробки отбора мощности, установленной на боковом люке коробки передач.

Автомобиль был оснащен оригинальной системой рулевого управления с рулевой колонкой от автомобиля ЗИЛ-4331, рулевым механизмом МАЗ-5336, передними и задними управляемыми колесами с двумя гидроусилителями и жесткой механической связью, с механизмом запаздывания поворота задних колес.

Систему тормозов на ЗИЛ-132К тоже выполнили оригинальной. В отличие от ЗИЛ-4906, тормозные механизмы установили на средних и задних бортовых редукторах. Конструкция дисковых тормозных механизмов была аналогична ЗИЛ-4906 - с гидравлическим приводом двух независимых контуров. Стояночный тормоз с пневматическим приводом, с пружинным энергоаккумулятором действовал на рабочие механизмы тормозов средних бортовых редукторов.

Система электрооборудования - с двумя уровнями напряжения и двумя источниками энергии, работавшими автономно, напряжением 12/24 и 24 В. Первая подсистема обеспечивала работу двигателя и других систем автомобиля, вторая - работу дополнительных потребителей энергии (в том числе предпускового подогревателя и световых маяков). Первая подсистема оснащалась генератором напряжением 14 В и максимальной силой тока 95 А вторая - двумя генераторами со встроенными полупроводниковыми бесконтактными регуляторами напряжения. Для каждой подсистемы на машине имелось по две аккумуляторные батареи.

Кабина (от автомобиля ЗИЛ-4331) - трехместная. Впоследствии для грузовой машины сделали двухрядную, двухдверную, семиместную кабину. Оперение кабины (крылья, капот и облицовка радиатора) представляло собой общий блок, откидывающийся вперед. Система отопления кабины - воздушно-жидкостная, с отбором тепла от системы охлаждения двигателя. Вентиляция осуществлялась через заборник воздуха вентилятором системы отопления, через люк крыши, поворотные форточки и опускные стекла дверей. Кабина оснащалась трехщеточным стеклоочистителем с электроприводом.

Сиденье водителя - подрессоренное, регулировалось по росту и массе водителя. Пассажирское сиденье - двухместное, нерегулируемое. В кабине размещались KB радиостанция «Ядро», две УКВ радиостанции («Баклан-5» и Р-838КА.24) и две переносные УКВ радиостанции (Р-855УМ и «Авария-1»), а также бортовой магнитофон П-503. Для связи кабины с пассажирским салоном служили самолетные переговорные устройства СПУ-9 и СГУ-15.

В качестве кузова-фургона для пассажирской машины ПЭМ-П использовался КУН Г производства Шумерлинского завода спецавтомобилей. Кузов-фургон - цельнометаллический, клепанный, каркасного типа, теплоизолированный пенопластом. Он был оборудован задней двухстворчатой дверью, дверью с правой стороны, люком с левой стороны и восемью окнами в боковых скатах крыши. Отопление кузова-фургона осуществлялось с помощью независимого воздушного отопителя и вентиляционной установки с электродвигателем. На задней стенке кузова размещалась осветительная мачта СТК-132К. В бортовом кузове грузовой машины ПЭМ-Г были предусмотрены места для четырех контейнеров с инструментом и специальным снаряжением.

Путь в серию

В начале 1992 г. машине ПЭМ-П было присвоено обозначение ЗИЛ-4972, грузовой машине с двухбалочным неповоротным краном - ЗИЛ-4973, грузовой машине с краном-манипулятором - ЗИЛ-4975.

Защита эскизного проекта КПЭМ, которая проходила под председательством главного специалиста управления развития машиностроения Минтопэнерго А.И. Королевича, в части конструкции автомобилей ЗИЛ-4972 и ЗИЛ-4975 состоялась 14 апреля 1992 г., а радиотехнического комплекса и проекта размещаемого на грузовом автомобиле ЗИЛ-4975 крана-манипулятора - 17 апреля 1992 г. в помещении КБ перспективного проектирования КЭП-ВТС. Основные замечания комиссии состояли в том, что лебедку следует дополнительно укомплектовать блоком-полиспастом, в пассажирском автомобиле ЗИЛ-4972 необходимо предусмотреть место для подогрева пищи, а в кабине грузовой машины ЗИЛ-4975 — возможность организации двух спальных мест.

В начале 1992 г. к созданию семейства вездеходных машин подключился Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям (ГКЧС) России. 29 апреля 1992 г. первый заместитель председателя ГКЧС России Ю.Л. Воробьев утвердил техническое задание на разработку и изготовление машин для аварийно-спасательных частей.

В соответствии с планами заинтересованных сторон серийный выпуск ЗИЛ-4972 предполагался на уровне почти 2 тыс. автомобилей в год. Для реализации этого проекта был задействован Прав-динский завод радиорелейной аппаратуры (ПЗРА), согласившийся осваивать производство новых машин. 30 марта 1992 г. на техническом совещании, проходившем на ПО ЗИЛ, было принято решение об учреждении АО «Вездеход ГВА», задачами которого являлись: согласование комплектации поисковых машин с заказчиком, контроль своевременного поступления конструкторской документации на ПЗРА и реализация готовых изделий заказчику.

Испытания

Первое шасси ЗИЛ-4972 изготовили в КЭП-ВТС 15 октября 1992 г. Приемо-сдаточные испытания начались 3 ноября и проходили до 30 ноября на полигонах и дорогах ПФ НАТИ и НИИИ-21. Автомобиль преодолел по дорогам с асфальтобетонным покрытием в снаряженном виде 450 км, в загруженном виде с габаритно-весовым макетом - 200 км. Агрегаты, системы и приборы машины успешно выдержали испытания. Температура узлов и агрегатов соответствовала ТУ, подтекания смазки не наблюдалось. Минимальный радиус поворота ЗИЛ-4972 составил 8709 мм при повороте вправо и 8283 мм при повороте влево. На испытаниях была достигнута максимальная скорость 75 км/ч. Время разгона до скорости 75 км/ч составило 87 с. Выбег автомобиля со скорости 75 км/ч равнялся 555 м.

В июле 1993 г. шасси ЗИЛ-4972 оснастили кузовом-фургоном и построили новый пассажирский ЗИЛ-4972 и грузовой ЗИЛ-4973, оборудованный гидравлической крановой установкой грузоподъемностью 3,4 т от амфибии ЗИЛ-4906. С 30 июля начались их всесторонние заводские испытания.

26 августа в КЭП-ВТС собрали грузовой ЗИЛ-4975, оснащенный краном-манипулятором МКС-4531. Приемо-сдаточные испытания этот автомобиль проходил со 2 сентября по 11 октября 1993 г. на комплексно-испытательной трассе НИИИ-21, на Рязанском шоссе в районе г. Бронницы и на дорогах в районе базы «Чулково» и г. Жуковский. С 20 сентября в ЛИИ проводились испытания установленного на нем радиотехнического комплекса. За время испытаний ЗИЛ-4975 преодолел 580 км, из них 557 км - по асфальту и 23 км -по фунту. Максимальная скорость равнялась 72 км/ч, радиус поворота -8,2 м, тормозной путь с 50 км/ч - 17,37 м. Кран-манипулятор МКС-4531 работал без нареканий. Пожалуй, единственный отмеченный недостаток манипулятора - сложность складывания в походное положение. При установке крана-манипулятора в задней части машины оказалось, что его выносные опоры расположены низко и задевают за края колеи при движении по мягкому грунту.

В период осенней распутицы 1993 г. и зимы 1994 г. в окрестностях Бронниц и в пойме р. Оки у Каширы состоялись испытания по оценке проходимости ЗИЛ-4972 с опытными шинами мод. ИЯ-333 и второго образца ЗИЛ-4972 с серийными шинами мод. И-159. Для сравнения в испытаниях участвовали автомобили КамАЗ-4350 семейства «Мустанг», вахтовый автобус КамАЗ-4208 на шинах 16.75/85R-21 мод. Кама-1260 и многоцелевой ЗИЛ-433410 на шинах 12Я20 мод. КИ-113.

Испытания проводились по методике НИИИ-21. В процессе испытаний передвижная лаборатория определяла основные показатели опорной проходимости, включающие максимальную удельную силу тяги на крюке и максимальную скорость движения, а также минимальный по условиям движения радиус поворота. В тяжелых условиях движения (особенно на опытных шинах) ЗИЛ-4972 показал заметное превосходство над одними из лучших по опорной проходимости многоцелевыми автомобилями.

На ровном поле, замокшем после уборки картофеля, с тяжелым сырым суглинком влажностью около предела насыщения запас максимальной удельной силы тяги у ЗИЛ-4972 оказался в 1,43-1,74 раза выше, чем у близких по массе автомобилей КамАЗ. ЗИЛ-4972 в этих условиях продемонстрировал также большую скорость (15,6 км/ч против 12 км/ч у КамАЗ-4208 и 11,2 км/ч у КамАЗ-4350). Наименьший радиус поворота на поле у ЗИЛ-4972 составил 10 м, у КамАЗ-4208 - 16 м, у КамАЗ-4350 - 21м. Причем при движении по полю, когда встречались участки с ухудшением фунтовых условий, ЗИЛ-4972 продолжал уверенно двигаться и маневрировать, в то время как КамАЗы теряли проходимость даже при прямолинейном движении.

На ровных участках сыпучего песка с небольшим (до 2-3 см) слоем снега и слегка подмороженной коркой песка запас максимальной удельной силы тяги у ЗИЛ-4972 на шинах ИЯ-333 был в 1,5 раза выше, чем у ЗИЛ-4972 на шинах И-159, и в 1,6 раз выше, чем у автомобилей КамАЗ.

На снежной целине с довольно плотным (0,3 г/см?) кристаллизовавшимся снегом температурой около - 5?С и глубиной 0,6—0,65 м вездеход ЗИЛ-4972 на опытных шинах развил скорость 18,8 км/ч. ЗИЛ-433410 по снегу глубиной 0,6 м двигаться не смог, а на снегу глубиной 0,5 м запас удельной силы тяги у него оказался в 1,48 раза меньше, чем у ЗИЛ-4972 на более глубоком снегу. ЗИЛ-4972 уверенно двигался и по снегу глубиной 0,7 м. Однако из-за отсутствия в Московской области снега большей глубины определить предельно возможные параметры проходимости автомобиля в зимних условиях не удалось.

Способность маневрирования ЗИЛ-4972 в тяжелых грунтовых условиях благодаря передним и задним управляемым колесам при повороте позволила получить минимальное несовпадение следов колес, что было очень важно с точки зрения получения наименьшего сопротивления движению при повороте на деформируемых грунтах. Этот фактор предопределил получение минимальных радиусов поворота, близких по значению полученным на твердой опорной поверхности.

Государственные испытания, проходившие с августа по ноябрь 1993 г., показали, что ЗИЛ-4972 и ЗИЛ-4975 в основном соответствовали техническому заданию Государственного комитета ГОЧС. Эти автомобили обеспечивали выполнение работ в степной, пустынной, лесной, болотистой, горной местностях и на снежной целине как в дневное, так и в ночное время суток и в сложных метеорологических условиях с помощью бортовых радионавигационных и радиотехнических средств. Радионавигационный комплекс позволял обнаруживать и пеленговать радиопередатчики объекта поиска и радиостанции Р-851 коротковолновым пеленгатором ЮР-26 во всем диапазоне частот от 4 до 30 км, а также радиопередатчиков объекта поиска и радиостанций Р-855УМ и Р-863 УКВ радиолокатором АРК-УД во всем диапазоне частот от 2 до 12,5 км.

На государственных испытаниях максимальная скорость ЗИЛ-4972 достигла 82,4 км/ч, время разгона до 60 км/ч - 31,3 с. Угол поперечной статической устойчивости — 39°26'. Автомобиль уверенно преодолевал крутые подъемы от 18,3 до 28,3° на размокших суглинках, фунтовой дороге и сыпучем песке. Контрольный расход топлива при движении по сухой бетонной дороге со скоростью 50 км/ч составил 25 л/100 км, запас хода - 1000 км. Эксплуатационный расход топлива на сухом асфальтированном шоссе был равен 36 л/100 км, на мокрой грунтовой дороге -55 л/100 км, на бездорожье - 101 л/100 км, на снежной целине глубиной более 400 мм - 330 л/100 км.

ЗИЛ-4972 свободно преодолевал подъем в 60% (З1°З0') — без рывков, пробуксовки сцепления и падения давления масла в двигателе. Столь же уверенно он пересекал брод глубиной 1,5 м.

В марте 1994 г. ПЗРА изготовил первые два ЗИЛ-4972, оснащенные кузовом-фургоном КЦ-4972 производства Шумерлинского завода спецавтомобилей. На АМО ЗИЛ эти машины прибыли своим ходом и успешно выдержали приемо-сдаточные испытания. Автомобили развивали максимальную скорость 75 км/ч. Тормозной путь со скорости 50 км/ч составил 14,68 и 18,23 м (для этого типа автомобилей требовалось 23 м). Стояночный тормоз выдержал испытания на подъеме в 15°45', что было больше 27%, необходимых по техническому заданию. Наименьший радиус поворота по внешнему колесу обоих автомобилей не превысил 8,14 м. Угол опрокидывания автомобиля с кузовом-фургоном составил 44°05', шасси автомобиля без кузова-фургона - 38°30'.

В июле 1994 г. грузовые ЗИЛ-4973 и ЗИЛ-4975 проходили эксплуатационные испытания в лесисто-болспистой местности на строительстве линий Череповецких электросетей. Обычно для этих целей использовались серийные автомобили ЗИЛ-131, Урал-375 и ГАЗ-66, которые буксировались к месту разгрузки гусеничными тракторами. ЗИЛ-4973 и ЗИЛ-4975 без посторонней помощи доставили технологическое оборудование и контейнеры с изоляторами непосредственно к опорам строящихся ЛЭП и разгрузили их собственным краном.

За время испытаний эти автомобили зарекомендовали себя с лучшей стороны, как на дорогах общего пользования, так и вне дорог на труднопроходимой местности. Испытания подтвердили заинтересованность РАО «ЕЭС России» в создании комплекса специальных машин высокой проходимости для технического обслуживания и ремонта ЛЭП.

В1994 г. в КЭП-ВТС собрали еще один опытный образец — автомобиль ЗИЛ-4975М1, у которого кран-манипулятор располагался за однорядной кабиной.

В апреле 1995 г. на АМО ЗИЛ работала межведомственная комиссия с участием В.П. Аксенова (НИИИ-21), В.А. Ковригина (Минтопэнерго РФ), Л.Л. Суздальцева (НИЦ ГАИ МВД РФ), И.И. Сальникова, АН. Горчакова, В.Б. Лаврентьева, Э.И. Грицая (АМО ЗИЛ), которая провела испытания автомобилей ЗИЛ-4972 и ЗИЛ-4975 и подтвердила их соответствие техническому заданию Минтопэнерго. Началось серийное производство. В том же году автомобили прошли сертификационные испытания и получили одобрение типа транспортного средства.

В 1996 г. после достаточно большой технологической проработки на АМО ЗИЛ изготовили двухрядную двухдверную кабину. С этой кабиной был собран 7-местный аварийно-спасательный автомобиль ЗИЛ-4975М2, оснащенный краном-манипулятором МКС-4032, установленным за кабиной.

В октябре 1996 г., в соответствии с письмом НАМИ №20/12-29-619 от 30 сентября 1996 г., специальные автомобили были переименованы. Пассажирский автомобиль ЗИЛ-4972 получил обозначение ЗИЛ-497200 ЗИЛ-4973 с портальным краном ЗИЛ-4906 -ЗИЛ-497201, ЗИЛ-4975М1 с однорядной кабиной и краном-манипулятором за кабиной - ЗИЛ-497202 ЗИЛ-4975 с однорядной кабиной и краном-манипулятором на корме - ЗИЛ-497204, семиместный автомобиль ЗИЛ-4975М2 с двухрядной кабиной и краном-манипулятором за кабиной - ЗИЛ-497205.

В соответствии с ОКР «Расширение тактико-технических характеристик ПЭМ и подготовка их к выполнению поисково-спасательного обеспечения полета орбитального комплекса «МИР» на АМО ЗИЛ в 1997 г. подготовили техническое предложение по созданию комплекса сухопутных поисково-спасательных машин, предназначенного для наземного поиска и эвакуации экипажей спускаемых аппаратов (СА) и самих пилотируемых и беспилотных СА. В состав комплекса вошли пассажирская машина типа ЗИЛ-497200 и грузовая машина, оборудованная краном-манипулятором, с одно- или двухрядной кабиной. Этот комплекс машин мог транспортироваться на самолетах Ан-70 и Ил-76Т. АМО ЗИЛ провел испытания по погрузке и транспортировке СА на грузовой поисково-спасательной машине типа ЗИЛ-497205. К сожалению, из-за отсутствия финансирования это интересное направление дальнейшего развития не получило.

В период со 2 по 5 сентября 1997 г. автомобили ЗИЛ-497200 и ЗИЛ-497202 принимали участие в учениях АК «Транснефть» на р. Коростель в районе Ярославля. Для выявления пригодности к эксплуатации в Ярославском районном нефтепроводном управлении (РНУ) эти машины совершили пробег протяженностью 63 км, из них 20 км - по трассе нефтепровода и 43 км - по шоссе, полям и грунтовым дорогам. Дорога по трассе нефтепровода была грунтовой, заросшей мелким кустарником. С весны по ней машины не ходили, обычно по ней перемешались гусеничные транспортеры. Дорога изобиловала глубокими колеями. Над ниткой нефтепровода встречались ямы, плохо засыпанные после ремонта трубопровода.

На 12-м километре располагалось непроходимое болото с плавающими кочками и окнами воды. Гусеничные транспортеры здесь проходили только после глубокого промерзания почвы. Оба автомобиля обошли болото слева по колее гусеничных машин. В наиболее глубоком месте ЗИЛ-497202 застрял (сел на раму), но самостоятельно вышел, применив штатную лебедку. Трос лебедки зацепили напрямую за толстое дерево.

Водитель ЗИЛ-497202 АА Рязанов не был знаком с трассой, поэтому опасные места проходил осторожно, на понижающей передаче в раздаточной коробке и при включенной блокировке. Блокировка в раздаточной коробке выключалась только на крутых поворотах во избежание ее поломки.

Водитель ЗИЛ-497200 П.В. Иванов, имея представление о дороге и ориентируясь на колею впереди идущего автомобиля, уверенно вел свою машину на 6-й передаче в коробке передач и на 1 -й передаче в раздаточной коробке, без блокировки.

На пути встретились два нешироких (10-12 м) ручья. Первый ручей - глубиной 0,7 м с пологим входом и крутым противоположным берегом высотой 1,5 м, крутизной около 70'. Перед ручьем имелась низина, залитая водой (глубина 0,6-0,7 м). ЗИЛ-497202 преодолел низину, ручей и уперся бампером в крутой берег. Вторая попытка пройти ручей с разгона, в надежде сдвинуть грунт бампером, оказалась также неудачной. Бампер уткнулся в берег, а колеса буксовали на дне ручья.

Пришлось прокладывать новую колею правее прежней на 1,5 корпуса автомобиля. Берег здесь оказался более пологим, высотой до 0,7 м, но зарос молодыми деревьями диаметром до 80 мм и густым кустарником. По новому следу прошли оба автомобиля, но ЗИЛ-497200 вышел на противоположный берег с погнутыми нижними концами лестницы и деформированной трубой, на которую опиралась лестница.

Второй ручей был с обоими пологими берегами. Противоположный берег - с затяжным подъемом около 50 м с крутизной около 30°. Этот участок трассы оба автомобиля прошли уверенно.

По приезде на стоянку из радиаторов обоих машин пришлось выбирать пух от отцветших цветов, набившихся во время движения по трассе нефтепровода.

По оценке начальника линейного участка Ярославского РНУ В.Г. Зверева, ЗИЛ-497200 и ЗИЛ-497202 были вполне пригодны для обслуживания трасс нефтепровода. ЗИЛ-497200 оснащался всем необходимым оборудованием, позволявшим бригаде из четырех человек проводить ремонтные работы на нефтепроводах: имелись шкафы для размещения имущества, емкости с достаточным количеством воды, два спальных места на носилках, два стола, которые с четырьмя спаренными сиденьями у столов трансформировались в дополнительные два спальных места.

http://alternathistory.org.ua/avtomobili-dlya-bezdorozhya-sukhoputnye-vezdekhody-zil