После нескольких месяцев довольно несвязного освещения в СМИ, американцы проснулись и увидели, что республиканцы захватили власть над Конгрессом США с рекордным числом мест в Сенате и Палате Представителей. Кроме того, республиканцы получили несколько губернаторских мест.

Эта «волна» выборов и разгром демократов – классическая ответная реакция против партии власти, которая не смогла стать лидером нации.

Но небо всё ещё находится наверху, а земля внизу, и, насколько мы знаем, земля всё ещё вертится вокруг своей оси.

Несмотря на то, что энтузиасты и Fox News изображали эти выборы как самые взрывоопасные, большинство обозревателей СМИ изо всех сил старались избегать упоминаний о народной антиобамовской волне. Многие американцы заняли реалистичную позицию «чума на оба ваших дома» и не пошли голосовать, а другие решили выбрать меньшее из двух зол. Это мудрая позиция; печально, но мы согласны с ней.

За исключением периодической политической революции, которую пропагандировал Томас Джефферсон, не важно, кто руководит, существует слишком многое, что необходимо изменить, но ничего не меняется… следовательно умный независимый человек должен готовиться к ближайшему будущему.

Тайное согласие между двумя партиями.

Все последние 30 лет республиканцы, демократы и их всё более и более влиятельные сторонники из Комитетов политической активности совершенствовали искусство политического обмана. Используя такие «острые», эмоциональные и социальные проблемы как однополые браки (как говорят правые) или гендерные права (как говорят левые) искушённые пропагандистские эксперты неустанно работают, чтобы направлять избирателей к той или другой партии.

Но, как признаёт теперь всё большее число американцев – к сожалению, республиканцы и демократы о многом договорились – о вопросах мало касающихся нашей судьбы, по сравнению с той тактикой разжигания паники, которая загоняет нас на выборы. Когда дело доходит до настоящих проблем, мы страдаем от господства де-факто однопартийного государства.

Например, за исключением нескольких беспартийных, обе партии отказались от Конституции, и теперь полностью поддерживают разрастание и усиление государства внутренних служб безопасности и слежки. Хотя они могут отличаться в крайностях, ни одна из партий не рассматривает нынешнее зыбкое состояние наших гражданских свобод как проблему, требующую немедленного решения. Политиканы, которые готовы перегрызть друг другу глотки за Obamacare, согласны друг с другом, когда разговор доходит до защиты от реального общественного контроля Агентства Национальной Безопасности, ФБР или местной полиции.

Аналогично, мало кто из обоих партий заинтересован в обуздании влияния Уолл-Стрит на наш политический процесс или в прекращении массового потока субсидий в наши «слишком большие, чтобы рухнуть» банки, благодаря дешёвой денежной политике Федеральной Резервной Системы. Хотя они расходятся по вопросам финансового стимулирования, большинство выборных чиновников обоих партий втихомолку поддерживают утечку триллионов долларов в банкирские карманы, благодаря манипуляциям на рынке.

Третий пример – это, конечно, разрушение налогового кодекса США. Обе партии заявляют, что у них очень разная точка зрения на налогообложение корпораций и частных лиц, но обе они до устали работают (часто в сговоре), чтобы защитить налоговые лазейки, финансовые подарки корпорациям и несправедливое различие в налоговых ставках – а это реальные проблемы нашей налоговой системы. Награда за это - миллионы долларов, перечисленные в их Комитеты политической активности.

И конечно, кроме сенатора Рэнда Пола, никто из обоих партий не скажет вам о необходимости отмены таких отвратительных законов как Закон об одобрении иностранных налоговых счетов (Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA). Даже если кто-то и обещал во время предвыборной кампании отменить эти законы, не надейтесь, что он поставит этот вопрос на голосование, независимо от того, кто контролирует Конгресс.

Вероятно, результаты выборов гарантируют, что следующие два года в Вашингтоне будут идти постоянные дискуссии по поводу избрания следующего президента.

Не теряйте бдительности.

Мало кто из нас верит в какую-либо политическую партию, когда необходимо решать проблемы, которые по-настоящему касаются нас – растущих угроз нашему благосостоянию, нашим свободам и неприкосновенности нашей частной жизни, которые исходят от нашего собственного правительства и его влиятельных союзников из среды всё более и более коррумпированной и неконкурентоспособной экономики США.

В то время как республиканцы захватили власть над Конгрессом, американцы не приблизились к достижению той степени защиты своих свобод и неприкосновенности своей частной жизни, которую они хотели бы получить от выборных чиновников. И, к сожалению, ничто не обещает, что республиканцы принесут много позитивного на американский фондовый рынок. Сегодня утром я разговаривал с редактором Profit Seeker Джеффом Опдайком (Jeff Opdyke), который сказал следующее:

Я не считаю, что победа республиканцев имеет значение для фондового рынка, кроме некоторых узких воздействий в определённых секторах, типа рынка лекарственных препаратов (который извлечёт выгоду, если республиканцам удастся вернуть налог на лекарства и медицинские устройства на уровень до принятия Obamacare). Реальный эффект от победы республиканцев, вероятно, испытает рынок облигаций. Доходность облигаций будет расти, и, в конечном счете, ФРС ускоренно поднимет процентные ставки.

Но не смотрите на ожидаемое повышение ставок ФРС как на возможность снова положить немного денег на свои сберегательные счета. Хотя ставки вскоре и начнут подниматься вверх, впервые за последнее десятилетие, ФРС должен и будет продолжать усиленное вооружение рынка, чтобы сохранить ставки на неестествено низком уровне, с точки зрения тяжёлого долга США.

Во время, когда Америка стоит на пороге увеличения ставок, а правительство ничего не делает для вашей защиты, очень важно, чтобы вы модицировали свой капитал, вкладывая деньги в растущий средний класс на развивающихся и оффшорных рынках. Эти рынки не отягощены, подобно американскому, триллионными долгами и долгосрочной безработицей, и наслаждаются невиданными ранее большими совокупными доходами, не желая отказываться от этой западной роскоши.

Другим ключевым шагом к подготовке к новому правительству должно стать вложение денег в золото - максимальную защиту вашего капитала. Золото продолжает оставаться страховкой от безумия Капитолийского холма. Обладание им позволит вам защитить образ жизни своей семьи.

Очередные промежуточные выборы приходят и уходят, и мы не можем не отметить, насколько важно основывать свою веру на личных планах, и избегать искушений надеяться на помощь правительства… или ненадёжных политиков, которые конкурируют за попадание в него.

Поскольку Америка приближается к промежуточным выборам, становится ясным один из несомненных фактов - прогрессивные перемены всё ещё далеки от нас. Республиканские успехи в Конгрессе – виртуальны, главный вопрос состоит в том, насколько велик будет ущерб.

Отклонение маятника вправо доставило бы меньше беспокойства, если бы перед этим он отклонялся влево, но только самые тупые американцы верят, что в последние годы эта страна переживает либеральные перемены. Несмотря на предвыборную кампанию шестилетней давности под лозунгами надежд и перемен, Барак Обама вскоре окружил себя советниками из Goldman Sachs. И даже если его высказывания были искренними, он ничего не сделал, чтобы бросить вызов фундаментальной сущности власти в Америке. Всем известно, что Уолл-Стрит владеет и управляет системой, и даже самые восторженные поклонники Обамы не верят, что его правительство изменило это.

Сейчас мы приближаемся к последнему этапу президентства Обамы, и, вероятно, самая неутешительная реальность состоит в том, что даже формат дебатов не изменился: одна сторона предлагает крайний консерватизм, который часто сопровождается идиотским антиинтеллектуализмом, а другая сторона предлагает правоцентристскую политику в интересах больших корпораций. Но на самом деле, обе стороны угождают корпоративным желаниям, несмотря на иллюзию, что происходят отчаянные споры.

Просто наша плутократия давно освоила искусство контроля над массами.

Чтобы ни произошло в ходе этих выборов, никто всерьёз не верит, что будут обузданы транснациональные корпоративные интересы, что профсоюзы начнут возрождаться, что будет принята серьёзная финансовая реформа, что какая-нибудь значительная государственная инициатива начнёт бороться с фундаментальными причинами имущественного неравенства. Даже если демократы смогут набрать больше голосов, чем прогнозируется, мы можем не сомневаться, что не будет серьёзного сокращения американских военных расходов. И только чересчур наивные оптимисты воображают, что эти выборы станут шагом на пути к решению кризиса разваленной образовательной системы или общественной эпидемии массового лишения свободы.

Безусловно, иногда в Америке происходят настоящие прогрессивные социальные перемены в некоторых областях (недавний пример – победа гомосексуалистов), но любой честный анализ современного американского прогрессивизма должен сделать вывод, что провалов намного больше, чем успехов. Всё больше рабочих живут на краю или за краем бедности, или в ещё более худших условиях. Низкооплачиваемые рабочие места деградируют, техника безопасности на рабочих местах не соблюдается, большинство агентств нанимает только временных работников.

Во многих цветных сообществах «трубопровод от школы к тюрьме» стал абсолютной и фундаментальной социальной нормой. Отмена государственного контроля и приватизация в интересах влиятельной корпоративной власти стали основой нашей системы. И благодаря деятельности общественных консерваторов, репродуктивные права оказались под угрозой почти по всей стране – не только аборты, но даже доступ к механизмам контроля над рождаемостью стали в нашем обществе полем боя. И, к сожалению, мало кто надеется, что промежуточные выборы 2014 года изменят что-либо из перечисленного.

Если и есть причина для надежды на восстановление разрушенной американской политики и государственной деятельности, то она основана на факте, что корень проблемы стал совершенно очевиден и ясен для всех: ключевой виновник – чрезвычайная корпоративная власть. Благодаря финансовому кризису 2008 года, постановлению 2010 года «Объединённые граждане» и разрушению американской политической системы, диагноз поставить не сложно. Если обычные американцы лишены доступа к власти, то только потому, что власть находится в другом месте, и это другое место – корпоративный сектор.

Американцы любят поболтать о демократии, но печальная реальность состоит в том, что обычные люди не могут соперничать в борьбе за власть с корпоративными «лицами». У корпораций не только гораздо больше богатства, но и многих других преимуществ: они сфокусированы на извлечении прибыли, и, в отличие от простых людей, не ограничены моральными нормами, семейными ценностями, побочными проблемами, не озабочены состоянием здоровья и приближением смерти. Если считать корпорации настоящими людьми (а Верховный суд говорит, что это именно так), то тогда их нужно считать сверхчеловеками, так как по наличию возможностей и ресурсов они сильнее живых людей.

Живые люди могут стремиться к прогрессивным целям, борясь за экологическую стабильность, за социальную и экономическую справедливость, за права рабочих, потребителей и малых бизнесменов, за обуздание милитаристской внешней политики. Но мы должны понимать, что почти все эти усилия обречены на провал, если они по-настоящему угрожают корпоративной власти. Несомненно, некоторого прогресса можно добиться, если эти усилия достаточно последовательны (или не противоречат корпоративным интересам), но большая часть прогрессивных устремлений просто неприемлема для корпораций и промышленности, которые руководят нашей плутократией.

Действительно, даже небольшие проблемы, которые, казалось бы, не имеют значения для корпоративной Америки (например, право женщин на выбор) трудно решаемы, так как корпорации для получения политической выгоды заключили союзы с консервативными силами. Те, кто управляет Американским законодательным советом (American Legislative Exchange Council - ALEC) и Торговой Палатой (Chamber of Commerce) – двумя чрезвычайно влиятельными центрами корпоративной политической власти – не могут ещё меньше волноваться о правах 10-недельного зародыша, но несколько десятилетий назад они поняли, что консерваторы будут действовать в их интересах, если прокорпоративные политики будут проводить антиабортные решения. То же касается и странного брака Уолл-Стрит и правых религиозных фундаменталистов из современной республиканской партии.

Обама говорил о надежде и переменах, когда побеждал на выборах шесть лет назад, но становится очевидным, что в Америке ничего не может по-настоящему измениться, пока корпоративная власть не будет контролироваться. Только в последнем поколении мы видели, как Уолл-Стрит (часто при поддержке демократов) с успехом занимается лоббированием сокращения государственного регулирования коммуникационных корпораций (что привело к консолидации этой индустрии) и банковской сферы (что привело к безответственной деятельности и экономическому коллапсу 2008 года); прикладывает значительные усилия, чтобы приватизировать государственные функции (от тюремного заключения до социального обеспечения); и доминирует в предвыборных кампаниях (прямо продвигая корпоративные интересы в политику и ограничивая возможности живых людей). Даже катастрофическое нападение на Ирак в 2003 году, очевидно, связано с управляемой корпорациями военной элитой, которая жирует за счёт неполноценной и неинформированной общественности.

Из-за всего этого стало ясно, что те, кто хочет иметь государственную политику, основанную на чаяниях и интересах простых людей, должны объединиться, чтобы пересмотреть и ограничить права корпораций. Независимо от области, в которой действуют активисты под флагом прогрессивизма (борьба за права человека, за мир, за экономическую справедливость, за сохранность окружающей среды и т.д.), все они должны постоянно говорить о проблеме корпоративной власти, поскольку корпоративная власть – единственная проблема, которая в равной мере актуальна для всех областей прогрессивизма.

В конечном счёте, для долгосрочного успеха прогрессивизма, проблема корпоративной индивидуальности должна быть решена на уровне Конституции - либо будущим более либеральным Верховным судом, либо Поправкой к Конституции, которую должно категорически потребовать более информированное общество. А пока, законодательные усилия по обузданию корпоративной власти, в лучшем случае, могут рассматриваться как временные заплатки.

Большая часть серьёзных законодательных усилий по обузданию корпоративной власти - недостаточна, потому что корпорации могут использовать свои неограниченные ресурсы для судебных тяжб и лоббирования полной отмены государственного и общественного контроля, а в таких ключевых вопросах, как финансирование избирательных кампаний, Верховный суд уже встал на сторону корпоративного сектора.

Хорошо то, что проблема стала достаточно очевидной и понятной. Но есть и плохая сторона – чтобы справиться с этой проблемой, разумным американцам необходимо нечто большее, чем обычные усилия по продвижению нескольких прогрессивных и реформистских законопроектов. Необходимо добиться перемен на высоком, конституционном уровне, а корпоративная оппозиция очень богата и старательно борется за сохранение своей власти.

Проснувшись 5 ноября и узнав результаты выборов 2014 года, консерваторы и республиканцы злорадствовали на весёлых попойках, демократы и либералы ныли и психовали в социальных сетях, а большинству американцев было наплевать и на тех и на других. На самом деле, не надо ходить к гадалке, чтобы предположить, что многие американцы вообще не знали о том, что происходило 4 ноября.

Несмотря на реакцию американских избирателей на результаты выборов (ликование или уныние), суть в том, что эти результаты не имеют никакого значения в плане будущего управления этой страной. Какие у меня доказательства этого утверждения? И демократы и республиканцы уже избирались. Этого доказательства достаточно.

От выборов к выборам партии меняются позициями и немедленно начинают проводить ту же самую политику, которую они обещали остановить. Демократы поддерживают войну, ГМО, Уолл-Стрит и полицейское государство, а республиканцы делают вид, что выступают против этого. Вот выбрали республиканцев, и они начали поддерживать войну, ГМО, Уолл-Стрит и полицейское государство, а демократы делают вид, что выступают против этого.

Американский народ, сбитый с толку телевизионными программами, центральными новостями, развлечениями и спортом, едва ли понимает, что политическая парадигма, на которую он купился, также как и его собственные идеалы, повернулись к нему задом.

Иными словами, выборы 2014 года не значат ничего, кроме того, что теперь республиканцы могут делать то же самое, что несколько последних лет делали демократы, а затем их в этом обвинят, и им на смену придут демократы.

Выборы стали ритуалом, регулярно проводимым через определённое число лет. На них американскому народу предлагают две кучки дерьма, и избиратели должны решить, какую кучку дерьма они хотят есть в течение следующих 4-6 лет.

Но во время выборов 2014 года всплыл интересный вопрос: «Зачем голосовать?», или правильнее сказать: «Должен ли я, вообще, голосовать?»

Существуют два основных ответа на этот вопрос, который всплывает снова и снова. Лагерь сторонников «Да» обычно повторяет нудную формулировку: «Если вы не проголосуете, вы не сможете жаловаться», а также говорит о необходимости выбора одного из двух зол.

Лагерь сторонников «Нет» обычно отвечает, что в голосовании нет никакого смысла - независимо от того, кого изберут, победители проводят политику побежденных. Они говорят, что выборы придают сломанной системе правдоподобность, и участие в них узаконивает эту систему. Т.е.: «Не голосуйте. Это только поощряет их».

Так на чьей стороне правда?

У лагеря «Да», по общему признанию, очень мало доказательств их аргументов. Их нудный лозунг «Если вы не проголосуете, вы не сможете жаловаться» только говорит о том, что главная цель всего активизма и голосования миллионов людей – это возможность пожаловаться на свои обиды.

Это не верно.

Голосую я или нет - у меня есть полное право жаловаться. Почему? Потому что я – американский гражданин. У меня есть Первая Поправка. Поэтому, яснее ясного, я буду жаловаться настолько громко, насколько захочу, без всяких оговорок и условий.

Что касается выбора одного из двух зол – такая философия приводит к гарантированному результату – вы получаете зло. Избиратели боятся: если они не проголосуют за партию А, то на выборах победит партия Б, которая ещё хуже – прошлый опыт показывает нам, насколько хорошо работает эта философия. Достаточно взглянуть на президентов, сенаторов, членов Палаты Представителей, губернаторов и мэров, которых избрали в последнее время, чтобы сказать, что нам требуется новая философия.

Пока американцы продолжают делать то, что они делали всегда, они будут получать то, что получали всегда.

Учитывая всё это, кажется, что лагерь «Нет» более прав. Однако, истина заключается в том, что те, кто решил полностью отказаться от голосования, настолько же бесполезны, как и те, кто горит желанием выбрать меньшее зло.

Вообще, выборы – самое настоящее бесполезное занятие. Но бывают случаи, когда выборы – необходимое и разумное занятие. Несмотря на обоснованный цинизм, который заслужила система выборов, иногда появляются достойные кандидаты, которые не являются частью элиты, и которые, несмотря на недостатки, интересуются своими обязанностями и хотят улучшить этот мир. Эти люди, добровольно выходящие на кровавый песок арены, заслуживают поддержки людей, ради которых они пытаются работать. Достаточно просто сходить на участок для голосования и нажать на кнопку. К счастью, эта процедура очень похожа на обращение с телевизионным пультом, с которым американцы отлично знакомы.

А также, существуют локальные референдумы, которые касаются местных постановлений, или более крупные народные референдумы, которые недавно проходили в Орегоне, Калифорнии, Колорадо и на Гавайях. Временный запрет на выращивание ГМО на Гавайях и в Калифорнии был введён в результате активности и старания людей, которые боролись за проведение этих референдумов и за объяснение широкой общественности, почему необходимо придти и проголосовать за этот запрет. Многие избиратели пришли на участки и нажали на кнопки, поэтому и был введён запрет.

К счастью для народа мауи и жителей округа Гумбольдт, они не проявили апатию и добились этого запрета, вместо приведения множества доводов, почему нет смысла голосовать.

В Орегоне и Колорадо будут выращивать ГМО-культуры. А на земле народа мауи и в округе Гумбольдт – не будут, потому что активисты и избиратели сделали ту малость, которую они могли сделать – нажали пальцами на кнопки.

Активист, который мечтает изменить мир, но отказывается голосовать, когда появляется достойный кандидат или проводится важный референдум – человек, который пытается сделать что-то одной рукой, да и той завёрнутой за спину.

Эта статья ни в коем случае не одобряет статус-кво. Разве большинство политических кандидатов и выборов не стоят того, чтобы тратиться на поездку на избирательный участок и утруждать себя нажимаем на кнопку? Разумеется, не стоят.

Разве не правда, что результаты большинства выборов сфальсифицированы? Правда.

Но разве не правда, что на выборах и референдумах можно добиться желаемого результата с помощью высказывания большинства? Разве не правда, что, хотя меньшинство может победить на выборах, но выборы – это единственный путь для активизма и попыток направить сбившийся с пути корабль в нужном направлении? Конечно, это правда.

Дело в том, что для достижения реальных перемен, мы должны поумнеть и начать разбираться в политических играх, в точках зрения людей и в самых эффективных стратегиях борьбы с мировой олигархией. Протесты, бойкоты, забастовки, самостоятельное построение своей общественной системы, создание других технологий и методов, включая выборных – всё необходимо проанализировать и использовать для этой борьбы.

Мы должны двигаться напролом, чтобы ликвидировать олигархическую власть в США и во всём мире. Во время настоящей революции нет времени на рефлексии.

Если у вас вообще нет никакого выбора – оставайтесь дома.

Если у вас есть достойный кандидат или важный референдум – голосуйте.

Ответ на вопрос «Должен ли я, вообще, голосовать?» очень прост… это зависит от обстоятельств.

http://antizoomby.livejournal.com/330374.html

http://antizoomby.livejournal.com/330123.html

http://antizoomby.livejournal.com/330666.html