Ватикан - едва ли не самое маленькое и при этом самое закрытое город-государство на нашей планете.  Страна, площадь которой составляет всего 0,44 кв. км, расположена в западном районе Рима, на правом берегу Тибра.  Население – всего около двух тысяч человек.

Вообще, Ватикан стал самостоятельным государством всего лишь 7 июня 1929 года, в соответствии с Латеранскими соглашениями, заключенными Папой Римским Пием ХI с итальянским правительством (которое тогда возглавлял, кстати, Бенито Муссолини).  У государства есть своя газета, радио и телевидение, собственный флаг, своя армия (из швейцарских гвардейцев) и, что примечательно, даже своя тюрьма – при отсутствии собственной полиции.

При всей своей кажущейся игрушечности это карликовой государство обладает колоссальной силой, опирающейся на громадные ресурсы - человеческие, финансовые и прочие.  Ватикан обладает большей властью, чем любое правительство и любая транснациональная корпорация.  Просто для каждого католика есть лишь один пастырь – Папа Римский, чье слово гораздо важнее любого указа любого президента, ведь Папа – наместник Господа на Земле.  Фактически, папский престол в состоянии контролировать почти весь англосаксонский мир и традиционные колонии, в которых вера насаждалась «огнем и мечом».

Правда, в последние годы влияние Святого престола значительно ослабло не только в Новом свете, где, собственно, более крепкими всегда были позиции протестантов, но также в Европе и других регионах мира.  Этому поспособствовали многочисленные скандалы в связи с причастностью католических священников к случаям педофилии и другим преступлениям.  Да и финансовые позиции Ватикана пошатнулись – вскормленная Святым престолом международная олигархия (так называемый Фининтерн) почувствовала себя вполне самостоятельной силой, не желающей более согласовывать свои действия с ватиканской верхушкой, но стремящейся использовать ее в своих целях.  Собственно, именно недооценка власти международных корпораций стала главной ошибкой ватиканских стратегов, которые до недавнего времени считали, что их попыткам установить контроль над всем миром мешают только Русская Православная церковь и Пекин, да новая набирающая вес сила в лице ислама. Впрочем, даже сейчас, когда довольно четко проявилась сила Фининтерна, Ватикан не считает его противником, полагая, что со временем вполне сможет вернуть его представителей под свой контроль.  Главным препятствием для реализации целей Святого престола являются инакомыслящие, то есть носители идей православия и ислама, а также слабовосприимчивый к религиям (но не к религиозно-философским учениям) Китай.  Поэтому именно на этих направлениях сейчас сосредоточено основное внимание Ватикана, который использует все свое влияние для нейтрализации этих угроз чужими руками.  А для отвлечения внимания от себя как от главной движущей силы, Святой престол активно задействует «теорию заговора» как способ перевести внимание на «сторонний объект» - Ротшильдов, Рокфеллеров и других «жидомасонов», которых сам Ватикан и вскормил, причем, возможно, именно для этой цели.

Необходимость в создании «теории заговора» возникла давно.  Могущество Ватикана пошатнулось еще в 19 веке, когда Россия и Азия стали становиться реальной силой.  И в Ватикане вдруг осознали, что теперь понтифик уже не может по своей воле менять правителей в любой стране.  Миром стал править не просто капитал, но капитал, подкрепленный идеей.  Что до финансового капитала, то для Римской католической церкви это никогда не являлось проблемой – ресурсы Ватикана огромны, и никто не может даже примерно оценить их масштабы.  По самым скромным оценкам, Ватикан имеет лишь за счет одних пожертвований не менее 150 миллиардов долларов ежегодно, тогда как общая сумма годового дохода может быть на порядок больше.

Но главное – не деньги.  Главное – так называемый «человеческий капитал».  Это власть над умами сотен миллионов людей, оценить которую в деньгах невозможно.  И еще это знания, накопленные всеми поколениями человечества, которые Ватикан смог сконцентрировать в своих руках. Именно это и являлось целью крестовых походов, миссионерства и экспедиций в Южную Америку (как, прочем, и собственно капитал – несметные богатства в виде золота и драгоценных камней).

На этом, пожалуй, стоит закончить небольшое предисловие. Теперь постараемся разобрать все по порядку и разложить по полочкам.

Ватикан в мировых войнах

Мы традиционно привыкли считать, что Ватикан является маленьким государством, которое не претендует на активное участие в вопросах международной политики.  Это мнение в корне не верно.  Достаточно вспомнить, что Святой престол в средние века был наиболее значимым игроком на европейской политической арене, подчас меняя монархов и отправляя в небытие целые династии.

В колониальную эпоху европейские католические страны, такие как Франция, Германия, Австрия, Испания и Бельгия обладали специальной привилегией, данной им Ватиканом. Им позволялось исполнять роль своеобразных «кураторов» некатолических стран с целью защиты прав проживающих там католиков. Например, Австро-Венгрия была «куратором» Сербии, что выражалось в обучении будущих католических священников для Балкан в семинариях на территории Венгрии и Австрии, назначении епископов в этой стране и праве вооруженного вторжения на территорию Сербии в случае угрозы для проживающих там католиков.

Этого, впрочем, Святому престолу было мало – ему нужна была безраздельная власть на Балканах, которые более тысячи лет находились сначала под влиянием православной Византии, а затем турок-мусульман, превративших Константинополь в столицу Османской империи. Король Сербии, Александр I, погиб в 1903 году в результате покушения, организованного армией, недовольной проавстрийской политикой короля. Занявший сербский престол Петр I Караджорджевич отказался от абсолютной власти, усилил роль парламента, начал демократические реформы в государстве. Но это не устраивало Ватикан, считавший демократическое устройство угрозой для католицизма (собственно, такое мнение сохранилось и до сих пор).  Поэтому в начале ХХ века родился замысел подписания Конкордата непосредственно с Сербией. Для ведения переговоров с сербским правительством и подготовки текста договора был назначен молодой прелат Эугенио Пачелли, будущий папа Пий XII. Переговоры велись напрямую, минуя Австрию, которая всегда была «куратором» Балкан. Для Австро-Венгерской империи это была дипломатическая пощечина. Конкордат с Сербией был подписан 24 июня 1914 года. Это событие резко обострило австро-сербские отношения. В Вене раздались голоса, призывающие к конкретным действиям против Сербии. Через четыре дня после подписания договора с Ватиканом, 28 июня 1914 года, девятнадцатилетний серб Гаврило Принцип застрелил в Сараево австрийского эрцгерцога Фердинанда и его беременную жену. Что было дальше, знают все – Первая мировая война.  А еще дальше – еще больше.

Через шесть месяцев после прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера, 20 июля 1933 года немецкий рейхсканцлер подписал Конкордат с Ватиканом.  Ватикан преследовал цель официального признания германскими властями Кодекса Канонического права на территории Германии, а вот Гитлер думал о другом: «Подписание Конкордата с Ватиканом для новой Германии означает признание католической церковью национал-социалистического государства. Договор ясно показывает всему миру, что враждебность национал-социализма к религии – ложь. Конкордат создал сферу доверия между нами и церковью, которая будет иметь особое значение в беспощадной борьбе с международным еврейством».  Стоит отметить, что Гитлер вовсе не был пионером в деле преследований евреев. За 400 лет до него папа Павел IV в 1556 году приказал согнать евреев Рима в гетто на другой стороне Тибра. Немногие знают, что именно этот римский понтифик первым придумал «отмечать» евреев желтыми звездами на одежде.

В августе 1939 года, перед самым началом войны, Еугенио Пачелли, который ранее как раз и вел от имени Ватикана переговоры с Гитлером о подписании Конкордата и к этому времени уже стал папой Пием XII, начал работать над новой картой мира. Он предложил созвать международную конференцию под эгидой папского престола, чтобы, в частности, склонить Польшу к принятию известного германского ультиматума о «Данцигском коридоре». Папский нунций в Варшаве, Филиппо Кортеси, изо всех сил оказывал давление на польское правительство, пытаясь заставить его принять требования Гитлера. 1 сентября 1939 года фюрер через германского посла в Апостольской столице поблагодарил Пия ХII за помощь и сообщил, что «два дня я ждал приезда польского представителя с мирными предложениями по разрешению немецко-польского конфликта. В ответ на наши с Вами мирные инициативы Польша провела всеобщую мобилизацию. Более того, вчера поляки в очередной раз нарушили нашу границу, на сей раз используя части регулярной армии». 

А уже 30 сентября 1939 года в честь победы над Польшей во всех католических церквях Германии и Австрии били в колокола.  А папа Пий XII молчал, не откликнувшись на просьбы французского и польского правительств и не осудив немецкую агрессию.  Завесу тайны над молчанием понтифика приоткрыло письмо германского посла в Ватикане Диего фон Бергена Эрнсту Воерманну, сотруднику политического отдела германского МИД: «Отказ папы занять четкую позицию, осуждающую Германию, полностью отвечает его обещанию, которое он передал мне несколько недель назад через доверенное лицо».

Такую вот роль сыграл Ватикан в истории сначала Первой, а потом и Второй мировой войны.  Министр иностранных дел Польши в предвоенный период Юзеф Бек, вынужденный бежать от гитлеровского нашествия в Румынию, дал следующую оценку этой роли: «Наибольшая ответственность за трагедию моей страны лежит на Ватикане. Слишком поздно я понял, что наша внешняя политика служила исключительно эгоистическим целям Римско-католической церкви».

Можно еще вспомнить кровавый режим усташей, создавших Независимое Хорватское государство, которое Гитлер признал арийским.  Усташи не скрывали, что стремятся истребить всех, кто не придерживается католицизма, и демонстрировали все это на деле, да так, что даже гитлеровские офицеры были в шоке. Посланник германского МИДа Г. Нойбахер докладывал Риббентропу: «Политика вождя усташей и поглавника Хорватии, Анте Павелича, напоминает религиозные войны, особенно самые кровавые из них: «Одна треть должна стать католиками, одна треть покинуть страну, а одна треть – умереть!» Последний пункт этой программы уже выполнен».  И все это зверство осуществлялось во славу Римской католической церкви, которая, кстати, осудила фашизм только после завершения Второй мировой войны.  При этом существует немало доказательств того, что Ватикан активно способствовал переправке немецких преступников, пытавшихся избежать наказания за совершенные преступления, в Южную Америку.

Спрашивается, а что же получил от всего этого Ватикан?  Ну, разумеется, деньги. Все награбленное усташами золото хранилось в Ватикане, как и часть запаса гитлеровской Германии – из этих средств Святой престол финансировал переправку гитлеровских преступников в третьи страны после войны.  И, помимо собственно денег, Ватикану досталось немалое количество уникальных исторических артефактов, которые до сих пор считаются безвозвратно утерянными (об этом мы поговорим позднее).  Разумеется, спасенные нацисты не остались в долгу, начав на новом месте сеять «новые семена» - не забывая, конечно, о Римской католической церкви.  Так, по сути, началась вторая волна католизации Южной Америки (после «миссионерских» поездок Кортеса).

Ватикан от «холодной войны» до «цветных революций»

После Второй мировой войны Ватикан, едва отмывшись от обвинений в потворстве фашизму (не без помощи США и их союзников, которые с распростертыми объятиями приняли к себе спасенных Святым престолом нацистов), стал все больше влиять на мировую политику и при этом все меньше это показывать – он извлек-таки уроки из этой войны, хотя и весьма своеобразные.  В этот период у Ватикана были два основных направления политики: борьба с коммунизмом (под эгидой борьбы за свободу вероисповедания) и продвижение католицизма (как средства политического и экономического влияния).

Ключевым событием в послевоенной истории Ватикана стал Второй Ватиканский Собор, завершивший свою работу в декабре 1965 года.  Это -  высшее собрание епископов Римской католической церкви, которая на то время объединяла порядка 500 миллионов человек, а сейчас – более полутора миллиардов.  Собор начался под руководством Папы Римского Иоанна XXIII (урождённого Анджело Джузеппе Ронкалли), а завершался под руководством его преемника Павла VI (Джованни Баттиста Монтини).  И главной темой Собора стало обсуждение роли и места Римско-Католической Церкви в современном мире.

Открывая Второй Ватиканский Собор, Иоанн XXIII призвал к обновлению церкви с учётом тех перемен, которые произошли в мире за истекшие столетия.  Он пояснял: «Это не значит, что меняется Евангелие. Это значит, что мы начинаем понимать его лучше. Те, кто, как это было со мной, смог познакомиться с разными культурами и с разными традициями, сознают, что пора понять знамения времени и начать смотреть дальше сегодняшнего дня». Таким образом, Папа Римский впервые в истории провозгласил необходимость диалога католиков со всем внешним миром, начиная с последователей других христианских конфессий и других религий и кончая неверующими и даже гонителями Церкви.

По сути, эта стратегия предусматривала начало диалога с коммунистическими режимами, что не на шутку встревожило стратегов Запада, и к Папе из Вашингтона был направлен спецпредставитель Джон Маккоун, который предостерёг его против каких-либо контактов с СССР. Об этой встрече рассказал, со ссылкой на американского исследователя Томаса Гордона, известный современный учёный и публицист, внучатый племянник Иоанна XXIII Марко Ронкалли, который в своей монографии, посвящённой выдающемуся родственнику, приводит ответ Папы Маккоуну: «Надо покончить с бедностью, отрицанием прав человека, расизмом и политическим гнётом. Единственный способ противостоять коммунизму – найти ему продуманную, взвешенную альтернативу».

США тогда так и не смогли понять Папу, а он просто начал вести свою политику, чтобы вновь сделать Ватикан ведущей политической силой на мировой арене.  И это, благодаря его преемникам, удалось: диалог с коммунистами обернулся в конечном итоге крахом коммунистической системы, а диалог с представителями других религий и неверующими обернулся ростом влияния Ватикана в слаборазвитых и развивающихся странах.

Стоит отметить, что и в Римской католической церкви было немало противников диалога с коммунистическими режимами. Аргументы «консерваторов» звучали примерно так: «Переговоры бесполезны. У коммунизма – свой собственный стратегический замысел по отношению к Церкви и религии, ясный и не подлежащий пересмотру... И согласие Святого Престола воспринимать коммунистические режимы как достойных собеседников равнозначно признанию не только их силы и стабильности, но и добропорядочности».

Но новый Папа Римский Павел VI, тщательно взвесив все «за» и «против», пришёл к выводу о необходимости не только не отказываться от диалога с «восточным блоком», но даже более активно включиться в обсуждение с идеологическими антиподами католичества наиболее острых вопросов современности, включая поиски мирного урегулирования конфликтов в «горячих точках» планеты и права человека, как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Свидетельства тому – молниеносная поездка Павла VI в Нью-Йорк и его выступление на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в разгар четвёртой сессии Собора и – что особенно важно – подключение Ватикана к переговорам о подготовке Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, заключительный акт которого от имени Папы подписал в Хельсинки в августе 1975 года Агостино Казароли.

Результат ватиканской «восточной политики» известен: в обмен на признание нерушимости послевоенных границ в Европе СССР взял на себя обязательство уважать права человека, в том числе религиозную свободу своих граждан. И хотя с самого начала не соблюдал свои обязательства, сам того не желая, подвёл юридическую базу под давление Запада, появление движения «диссидентов» и пробуждение антитоталитарных настроений в широких слоях советского общества, что приблизило – уже в годы следующего понтификата, при Папе Иоанне Павле II, – распад СССР и «социалистического лагеря». Но, что самое примечательное, всё это время межгосударственные контакты Ватикана и Москвы (именуемых Первым и Третьим Римом) развивались по нарастающей, в 1990 году приобрели официальный характер, а в конце 2009 года стали полномасштабными дипломатическими отношениями.  То есть, роль Ватикана в развале СССР и соцлагеря осталась вообще незамеченной, Святой престол просто умело создал условия для игры «чужими руками», обозначив свое возвращение в «закулисье» мировой политики.

Сейчас Ватикан является государством, официальная степень влияния которого почти равна американской, а неофициально Святой престол является ключевым игроком в мировой геополитике, что подтверждается опубликованными Wikileaks документами переписки представителей дипломатического корпуса США.  Ватикан поддерживает дипломатические отношения с 179 государствами мира, уступая только США.  Святой Престол имеет статус наблюдателя при ООН и поддерживает дипотношения с Евросоюзом и Суверенным Мальтийским орденом. За годы понтификата Бенедикта XVI своими резиденциями в Риме обзавелись послы Австралии, Камеруна, Восточного Тимора и Бенина. В Апостольской столице специальным статусом располагает даже постоянное представительство Организации Освобождения Палестины.

Ватикан также оформил свое членство в 7 организациях и агентствах системы ООН, статус наблюдателя в 8 других и 5 региональных структурах. 5 декабря 2011 года в Женеве совет Международной Организации по проблемам миграции (МОМ) признал за Святым Престолом статус полноправного участника МОМ. В 2010 году Ватикан подписал важные соглашения с Азербайджаном, Черногорией и Мозамбиком.

Официальная политика Святого Престола неизменно направлена на «сохранение мира на земле, социальную справедливость и равноправие народов».  При этом Ватикан делает особый упор на поддержке развивающихся стран, заявляя, что именно по ним, в конечном итоге, больнее всего бьет зародившийся на Западе и по вине Запада экономический кризис.

Все это вроде бы правильно. Но вот другие выступления понтифика заставляют задуматься.  Так, он отмечает, что «религиозно мотивированный терроризм» (имея в виду исламский) «породил множество жертв, особенно в Азии и Африке», ссылаясь при этом на Пакистан и Нигерию.  Именно эти страны, кстати, стали в последнее время объектами для нападок со стороны США и НАТО – случайно ли?

Обращает внимание и тот факт, что Папа Йозеф Ратцингер еще в конце 2011 года высказал надежду на скорейшее прекращение кровопролития в Сирии и на начало плодотворного диалога между сторонами, при поддержке независимых наблюдателей. Он особо коснулся «арабской весны», заявив, что он должна развиваться «в условиях уважения достоинства каждой личности». Не беря на себя труд оценивать результаты «арабской весны», Папа все же посчитал необходимым отметить, что «на Севере Африки и на Ближнем Востоке, где молодые люди страдают от бедности, безработицы и отсутствия перспектив, они положили начало широкому движению за реформы и доступ к участию в политической и социальной деятельности».  То есть, Ватикан посчитал эти кровавые беспорядки благом для народа пострадавших стран, прекрасно при этом понимая, что «арабская весна» была создана искусственно.

Сейчас, глядя на происходящие в Сирии и Ираке события, стоит вспомнить, что в 2011 году тогдашний Папа в своей речи приводил раздел Судана на два государства в качестве возможного примера для других «горячих точек».  И точно так же настораживает тот факт, что Святой престол в последнее время настойчиво пытается выступить за образование независимого Палестинского государства, прекрасно понимая, какую реакцию это вызовет у Израиля.  Вернее, к ремаркам Ватикана Израиль относится достаточно спокойно, на них реагируют, в первую очередь, арабские страны и сами палестинцы, а уж Тель-Авив реагирует на эту реакцию, причем крайне резко.  То есть, подобные заявления приводят, в первую очередь, к провоцированию дальнейшей эскалации конфликта.  Так зарождается Большой мировой беспорядок – базовое условие Нового мирового порядка, о котором (в его ватиканском понимании) мы еще расскажем.

За многовековой период своей истории Ватикан весьма преуспел в создании системы скрытого влияния на мировую политику, оставаясь при этом за кулисами даже закулисных процессов, что весьма непросто.  Одним из способов, помогающих Ватикану в достижении его целей, является искусство мифотворчества. Для того, чтобы получить в свои руки рычаги управления мировой политикой, Ватикан пошел на создание нескольких мифов, призванных отвлечь внимание от него самого и даже представить Ватикан как «жертву» и главную мишень «заговоров» или единственного «спасителя душ» в преддверии грядущей катастрофы.  Для этого использовались сразу  несколько искусственно созданных мифов из серии «теории заговоров», наиболее серьезными из которых стали «заговор банкиров» (против всего мира) и «заговор иллюминатов» (против Римской католической церкви).

За многовековой период своей истории Ватикан весьма преуспел в создании системы скрытого влияния на мировую политику, оставаясь при этом за кулисами даже закулисных процессов, что весьма непросто.  Одним из способов, помогающих Ватикану в достижении его целей, является искусство мифотворчества. Для того, чтобы получить в свои руки рычаги управления мировой политикой, Ватикан пошел на создание нескольких мифов, призванных отвлечь внимание от него самого и даже представить Ватикан как «жертву» и главную мишень «заговоров» или единственного «спасителя душ» в преддверии грядущей катастрофы.  Для этого использовались сразу  несколько искусственно созданных мифов из серии «теории заговоров», наиболее серьезными из которых стали «заговор банкиров» (против всего мира) и «заговор иллюминатов» (против Римской католической церкви).

 «Заговор банкиров»

Поскольку о «заговоре Ротшильдов и Рокфеллеров» написано довольно много, сейчас лишь вкратце напомним главное.  Собственно, ничего сверхъестественного в этой «теории заговора» нет – действительно, существует несколько конкурирующих между собой финансовых групп, наиболее влиятельными из которых являются группа Ротшильдов и группа Рокфеллеров.  Их интересы распространяются на весь мир и то совпадают, то противоречат друг другу.  Соответственно, стороны заинтересованы в установлении «правил игры», тем более, что глобальная конкуренция затрагивает и интересы политических элит ведущих держав.  Так появились «площадки для обмена мнениями» типа Бильдербергского клуба, за которыми в среде конспирологов всего мира закрепилась вывеска «тайного мирового правительства».

Все это происходит в действительности, но окутывается ореолом тайны и сверхсекретности, что вызывает у людей жгучее любопытство.  В итоге, они обнаруживают, что во всех бедах мира виноваты проклятые еврейские банкиры, готовящие «жидомасонский заговор» против человечества.  Что же, это отчасти вполне может быть и верно.  Но это даже не полуправда, это ее видимая часть -  та, которую хотят показать.

А если откинуть «ватиканскую мифологию» в сторону и посмотреть на вещи поглубже, то можно раскопать (хоть и по крупицам) сведения о том, что те же Ротшильды и Рокфеллеры всегда жертвовали немалые суммы на нужды Римской католической церкви.  И они очень охотно размещают финансы Ватикана в своих банках.  Историк барон Авро Манхэттен в книге «The Vatican Billions», изданной в 1983 году, приводит интересные факты относительно папских вложений: «Ватикан осуществляет крупные инвестиции через структуры Ротшильдов в Великобритании, Франции и США, через Hambros Bank, Credit Suisse в Лондоне и Цюрихе. В США сотрудничает в этом направлении с Morgan Bank, Chase Manhattan Bank, First National Bank of New York, Bankers Trust Company и другими. Ватикан владеет акциями на миллиарды долларов в таких корпорациях, как Gulf Oil, Shell, General Motors, Bethlehem Steel, General Electric, International Business Machines, TWA. Католическая церковь — самая мощная финансовая сила, аккумулятор богатства и собственности. Она владеет более крупными активами, чем любое другое учреждение, корпорация, банк, траст или правительство».  Интересы банковских структур здесь понятны и весьма прозаичны - ни одна банковская группа не смогла бы действовать ни в одной католической стране, если бы этому воспротивился Ватикан, ведь прихожане верят, в первую очередь, Папе Римскому и вещающим от его имени священникам.

Точно так же все структуры Ротшильдов, Рокфеллеров и иже с ними регулярно проводили свои средства через Банк Ватикана и подконтрольные ему оффшорные компании.  Официальное название банка звучит так: Istituto per le Opere di Religione (Институт религиозных дел). Единственным собственником банка является официальный представитель святого Петра на Земле – Папа Римский (кстати, Папа - лицо застрахованное. Иоанн Павел II был застрахован на шестьдесят три миллиона долларов).

Банк Ватикана – самый уникальный банк в мире, ведь он не следует ни одному обычному финансовому закону, подчиняясь только своим правилам и традициям.  Его сотрудников не могут допрашивать и как-то обременять ни правоохранительные, ни налоговые  органы.  И в этом его уникальность для тех, кто не хочет раскрывать свое состояние и свои финансовые операции - эта информация будет скрыта не хуже, чем тайна исповеди.  Здесь никогда и ничего не говорят ни о клиентах, ни об их счетах, а данные здесь не обрабатываются электронным способом, что исключает возможность проникновения через компьютерные сети. И ни при каких обстоятельствах банк не публикует отчеты.

Разумеется, случаются и конфузы.  В частности, регулярно возникают скандалы, связанные с обвинениями в адрес Банка Ватикана в отмывании денег, полученных незаконным путем.  Первый скандал случился в конце 70-х годов прошлого века, когда главным финансовым советником папы Павла VI был банкир по имени Микеле Синдона. Он владел холдингом Fasco AG, которому принадлежал контрольный пакет акций Franklin New York Corp. Синдона был также крупным держателем акций Talcott Financial Corp., Oxford Electric, Argus, Paramount Pictures и Libby. Через паутину компаний Лихтенштейна руководил банками Privata Italiano, Banca de Messina и Franklin National Bank. В 1974 году Синдона подался в бега, так как «внезапно» лопнул Franklin New York Corp.

В 1979-м полиция Италии надавила на помощника беглого банкира Джорджио Амбросоли. Он рассказал, что дефолт банка был запланирован руководителями финансовых структур Ватикана — APSA и IOR. По его словам, Franklin National Bank был приобретен на средства банков-однодневок. Структуры были учреждены Ватиканом. Однако официальными покупателями Franklin выступили Finabank в Женеве и Amincor Bank в Цюрихе, которые стали получателями прибыли от его деятельности. Банки объявили себя банкротами после того, как их счета пополнились на $2 млрд оборотных средств Franklin. На следующее утро тело Амбросоли обнаружили в Тибре. Синдону поймали и приговорили к 25 годам тюрьмы. В 1986-м он стал сотрудничать со следствием и раскрывать тайны Банка Ватикана, и в том же году его отравили в тюремной столовой на глазах у охраны.

Второй и самый скандальный эпизод связан с партнером Микеле Синдоны Роберто Кальви. Последний в 1971 году возглавлял Banco Ambrosiano, который лопнул в 1982-м. Банк был учрежден еще в 1896 году и получил название в честь святого Амвросия Медиоланского и был предназначен для обслуживания католических организаций. Все началось с того, что Кальви создал холдинговую компанию в Люксембурге — Banco Ambrosiano Holding. Через нее он открывал компании в Панаме, Люксембурге и Лихтенштейне, банки в Швейцарии, Перу и Никарагуа. Большинство из структур существовали только на бумаге.

Близким другом и партнером Кальви выступал епископ Поль Марцинкус. Он возглавлял IOR, был по совместительству личным помощником папы римского и охотно помогал Кальви отмывать мафиозные доходы. Сам епископ входил в совет директоров зарегистрированного на Багамах Ambrosiano Overseas — дочернего предприятия Banco Ambrosiano.

Марцинкус и Кальви отлично сработались в конце 70-х годов прошлого века, получая деньги мафии под видом кредитов. Епископ сопровождал сделки Banco Ambrosiano гарантиями Банка Ватикана, где стояла подпись самого папы Иоанна Павла II. К началу 1980-х Кальви собрал около $1,2 млрд, которые использовал для покупки акций Banco Ambrosiano. Тогда же Центробанк Италии заинтересовался историей с многомиллионными кредитами, которые так и не были возвращены. История широко освещалась в прессе, Banco Ambrosiano терял репутацию и клиентов.

Когда Марцинкус отказался снабжать Кальви папским поручительством, тот сбежал в Великобританию. Через несколько недель его тело обнаружили под лондонским мостом Блэкфрайерз («Черные братья» — по чистой случайности совпадает с названием монашеского ордена доминиканцев). Банкир болтался на веревке, а в его карманах были кирпичи и валюта на общую сумму $15 тыс. А через два месяца после смерти Кальви Banco Ambrosiano лопнул.

Позже в ходе расследования убийства банкира выяснилось, что за две недели до смерти он написал письмо самому Иоанну Павлу II с мольбой заступиться за него. «Ваше Святейшество, именно я взял на себя тяжелое бремя промахов и ошибок, которые совершили бывшие и нынешние руководители IOR…» — писал Кальви.

Что касается епископа Марцинкуса, то он имел иммунитет от судебного преследования как прелат Ватикана. Кроме того, он представил письмо Кальви, в котором тот снимал всю ответственность с Банка Ватикана за крах Banco Ambrosiano. Несмотря на это, от IOR требовали возместить ущерб $1,5 млрд. В качестве «милосердной помощи» Ватикан выплатил пострадавшим вкладчикам лишь $240 млн.

Еще один скандал разразился в конце 1990-х и связан с судебным процессом над бывшим советником премьера Италии Сильвио Берлускони Марчелло Дельутри. В 1999 году его обвинили в мошенничестве, незаконных финансовых сделках, сотрудничестве с сицилийской мафией и осудили на десять лет тюрьмы. В ходе следствия прозвучали свидетельства Марино Манноя, главного химика-лаборанта Cosa Nostra. Он отвечал за производственный процесс и качество сицилийского героина. Манноя поведал, что Ватикан имел тесные связи с запрещенной полумафиозной масонской ложей П2, которую возглавлял Личчо Джелли.

В ходе расследования в отношении этой ложи, проведенного еще в 1980-х, выяснилось, что эта организация имела целью дестабилизировать политическую ситуацию в стране и периодически устраивала теракты. «Личчо Джелли передавал деньги мафии в Банк Ватикана, который гарантировал клану инвестирование средств и обеспечение конфиденциальности», — заявил тогда Марино Манноя. Он также рассказал, что его «коллеги» по мафии активно пользовались счетами Банка Ватикана. «Когда папа приехал на Сицилию и объявил об отлучении от церкви всех «мафиози», они почувствовали себя предаными, так как хранят наличность в Банке Ватикана. После визита папы они взорвали бомбы перед двумя церквями в Риме», — рассказал Манноя.

В декабре 2009 года итальянские следователи вновь обнаружили связь между Ватиканом и мафией. Теперь итальянская полиция по борьбе с финансовыми преступлениями (UIF) проверяет транзакции Банка Ватикана через UniCredit (крупнейший банк Италии) с 2006-го по 2008 год. На данный момент выяснилось, что за два года через счета IOR в UniCredit было проведено свыше €180 млн в виде чеков. Выявилось также, что один из управляющих банка поддерживал тесные связи с Лелио Скалетти, бывшим президентом IOR, который сложил полномочия в октябре 2007 года. В сентябре 2009-го, как раз накануне скандала, после 20 лет на посту подал в отставку другой президент Банка Ватикана Анджело Калойя. Вместе с ним ушли и все пять членов совета директоров. Впрочем, какие-либо санкции Ватикану не грозят: он не подлежит юрисдикции Италии.

Таким образом, ни одно дело так и не дошло до своего логического завершения – они либо закрывались в связи с тем, что ватиканские деятели не подвластны юрисдикции Италии (где и происходили все скандалы), либо лица, изъявившие желание сотрудничать со следствием, неожиданно умирали или кончали жизнь самоубийством.  Но в большинстве случаев все заканчивалось тихо и мирно, как один из самых последних случаев, когда 2 мая 2011 года постановлением Римской прокуратуры были освобождены от ареста вклады «Института религиозных дел» (IOR), т.е. Ватиканского банка, на общую сумму 23 миллиона евро. Эти депозиты Банка Ватикана в двух итальянских банках были заморожены в сентябре 2010 года по подозрению в «отмывании денег».  Комментарии, как говорится, излишни, пересмотрите «Крестный отец-3» и все поймете сами.

Впрочем, после череды скандалов Ватикан все же был вынужден заняться своим банком, дабы попытаться очистить его (и, соответственно, свою) репутацию.  Собственно, проблемы с банком Ватикана вполне можно считать результатом деятельности окрепшей мировой финансовой элиты, взращиванию которой в немалой степени поспособствовал сам Святой престол.  Ватикан постепенно стал терять былое влияние, и ситуация вышла из-под контроля.  Жесткая конкурентная борьба Ротшильдов, Рокфеллеров и других представителей фининтерна за сферы влияния и раздел рынков привела к нарастанию негативных тенденций в мировой экономике, подогреваемых появлением новых быстроразвивающихся центров экономического роста – сначала это были «азиатские тигры», которых удалось притормозить только региональным экономическим кризисом, спровоцированным оттоком контролируемых ведущими игроками капиталов и биржевым ударом.  Потом появились БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР). Затормозить их рост и превращение этой аморфной структуры в независимый политико-экономический блок можно, только ударив по основам экономик ведущих членов – России и Китая.  В результате, сейчас мы видим новый глобальный кризис, угрожающий тем, что экспортно ориентированная экономика КНР лишится рынков сбыта (из-за падения покупательской способности населения в странах-импортерах), а Россия потеряет составляющие значительную часть бюджета доходы от экспорта нефти и газа (из-за сокращения спроса импортеров на энергоресурсы в условиях экономического спада).  Все это в конечном итоге чревато глобальной катастрофой.

И здесь Ватикан забил тревогу, поскольку дальнейшее развитие ситуации грозит Святому престолу не только громадными финансовыми убытками, но и окончательным ослаблением влияния Римской католической церкви.  Поэтому Ватикан стал активно продвигать утверждение (достаточно, кстати, верное) о том, что глобальная финансовая система нуждается в быстром обновлении.  Но единственно правильным путем реализации этого Святой престол считает создание единого мирового Центробанка.  Чтобы убедить в этом всё население планеты, Папский совет справедливости и мира опубликовал заявление, в котором говорится: «В скором будущем нам понадобится организация, которая будет выполнять функции Всемирного центрального банка. Он будет регулировать финансовую и монетарную системы».  И, разумеется, сам по себе напрашивается вывод о том, что коль скоро скомпрометировавшим себя банкирам доверять нельзя, контролировать мировой Центробанк, который будет эмитировать свою мировую валюту, должны те, кто не стремится к получению прибыли, а думает о спасении человеческих душ.

Конечно, пока слишком рано говорить о том, что эта идея Ватикана в скором времени станет реальностью, но как знать, не дойдет ли ситуация до такой крайности (или будет до нее специально доведена), что именно эта идея станет «соломинкой», за которую готовы будут ухватиться страдающие от кризиса страны?

«Заговор иллюминатов»

Большинство из нас если не читало книги Дэна Брауна «Код Да Винчи» и «Ангелы и демоны», то смотрело снятые по ним одноименные фильмы или, как минимум, слышало о них.  Именно эти произведения возродили живой интерес любителей тайн и интриг к таинственному ордену иллюминатов, который стремится уничтожить Римскую католическую церковь.  Так давайте разберемся, кто же такие эти иллюминаты и действительно ли «так страшен черт, как его малюют»?

Баварское Братство Иллюминати («Просвещенные»), основанное в 1776 году профессором юриспруденции Ингольдштадского университета в Баварии Адамом Вейсгауптом, является одним из самых таинственных и загадочных среди всех существовавших в истории тайных обществ.  Собственно, вся таинственность кроится в исторически обусловленной закрытости этого общества, поскольку иллюминаты являлись злейшими врагами Ватикана и подвергались ответным гонениям и преследованию.

Вейсгаупт был последователем философского учения деизма, согласно концепции которого, Бог, однажды сотворив мир, не вмешивается в дальнейший ход событий, и познать Бога можно одним-единственным путем – через разум. Ну и, соответственно, общество это объединило вокруг себя лучшие средневековые умы Европы.  В те времена церковь яро преследовала любые научные теории и изыскания, которые могли подвергнуть сомнению церковные догматы, и боролась с этим «огнем и мечом», нещадно уничтожая всех инакомыслящих, какими бы видными учеными они не являлись (все мы прекрасно помним Джордано Бруно, Галилея и Коперника).  Иллюминаты выступили категорически против такого мракобесия и дали клятву отомстить Ватикану за преступления против ученых, и это является реально зафиксированным историческим фактом – одним из немногих фактов об иллюминатах, потому что в большинстве историй об иллюминатах практически невозможно отделить правду от вымысла.  Изначально этому способствовало само Братство, которое специально распространяло дезинформацию о себе, стремясь не только скрыть свои реальные цели и задачи, но и внушить страх Святому престолу.

Однако для понимания реального положения вещей надо помнить, что иллюминаты были выходцами из Римской католической церкви, которых не устраивал ее консерватизм и отрицание науки.  Иллюминаты стремились не к уничтожению Святого престола, а к реформированию церкви, к изменению догматов и приведению их в соответствие реалиям современного мира.  Ранние иллюминаты были католическими священниками, которых Ватикан изгнал из Рима. Они бежали в Баварию, где смешались с другими изгоями, спасавшимися от католических чисток, – мистиками, алхимиками, оккультистами, мусульманами, иудеями. Но и там они представляли собой угрозу для спокойствия Европы. Под давлением Ватикана в 1784 году Братство было официально запрещено баварским правительством, что заставило его еще глубже уйти в подполье – только соблюдение строжайшей секретности могло обеспечить им безопасность. Тем не менее, слухи о воинствующем сообществе интеллектуалов распространялись в академических кругах, и в Братство начали вступать лучшие ученые Европы.

В те времена в Европе среди влиятельных политиков, ученых и деятелей культуры было крайне популярно и престижно членство в масонских организациях, которые изначально создавались как закрытие клубы для «сильных мира сего».  Масоны не выступали против Святого престола, это действительно были поначалу просто «клубы по интересам», обладавшие собственными ритуалами, иерархией и мистическими атрибутами.  И масонские организации дали приют иллюминатам, даже не подозревая, что станут жертвой такое доброжелательности.  Найдя убежище в масонских ложах, иллюминаты постепенно окрепли и прибрали к своим рукам всю власть в этих структурах, используя их хорошо налаженные, обширные связи для распространения своего влияния по всему миру. В результате, внутри масонского сообщества возник отдельный тайный орден – неподконтрольный никому, кроме своего самого себя.

Используя масонский потенциал, Братство иллюминатов стало достаточно сильным, чтобы вновь заставить Ватикан беспокоиться.  Святой престол объявил иллюминатов антихристианской организацией.  Надо сказать, что обе стороны в борьбе друг с другом не гнушались использованием методов физической расправы.  Иллюминаты действовали руками масонских структур, а Ватикан использовал ресурсы организации «Опус Деи» - силовой группы, созданной из фанатиков, готовых убивать и жертвовать собой во имя Господа.  Это была настоящая тайная война тайных сил, сокрытая от глаз сторонних обывателей.  Главное, но что стоит обратить внимание, - причиной войны было неприятие церковью науки и нежелание Святого престола отойти от догм средневековья.  Ватикан на протяжении нескольких столетий отказывался признать научные достижения и выступал против любых исследований, которые могли подвергнуть сомнению церковные догматы.

Но такая консервативная позиция Римской католической церкви противоречила реалиям времени, что позволило иллюминатам серьезно укрепить свои позиции сначала в Европе, а потом и в Америке.  Иллюминаты всегда были «на гребне волны» - привлечение большого числа крупных научных умов позволило им стать реальной силой в экономике и политике.  Представители Братства попали в Британский парламент, в Казначейство США, участвовали в создании банков и бирж, учреждении университетов и научных фондов.  Они пользовались знаниями, чтобы получить влияние – финансовое и экономическое.  И, разумеется, они боролись в Ватиканом.  Но эта борьба приобрела другую форму – иллюминаты поставили целью спасение мира, что, по их мнению, невозможно без создания Единого Мирового Правительства и Нового Мирового Порядка.  Первой твердыней, которая должна пасть на этом пути, является Ватикан.  Стоит уточнить – понятие «пасть» не означает, что Ватикан должен быть разрушен.  Напротив, Ватикан должен быть покорен, а Римская католическая церковь должна стать инструментом, который позволить достичь «торжества науки и просвещения», венцом которого станет Новый мировой порядок.

Собственно, если оценить события последних лет, можно сказать, что иллюминатам все уже почти удалось.  Или даже не почти.  Многие исследователи утверждают, что в Ватикан многие годы внедрялись иллюминаты. Если обратиться к вышеуказанным сведениям о церковной догматике и взглядах иллюминатов и наложить это на эволюцию воззрений Святого престола, в это действительно можно поверить

Вспомним, что в 1738 году Папа Клемент Двенадцатый выпустил указ предписывающий, что в случае если католик примкнет к масонам – то будет отлучен и очень строго наказан. В 1884 году Папа Лео Третий выпустил энциклику, утверждающую, что масоны – одно из тайных обществ пытающихся возродить «традиции и обычаи язычников» и «установить царствие Сатаны на земле».  Но известный историк Пьер Комптон, многие годы занимавшийся изучением тайных обществ, в своей книге «Сломанный Крест» четко прослеживает внедрение иллюминатов в католическую церковь.  В частности, он обнаружил использование знака «всевидящего ока в треугольнике» лидерами католиков и Иезуитов. Символ присутствовал на печати Филадельфийского Евхаристического Конгресса в 1976 году. Этот же символ присутствовал и на штампах Ватикана предназначенных для издания датированного 1978 годом, объявляющего окончательную победу иллюминатов в мире. Мистер Комптон заявил, что этот знак был на кресте Папы Иоанна Восьмого. Комптон тверд во мнении, что несколько СОТЕН ведущих католических священников, кардиналов являются членами тайных обществ.  Все это можно считать наивными домыслами, если забыть тот факт, что иллюминаты всегда признавали символам особое значение. Я не склонен думать, что значение имело реальный сакральный смысл (хотя, как знать?), но этот символизм с психологической точки зрения позволял привлекать массы людей, отбирать из них наиболее психологически уязвимых и делать из них неистовых фанатиков.  То же самое делал Ватикан через свое боевое братство «Опус Деи».  И сейчас то же самое делают исламисты, выращивая террористов-смертников.

Впрочем, вернемся к теме.  Существует мнение, что Папа Иоанн Павел II был членом Братства иллюминатов.  Отбросив все домыслы и обратившись к простым фактам можно обнаружить, что 27 ноября 1983 года Папа отменил все предыдущие папские указы против вольномасонов и разрешил католикам, спустя несколько сотен лет запрета, становиться членами тайных обществ без страха отлучения».  Это едва ли не главное свидетельство того, что Ватикан принял официально масонов в свои ряды.  Есть и дополнительный фактор, весьма немаловажный для тех, кто знает, как Святой престол на протяжении многих столетий относился к евреям.  Стоит вспомнить о том, что Папа Иоанн Павел II сказал в своей речи 15 сентября 1982 года.  Тогда он говорил о смерти ливанского президента Джемайеля, об Иерусалиме, как о городе бога (месте где проповедовал, принял смерть и воскрес Иисус Христос), и сказал буквально следующее: «Иерусалим может также стать «городом человека» (это понятие – одно из ключевых в идеологии иллюминатов, подразумевающее место расположения Мирового правительства).  А 18 апреля 1983 года Папа принял полный состав «Трехсотронней комиссяя» в составе около 200 человек.  Стоит напомнить, что эта организация считается многими конспирологами и просто политологами структурой, претендующей на роль этого самого «Мирового правительства».  Она была основана в июне 1973 года по инициативе Дэвида Рокфеллера при поддержке представителей клана Ротшильдов и выступавшего от имени правительства США Збигнева Бжезинского.  «Трехсторонняя комиссия», в свою очередь, выступала от имени так называемого «Комитета З00» - еще одной структуры, претендовавшей в глазах конспирологов на ту же самую роль «тайного мирового правительства», но на самом деле являвшейся лишь сборищем теоретиков и ширмой для реальных игроков.  Одной из весьма влиятельных фигур в этой организации был некий Джозеф Ратцингер, который после Второй мировой войны всеми силами пытался установить контакты между американскими спецслужбами и Ватиканом.  Он сумел привлечь на свою сторону доктора Луиджи Гедда, медицинского советника Папы Пия XII.  Кроме того, Ратцингер установил отношения с принцем Бернхардом Нидерландским, итальянским премьер-министром Коллином Граббином, директором SOE (Отделение Специальных Операций Британской Секретной Службы) и с директором ЦРУ генералом Уолтером Беделлом.  Но Ратцингер был не одинок.  Громадную помощь ему оказал кардинал Спеллман – именно он в свое время оказал ЦРУ помощь в свержении демократического правительства в Гватемале в 1954 году.

Спеллман был также тем самым человеком, который познакомил с Папой Отца Пола Марцинкуса из Чикаго. В 1971 году Марцинкус стал архиепископом и директором Ватиканского банка.  Тот же Марцинкус, согласно публикациям итальянской прессы, имел тесные связи с Мишелем Синдоной и Роберто Кальви - членами масонской ложи П-2, гроссмейстером которой был Личио Джелли. Весьма интересно, что после того, как Кальви оказался замешан в серьезном скандале с Банком Амбросиано, переводившем деньги Ватикана на финансирование сомнительных операций (включая отправку 100 миллионов долларов для поддержки польской «Солидарности»), он вдруг погиб.  В 1982 году труп Кальви нашли повешенным на мосту Блэкфриаро в Лондоне. В правом и левом карманах у него было по кирпичу, а ноги были связаны под прямым углом.  Совпадение это или нет, но именно так выглядело ритуальное убийство масонов.  И весьма примечательно, что почти ни одна итальянская газета не рискнула упомянуть об этом.  Возможно, газетчики руководствовались принципом, что «сказав А, придется говорить и Б», а это значило, что пришлось бы вытащить на поверхность сведения о том, что Кальви и Синдона были членами П-2, Кальви обеспечивал переводы денег Ватикана, а Синдона вообще занимал должность советника Ватиканского банка.  И все это могло довести до обнародования сведений о том, что масонская ложа П-2 была тесно связана с Ватиканом, Опус Деи и ЦРУ, а в число членов ложи входили многие высокопоставленные члены итальянского правительства.  Все закончилось тем, что скандал вроде бы был, но бомба так и не взорвалась – все остались при своем.

Но это совсем не единственная промашка Ватикана.  Весьма серьезный удар по Святому престолу был нанесен в январе 1966 года, когда американский журнал «Лук» (когда-то был крайне популярным, но потом вдруг неожиданно приказал долго жить) опубликовал статью «Как евреи меняют образ мышления Католической Церкви». В ней детально описывались секретные совещания еврейской ложи БНАЙ БРИТ с Кардиналом Беа, который представлял Католическую Церковь.  Из этой публикации следовало, что Ватикан еще задолго до официального выступления признал, что евреи не несут никакой ответственности за смерть Христа (этот тезис продвигался на протяжении многих столетий и был основой войн за Гроб Господень) и предложил сотрудничество.

Но и все это – лишь «верхушка айсберга».  Вспомним, что все новые веяния в Ватикане появились после смерти Папы Иоанна XXIII.  И как здесь не обратить внимание на то, что сообщение об этом появилось в мексиканской газете «Эль Информадор», принадлежащей западно-мексиканской масонской ложе за день до этого события!  Комментарии, ка говорится, излишни.  Налицо лишь одно – после этого Римская католическая церковь начала проповедовать то, против чего выступала раньше.

Пожалуй, одним из наиболее ярких примеров резкого изменения взглядов Ватикана является Теплтоновская премия, учрежденная филантропом сэром Джоном Темплтоном в 1972 году и присуждаемая (при поддержке Ватикана), в том числе, за установление лучшего взаимопонимания между наукой и религией,  Первым ее лауреатом в 1973 году стала Мать Тереза Калькуттская.  Примечательно, что среди лауреатов (куда попал, кстати, и наш Солженицын) полно физиков: Стэнли Яки (1987), Пол Дейвис (1995), Фримен Дайсон (2000), Джон Полкинхор (2002), Чарльз Таунс (2005), Джон Барроу (2006), Бернар Эспанья (2009). В 2010 году премия была присуждена Франсиско Аяле – профессору Калифорнийского университета, члену национальной академии наук США, специалисту по эволюционной генетике, который написал книгу «Дар Дарвина» (Darwin’s Gift, 2007), где доказывает, что вера в Бога не мешает и не противоречит научным знаниям (это ли не торжество иллюминатов?).  Присуждение же этой премии в 2011 году вообще оказалось поразительным: премию дали астрофизику, который разрабатывает теорию Большого взрыва, которая исключает Бога из процесса сотворения мира. Но именно за Большой взрыв ученый и получил самую «божественную» награду в мире. – «За исследования и открытия в области духовности» (Тempleton Prize for Progress Toward Research or Discoveries about Spiritual Realities) был награжден британский ученый Мартин Рис (Martin John Rees) – астрофизик из Кембриджского университета, Королевский астроном, лорд и в недавнем прошлом президент Лондонского королевского общества. Премия – крупнейшая в мире из числа вручаемых одному человеку – один миллион шестьсот тысяч долларов.

Удивительно, но Мартин Рис – атеист, который уверен, что «религиозные учения не могут объяснить загадки природы».  Однако жюри и представители Теплтоновского фонда (Templeton Foundation) посчитали, что исследования Риса «расширяют человеческое восприятие Божественного и помогают ускорению богословного творчества», причем, по условиям конкурса, вероисповедание номинанта премии не имеет значения – он может быть даже атеистом.  И высокое духовное жюри, в числе членов которого были служители Римской католической церкви, ничуть не смутило, что гипотеза развития природы по Рису была, по его собственным словам, альтернативой «гипотезе Создателя» - Рис утверждал, что «природа случайным образом рождает множество параллельных миров, которые служат для нее полем экспериментов по созданию жизни». То есть, Природа, а не Бог.

Вот вам, собственно, и итог – Ватикан поддерживает идеи, за которые раньше Святой престол отправлял ученых на костер. То есть, разница во взглядах иллюминатов и Римской католической церкви исчезла.  Это ли не лучшее доказательство того, что в Ватикане правят бал те самые иллюминаты?  И здесь как раз стоит вспомнить о Дэне Брауне.  Именно его стараниями мир вспомнил об иллюминатах – причем, он как раз и обозначил, что они сидят в самом Ватикане. Но Браун все же противопоставил их Святому престолу (думаю, именно по этой причине Ватикан не стал чрезмерно осуждать ни книги, ни фильмы, хотя и выразил свое «мягкое несогласие» с трактовкой).  На самом деле Дэн Браун оказал Святому престолу большую услугу, реанимировав уже почти как полвека забытый миф об иллюминатах.  Обозначение угрозы Римской католической церкви дало Ватикану возможность говорить о необходимости сплочения всех верующих католиков во имя торжества «божественной правды».

Воистину – если угрозы нет, ее надо придумать.  Нет лучшего средства всколыхнуть чувства и укрепить преданность, чем обозначение угрозы христианской вере.  Вот только витает в воздухе вопрос – а осталась ли вера у ватиканских хранителей веры? Или этого «ребенка» просто «выплеснули с водой»?  Ведь для Ватикана сейчас вера – не цель, а средство - средство установления «нового мирового порядка» и достижения мирового господства.

Газета «Лос-Анжелес Таймс» 12 декабря 1984 г. напечатала слова Папы Иоанна Павла Второго: «Не идите к Богу за прощением грехов, идите за этим ко мне». То есть, как отметил в своей статье «Plain Truth» в 1989 году Г. Хогберг, «Папа говорит нам ЧТО ОН Бог!» - и это ни что иное, как прямое богохульство.  И его слова вполне объяснимы: «Папа Иоанн Павел Второй особенно заботится о достижении своей цели. Цель – объединить христианский мир под управлением Папы».  На самом деле главная цель не в объединении христианского мира под управлением Ватикана.  Она гораздо масштабнее – создать Мировое правительство под эгидой Святого престола и дать миру единую религию.

Кто правит миром…

О структурах, которых конспирологи считают «мировым правительством», полагая, что «сильные мира сего» в ходе неофициальных встреч решают судьбы всего человечества, написано уже довольно много.  В общем-то, не стоит удивляться тому, что они регулярно проводят встречи, обсуждая и решая насущные политические и экономические вопросы.  И вполне естественно, что эти встречи, а тем более их содержание они не хотят афишировать.  Поэтому следует отличать различные саммиты и им подобные открытые для прессы официальные мероприятия от встреч, на которых действительно обсуждаются и решаются глобальные проблемы.  Итоги же этих неформальных посиделок впоследствии преподносятся миру в качестве решений «Большой двадцатки» и подобных саммитов.  И не стоит этому удивляться: финансово-промышленные группы существуют уже более 100 лет, тогда как правительства и президенты меняются регулярно.  На звание «тайного мирового правительства» претендует порядка десятка структур – от Трехсторонней комиссии и мифического «Комитета 300» до Бильдербергского клуба. Но главное все равное остается за кулисами.

Собственно, достаточно уже того, что информация обо всех структурах «тайного мирового правительства» стала вполне доступной.  Это, как минимум, означает, что данные организации уже утратили свою значимость, коль скоро о них и их роли в формировании мировой политики стало известно.  Вопрос в том, кто остался у «руля управления».

Здесь как раз уместно вспомнить о том, как возник Бильдербергский клуб.  Об этом довольно интересно написал Даниэль Эстулин в своей книге «Кто правит миром? или вся правда о Бильдербергском клубе», который указал, что это сообщество знатных американцев и европейцев впервые собралось в 1954 году и было названо по имени отеля, в котором проводилось это собрание. С тех пор общество регулярно собиралось в засекреченных местах для решения вопросов устройства политического и экономического будущего всего мира. Высокий статус членов общества и приглашенных ораторов, а также высочайший уровень обеспечения безопасности и секретности их регулярных встреч вызывают в воображении образ тайной политической клики, управляющей миром. Причиной основания этого общества является мысль о том, что выдающиеся граждане с обоих берегов Атлантики могли бы собираться вместе раз-два в год, чтобы провести в неформальной обстановке открытые дискуссии с целью прояснить любые недоразумения и разногласия, возникающие в ходе деятельности Атлантического альянса.

Но самое главное состоит в том, кому принадлежала сия идея.  Как оказалось, ее в 1952 году предложил принцу Бернарду, главе Нидерландов, некий Джозеф Ретингер, который был известен одновременно как своими связями с разведслужбами сразу нескольких стран, так и активными контактами с представителями Римской католической церкви, в большей степени в лице иезуитов. Некоторые исследователи полагают, что выходец из Польши Джозеф Ретингер состоял в родственных связях с немецкой семьей Ратцингеров, но эту информацию постарались вычеркнуть из анналов истории, поскольку представитель семьи Ратцингеров (имеющий поразительно схожее имя – Йозеф) к настоящему времени стал всемирно известным Папой, а в те годы, несмотря на свою молодость и не совсем безупречное прошлое времен Второй мировой войны, уже считался лучшим богословом Германии и имел немалое влияние в церковных кругах.

Но это лишь предположения, вернемся к фактам.  В то время в Европе усиливались антиамериканские настроения не только в кругах либералов, но также и среди большинства населения, и необходимо было принять какие-то меры для укрепления позиций Запада ввиду угрозы коммунизма. Создавалось четкое ощущение, что Европа действует нерационально перед лицом американской военной и экономической поддержки в виде НАТО и плана Маршалла.

Принцу Бернарду понравилась предложенная Ретингером идея, и он организовал проведение конфиденциального исследования среди своих знакомых политиков из других стран с целью получить два противоположных политических мнения из каждой европейской страны. На основе этого исследования Бернард и Ретингер составили своего рода резюме и послали его конфиденциально некоторым друзьям принца в Америке. Как только новый президент Эйзенхауэр был инаугурирован и обосновался в Белом доме, принц Бернард приехал в Вашингтон и нанес визит своему старому другу Уолтеру Беделлу Смиту - директору ЦРУ. Смит перенаправил его в недавно сформированный Комитет по государственной торговой политике. Этому комитету было поручено выработать американский ответ на европейскую критику.

Одним из тех, на кого была возложена эта обязанность, был Дэвид Рокфеллер.  Встреча участников состоялась в мае 1954 года в отеле «Бильдерберг», возле города Арнхем в Голландии. Эта группа, состоящая из государственных деятелей, финансистов и ученых, совещалась три дня, окруженная телохранителями и защищенная от прессы. Они дали торжественную клятву не предавать огласке ничего из того, что будет обсуждаться на собрании, и эта конфиденциальность позволила им выражать свои истинные мнения и чувства. Вот, собственно, история возникновения Бильдербегского клуба.  Если отбросить досужие домыслы о связи Ретингера и Ратцингера, то можно считать, что Ватикан здесь был ни при чем.  Но это лишь на первый взгляд.  В действительности, именно по каналам Римской католической церкви шло налаживание связей между воевавшими доселе и неоднородными структурами.  Тайное посредничество Ватикана было гарантией для всех сторон, заинтересованных в установлении «правил игры» на мировой арене.  И Святой престол свою миссию выполнил.

Но вообще, по своей сути, БК не может претендовать на роль некоего «тайного мирового правительства», ведь это всего лишь место встречи ведущих финансистов и политиков разных стран мира.  На заседаниях клуба обсуждаются уже готовые планы решения общих проблем, которые впоследствии выносятся в официальном порядке на рассмотрение Саммитов «большой восьмерки» и «двадцатки», Давосского экономического форума и т.д.  В действительности, официальные международные саммиты собираются для того, чтобы публично обсудить и принять заранее подготовленные решения, которые предварительно уже были согласованы в ходе заседания Бильдербергского клуба.  Но не БК их готовил, для этого существуют другие структуры, работающие на постоянной основе и разрабатывающие прогнозы развития ситуации в различных областях и планы действий на каждый конкретный случай.

Именно эти структуры обычно называются любителями «теории заговора» в качестве «мировых правительств».  В первую очередь, это относится к учрежденному еще в 1921 году Совету по Международным отношениям, а также к так называемой  Трехсторонней комиссии – организации, основанной в 1973 году частными гражданами из Западной Европы, Японии и Северной Америки с целью «способствовать более тесному сотрудничеству между этими тремя регионами по общим проблемам».  Помимо вышеуказанных организаций, к числу «тайных мировых правительств» многие причисляют также Фонд Карнеги, Институт Брукингса, корпорацию РЭНД и т.д. Все эти структуры практически в равной степени оказывают влияние на политику не только США и Великобритании, но и громадного количества других стран мира, зависящих от американских и английских денег, проводя массу различных исследований и разрабатывая на их основе рекомендации по осуществлению конкретных мир, призванных обеспечить сохранение и расширение влияния своих спонсоров.

…и кто правит теми, кто правит миром

Существование вышеуказанных структур, равно как и обсуждение и выработка «сильными мира сего» единых подходов к различным проблемам совсем не означает, что они реально выполняют функцию «тайного мирового правительства», поскольку все политико-финансово-промышленные группы конкурируют между собой за сферы влияния, пытаясь под себя переделать систему мироустройства.  Однако же у всех этих структур есть сходство.  Дело в том, что ключевые фигуры всех вышеуказанных и неуказанных организаций так или иначе связаны с Ватиканом.

Дабы не утруждать читателей излишним напряжением глаз, перейдем сразу к делу.  Давайте просто рассмотрим, что представляют из себя лица, которые сегодня пытаются (и не безуспешно) определять всю мировую политику.

На первое место надо поставить человека, имя которого почти ничего не скажет рядовому обывателю, но при его упоминании любой из когорты «сильных мира сего» начнет нервно вздрагивать. Многие могли бы подумать, что это так называемый «Черный Папа», Адольфо Николас ( Adolfo Nicolas), 30-й глава религиозного ордена иезуитов – считается, что он «святее папы», поскольку иезуиты достигли такого уровня, что способны влиять на выбор кандидатуры папы и кардиналов.  Но это не так.

Наиболее влиятельным и наименее известным является «Серый Папа» - Пепе Орсини, представитель кровной папской династии, одной из 13 папских династий (Орсини (также известна как семья Максимус), Брейкспир, Альдобрандини, Фарнезе, Сомалия, Борджиа, Эсте, Памфили, Гаэтане, Медичи, Фарнезе, Колонна Киджи, Конти).  Эти семьи являются потомками так называемой итальянской «черной знати» и занимают привилегированное положение в католической иерархии – каждая из семей дала миру по несколько Пап и кардиналов.  Их влияние почти безгранично, именно они в действительности управляют иезуитами и мальтийским орденом, не проявляя себя открыто (собственно, сама собой напрашивается аналогия со знаменитыми пятью гангстерскими семьями в США, особенно, если вспомнить фильм «Крестный отец-3», где как раз и показана мафиозная сущность Ватикана).

В тайной иерархии Римской католической церкви существует четкое деление на элиту и простолюдинов.  К элите относятся итальянские семейные кланы, которые на протяжении многих веков давали Ватикану пап и кардиналов. Они считают себя папскими династиями «по крови», обладают практически не подлежащим обсуждению авторитетом и выстроили систему управления назначениями высших лиц в Римской католической церкви.  В 20 веке эти семьи пришли к пониманию, что реальная власть тем сильнее, чем менее она публична.  Их вполне устраивает эта система – они управляют Ватиканом как «верховные жрецы».  И сейчас им совсем не надо, чтобы к управлению вдруг пришел кто-то, кто сможет оспорить их доселе незыблемый авторитет.  Собственно, выбор Адольфо Николаса и Йозефа Ратцингера на должности «черного» и «белого» Пап был не случайным: они оба являются «простолюдинами», в связи с чем реальное «моральное» и «исторически подтвержденное» право на управление мальтийским орденом и иезуитами имеет только глава 13-ти чистокровных папских династий.  За соблюдением этих канонов ревностно следит «Опус Деи» - организация, являющаяся для всех личной прелатурой Папы Римского и официально подчиняющейся только ему.  «Опус Деи» известна большинству обывателей благодаря книгам Дэна Брауна и снятым по ним фильмам, но реальность превосходит их.  Специалисты, занимающиеся изучением истории спецслужб мира, недаром называют «Опус Деи» тайной разведслужбой Ватикана.  Эта структура (более подробно мы на ней еще остановимся) работает практически везде, где есть католики и даже имеет официальное представительство в России.  И, что самое примечательное, ее члены – настоящие фанатики, готовые умереть и убить за Господа.  Да-да, именно за Господа, а не за Папу, которому они официально подчиняются.  Для них главенствует догмат веры и традиции, это их единственные законы.  И если Папа Римский нарушит догматы – он будет наказан.  Вот только трактовкой догматов занимаются как раз те, кто считается имеющим на это право в силу крови и веры, то есть тем самые 13 папских династий, которые реально управляют Ватиканом, всегда предпочитая оставаться в тени.

И, кстати, совсем не случайно, что в 1974 году Давид де Ротшильд вступает в брак с Олимпией Альдобрандини (род. 1955), представительницей «чёрной знати». У супругов родились 4 детей: Лавиния (род. 1976), Стефания (род. 1977), Александр (род. 1980) и Луиза (род. 1989). Брак с Олимпией, которая является приверженкой католицизма,  положил конец традиции, согласно которой Ротшильды ранее вступали в брак только с иудейками. Тем не менее, сын Давида де Ротшильда Александр воспитывается в традициях иудаизма, так как бабушка Олимпии де Ротшильд еврейка. Эта женитьба позволила Дэвиду Ротшильду заручиться поддержкой семьи и обосноваться в Китае (именно туда Ротшильды переместили свои основные капиталы).  Но Ротшильд все же не стал членом клана, он всего лишь вошел в ближний круг (что уже можно считать громадным достижением).

Папа Бенедикт XVI (Pope Benedict the XVI) – до недавнего времени именно он был «Белым Папой» и в «официальной закулисной» иерархии значился вторым (в реальности – третьим), хотя для всего католического мира он был первым после Бога. Он же - Римско-папский цезарь, Осирис Египетский, Викарий Христа, Викарий Гора, Хранитель Его Согнутого Лука.

Сейчас его место занял Папа Франциск – представитель ордена иезуитов, что создало интригу в отношениях этой «святой троицы», которая управляет католическим миром – кто из них будет иметь право последнего слова? Не случится ли так, что иезуиты, объединив в своих руках две ветви власти, полностью заберут у «черной знати» рычаги управлении?

Впрочем, чтобы понять, каким образом они управляют значительной частью мира, стоит посмотреть, какие отношения с Ватиканом у тех, кто официально претендует на роль «правителей мира».  Итак, встречайте:

Эдвард Кардинал Эган (Edward Cardinal Egan) - Архиепископ Нью-Йорка, «Архиепископ столицы мира», «Американский Папа» (Глава американского отделения ордена мальтийских рыцарей), Глава Рыцарей Колумбуса, член Синедриона 33 степени, член Совета по международным отношениям, член Бнай Брит (B’nai B’rith), имеет контакты с ЦРУ, ФБР, Пентагоном и Агентством национальной безопасности США.

Джозеф О’Харе (Joseph A. O’Hare, S.J.) - Почетный президент иезуитского университета Фордхема в Бронксе, Нью-Йорк, член ордена мальтийских рыцарей, член Совета по международным отношениям, советник рыцаря мальтийского Дэвида Рокфеллера, советник рыцаря мальтийского Генри Киссинджера, советник Майкла Блумберга, Возрожденный папский рыцарь Ватикана.

Джон Джей ДеГиойя (John J. DeGioia) - Президент иезуитского университета Джорджтауна, член ордена мальтийских рыцарей, член Совета по международным отношениям,

Ричард Н. Хаасс (Richard N. Haass) - Председатель Совета по международным отношениям, Слуга Эдварда Кардинала Эгана, куратор Американо-Израильского комитета по общественным связям.

Збигнев Бжезински (Zibignew Brzezinski) - Член ордена мальтийских рыцарей, член Бильдербергской группы, член Совета по международным отношениям, член Трехсторонней комиссии, польский римский католик, профессор Колумбийского университета (Нью-Йорк).

Руперт Мёрдок (Rupert Murdoch) - Член Совета по международным отношениям, член ордена рыцарей Св. Григория, международный медиа-магнат, владелец Фокс Ньюз Нетфорк (Fox News Network), друг: Джорджа Сороса.

Джозеф Байден (Joseph R. Biden) - Папский рыцарь, мирской иезуит, Вице-президент Американской империи, советник президента США Барака Обамы, основатель Совета по международным отношениям. Почетные звания: Иезуит университета Скрэнтона, шт. Филадельфия; иезуит университета Св. Иосифа, г. Филадельфия, шт. Филадельфия.

Казалось бы, стоит дополнить список Бараком Хуссейном Обамой (Barack Hussein Obama) , который является масоном 32 степени, и его супругой Мишель - представителем Совета по международным отношениям, где она заведует такими темами, как католицизм, ислам, протестантизм.  Но гораздо лучше будет вспомнить о некоем Питере Сазерленде. Эта личность известна в мировом «закулисье» гораздо больше, чем Барак Обама и его жена.  Сазерленд в прошлом - генеральный прокурор Ирландии, сейчас - президент британского государственного доверительного фонда по образованию и научным исследованиям, одновременно является председателем Ирландского трастового фонда Великобритании и членом консультативного совета по бизнесу в Новой Европе. Стоит также отметить, что с 1993 по 1995 Сазерленд был Генеральным директором Всемирной торговой организации (ВТО), одновременно будучи и председателем совета директоров без исполнительных полномочий (уникальнейшая должность!) небезызвестной структуры Goldman Sachs International. В январе 1996 года он был назначен Генеральным секретарём ООН Кофи Аннаном своим спецпредставителем по проблемам миграции.  Но главная его должность скрыта от мирских глаз. Питер Сазерленд долгие годы является советником епископа при чрезвычайном отделе администрации церковной собственности Апостольских братьев. В переводе на общедоступный язык - главным финансовым консультантом Папы Римского. И, что примечательно, с 1997 по 2010 гг он являлся еще и председателем «Бритиш Петролеум».

Стоит также привести выдержку из списка высокопоставленных членов Мальтийского ордена, составленного специалистом по истории католических орденов и тайных обществ Эриком Самуэльсоном на основании официальных данных: Сильвио Берлускони, Тони Блэр, Майкл Блумберг, Джордж Буш-старший, Джордж Буш-младший, Джэб Буш, Прескотт Буш-младший, Уильям Кэйси, Билл Клинтон, Руди Джулиани, Генри Киссинджер, Руперт Мёрдок, Рональд Рейган, Дэвид Рокфеллер, Рик Санторум, Роберт Зелик и еще немало имен, не столь известных широкому кругу, но не менее влиятельных.

К этому будет неплохо добавить и выписку из списка масонов 33 (высшей) ступени: Тони Блэр, Джимми Картер, Ричард Чейни, Боб Доул, Альберт Гор, Генри Киссинджер, Бенджамин Нетаньяху, Колин Пауэлл, Рональд Рейган, Йозеф Ратцингер, Джеймс Ротшильд, Герхард Шредер. 

Теперь можно сравнить эти списки как между собой, так и с данными об учредителях, спонсорах и членах организаций, претендующих на роль «тайного мирового правительства», чтобы убедиться, что указанные лица играют ключевую роль в мировой политике. Но главное заключается в том, что все они связаны с Римской католической церковью, хотя многие наивно считают, что в англо-саксонском мире и, особенно, в США, политикой управляют исключительно протестанты.  В Европе же и так все ясно – здесь почти безраздельно правит Святой престол.  Стоит вспомнить, что и сама идея создания Евросоюза принадлежала Ватикану, который рассматривал ее как первый этап на пути создания Мирового союза.

На пути достижения европейского единства лежал «камень» в виде Великобритании, где пока главенствует отколовшаяся от РКЦ англиканская церковь.  Но ее позиции за последние десятилетия сильно пошатнулись. Начало положил в бытность свою премьер-министром Тони Блэр (см. вышеприведенные списки), который перешел из англиканства в лоно Римской католической церкви, отшутившись при этом, что пошел на поводу жены-католички.  Но он был не первым и не последним – Ватикан даже принял решение о создании переходной Апостольской церкви для тех, кто хочет «вернуться к истинному католицизму» из англиканства, а также согласился на рукоположение бывших англиканских священников для служения в новой церкви.  Сейчас дело дошло до того, что британский королевский дом решил отказаться от статуса руководства англиканской церковью.

Ватикан перед лицом новых вызовов

Все, казалось бы, шло хорошо, но вот подопечные Ватикана возомнили себя главными игроками на мировой экономической арене и почти привели к краху всю систему.  Извечная борьба конкурирующих между собой за сферы влияния кланов Ротшильдов и Рокфеллеров ввергла мировую экономику в глубокий кризис, заставив Ватикан беспокоиться не столько о финансах (хотя и о них тоже), сколько о будущем мироустройстве.  Взращенный Святым престолом Евросоюз оказался на грани распада, страны Латинской и Южной Америки – перед лицом революций (причем совсем не «цветных», а прокоммунистических).  В этих условиях Ватикан попытался использовать финансово-экономический кризис для продвижения своей главной идеи – создания единого мирового правительства, единой мировой валюты и, в итоге, единой мировой религии (как результат экуменистической политики).

Но начать Святой  престол решил с низов – с объединения католиков-политиков рядового уровня, ведь именно на них ляжет основная тяжесть будущей работы.  Характерным примером того, каким образом Римская католическая церковь участвует в мировой политике на самом низовом уровне является католический форум «Rimini Meeting», последнее собрание которого состоялось в августе 2011 года.  Его итоги продемонстрировали, что из себя сегодня представляет христианская политика в Европе.

«Никогда еще не было более благоприятного времени для христиан в британской политике, чем сегодня, после беспорядков», – заявил политический философ, директор влиятельного британского аналитического центра ResPublica Филип Блонд, которого газета The Telegraph однажды назвала «главным мотором идеи «Большого общества» Дэвида Кэмерона». Кроме Блонда, на встрече с участниками «Rimini Meeting 2011» выступали губернатор Ломбардии Роберто Формигони; советник премьер-министра Пакистана по делам религиозных меньшинств католик Пол Бхатти; лидер фракции Европейской народной партии в Европарламенте Жозеф Доль; депутат парламента штата Сан-Паулу (Бразилия) Маркос Зербини.

Список участников нельзя назвать очень внушительным по их статусу, но не стоит забывать, что каждый из них имеет большие перспективы карьерного роста, а также обладает весьма приличным влиянием.  Так, Роберто Формигони пришел в политику, будучи не просто убежденным католиком, но и членом движения Comunione e Liberazione («Общение и освобождение»), основанного священником Луиджи Джуссани в середине 1950-х годов.

Из этого движения вышли многие влиятельные политики (кроме Формигони, еще депутат Европарламента Марио Мауро, сенатор Рокко Бутильоне и другие) и священнослужители (например, архиепископ Паоло Пецци, ординарий архиепархии Божьей Матери с центром в Москве, или бывший патриарх Венеции, новоназначенный архиепископ Миланский кардинал Анджело Скола). Экономическая ветвь движения «Общение и освобождение» – Compagnia delle Opere – объединяет предпринимателей-католиков из 12 стран и представляет их интересы на внутреннем и международном рынках.

Однако самое главное заключается в том, что форум «Римини-Митинг» наглядно показывает, что Римская католическая церковь стала активной и влиятельной политической силой. Так, в 2011 году на данном мероприятии вышеупомянутый губернатор Ломбардии Формигони заявлял, что одна из основных задач христианской политики – «защищать интересы Церкви в общественном пространстве», убеждая посетителей «Митинга» не верить тем, кто утверждает, что вера – частное дело: «Христианство не может быть исключено из политики. Христиане должны участвовать, вмешиваться, вносить вклад в созидание общественного блага».

Основной же вывод из всего этого сделал Остин Айвори, координатор информационного агентства Catholic Voices, по мнению которого «демократия сама по себе не может быть источником морали, она всего лишь инструмент для разрешения несогласий». Источником же морали в данном случае является католицизм, который может дать миру спасение в виде «народной христианской демократии». Что же мы должны получить в итоге?

Идеальный мир по версии Ватикана

Проводимая Ватиканом деятельность свидетельствуют о том, что Святой престол не просто хочет восстановить пошатнувшиеся позиции, но вознамерился взять бразды правления планетой в свои руки.  Сначала планируется добиться установления единого «антикризисного» управления, то есть, должна быть создана надгосударственная структура, которая будет управлять большей частью планеты с «благой целью» спасения экономик разных стран.

А коль скоро «коварным банкирам Ротшильдам-Рокфеллерам» и «погрязшим в коррупции» правительствам никакой веры нет, то контролировать этот управляющий орган надлежит тому, кто является наместником Господа на Земле - то есть, Папе Римскому.  Именно этому была посвящена опубликованная еще 7 июля 2009 года на фоне начавшегося в 2008 году экономического кризиса третья энциклика Бенедикта XVI, в которой он призывает к созданию единого органа «мировой политической власти».  В этом 150-страничном послании, впервые посвященном социальной тематике, понтифик призвал к созданию «мировой политической власти» ради «оздоровления экономик, затронутых кризисом», и «предотвращения их ухудшения и усиления неравновесия». По мнению понтифика, «эта организация должна взять на себя решение вопросов разоружения, продовольственной безопасности и иммиграционной политики». Бенедикт XVI полагает, что такая организация «должна признаваться всеми и служить эффективной властью ради обеспечения безопасности, уважения и прав каждого».

Но какое же правительство без печатного станка? Поэтому в 2011 году Ватикан, опасаясь не столько краха евро и доллара, сколько выхода на роль мировой валюты юаня, стал активно продвигать идею создания Мирового Центрального банка, который выпускал бы свою валюту.  В принципе, это вполне логичное продолжение идеи образования Мирового правительства.

Но экономика – это всего лишь экономика, а политика – это всего лишь политика.  Чтобы управлять миром, нужна идеология.  Поэтому последним программным пунктом Ватикана является создание единой мировой религии, поскольку вера лучше любой идеи – ее не надо объяснять и доказывать, вера – это догма.  Именно это является целью экуменистической политики Святого престола, который после Второго вселенского собора вдруг начал резко мириться с иудеями, протестантами, англиканами, Константинопольским патриархатом и даже с исламом.

Да, Ватикан снял с евреев все ранее существовавшие обвинения в том что «евреи Христа предали». Ватикан пошел на диалог с англиканской церковью, подмяв ее в итоге под себя. Ватикан дал возможность протестантам (включая священников) тайно переходить в католицизм.

Ватикан уже несколько лет устанавливает контакты с умеренным крылом исламистов, базируясь на том, что существование Иисуса Христа признается обеими религиями. Папа Римский умудряется совершать религиозные обряды с представителями других религий (в средние века за это сжигали на костре). Ватикан прикармливает и Константинопольский патриархат, пытаясь тем самым повлиять если не на Русскую православную церковь и ее прихожан в России, то хотя бы на православную паству за рубежом.

Так, в ноябре 2006-го же года Бенедикт ХVI нанёс визит в Турцию (первый свой визит в мусульманскую страну), где посетил Голубую мечеть и помолился, обратившись лицом в сторону Мекки. Но главным итогом визита стало заявление папы о его поддержке стремления турок в объединённую Европу при условии прекращения дискриминации Константинопольского патриархата, глава которого, патриарх Варфоломей, всё время сопровождал понтифика в ходе его поездки. Никаких мер с турецкой стороны за этим не последовало, однако же Папа укрепил свой авторитет как в глазах турецкой элиты, так и в глазах Константинопольского патриархата.

После этого Ватикан активизировал работу по налаживанию контактов с мусульманским миром, что завершилось невиданным событием: в октябре 2007 года 138 мусульманских богословов и общественных деятелей призвали христиан и Папу Римского к диалогу для борьбы с вызовами секуляризации и глобализации, издав обращение «Общее слово для нас и для вас», в котором в полном согласии с духом времени утверждалось, что «религиозная свобода - наиболее важная часть любви к ближнему». Признав позицию мусульманских богословов интересной, Папа пригласил их на официальную встречу в Ватикан. К политике стимулирования диалога был подключён и Всемирный экономический форум: в начале 2008 г. при участии контролируемого иезуитами Джорджтаунского университета он опубликовал отчёт «Ислам и Запад: ежегодный доклад о состоянии диалога», в котором указывалось, что большая часть мирового сообщества не считает противоречия между Западом и исламским миром неразрешимыми. Там также говорилось, что мусульмане уверены, что их уважение к не мусульманам «превышает» аналогичное отношение «западников» к ним.

После этого, в апреле 2008 года Бенедикт ХVI предложил создать постоянный инструмент прямого межконфессионального диалога между католическими и мусульманскими богословами и религиозными деятелями в виде «Католическо-мусульманского форума», призванного решить сверхзадачу - попытаться на основе общих для двух религий положений найти точки соприкосновения на «стыке вер» и обеспечить взаимопонимание двух культур.  Первая мусульманско-католическая конференция прошла в Ватикане в ноябре 2008 году, положив начало «рациональному просвещению» ислама.

И здесь возникает большой вопрос: так что же сейчас представляет собой Ватикан, чтобы претендовать на роль «мирового пастыря»?  Увы, но довольно многое.  Святой престол контролирует умы и сердца большинства европейцев, за исключением самых отъявленных британских и ирландских протестантов.  В Южной и Латинской Америке подвергнуть сомнению постулаты католицизма и безгрешность Папы может только сумасшедший или самоубийца. В США и Канаде считается, что протестантизм развит гораздо более, чем католицизм, но на поверку выходит, что большинству протестантов совсем не интересны и не понятны разногласия протестантизма и католицизма, они предпочитают просто верить в Бога.

Но речь, собственно, не об этом.  Проблема в том, что Святому престолу сейчас, похоже, абсолютно все равно, какой вид будет иметь будущая мировая религия.  Одно ясно – Ватикан готов отойти от традиционных христианских догматов и, более того, собирается ПЕРЕПИСАТЬ БИБЛИЮ – с учетом «новых открытий» (артефактов, которые уже многие века хранятся в Ватиканской библиотеке).  Святому престолу сейчас абсолютно все равно, что получится в итоге, он готов идти на компромиссы с исламом, иудаизмом, буддизмом и т.д., лишь бы сохранить за собой власть.  Для Ватикана самое главное – быть «на гребне волны», сохранить в своих руках рычаги управления.  Если же для этого придется пожертвовать какими-то христианскими постулатами, Ватикан будет действовать, руководствуясь своим традиционным принципом – «цель оправдывает средства».  Цель сейчас – мировое господство. Средства – предательство христианской религии в угоду идеям космополитизма.

Но добиться цели невозможно, если не сокрушить оплот настоящего христианства – Русскую православную церковь, которая является канонической христианской церковью.  Поэтому уже не одно столетие продолжается тайная война Ватикана с Московским патриархатом как носителем ортодоксальной (то есть, изначальной) христианской веры.

С каждым годом эта война становится все острее и жестче, несмотря на видимое экуменистическое сближение. И на достижение единения между Русской православной церковью и РПЦ за Рубежом (РПЦЖ), которые были искусственно разделены с 1917 года, Ватикан ответил активизацией работы в России своей известной структуры «Опус Деи», а также попытками расколоть православную церковь на Украине.  Дальше – больше. Осознав масштабы угрозы потери влияния католической церкви в мире из-за укрепления позиций глобальных игроков в лице представителей фининтерна Ватикан начал искать возможности сближения с Россией как государством, обозначая себя как нейтрального посредника между Западом и Москвой, а также с Русской православной церковью, демонстрируя тем самым всему миру свою открытость к диалогу и одновременно пытаясь повернуть РПЦ на путь экуменизма.

http://aftershock.news/?q=node/360244

http://aftershock.news/?q=node/363527

https://aftershock.news/?q=node/376210