БП приближается, и как следствие, набирают вес новые тенденции. Например, у людей проходит аллергия на слово «социализм». Вчерась один товарищ, узнав, что я уезжаю из Чебоксар, расстроился: «Жаль, а мы хотели поп-деть о социализме». Лет 15 назад услышать такую фразу можно было разве что на сходке пенсионеров-совкодрочеров.

Естественно, мАсковских кряклов я за людей не считаю, но даже упоротые либерасты по мере истощения текущих счетов и испарения мечт о квартирке в уютненькой Гейропке, начинают задавать в личку всякие странные вопросы: типа, если не успею свалить до того момента, когда все наипнется, какие шансы у меня встроиться в новую систему? Вопрошающего какбэ интересует, какая это будет система, и исходя из этого он уже кумекает, сможет он в нее встроиться или нет. Но я никаким тайным знанием относительно будущего не обладаю, поэтому отвечаю стандартно: приобрети профессию – встроишься везде. Профессию – в смысле «ремесло», а не диплом религиоведа, или международного манагера.

Но таки давайте поп-дим о социализме. Социализмов всяких разных – дофига и больше, заумные теоретические модели меня не интересуют в принципе. Предлагаю рассмотреть практику. Социализм – это практика организации социального государства. В этом ключе можно рассмотреть практику Западной Европы, где к концу 60-х годов сложилась вполне жизнеспособная (правда, лишь в условиях перманентной экономической экспансии) модель социального государства. Однако уже с середины 70-х европейский велфер стейт стал вырождаться и ныне приобрел чудовищные декадентские формы.

По сути западноевропейское социальное государство – это результат общественного консесуса между верхами и низами. Верхи гарантировали низам социальные гарантии, как в Советском Союзе – первом социальном государстве в мире, как то бесплатное (либо общедоступное) образование, медицинскую помощь и систему соцобеспечения (пенсии, защиту от безработицы, охрану детства и т.д.).

Низы взамен отказались от притязаний на политическое господство и не препятствовали верхам осуществлять грабеж в глобальном масштабе (содержание социального государства – удовольствие недешевое). Результатом этого консенсуса стало общество всеобщего потребления с соответствующей идеологией, гедонистической культурой, правовой основой.

В условиях бурного роста мировой экономики, научно-технической революции и наличия колоссальных неосвоенных ресурсов в странах Третьего мира поддержание режима социального государства в Европе было возможным. Но в 70-х годах это становится все более накладным, а с начала 90-х после краха СССР верхи начали политику сворачивания «велфер стейт».

Формально представитель западного среднего класса потребляет сегодня больше, чем в золотую эпоху социального консенсуса. Но, во-первых, относительный уровень потребления снизился, как и качество потребления. Последнее в некоторых случаях снизилось фатально (например, качество медицинского обслуживания в США), классическое образование сегодня практически недоступно низам. Массовое потребление вообще стало суррогатным – люди носят эрзац-одежду, потребляют эрзац-еду, эрзац-культуру, живут в эрзац-домах и т.д.

Во-вторых, платить за этот уровень потребления приходится гораздо больше. То есть больше и напряженнее приходится работать, платить большим дискомфортом (ах, если меня сократят, я не смогу выплачивать кредиты, банк отберет дом, машину и я скачусь на социальное дно). В-третьих, за сохранение достигнутого уровня жизни приходится платить снижением качества жизни – своим здоровьем, отказом от политической самореализации, существовать в мире, где безопасность становится роскошью, иметь мало свободного времени. Европейцам пришлось отказаться от привычной культурной среды обитания и терпеть унизительный мультикультурный беспредел.

Наконец, не стоит забывать и о том, что завести детей для западного потребителя стало роскошью. Либо ты имеешь двоих детей, но в потребительском рейтинге опускаешься в категорию «ниже среднего», либо удовлетворяешься одним ребенком рожденным после 30 лет, зато делаешь карьеру и наслаждаешься потреблением.  К чему это приводит, надеюсь, рассказывать не надо – Европа в тепличных условиях вырождается, местное население уступает место более плодовитым пришельцам. Социализма в Европе становится все меньше, а проблем все больше. В общем, на образец для подражания такой «велфер стейт» не тянет однозначно.

Совок мы за идеал мы тоже почитать не будем. Да, либерасты, пока они еще не начали подыхать от голода, самодовольно гыгыкают: мол, хочешь социализма – вали нах на Кубу и наслаждайся, а мы уж как-нибудь и при капитализме «помучаемся». Ну, а что, тоже вариант. Какой из двух вариантов вас устроит больше:

- жить счастливо до 80 лет, небогато, но быть защищенным от нищеты;
- жить в страхе перед завтрашним днем, умереть в 60 лет, но иметь шанс (всего лишь шанс, а не гарантию) потреблять кучу барахла.

Если вам первый вариант нравится больше – то Куба для вас. Не в смысле валить на Кубу, а в смысле реализовать в РФ кубинскую модель социализма. Лично я легко променяю свой уровень потребления выше среднего (выше среднего для РФ, конечно) на более высокий уровень эндорфинов. Но на самом деле актуальная постановка вопроса сегодня такова: социализм, как на Кубе или капитализм, как в Нигерии. Если дебилы еще не осознали, что эпоха путинской халявы, основанной на тупом просирании советского наследства и природной ренты заканчивается, то они это скоро почувствуют через холодильник.

Дебилы, особенно родившиеся в постсовке, даже не представляют, что значит «работать за еду», что многие хлебнули в начале 90-х. Это, знаете ли, отрезвляет. Я приближение  чувствую даже по коментам. Два-три года назад запутинцы и либерасты строчили портянки в 20 абзацев и срались за швабоду и рынок до кровавых мазолей на пальцах. Рекомендую ознакомиться, например, с постом Диагноз – скорая смерть! Сегодня они коментят мало и крайне немногословно, в тренде коменты типа «Да это и так уже понятно, аффтар, скажи, чо делать, хорош воду в ступе толочь».

Ну что ж, давайте поговорим о том, что делать. Социализм в РФ неизбежен. Я это говорю совершенно спокойно и даже не вижу нужды доказывать. В любой цивилизованной стране, когда наступает жопа, включается режим «социализм», если жопа средней тяжести, а если жопа полная, то наступает «военный коммунизм». Ну, не бывает другого. Представьте себе, что круизный лайнер потерпел катастрофу и до острова доплыли 100 пассажиров. Любого, кто попытается жить по законам джунглей, принципам конкурентоспособности и прочим капиталистическим понятиям, опустят сразу. Ну, или просто придавят, как клопа.

Выжившие быстро создадут что-то вроде колхоза, но никак не капиталистическую плантацию с хозяином, супервайзерами и рабами. В экстремальных условиях инстинкт самосохранения любому идиоту подсказывает, что выжить можно только сообща, живя по принципу общее благо – выше частного. Та же идея быстро завладевает массами при масштабной социальной катастрофе. К сожалению, катастрофа – неизбежный катализатор.

Некоторые возражали мне в том духе, что в Сомали, почему-то, стихийный социализм не наступает. А кто рискнет назвать Сомали цивилизованной страной со сложным социальным, и экономическим устройством? Сомали – это вообще не страна, а просто территория, на которой господствуют первобытно-общинные порядки, и куда белые люди завезли дикарям в большом количестве автоматы Калашникова.

Следует учитывать и инерцию массового сознания. Скажем, в начале 90-х Россия, опущенная в рынок, оказалась в полнейшей жопе, однако желания «вернуться в социализм» у большинства не возникало. Все правильно: поздний совок был плох, а «временные трудности переходного периода» воспринимались как следствие того же совка и как неизбежная плата за скорое скорое «капиталистическое счастье». Знаменитую фразу Ельцина «жить мы будем плохо, но недолго» воспринимали без юмора.

Сегодня в назревающей катастрофе проклятый совок уж точно обвинить не удастся. Наоборот, именно благодаря совку, в наследство от которого нам достался промышленный потенциал в виде нефтепроводов и меткомбинатов, удалось пожировать целых 20 лет (не всем конечно, но многим). Следовательно, в условиях глубокого кризиса (а я надеюсь, он будет достаточно глубоким) идея «давайте вернемся в счастливое время путинизма» уже не покажется адекватной. Нет, конечно, ХОТЕТЬ вернуться взад будут многие, вот только ВОЗМОЖНОСТИ уже не останется.

Сегодня общественный консенсус в РФ базируется на такой парадигме: низы позволяют верхам воровать, верхи взамен создают условия для экономически необоснованно высокого уровня потребления. Экономически необоснованный уровень потребления – это когда потребляет общество больше, чем производит. Долго это продолжаться не может. Об этом я уже десятки постов написал, повторяться не буду. На наших глазах консенсус рушится: верхи оказались не в состоянии поддерживать тот уровень потребления, который обеспечивает лояльность быдла.

При этом отказаться от вовровства и заняться созиданием верхи не могут. Ну, етптать, не заточены эти дебилоиды под созидание, ничего сложнее схемы «распил-откат-оффшор» они родить не в состоянии. Что это значит? А это значит, что начинает складываться классическая революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят. Так что, если не случится чуда и нефтяные цены не вернутся на уровень весны этого года, то крах путинизма состоится уже не в ближайшие годы, а в ближайшие месяцы.

Соответственно, придется менять модель развития страны, если существующая обанкротилась.  А на что менять? Методом исключения (исключаем капитализм, феодализм и рабовладение) получаем социализм. Да, есть дурачки, которые истерично возражают: мол нам не нужен социализм, потому что социализм – это чучхэ и железный занавес, администрируемый пулеметчиками на вышках; дескать, нам нужен капитализм, но правильный, со всеми побочными плюшками вроде швабоды, демократии и рынка.

Цель этого «правильного капитализма» - создание конкурентоспособных производств. По мнению дурачков, раз уж концепция экспортно-сырьевой экономики накрылась п-дой, надо строить модель экспортно-товарную. Дескать, мы будем делать некие экспортные ништяки, за которыми весь мир выстроится в очередь, а на вырученную валюту станем затариваться айфонами, импортными тачками и кофеварками.

Не, я, конечно, не против, если вы, дурачки, нечто такое изваяете. Только ни один из вас даже не сказал, что же это за чудесные ништяки, которые никто не делает, а вы сможете делать, и за которые вам мировой рынок отдаст все доллары, а потом напечатает еще и снова отдаст. Наконец, кто мешал развивать это сферическое в вакууме «конкурентоспособное производство» последние 20 лет? Ах да, сырьевое проклятие вам мешало. Вот, наконец, вы от него избавились, дальше что? На какие шиши вы будете развивать производство?

- Надо создать привлекательный инвестиционный климат – отвечают дурачки, - И тогда добрые буржуи придут к нам, построят нам «конкурентоспособные производства», и мы будем жить богато и счастливо.

- А что надо для того, чтобы инвестиционный климат был привлекательным?

- Надо свергнуть чекистскую диктатуру Пукина, и построить истинно-правильные демократические свободы и рынок.

Ага, ну вы уже поняли. Ровно то же самое квакали глашатаи Перестройки: они вещали, что потенциал у страны – о-го-го какой, надо только прекратить кормить черножопых (вариант для нацокраин  – прекратить кормить русских оккупантов), свергнуть коммуняцкую диктатуру, ввести демократию, свободу и рынок, и тут же к нам придут иностранные инвесторы, и вместо телевизоров «Горизонт» мы будем делать SONY и TOSHIBA, а на АвтоВАЗе будут клепать FORD.  Ну, и чем это закончилось?  Сегодня былого о-го-го-потенциала нет, и то, что FORD наладил отверточную сборку во Всеволожске, счастье на нас внезапно не обрушилось. Быть рабом на фордовском конвейере – сомнительное удовольствие. Вчера конвейер работал, а сегодня платежеспособный спрос упал – идите сосите лапу (или кто что умеет).

Наконец, о самом главном: отверточная сборка импортных авто появилась в РФ исключительно благодаря сырьевому проклятию. За кордон идет нефть, в обратном направлении – нефтедоллары. Обратно они отсасываются через потребительский рынок: западные автопроизводители ввозят в страну комплектующие, значительно экономя на ввозных пошлинах, собирают авто, продают их за рубли, меняют рубли на доллары и вывозят их.

Как только приток нефтедолларов оскудевает, отверточные производства тут же закрываются, что мы сегодня и наблюдаем. Никаких экспортоориентированных производств в РФ не возникло: либо эксплуатируется остаточный советский потенциал – ТЭК, авиапром, ВПК, Росатом, Роскосмос, либо в крайне редких, я бы сказал, редчайших случаях, экспортируется интеллектуальный продукт типа продукции компании Касперского.

Много ли подобных примеров выможете привести? В любом случае в общем объеме экспорта доля «новой» продукции не составит и 0,1%. И что самое печальное, ни «Яндекс», ни «Лаборатория Касперского» не создают индустрии, не инициируют производственных цепочек. Поэтому никакие новые или суперновые технологии не способны вытянуть экономику из жопы. Постиндустриализм – химера. Без индустрии ни одно общество обойтись не в состоянии, точнее, оно не может обойтись без продуктов индустриального производства.

Опять приходим к тому, что все уже опробовали, и старые рецепты не канают даже под новым соусом. Кризис, разрушающий весь привычный мир, дает счастливую возможность попробовать построить то, чего еще не было ни при капитализме, ни при бета-социализме. Я предлагаю выстраивать такую социально-экономическую модель, которая будет ориентирована не на наращивание потребления (его, кстати, невозможно наращивать бесконечно) и ускоренный перевод ресурсов в говно, а на созидание человека.

Вы можете представить себе общество, цель которого – физическое и духовное совершенствование человека, общество, где место человека в иерархии определяется не объемами его потребления, а вкладом в совершенствование социума? Ну да, это сложно, особенно для постсовков, которые знают только одно мерило ржизненного успеха – объем потребления. Поэтому пойдем от самого простого. Давайте перечислим те приоритеты,  к которым следует стремиться:

- здоровье;
- безопасность;
- справедливость;
- социальная защита;
- жилье;
- гарантированная работа, позволяющая поддерживать базовый уровень потребления (БУП);
- семья;
- уверенность в завтрашнем дне;
- свобода;
- условия для творческой самореализации;
- уважение окружающих;

Ни один из перечисленных пунктов нынешнее ублюдочное государство не гарантирует своим рабам. Повторяю: НИ ОДИН. Так нах вам такое государство во главе с ботоксной крысой и «озерной» илиткой нужно? Представьте себе, что в РФ существует государство, которое в состоянии все перечисленное обеспечить. Вам нужно что-то еще? Хорошо, попробуйте обосновать. Например, скажите, что хотите иметь сотни рабов, которые будут иметь уровень потребления ниже среднего, но благодаря которым вы, как наиболее конкурентоспособная особь, получите уровень потребления, равный 500 БУП (то есть вы потребите ресурсов, достаточных для жизнеобеспечения 500 человек).

Я за свободу воли, поэтому в таком выборе вам отказывать не стану. Теперь вопрос: от чего вы готовы отказаться ради того, чтоб иметь коттедж на Рублевке и два лимузина в гараже? По факты вы отказываетесь от справедливости, потому что столь неравномерное распределение материальных лаг несправедливо по определению. Чем это для вас обернется: если вы отобрали у нижестоящих в иерархической лестнице блага для собственного статусного потребления, то будьте уверены – вышестоящие попытаются отобрать блага у вас.

Этот процесс перераспределения награбленного в пользу наиболее сильных особей происходит ежечасно и непрерывно. Соответственно, будьте готовы отказаться от безопасности и свободы. Жить вам придется в клетке (пусть золотой, но клетке), жить придется в страхе, причем бояться придется всего: и киллера, которого наймут ваши деловые «партнеры», желающие поживиться вашими активами, и следователей, которые уже шьют на вас уголовные дела, и ваших же рабов, которые вас ненавидят и с удовольствием порвут, если только представится возможность сделать это безнаказанно. Забудьте об уважении со стороны окружающих, о творческой самореализации, об уверенности в завтрашнем дне. О семье в большинстве случаев тоже придется забыть. Да и здоровье при такой нервной жизни тоже не купишь в отличие от медицинского обслуживания по высшим стандартам.

В общем выходит, что отказаться ради потребления придется ОТ ВСЕГО. Оно вам надо? Может лучше, все-таки, общество, построенное на принципах свободы и взаимопомощи, а не конкуренции и насилии?

http://kungurov.livejournal.com/102619.html