Проблема использования террористами миграционных потоков стоит сегодня перед многими государствами. Она оказывает значительное влияние на миграционную и экономическую политику, а также на политику по отношению к другим странам.

Согласно данным служб безопасности ряда западных стран, сегодня наблюдается рост численности завербованных террористами граждан Европы иностранного происхождения и иммигрантов из стран Ближнего и Среднего Востока (что, тем не менее, вполне может быть связано с расширением доступа к информации о террористах после 11 сентября). По мнению известного французского политолога и специалиста по исламу Ж. Кепеля, на Западе началась «борьба за умы мусульман», не менее масштабная, чем на Ближнем Востоке.

Каковы истоки данного явления? Что движет выходцами из стран Ближнего Востока, живущими в Европе, людьми, более или менее устроившими свою жизнь, но решившими стать смертниками? Почему они становятся сегодня важным объектом пропаганды сторонников идеологии «Аль-Каиды»? Эти вопросы волнуют политических деятелей, руководителей и сотрудников служб безопасности, экспертов и представителей средств массовой информации разных стран. Они чрезвычайно важны и заслуживают подробного изучения.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

В странах Европы еженедельно арестовывают кого-нибудь по подозрению в террористической деятельности, а в СМИ появляются новые сообщения о подготовке терактов, в которых замешаны иностранцы. Так, 20 июля с.г. в британском Бристоле были задержаны по подозрению в терроризме двое выходцев из Сомали и Афганистана (однако на следующий день их отпустили без предъявления обвинений). 8 августа в связи с предупреждением об угрозе теракта во французских поездах были объявлены в розыск пять подозреваемых, четверо из которых являются выходцами из Ирана.

Представители американских спецслужб утверждают, что вербовка лиц, которые имеют возможность законно находиться на территории США и стран Евросоюза, является одной из приоритетных задач при подготовке терактов в западных странах.

Мусульман из Европы часто отправляют на обучение в тренировочные лагеря Афганистана и Пакистана. По данным спецслужб, двое из террористов-смертников, осуществивших теракты в Лондоне в 2005 г., проходили подготовку в тренировочных лагерях «Аль-Каиды» в Пакистане. Террористы, осуществившие взрывы в Мадриде в марте 2004 г., прошли подготовку в специальных лагерях «Аль-Каиды», расположенных на территории Боснии и Герцеговины. Задержанный в июле прошлого года гражданин Германии марокканского происхождения прошел подготовку взрывотехника в одном из тренировочных лагерей в Алжире.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Однако отправка и подготовка террористов в этих лагерях уже не столь безопасна в связи с размещением в этих странах контингента войск коалиционных сил и усилением мер, предпринимаемых правительствами, по ликвидации инфраструктуры террора. Таким образом, террористам выгодно развивать европейское направление.

Совершившие теракты 11 сентября обучались управлять самолетом в США. Магди Махмуд эль-Нашар (Magdi Mahmoud al-Nashar), проживающий на родине в Египте, был студентом-химиком университета Северной Каролины, а потом — университета в Лидсе. Именно его подозревают в изготовлении взрывных устройств и организации терактов в Лондоне (британская полиция провела обыск дома эль-Нашара в Лидсе и нашла следы взрывчатки, однако Каир отрицает причастность эль-Нашара к взрывам в Лондоне).

Очевидно, что использование западных стран и иммигрантских общин в качестве социальной базы для обучения террористов служит вполне перспективным направлением деятельности радикальных структур. Каковы истоки этой проблемы?

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

В центре каждого явления стоит человек. Принимая важное решение, имеющее последствия для всей жизни, он, как правило, анализирует множество доводов «за» и «против» и находит причины поступить именно так, а не иначе. Исламистам, очевидно, известно, как можно подвести мусульманина к мысли о присоединении к движению джихада. Скорее всего, они находят целый ряд причин для ведения «войны с неверными», поскольку к каждому человеку требуется индивидуальных подход в зависимости от его происхождения, материального, социального положения, его убеждений и проч. В этой связи при анализе причин появления террористов-смертников среди иммигрантов и их потомков следует выделить несколько аспектов.

Политический аспект

Сам факт вторжения западных стран на территории исламских государств убеждает сторонников радикальной исламской идеологии в том, что они ведут войну за выживание. Так, с недавних пор Ирак для радикалов стал главным символом западной агрессии. Среди иммигрантов часто изначально присутствуют носители исламской идеологии, перенесшие из родных стран в Европу свою национальную борьбу за свержение «режимов неверных» в мусульманских странах, за установление шариата или за единство исламской уммы.

Радикальный саудовский теолог Абд аль-Муним Мустафа Халима («Абу Басир») (Abd al-Munim Mustafa Hlimah Abu Basir) разрешал подобную иммиграцию на территории «неверных». По его мнению, «мусульманин должен сделать все возможное, чтобы отделить себя от еретической культуры неверных». В книге «Иммиграция: вопросы и правила» Абу Басир пишет, что, подобно тому как мусульманину разрешено пить вино и есть свинину, чтобы не умереть от жажды и голода, ему разрешено иммигрировать в страны неверных, чтобы обезопасить себя от преследования властей. Но иммиграцию нужно использовать, чтобы «усилить мусульман и ослабить неверных». Одна из основных целей иммиграции — «возродить обязанность джихада и усилить давление на неверных». «Иммиграция и джихад нераздельны. Они дополняют друг друга».

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Идеолог радикального ислама, египтянин Сайид Кутб (Sayyid Qutb) говорил, что «у мусульманина нет национальности – только его религия». Согласно авторитетным социологическим исследованиям, мусульмане в смысле самоидентификации на первое место ставят именно свою приверженность исламу, а уже затем – гражданство, классовую принадлежность, финансовую обеспеченность и род занятий. Иммигранты и их потомки, несомненно, ощущают свою связь с миром ислама, принадлежность к мировой исламской умме. Они, как правило, отказываются терять свою идентичность, живя в Европе. В результате, когда израильские танки занимают Наблус, парижские арабы забрасывают камнями синагоги.

Накаляется обстановка в Кашмире – и в Великобритании происходит столкновение между индусами и пакистанцами. Конфликты в Палестине, Ираке, Чечне, Кашмире, Судане и других местах, по мнению многих специалистов, усиливают радикализацию мусульман-иммигрантов. «Вы никогда не узнаете мира, пока его не почувствуют наши дети в Палестине, наши матери и сестры в Кашмире и наши братья в Афганистане и Ираке», — говорил британец Шахзаде Танвир (Shehzad Tanweer), смертник, осуществивший теракты в Лондоне.

По словам Абдулы Рахмана Малика (Abdul Rahman Malik), редактора британского ежемесячного журнала «Q-News», поколение европейских мусульман, выходцев из мусульманских семей, – самое «глобализованное поколение» на Земле. Люди этого поколения олицетворяют себя с мусульманами всего мира. По мнению редактора, когда где-то убивают тысячами их братьев по вере, это так или иначе накладывает определенный отпечаток на молодого мусульманина в городке вроде Брэдфорда. Это – часть формирования личности. Как сообщает радио «Свобода», разговоры на уровне толпы – на рынке, на улицах – показывают, что волнует мусульман. Они понимают, что «люди не приезжают и не взрывают страну просто так», что, если вся семья убита, а в живых остался только 10-летний мальчик, то он вряд ли, приехав в западную страну, будет трясти руку ее граждан в рукопожатии.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Именно в таких условиях понимания и нередко одобрения действий террористов происходит формирование личности молодых мусульман, иммигрантов второго и третьего поколения, которые в гораздо большей степени, чем их отцы и деды, обеспокоены вопросом, что значит быть мусульманином. В силу обстоятельств их воспитание сочетается с политической ситуацией, и это часто приводит к радикальному толкованию религии.

Стремясь подогреть недовольство и ненависть к западному обществу, радикалы напоминают о крестовых походах. Уполномоченный представитель Усамы бен Ладена Абу Гаят (Sulaiman Abu Ghaith) менее чем через месяц после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне заявил, что «американскую политику и Израиль ждет поражение, потому что исламский мир не потерпит повторения «андалузской трагедии» в Палестине». Исламистские идеологи утверждают, что на смену крестовым походам пришел «заговор Буша и Блэра».

Потенциальному муджахеду показывают ужасные картины войны, страшные кадры убитых женщин и детей, толпы беженцев в исламских странах. Не остаются без внимания эксцессы Гуантанамо и Абу-Грейба. По сути, это приводит к возникновению ощущения пребывания в тылу врага, а между тем радикальные исламистские идеологи призывают «мужественных, сильных духом воинов, воспитанных в духе джихада, подобных сподвижникам Пророка и их праведным последователям, уничтожать власть неверных над мусульманами, возвышая слово Аллаха, и устанавливать законы Аллаха на земле». Чрезмерная любовь к окружающему миру, материальным благам, неприятие смерти ставятся в вину мусульманам-иммигрантам и называются среди основных причин их унижений и страданий.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Подобные доводы не заставляют сомневаться в своей эффективности. Во-первых, следует учитывать тот факт, что, по данным спецслужб, в деятельность террористических организаций вовлечена главным образом молодежь, которая относится к достаточно внушаемой группе населения. Во-вторых, уже успело себя проявить такое понятие, как «историческая память».

Если вы назовете афроамериканца в США «черным» или «негром», он подаст на вас в суд и скорее всего выиграет дело. Потому ли, что он все время помнит о том, что его предки были рабами? Чем можно объяснить колоссальную склонность афроамериканцев к преступности (негры составляют до 90% заключенных в США)? Эти люди в целом считаются подвижными и импульсивными, не многих удивляет их поведение.

Стоит ли удивляться радикальным настроениям среди поколений мусульман-иммигрантов, ведь родные страны многих из них получили независимость от западных держав не столь давно (Пакистан до 1947 г. находился в составе Британской Индии, до 1956 г. Марокко находилось под протекторатом Франции, Алжир был колонией Франции до 1962 г. и т.д.)?

Социально-психологический аспект

Можно понять, почему иммигранты из бедных районов или бывшие преступники перешли на службу террористам (отчаяние, бесперспективность, отчуждение). Однако причины, по которым это делают достаточно успешные молодые люди, хорошо учащиеся, не имеющие проблем с законом, до сих пор до конца неясны.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Многие специалисты считают, что интеграция граждан второго или третьего поколения иммигрантов, родившихся и выросших в условиях европейского либерализма, сегодня наиболее осложнена. Это касается как безработной молодежи из беднейших пригородов Марселя, Лиона и Парижа или бывших фабричных городков, таких как Брэдфорд и Лестер, так и перспективных молодых людей, таких как выпускник университета Закариас Муссауи (Zacarias Moussaoui, французский гражданин марокканского происхождения, один из участников подготовки террористической атаки 11 сентября 2001 г. на города США, так называемый «20-й угонщик») или как Омар Хийам (Omar Khyam), студент-компьютерщик и капитан футбольной команды из английского графства Суссекс, который мечтал о том, чтобы играть за сборную страны, однако в апреле 2004 г. был арестован вместе с восемью сообщниками за хранение взрывчатки, предназначенной для терактов в Лондоне.

Кемаль Дауди (Kemal Daoudi) был сыном алжирцев, иммигрировавших во Францию, блестяще учился в техническом вузе, но стал новобранцем «Аль-Каиды». Когда бедность вынудила его семью переселиться в парижское предместье, он внезапно осознал, как «ужасающее отношение, уготованное всем потенциальным личностям, которым открыта одна дорога — в граждане второго сорта, пригодные только для того, чтобы своим трудом обеспечивать пенсии для «настоящих» французов, когда французская возрастная пирамида истончится у основания».

Очевидно, для молодых людей, полных жизненных сил и амбиций, ощущение безысходности, бессилия, реальные и мнимые предубеждения, что они вынуждены работать на благо западного общества, становятся решающими факторами в их выборе: либо опустить руки, либо «ответить участием во всеобщей борьбе со все подавляющим чудовищным цинизмом». Поэтому Кемаль Дауди отправился в Афганистан, откуда вернулся в Париж убежденным муджахедом, после чего его арестовали за участие в заговоре по взрыву американского посольства.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Значительная часть мусульманской молодежи отвергает свой статус второстепенных граждан, с которым мирились их родители. Первое поколение иммигрантов, оказавшихся в Европе и вынужденных зарабатывать на жизнь, в большинстве своем не получило надлежащего образования, что создало труднопреодолимую пропасть между ними и следующими поколениями. Молодежь ищет людей с общими интересами и убеждениями. Мусульмане объединяются, находя друзей и единомышленников в мечетях, в местах массового отдыха (кафе, спортивных клубах, торговых, сервисных заведениях и т.д.), принадлежащих представителям исламской диаспоры. Сегодня многие из них не готовы мириться с тем, что их игнорируют, особенно что игнорируют их чувства по отношению к войне в Ираке.

Нахождение в группе имеет большое значение. Многие иммигранты из мусульманских стран живут в своих анклавах, для них и их потомков большую роль играют различные связи, включая близкородственные и дружеские отношения, а также национальные «кластеры», например, группы марокканского происхождения. Особенно выделяются объединения студентов. По словам профессора Брунельского университета (Brunel University) Энтони Глиса (Anthony Glees), за последние 15 лет более чем в 20 английских университетах были выявлены студенческие группировки c экстремистскими исламскими взглядами. В целом, сегодня студенчество является одной из самых мобильных и легко управляемых групп общества.

Группы с радикальными взглядами формируются не только в мечетях. Иммигранты, выходцы из иммигрантских семей записываются добровольцами на джихад в кофейнях Роттердама и Копенгагена, в молельнях Гамбурга и Брюсселя, в лавках исламистской литературы в Бирмингеме и Лондоне в тюрьмах Мадрида, Милана и Марселя. Нахождение в группе избавляет их от страха, придает уверенности, делает взгляды более смелыми, радикальными. Параллельно идет отстранение от общества неверующих, что окончательно закрывает путь к интеграции.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Ярким примером служит террористический заговор, раскрытый в марте 2004 г.: группа из семи человек намеревалась взорвать один из популярных клубов в Лондоне. В эту террористическую ячейку входили молодые люди пакистанского происхождения в возрасте от 19 до 34 лет. Некоторые заговорщики встречались с двумя из подрывников-смертников, впоследствии осуществивших взрывы на лондонском транспорте 7 июля 2005 г. Заговорщики были знакомы несколько лет. Все они сочувствовали действиям радикальных исламистов в разных уголках мира. Главные заговорщики проходили вместе военную подготовку в секретных лагерях в Пакистане, соглашались, что насилие является главным средством в этой борьбе. Они обсуждали разные проекты, включая организацию взрывов в крупном торговом центре на юге Англии и в ночном клубе в центре Лондона.

Следует обратить внимание на тот факт, что поколения иммигрантов учатся в европейских школах по европейским учебникам истории, в которых нередко создается негативный образ мусульман и их религии. Профессор факультета языков и переводов Университета Аль-Азхар в Египте Мустафа Аль-Халваджи (Mustafa Al-Halwaji), исследовавший европейские учебники, считает, что мусульманские студенты могут чувствовать себя глубоко оскорбленными тем, как представлены ислам и мусульмане в этих книгах.

По его мнению, это вполне может подвигнуть их фанатически защищать религию, доказывать ее обоснованность и законность. Абдель Мохсен Бен Салем Аль-Акели (Abdel Mohsen Bin Salem Al-Ukely) – глава группы специалистов, исследовавших британские учебники, пришел к выводу, что в целом создается нейтральный или положительный образ арабов и мусульман, однако он становится негативным, если тема касается крестовых походов или арабо-израильского конфликта.

Отношение к науке в исламе
в статье
Исламские научные достижения

В некоторых книгах смешиваются понятия терроризма и ислама, неверно истолковывается концепция джихада («экспансионистское движение, целью которого является доминирование над другими нациями, способ уничтожения», «Modern World Religion: Islam, 2002»). В итальянских учебниках встречается негативное описание концепции джихада и личности Пророка Мухаммеда. По словам Аль-Акели, в британских учебниках ислам показан как религия слепого поклонения и строгих запретов (например, «Examining Religions: Islam, 1999»). В некоторых книгах дается искаженное представление о вере и ритуалах. Нередко суфизм (мистическое течение в исламе) представлен как основа этой религии («Islam, 1999»).

По сведениям египетской газеты «Аль-Ахрам», во многих учебниках создается оскорбительный портрет арабов: или «развращенных богачей, которые любят тратить свои нефтяные доллары и не способны помогать развитию своих стран», или бедняков, часто «необразованных, притесняющих женщин, ратующих за полигамию и не способных реалистично смотреть на жизнь, после того как после смерти им пообещали рай». Однако еще более раздражающее действие сегодня оказывают СМИ, которые нередко связывают понятия ислама, терроризма и фундаментализма. Критика ислама лишь усиливает страхи и ощущение преследования среди мусульман.

В европейских школах часто возникают сложности при преподавании истории Холокоста, теории происхождения жизни, развития видов и человечества, а также ряда других предметов, которые оказываются иногда совершенно неприемлемыми для юных мусульман и их родителей. Это препятствует интеграции, заставляет мусульман искать дополнительное религиозное образование – в специальных религиозных центрах, на сайтах в Интернете и т. д., там, где велика опасность распространения радикальной идеологии.

Особенности развития исламского общества в некоторых странах
в статье
Почему деградируют мусульмане?

На севере Лондона есть горячая линия помощи мусульманской молодежи. Операторы отмечают рост количества звонков — молодые мусульмане пытаются справиться с социальным отторжением и дискриминацией. Часто они не могут получить работу, которую хотят, в общественном транспорте ловят на себе косые взгляды. Член Совета американо-исламских отношений в Нью-Йорке, юрист Омар Мохаммеди говорил, что ему приходилось защищать мусульман, уволенных с работы. Он также вел дело подростка, над которым издевались в школе, потому что его зовут Осама.

Все это, несомненно, оказывает большое психологическое давление на людей. В минуты отчаяния, серьезных личных переживаний человека нередко посещает мысль о самоубийстве. Чем младше человек, чем он менее опытен, тем больше он подвержен внешнему влиянию и менее стоек против внешних факторов. Выходцу из пакистанской семьи, родившемуся в Великобритании, было 15 лет, когда исламисты, показав запись, где американские солдаты убивают афганцев, предложили ему стать шахидом (террористы могли использовать его душевное состояние после смерти отца, но среди знакомых мальчика нашлись люди, которые смогли его убедить, что «ни к чему хорошему это не приведет»).

Молодые люди не хотят чувствовать себя слабыми, бессильными. Вербовщики же предлагают им другой путь, воспитывая психологию победителя. Видный идеолог современного радикального исламизма Аль-Мукрин (Al-Muqrin) говорил, что муджахеды не должны волноваться по поводу будущего: «Все, что должно произойти с тобой, произойдет и не минует тебя. Если тебе суждено быть убитым, арестованным, раненым, если это твоя судьба, то ничто не спасет тебя от нее. Таким образом, ты в любом случае победитель, ничего не бойся».

Религиозный аспект

Шаблон вопросов о том, каково «мнение ислама» по различным проблемам, показывает, что ислам отныне не является единым сообществом верующих, а находится в конфронтации с современными секулярными влияниями. Многие террористы были очень религиозными людьми. Участник терактов в лондонском метро Хасиб Хусеин (Hasib Hussain) принадлежал ко второму поколению иммигрантов пакистанского происхождения и был самым младшим из группы террористов смертников (18 лет). После хаджа в Мекку и визита к родственникам в Пакистане он стал очень религиозен.

Находясь в чужеродном окружении, иммигранты-мусульмане зачастую склонны следовать более строгой интерпретации Корана, считать определенные толкования еретическими, стремясь соответствовать чистому исламу. К духовным исканиям ведут переживания, стресс. Многие пытаются использовать веру как средство решения проблем, не углубляясь в ее смысл.

В хадисах, в комментариях к хадисам и толкованиях имамов довольно просто отыскиваются причины унижения и страдания мусульман. Радикальные исламистские идеологи особое внимание обращают на уподобление неверным, боязнь смерти, увлечение мирской жизнью, хозяйством и т. д. – в их понимании это является отходом от религии, источником бед. Оставление джихада приравнивается к оставлению ислама.

Радикалы делают особую ставку на тех молодых людей, которые родились и выросли в странах Запада, в силу чего их знания об исламе недостаточны. Именно для них создается новый имидж ислама, формируется культ «настоящего мусульманина». Свобода нравов на Западе значительно усиливает неприязнь. По словам одного из террористов, которые планировали неудавшийся теракт в Лондоне в 2004 г., «никто не скажет «погибли невинные»», если умрут посетители ночного клуба.

Многие специалисты считают, что основным фактором присоединения к джихаду, как правило, служат проповеди вербовщиков «Аль-Каиды». Они обещают всеобщее уважение и вечную славу. Такому внушению подвержены даже люди с высшим образованием. Так, Мохаммед Хан (Mohammad Sidique Khan) — один из террористов, взорвавших вагоны метро 7 июля 2005 г., — преподавал в школе. Исполнители тех атак были достаточно обеспеченными людьми. По словам радикалов, «дело не в деньгах, на кону стоит пропуск в рай».

Имамы становятся главными пропагандистами вооруженной борьбы, так как для многих иммигрантов, особенно из бедных районов, они являются единственными проводниками исламского учения. Европейские страны серьезно оценивают эту угрозу. Во Франции и в Германии были приняты новые правила депортации, упрощающие высылку исламских проповедников, призывающих к насилию.

Имеет место и другой сценарий. Так, в Великобритании три четверти имамов приехали в страну из арабских стран и Пакистана. Абсолютное большинство из них плохо владеют английским языком. Это отвращает британскую мусульманскую молодежь, говорящую зачастую только по-английски, от мечетей, заставляет их идти в местные мусульманские центры, которые часто являются питательной средой для экстремизма. Иногда происходит процесс персональной радикализации, когда в обычной мечети появляется группа людей, убеждения которой расходятся с руководством мечети и остальными прихожанами. Члены группы начинают собираться вне стен мечети и развивать свои взгляды и идеи.

Последователи ислама приехали в Европу из разных стран, с разными его толкованиями. В отсутствие религиозной иерархии первенство чаще всего достается тому, кто наиболее упорно и громко заявляет о своей приверженности исламу.

Религиозная неграмотность многих молодых мусульман делает их жертвой радикальных исламистов, утверждающих, что лишь их трактовка Корана является истинно верной.

Некоторые выводы

Таким образом, совершать теракты в европейских странах значительно выгоднее. С одной стороны, власти во многих арабских странах не церемонятся с террористами и не особо задумываются о правах человека, когда дело доходит до прямой угрозы политической стабильности в стране. С другой стороны, использовать миграционные потоки, направленные в европейские страны, значительно более эффективно, поскольку эти теракты получают наиболее громкий общественный и политический резонанс.

Выгодно развивать европейское направление и ввиду либерального отношения многих европейских правительств к религиозной и политической деятельности иммигрантов и их потомков: поощрение деятельности исламских фондов, нередко финансирующих деятельность террористов, например фонды «Тайба» и «Ар-Рахма» в США; возможность получения убежища подозреваемыми в терроризме или распространении радикальной идеологии (например, Омар Бакри Мохаммед, радикальный исламист, депортированный из Саудовской Аравии, получил убежище в Великобритании).

Теракты на территории мировых держав заставляют западное общество бояться и воспринимать движение джихада как равную силу, несущую мировую угрозу. Вербовка террористов среди иммигрантов и их потомков подчеркивает духовное единство мусульман и глобальный характер джихада, что очень важно для деятельности экстремистов. Кроме того, террористам выгодно набирать смертников среди образованных иммигрантов, успевших в определенной степени интегрироваться в окружающее общество.

Анализируя историю деятельности исламистских группировок, Аз-Завахири сделал вывод, что «большинство неудач муджахедов объясняется не тем, что спецслужбы применяют экстраординарные меры, а прежде всего неподготовленностью и расхлябанностью воинов джихада». Поэтому выгодно вербовать профессиональных людей. Террористам нужны не только фанатики, готовые принести себя в жертву, но и люди образованные, способные скрывать свои мысли и хорошо знающие европейские языки. Ведь им, возможно, предстоит научиться управлять самолетом или изготовить бомбу прямо в стране пребывания, прожить там несколько месяцев, а то и лет.

Мусульмане в Европе нередко выражают поддержку муджахедам, однако лишь немногие из них присоединяются к движению джихада. Пока, учитывая статистические данные, которые в целом не являются достаточно достоверными, число тех, кто готов перейти грань, разделяющую личное мнение и вооруженную борьбу, недостаточно велико по сравнению с общим числом мусульман в Европе. Тем не менее большая часть террористов-исполнителей упомянутых терактов в США долгое время проживали в странах Европы (Германии, Испании) и считались, по мнению окружающих, вполне адаптированными, благопристойными людьми.

Более того, известно, что некоторые из них долгое время вели светский образ жизни, пока они не стали объектом воздействия вербовщиков из числа исламских фундаменталистов, связанных с «Аль-Каидой». Исполнители терактов в Лондоне были местными гражданами мусульманского вероисповедания. Террористические группировки в Ираке сегодня пополняются молодыми исламистами — выходцами из стран Европы или долгое время проживавшими там.

С учетом этих сведений, а также всех политических, социально-психологических и религиозных факторов, способствующих вербовке смертников среди иммигрантов, можно сделать вывод, что террористы в перспективе будут развивать западное направление. Иными словами, сторонники радикальной исламской идеологии заинтересованы сегодня в вербовке террористов-смертников среди представителей иммигрантских общин западных стран для исполнения терактов как на территории Европы и США, так и в Ираке, Афганистане, Чечне и на других территориях размещения и деятельности террористических группировок. Следовательно, в ближайшее время правительства стран должны уделять особое внимание вопросам ассимиляции и интеграции иммигрантов, их потомков, а также проблемам национальной безопасности.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/15-08-07b.htm