Болотная-Сахарова зимой 2011-2012 вскрыла очень многое в нашей российской действительности. Помимо всего прочего, было наглядно показано качество тех, кого принято называть "охранителями".

Под "охранителями" мы подразумеваем тех общественно-политических деятелей и общественно-политические организации, которые публично поддерживают политику Путина и, соответственно, должны защищать "консервативное крыло Кремля" и лично ВВП.

События зимы 2011-2012 стали главным вызовом для "охранителей" за все время их существования, все предыдущие невзгоды оказались лишь легкой разминкой перед лицом всерьез начавшейся в России оранжевой революции.

Что на вызов цветной революции ответили "охранители"? По большому счету, для "охранительства" нет более важной задачи, чем противостояние оранжу.

Зимой 2011-2012 "охранители":

1) Запаниковали, посчитав, что все – это конец.

2) Впали в прострацию и мягко отошли в сторону.

3) Предали, уйдя на Болотную.

4) Изнутри устроили диверсии, компрометирующие все "охранительство".

5) Завертелись с рассуждениями о необходимости "договориться" с оранжевыми. Т.е. капитулировать в той или иной форме.

6) Признали большую часть оранжевых тезисов.

Частично все это прикрывалось необходимостью втереться в доверие и повернуть процесс (об этом говорилось публично), их успехи в "управлении процессом" уже можно наглядно оценить. Но в таких случаях никогда до конца не понятно, что это на самом деле – предательство или спецоперация. И, в любом случае, не могут ВСЕ заниматься спецоперациями.

7) Приняли вызов Болотной-Сахарова и объявили войну.

Наиболее интересна категория №7. Это явное меньшинство "охранителей" действительно билось с оранжем, но анализируя то, как они это делали, нельзя не задать несколько вопросов:

1) Почему их оказалось так мало? Куда делись все остальные?

Приведем только 1 пример – молодежные организации "Наши", "МГЕР" и т.п. создавались под противодействие уличной фазе цветной революции (об этом не раз прямо говорили их создатели). И где они были зимой 2011-2012? Увлеченно расклеивали наклейки "СтопХам"?

2) Почему противодействие тех, кто решился воевать, не носило консолидированного и системного характера? Это напоминало войну не связанных между собой партизанских отрядов с вторгавшейся в нашу страну (в духе блицкрига) сверхсовременной военной машиной.

3) Почему после того, как первая фаза оранжа не удалась, "охранители" даже не пытаются добить врага? Вместо этого многие их них надрывно продвигают все тот же "диалог" с теми, кто открыто декларирует необходимость их уничтожения.

Ответы на эти вопросы заложены в генезисе "охранительства":

1) "Охранители" тотально зависят от власти и если власть отключается (а зимой 2011-2012 власть именно отключили, парализованы оказались далеко не одни только "охранители"), то они не способны на полноценные самостоятельные действия.

2) Фундаментальная проблема всего "охранительства" – отсутствие единого, консолидированного субъекта. В целом "охранителей" очень много, но они разрозненны и даже чисто технически в единый субъект не собираются. Сравните когерентность, сплоченность и накаленность "Эха Москвы" с любой "охранительской" медийной структурой и все станет ясно.

Не создавая сплоченного и накаленного субъекта, "охранители" не могут создать и свою базу поддержки, способную на мобилизацию.

Когда на Болотную-Сахарова вышла мобилизованная аудитория "Эха Москвы", "охранителями" оказалось нечего этому противопоставить (не выход "Наших", это отдельная история, так как они по-другому собираются).

3) Так как власть (шире элита) шла и идет строго в рамках западнического курса ("вхождения России в Запад"), "охранителям" нечего фундаментально противопоставить либерально-оранжевому дискурсу. На уровне идеологии разница между ними (за редкими исключениями) только в том, что одни хотят более консервативного капитализма, с некоторым (только некоторым!) госуклоном того или иного окраса, а другие требуют ультра-либерализма, пусть и ценой распада России.

Общность "охранителей" и тех, с кем они должны воевать, хорошо видна по тому, что они находятся в одной тусовке и постоянно пытаются "дружить" на личном уровне. Это, по сути, воспроизводство отношений между условными консервативным и либеральным крыльями Кремля.

Часть "охранителей" обладает специфическим умением миловаться с теми, кто с их же слов работает против России и своими действиями противоречит декларируемым "охранителями" принципам. Например, когда домашние комми одновременно льют крокодиловы слезы по Ливии и Сирии и своими же руками сооружают аналогичное будущее для России, то это более или менее понятная циничная ложь, а обнимания "охранителей" с подобными белоленточниками – что это?

Исключения, конечно, есть, но они не задают тон.

Путин все еще верит в химеру возможности договориться с приговорившим его и Россию Западом и потому неизбежно выстраивает и отношения с либерально-белоленточным крылом власти. В этих условиях "охранители" оказываются обездвиженные и могут бить по белоленточникам только на уровне бросовых фигур, напрочь игнорируя более серьезный уровень (прежде всего не личности, а процессы).

В этом плане очень характерен пример реакции "охранителей" на заявление Удальцова, который от лица Болотной-Сахарова предложил Медведеву остаться Президентом еще на 2 года и отменить выборы. Этот вопиющий случай оказался напрочь проигнорирован, так как работа по нему означала удар по Медведеву, на что в тот момент "охранители" (за редчайшими исключениями) оказались напрочь не способны.

Отсюда и все провалы различных "охранительских" проектов, хотя многие из них действительно могли бы принести пользу России.

Поражение "охранителей" от подключенных к Западу и соответствующей российской элитной группе (крылу Кремля) белоленточников запрограммировано на уровне "охранительского" генезиса. В силу своей крайней зависимости от власти "охранители" чисто технически не могут построить накаленный субъект (любой идеологической направленности). И тем самым фундаментально проигрывают белоленточникам, которые различаясь по идеологии (либероиды, псевдонационалисты, домашние комми) имеют одну очень важную черту – они искренне ненавидят и презирают Россию и русский народ. Эта ненависть подпитывает их энергетически и потому при всей их продажности и гнилости они способны образовывать политические субъекты. У белоленточников есть свой "черный драйв".

У "охранителей" нет никакой энергетики, они в этом плане больше похожи на тусовку, которая разбегается при первой же серьезной опасности.

Именно поэтому зимой 2011-2012 "охранительство" потерпело катастрофу, которая длится до сих пор. Это не кризис, из которого можно выйти более сильным, не изменяясь в корне. Это именно катастрофа, порожденная неизживаемыми проблемами выстроенной за десятилетие системы.

Все это порождает очень специфический "охранительский" дискурс, который в 2-х словах можно охарактеризовать как "му-му". Если внимательно читать подряд разные охранительские тексты, то очень сложно отделаться от ощущения, что во многих случаях (не во всех) – это длинное и протяжное мычание. Разумеется, не все "охранители" таковы, но если рассматривать их как единое целое, то "му-му" слышно очень четко.

Это бесконечное "му-му" рано или поздно приведет их на убой, если не будет коренных преобразований.

Некоторое оживление "охранителей" в последнее время вызвано все большим нарастанием внутриэлитных конфликтов. Будучи так или иначе привязанным к той или иной элитной группе, "охранители" не могут не оживляться при элитных войнах.

Но эти войны не сводятся к рамке консерваторы–белоленточники, грызня в элите идет по очень сложным траекториям.

Чем дальше зайдет брожение элиты, тем сильнее будут мутировать "охранители". Уже сейчас это очень хорошо видно по отношению к ювенальной юстиции, которую несмотря на всю ее губительность для России и "охраняемого" ими субъекта, часть "охранителей" приняла "на ура". А другие ведут, как им кажется, более тонкую игру по принципу "Против, но за", которая на практике сводится к плохо прикрытой войне с теми, кто мешает введению ювенальной юстиции в нашей стране. Чего стоит только белоленточная травля ставшего неугодным ювенальному лобби (что не значит ангелом) Астахова, к которой присоединились специфические "охранители".

Когда наблюдаешь все эти выкрутасы некоторых "охранителей", то с грустью понимаешь, что это даже не респектабельное "му-му", это что-то уже совсем низкое.

Важно подчеркнуть, что мы убеждены в том, что среди "охранителей" много людей, которые искренне любят Россию, но все они являются заложниками "охранительской системы".

Состоявшаяся зимой 2011-2012 катастрофа "охранительства" наглядно показала, что народ России может надеяться только на себя. Только широкий гражданский протест патриотической оппозиции может поворачивать процессы в нашей стране. Это на практике доказал коалиционный антиоранжевый митинг на Поклонной горе, который благодаря включению народа в большую политику сорвал оранжевый блицкриг.

Будь Антиоранжевый митинг чисто "охранительским" событием, то ничего бы не было и мы уже жили бы в условиях развернувшейся во всю силу Перестройки 2.

P.S. Катастрофа "охранительства" – это малое следствие катастрофы всего постперестроечного периода, заточенного под "вхождение России в Запад". Без смены этой парадигмы катастрофу не преодолеть, а за рамками парадигмы "вхождения России в Запад" будет уже совсем иное бытие.

http://www.nakanune.ru/service/print.php?articles=7732