Всё, что надо знать об интеллектуальном размахе администрации Обамы, так это то, что она всё ещё раздумывает: то ли упорствовать в «игнорировании» президента России Владимира Путина, то ли участвовать в партнёрстве, чтобы разрешить сирийскую геополитическую и гуманитарную драму.

В конце концов, когда сомневаешься что выбрать, дипломатию или хаос, выбор Вашингтонской Кольцевой до сих пор склоняется в пользу упрощённого группового мышления, объединяющего неоконов и неолибералов – смена режима.

И ещё бесконечная истерика «Русские идут!» – ремикс холодной войны 2.0, ныне переключающийся с вторжения/военной оккупации Украины на вторжение/военную оккупацию Сирии. Белый Дом – который, как и Пентагон, не понимает иронии – на самом деле взывает к Кремлю, чтобы тот вёл себя «более конструктивно» с потрясающе неэффективной коалицией изворотливых оппортунистов, которые в теории сражаются с ИГИЛ/ИГ/Даеш.

Пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест прояснил, что когда Обама решит, что сизифов труд достать телефон и нажать «К» – Кремль – на самом деле послужит интересам Америки, он это сделает. Шекспировские размышления могут длиться много дней – даже при том, что Путин вновь подтвердил через своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова, что он всегда открыт диалогу.

Белый Дом хотя бы обдумывает предложение Москвы по-настоящему обсуждать российское наращивание в Сирии на прямых переговорах военных с военными. Пентагон будет разговаривать в поисках «прояснения» того, что ускользает от администрации Обамы.

Двойная игра Анкары

В то же время дипломатия – в лихорадке. Министр иностранных дел Турции Феридун Синироглы отправился в Сочи обсуждать Сирию – и Украину – с русскими. Позиция Анкары остаётся закаменевшей – любая поддержка Башара аль-Асада равносильна большему количеству гражданских жертв.

Они обсуждали и Трубопроводистан – Турецкий Поток, в отличие от апокалиптичных сообщений корпоративных СМИ США, трубопровод отнюдь не отвергнут Анкарой, проблема в том, что Анкара не может даже сформировать гармоничное правительство после июньских выборов.

Суперзвезда Корпуса Иранских Стражей Исламской Революции командующий Касем Сулеймани тоже отправился на этой неделе в Москву поддерживать сотрудничество Дамаск-Москва. Погодите, нет – потому, что Москва решительно отказала в визите. Сулеймани был в России три месяца назад. Следующая значительная встреча для обсуждения Сирии на самом деле в понедельник, встречаются заместитель министра иностранных дел Ирана Хуссейн Амир Абдоллахиан и его российский коллега Михаил Богданов.

Важен краткий итог. Главу сирийской Арабской Весны спонсировала/финансировала/вооружала главным образом Анкара – полностью развернув свою прошлую политическую доктрину «нулевых проблем с соседями» – при поддержке Дохи, с солидным участием Дома Сауда, и полной поддержке Обамой и Белым Домом.

Спустя более четырёх с половиной лет безмерной трагедии настоящим лицом этой операции по смене режима «Асад должен уйти» стал кризис с беженцами. Более 2 миллионов из 4 миллионов сирийцев бежали в Турцию; Анкара недавно выпустила больше их количество из лагерей, и они отправились на Балканы и в Тевтонскую Землю Обетованную.

Так что Анкара оказалась прямо в самом центре крупнейшего за 70 лет кризиса с беженцами в Европе. И поддерживающий Анкару Вашингтон – тоже; ИГИЛ/ИГ/Даеш захватили всё оружие, поставленное США в помощь той умилительной «Свободной Сирийской Армии» – как и танки и «Хаммеры» разрозненных подразделений подготовленной США иракской армии. Любое возможное решение для ослабления кризиса с беженцами при борьбе против ИГИЛ/ГИ/Даеш должно включать прекращение мириадов прямых и косвенных форм поддержки Анкарой фальшивого «Халифата».

Проблема в том, что Анкара – часть крайне неэффективной американской коалиции. Этот ослепительный парадокс, по крайней мере, подметили некоторые сообразительные в Вашингтоне. Но администрация Обамы всё ещё одурманена властной Анкарой, разыгрывающей, как хвост крутит собакой. Команда Обамы всё ещё считает, что «Асад, который должен уйти», несёт ответственность не только за создание фальшивого «Халифата» – абсурд, радостно повторяемый Дэвидом «Аравийским» Кэмероном и «Генералом» Олландом – но он ещё и несёт ответственность за эпический провал попыток американской коалиции разбить его. Именно Анкара управляет тем, что происходит в бесполётной зоне вдоль турецко-сирийской границы, и с кем Анкара хочет воевать, так это с сирийскими курдами или курдами из PKK, а не с «гуннами» аль-Багдади.

Черт возьми, где же моя разведка на месте событий?

В то же время машина Пентагона, если бы она сконцентрировалась на «миссии», могла бы устроить бандитам «Халифата» «шок и трепет» на праздничной пирушке. Но, учитывая, сколь многому они так и не научились в Ираке, маловероятно, что у Пентагона есть минимально пристойная наземная разведка.

Всё дело в более чем 400 километровой пустынной полосе вдоль сирийско-иракской границы по линии Сайкса-Пико – между аль-Бааджем в северном Ираке и Ратбой вблизи иорданской границы. Некоторые называют её иракской Тора-Бора, да, выглядит немного похоже на Афганистан, только больше пустынь.

ИГИЛ/ИГ/Даешт управляют провинциями Нинив, Диджла, Ифрит и аль-Джазир в Ираке, Абу Камаль и Дейр эз-Зор в Сирии и большей частью всего иракского Фурхата, вокруг аль-Бааджа, именно там расположен центр командования и контроля ИГИЛ/ИГ/Даеш. Если бы некие аналитики Пентагона побеспокоились связаться с иракским аналитиком Хишамом аль-Хашими, он бы им рассказал, что сам аль-Багдади прячется в аль-Баадже вместе с двумя жёнами. А кто на самом деле сейчас командует, так это эмир Сирии и Ирака, Абу Алаа аль-Афари.

США никогда не могли контролировать эти пустынные земли – не говоря уж о том, что ранее этого не мог и Саддам Хусейн. Местные племена крайне фанатичны, к тому же – отличные контрабандисты. Бандиты «Халифата» женаты на местных женщинах и полностью интегрированы. Все шииты считаются дьявольскими еретиками, даже худшими, чем христиане. Догадались, кто внушал это племенам? Имамы Саудовской Аравии.

Да, коалиция легко могла бы разбомбить в пух и прах пять специальных батальонов ИГИЛ/ИГ/Даеш – до 500 джихадистов в каждом, в зависимости от национальности и специализации, и все они сконцентрированы в тех местах; Совет по Сотрудничеству в Заливе и соотечественники в Магрибе обеспечивают защиту командиров, например, а восточно-европейцы и азиаты собирают добычу, налоги и берут на себя транспортировку оружия. Основная бригада – та, которая «освободила» Мосул: 80% – иракцы, а теперь они сражаются в Хассаке, в Сирии.

В «Халифате» может состоять до 125 000 действующих бандитов, в том числе до 15 000 иностранцев. Но подобные гидре головы змеи находятся в аль-Баадже. Отрубите их напрочь, и мы получим Персея-Обаму, уничтожающего Медузу джихада.

Вместо этого у нас тут достойный сожаления спектакль четырёх – подчеркиваю, четырех – подготовленных США «умеренных повстанцев», оставшихся сражаться с ИГИЛ/ИГ/Даеш в Сирии, как признал генерал США Ллойд Остин на слушаниях в комитете Сената по Вооружённым Силам в прошлую среду. Все помнят этих «повстанцев» из огромной группы в 54 человека, которых атаковала Джабхат аль-Нусра в июле. То есть, аль-Каида в Сирии — преподнесённая, как «умеренные» неоконами и корпоративными СМИ США – сократила химеру «умеренных повстанцев» администрации Обамы (15 000! прекрасно подготовленных и прекрасно оснащенных!) до.... ну, до химеры.

А-а-а-а-а те-п-е-е-е-е-рь... Путин!

Администрация Обамы – за которой послушно следуют европейские миньоны – просто не будет слушать. Ещё в 2014 году бывший представитель Сирии в Лиге Арабских Государств Лахдар Брамини говорил, что российский анализ всей сирийской головоломки совершенно верен с самого начала.

Теперь же лауреат Нобелевской премии Мира и бывший посредник Мартти Ахтисаари говорит, что ещё в 2012-м всплывало предложение России, в которое входил уход Асада от власти после мирных переговоров с заслуживающими доверия, оппозиционными представителями – не-джихадистами.

Что Москва сделала теперь, так это вступила в дипломатическую игру – пытаясь навести мосты между Дамаском и заслуживающей доверия оппозицией (не обязательно в большом количестве), одновременно сколачивая настоящую коалицию для борьбы с ИГИЛ/ИГ/Даеш; что касается Москвы, для неё это главная угроза национальной безопасности, ведь джихадисты сползают к созданию «Сирака» от Волги до Северного Кавказа.

И вот тут у нас появляется важное различие; интересы национальной безопасности России не обязательно совпадают с интересами национальной безопасности Ирана (как в Сирии предложение «моста» с Хезболлой представляет собой ещё и Средиземноморский проект для Ирана).

Но всё же дипломатическая игра Москвы – единственная, ведь планом «А» Вашингтона продолжает оставаться смена режима в Сирии, и не существует никакой ясной «западной» дорожной карты, которая одновременно гарантировала бы разгром ИГИЛ/ИГ/Даеш и воспрепятствование катастрофическому расчленению сирийского государства.

Позиция Асада, подробно, вот тут. Позиция Путина, подробно, вот тут. Любой информированный, беспристрастный наблюдатель сам может вделать выводы. В то же время при всем размахе кризиса с беженцами, который наблюдается практически на пороге штаб-квартиры ЕС, ни один склонный к саммитам еврократ даже не удосужился выйти и поговорить с беженцами.

Поскольку Москва наращивает усилия на дипломатическом фронте, она очевидным образом обращает внимание на реальные факты – как при расширении инфраструктуры на воздушной базе в Латакии, где размещаются российские советники. Согласованную истерику американских «фабрик мысли», заявляющих, что наращивание «крайне осложняет» кампанию возглавляемой США коалиции, невозможно считать даже детсадовской проделкой.

Не будет никакого «прямого столкновения» между Ф-16 коалиции и российскими самолётами – и Пентагон это знает. А вот с чем Пентагон, вероятно, не может смириться, так это с тем, что российское наращивание обязательно станет помехой забавным идеям, вроде втягивания в коалицию Турции — как и бомбёжек войск Асада вместо ИГИЛ/ИГ/Даеш. И кстати, влияние Анкары в Вашингтоне продолжает снижаться – ведь США не участвуют в столь разрекламированной бесполётной зоне, которую надо бы установить над северным Алеппо.

Турция и члены коалиции из Совета по Сотрудничеству в Заливе получили скрытое предупреждение: забудьте о том, чтобы целиться в российских советников, противостоящих «умеренным повстанцам», используя смертоносные вооружения, поставляемые Турцией, Советом по Сотрудничеству и США. «Осложнение» коалиционных «усилий» на новоязе американских «фабрик мысли» означает, что оказывается невозможным безнаказанно бомбить силы Асада. Чёрт возьми, как же трудно устроить смену режима при столь многих ограничениях.

Назад, к временам до Бисмарка?

А пока что ЕС платит свою цену за манию со сменой режима, его сотрясают и раздирают на части бесконечные разногласия, спровоцированные кризисом с беженцами вкупе с целым спектром бесконечного повторения джихада на улицах – и в поездах – связывающих основные европейские столицы. Но тогда, когда ЕС может отчаянно жаждать решения трагической сирийской головоломки, у нас тут Дэвид «Аравийский» Кэмерон и «Генерал» Олланд готовятся наносить карательные воздушные удары, которые вряд ли заставят бандитов «Халифата» в дизайнерских пустынных ботинках хотя бы вздрогнуть.

Не удивительно, что общеевропейское общественное мнение всё больше полагает, что на деле именно администрация Обамы поддерживает сирийскую трагедию, пока она держится за миражи – смену режима, несуществующую «Свободную Сирийскую Армию», «умеренных повстанцев» (типа аль-Каиды в сирийском стиле), не говоря уж о демонизации любой поддержки Дамаска Россией и Ираном.

Путин не мог быть более кристально ясен – и адекватные люди от Вашингтона до Брюсселя поняли его:

«Без активного участия сирийских властей и военных было бы невозможно оттеснить террористов из страны и региона в целом... Без российской поддержки Сирии ситуация в стране была бы намного хуже, чем в Ливии, а поток беженцев – ещё больше».

Так что, если есть хоть какой-то шанс на мирное соглашение в Сирии, – в этом вина Путина.

Но существует и ещё один возможный сценарий на ближайшее будущее, который активно обсуждается. Им было бы «наращивание» многочисленных микро-государств по всему Ближнему Востоку — как противовес разрушительной кровавой бойне. Так что у нас могут образоваться, помимо прочих, Аллавистан, Курдистан, Друзистан, Езидистан, Хусистан – с границами, которые уже довольно ясны.

Вот вам и ремикс 21 века королевских государств Европы времён до Бисмарка. Прецедент создал ЕС на Балканах; развал Югославии по религиозным линиям даже при том, что основное население – славяне.

Ближневосточный ремикс сработал бы только в том случае, если Турция и Иран согласились бы на Курдистан. Но этого не будет. Большинство иракцев и сирийцев тоже обладают сильным национальным осознанием: по недавним опросам 70% сирийцев – против разделения страны (а 82% считают ИГИЛ/ИГ/Даеш американской и/или иностранной выдумкой). Но Сирия, по-видимому, ещё может распасться на три части, это зависит от того, как пойдёт американо-российская силовая игра. Но пока борьба за единую, мирную, светскую Сирию – единственная имеющаяся в наличии игра в реальной политике.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1195-mir-v-sirii-eto-putin-vinovat.html