Сегодня у нас есть и плохие новости, и хорошие. Хорошие – не будет никакой 25-летней депрессии. И не будет депрессии, которая продлится всю нашу оставшуюся жизнь.

Плохая новость: всё будет намного хуже. В понедельник Доу вырос ещё на 43 пункта. Золото, по-видимому, вернётся на уровень $1,200, наиболее комфортный.

«Долгая депрессия» много обсуждается в финансовой прессе. Некоторые экономисты предсказывают многие годы вялого или отрицательного роста. Это очевидное последствие нескольких пересекающихся тенденций и существующих условий.

Старики – балласт

Во-первых, люди стареют. Особенно в Европе и Японии, но также и в Китае, России и США. Как мы много раз писали, поскольку люди стареют, они меняются. Они перестают производить и начинают потреблять.

Они больше уже не динамичные новаторы и благожелательные приверженцы собственной молодости, они становятся «старыми псами», которых не научить новым трюкам.

Они больше уже не зелёная и растущая поросль здоровой экономики, наоборот, они становятся мёртвым лесом. Нет ничего плохого в старении.

И в умирании нет ничего ошибочного, по крайней мере, с философской точки зрения. Но это никоим образом не увеличит продажи автомобилей и не увеличит доходы – никому, кроме гробовщиков.

Лекарство от долгов? Больше долгов!

Второе: самые крупные экономики в долгах по уши. Рост уровня долгов начался после Второй Мировой Войны и ускорился после перемен в денежной системе с 1968 года по 1971-й.

К 2007-му американские потребители достигли, вероятно, «пика задолженности». То есть, они не могли уже так продолжали занимать и тратить, как предыдущие полстолетия. Большую часть долга составляла ипотека, а цена жилья падала.

ФРС реагировала, как всегда – несоответственно. Они попытались излечить проблему долга ещё большим долгом. Но потребители и не желали, и не могли брать кредиты. Их доходы и соответствующие гарантии падали. Что оставило корпорациям и правительству одно – нацелиться только на себя.

Центральные банки создали больше денег и кредитов – триллионы долларов. Но поскольку сектор домовладения не брал кредиты, деньги ушли в финансовые активы и расходы «правительства зомби».

Ничто не обеспечило существенной поддержки зарплат или продукции. Итак, реальная экономика была вялой, хотя стоимость кредитов упала до самого низкого показателя в истории.

Закадычные дружки уверены в себе

В-третьих, развитые экономики стали зомбироваться. Например, США намного ниже №46 в списке Мирового Банка тех мест, где легче всего начать бизнес. И только одна страна G8 – Канада – вошла в верхнюю десятку.

Канцелярия. Расходы. Нормативы. Высокие налоги. Высокие ставки зарплат. Укоренившееся соперничество со стареющими местными потребителями. Это просто эндемия от Бостона до Берлина и Пекина.

Ведущие отрасли – крайне контролируемые и зарегулированные, в их числе оборона, образование, здравоохранение и финансирование – практически все они во власти правительства. Все они защищены высокими барьерами от внешнего проникновения и низкими ожиданиями. Конкуренция едва переносима. Новаторство не поощряется. Ошибки прощаются и возмещаются.

В то же время массы поощряются тоже становиться зомби, со щедрыми вознаграждениями тем, кто 1) ничего не делает, 2) делает вид, что работает или 3)препятствует другим в работе. После того, как все зомби, дружки и попустительствующие получат своё, мало что остаётся для производственной экономики.

Решение приходит, когда рынки рушатся

Обычно эти проблемы – слишком много долгов, слишком много зомби и слишком много пожилых людей – ведут к финансовому кризису. Затем они «решаются» либо инфляцией, либо депрессией. И решение приходит, когда рушатся рынки.

Рынки не могу расти вечно. Наоборот, они растут, потом падают и движутся вбок. Они вдыхают и выдыхают. И после поглощения воздуха в прошедшие 30 лет, финансовые активы США готовы выдохнуть. Легендарный менеджер активов Билл Гросс комментирует:

«Когда наша основанная на кредитах финансовая система чихнёт и рухнёт? Да тогда, когда инвестционные активы представят слишком большой риск со слишком малой прибылью. Не сразу, но с какого-то предела кредит и пакеты акций начнут обмениваться на реальные, а иногда и буквальные «деньги в матрасах».

Когда это происходит, проблемы начинают умножаться сами собой, так или иначе…

Быстрая, резкая депрессия уничтожает ценность кредитных требований. Заёмщики становятся банкротами. Бонды теряют ценность. Компании объявляют себя банкротами. Вся структура капитала стремится тянет рынок на дно, поскольку долги списываются, а всевозможные финансовые активы теряют ценность.

Или, под давлением, ФРС печатает деньги. Долги уменьшаются, а валюта теряет свою стоимость. Зомби всё ещё получают свои деньги, но стоимость их всё ниже. Инфляционные корректировки не могут удержаться в соответствии с высоким темпом инфляции. Пенсии, цены и прогнозы снижаются. Как бы то ни было, список очищается и может начаться новый цикл. Но какой трюк очистит список на этот раз? Оставайтесь на нашей волне…

http://polismi.ru/ekonomika/romansy-o-finansakh/1126-25-let-depressii-ne-budet.html