1 марта 2015 года планируется очередное шествие по Тверской улице оппозиции, в этот раз марш назван «Весна». Лица именитых участников неизменны и знакомы за рубежом как мученики режима: А. Навальный, Ходорковский, Б. Немцов, Касьянов. Как и все разумные люди, они выступают против кризиса в России и постулируют неэффективность и тупиковость опоры на нефтяные деньги, однако в их программе сокрыт большой подвох.

Требования марширующих четко разделены на два блока: политический и социально-экономический.

Нельзя не согласиться с тем, что требуется перераспределение средств на развитие человеческого капитала, поддержку регионов и местного самоуправления. В России, действительно, сокращаются расходы на развитие человеческого капитала, а региональный и местный уровень власти не получает достаточно средств даже для эффективного исполнения своих прямых и непосредственных обязанностей, не говоря уже о развитии инфраструктуры. Несомненно, у многих россиян на фоне бедственного положения большинства поддержка богатейших людей страны вызывает непонимание. Конфискация пенсионных накоплений и повышение цен на продукты вызвали ещё большее возмущение в обществе, а вопросы независимости судов и обеспечения честности выборов никогда не теряли своей актуальности.

На первый взгляд – требования справедливые. Но за ними явственно видятся ценности и цели совсем не российского толка и не в российских интересах. Актуальная повестка дня использована в популистских целях. Собственно, сами инициаторы марша  не скрывают, что требования составлены так, чтобы вывести на улицу максимальное количество людей.

Роспил

Успехи Навального в борьбе с коррупцией - ложь
Таблица в полном размере:
Подробнее в статье:
Эффективность Роспила

В требованиях есть своего рода «закладки», которые ясно свидетельствуют о том, в чьих интересах задуман этот марш:

  1. Немедленное прекращение войны и любых агрессивных действий в отношении Украины. При этом следует отметить, что на брифинге с иностранными специалистами начальник Генштаба Украины заявил, что никаких регулярных российских войск на Донбассе нет. Тогда о каких агрессивных действиях идет речь, если отсутствие российских войск признал начальник Генштаба воюющей стороны? Гуманитарный конвой вряд ли можно назвать агрессией, как, впрочем, и поставки топлива на Украину – несмотря на жесткую антироссийскую риторику и пересмотр знаковых исторических событий. Позиция «Россия, останови войну на Украине» не единожды звучала из уст заокеанских политических деятелей и их европейских коллег.
  2. Прекратить пропагандистскую истерию в СМИ и отменить цензуру, ввести час эфирного времени в неделю для оппозиции на одном из центральных каналов. Конечно, пропагандистская истерия действительно имеет место, и ее отмена, быть может, позволила бы россиянам более трезво смотреть на происходящее вокруг. Но следующая часть требования весьма любопытна: отменить цензуру и в качестве первого шага предоставить час эфирного времени на центральных телеканалах. Возникает вопрос: а что же будет вторым шагом?
    В этом требовании есть два момента: первый момент заключает в том, что невыполнение требования (а требование выполнено не будет) дает возможность заявить об игнорировании «гласа народа». Причем на фоне поднявшейся в Европе волны не меньшей истерии (и не менее пропагандистской истерии, чем в России) о европейских ценностях и свободе слова. Поэтому это требование как никогда «в тренде». Второй момент заключается в том, что предоставление часа эфирного времени в неделю для оппозиции, явно поддерживающей установки стран, ведущих информационную войну и открыто признающих свое участие в осуществлении государственных переворотов, является требованием дать возможность вербовать сторонников противника в информационной войне. Можно ли представить, что, скажем, американское правительство во время Второй Мировой войны разрешило бы публикацию сочинений Гитлера в New York Times? Или публикацию трудов Сталина во время Холодной войны? Или, быть может, правительство ЕС разрешает публикацию вербовочных обращений исламских фундаменталистов из ИГИЛ?
  3. Немедленное освобождение всех политических заключенных. Амнистии для заключенных требуют в начале всех революций. В данный момент это требование играет лишь одну роль – напомнить о «жертвах» режима, поддержать этот образ, имеющий очень сильное психологическое значение для консолидации толпы.
  4. Требование децентрализации власти. Следует заметить, что требования составлены грамотно, и это требование - не исключение. Сначала дается тезис, с которым сложно спорить: «Система управления каждым городом и деревней из Кремля показала свою несостоятельность». А затем дается вывод-установка, заведомо ложная: «Стране необходима децентрализация власти». Что такое децентрализация? Это процесс перераспределения и рассеивания функций между федеральными органами управления и региональными. Однако Россия – не то же самое, что плавильный котел США или Европы. Стране необходима грамотная региональная политика и активная двусторонняя связь «центр-регион». В условиях России, когда центробежные тенденции и без того распространяются достаточно широко, требование децентрализации власти, по сути, является требованием развала России на составные части. Укрепление вертикали власти не является новостью, однако децентрализация как таковая опасна для целостности страны.
  5. Сокращение раздутых военно-полицейских расходов в два раза. Требование звучит в условиях открытой информационной войны и боевых действий на границе России. Просьба заметить, что у того же США военные расходы сейчас выше, чем во времена Холодной войны, хотя и составляют лишь 3,6% ВВП или 21,5% от федерального бюджета. При этом боевых действий на границе не ведется, нет проблемных регионов вроде Северного Кавказа, да и информационное поле полностью подконтрольно. Для сравнения: военный бюджет России на 2015 год составлял около 1/7 от военного бюджета США (до обрушения рубля). Если в середине октября 2014 года военный бюджет России в пересчете на доллары был около 80 млрд. долл., то по курсу ЦБ на 2 февраля это уже около 47,7 млрд. долл. Можно сказать, что сокращение военных расходов уже произошло. Как раз почти в два раза. В существующих условиях такое требование – это призыв к разоружению.
    Средства от сокращения расходов на военные и полицейские нужды предлагается направить на социальные расходы. Возникает вопрос: если так настроены против чиновников и их произвола, за перераспределение средств на социальную сферу, то почему нет требования, скажем, о прогрессивном налогообложении? Где же требования о сокращении количества чиновников и госслужащих, против увеличения их количества, дублирующих друг друга министерств – вот уж где были бы освобождены колоссальные средства! Где же требования о возвращении прямых выборов в регионах и отмене недавно принятой двуглавой системы местного самоуправления, когда глава администрации нанимается по контракту? Судя по опубликованным декларациям доходов сити-менеджеров первого поколения, расходы на подобных контрактников немалые .

Самая главная цель такого марша – не что иное, как очередное прощупывание почвы, чтобы оценить, сколько времени в запасе для более решительных действий. Кризис и неэффективная борьба с ним создают прекрасные условия для внедрения тех или иных установок, подготовки потенциальных союзников – или, на крайний случай, равнодушно-бездеятельного контингента.

На фоне профессионально составленного призыва на марш А. Навального анонсирование митинга «Антимайдана», приуроченного ко дню защитника Отечества и годовщине Майдана, выглядит не настолько ярко. У «Антимайдана» другая цель: не столько разогреть массы, сколько перехватить их.

Проблема в том, что, во-первых, за маршами Навального стоят достаточно высокие профессионалы и большие вложения. Во-вторых, перехватывать нужно новыми и оригинальными идеями, а в случае «Антимайдана» всё ясно даже из названия: просто везде добавляется приставка «анти-». Собрать при этом большое количество людей на акцию становится сложным, создать из собравшихся управляемую толпу – тем более. А. Навальный использует для этого усложняющиеся условия жизни и общую нервозность людей, что значительно облегчает задачу управления толпой и внедрения соответствующих установок. Причем тревожное состояние толпы связано не с деятельностью самого Навального, а с тем, что в действительности происходит в стране и на её границах.

Если и дальше противостояние «цветным революциям» будет ограничиваться пропагандистской истерией на телевидении и борьбой со следствиями разогрева толпы, а не с причинами,  то вряд ли можно будет добиться нужного результата в деле противодействия «цветной революции». Без активной и эффективной поддержки государства невозможно это обеспечить, а впечатление складывается такое, что некоторым во власти это и не выгодно.

Прозападные лоббисты составляют ту часть олигархии, которая не имеет достаточного для них доступа к власти (или по каким-то причинам не вписалась в существующую элитную группировку). Если вспомнить, что изначально Майдан выступал против олигархата – так же, как и Навальный и даже экс-олигарх Ходорковский - а потом именно олигархи и захватили власть, то можно предположить, что здесь происходит то же самое. А толпа нужна исключительно как средство оправдания и достижения цели.

http://rusrand.ru/events/vesna-pokazhet-kto-i-gde