На Кипре произошло событие, которое может стать переломным в борьбе западной цивилизации против Русского мира. Начатая и успешно развивающаяся информационная и гибридная война против России начала наступление на устои, традиции и границы православного мира. И Россия, к большому сожалению, уступает и на этом фронте.

Такой вывод напрашивается после завершившегося на острове Крит Всеправославного собора, в котором приняли участие представители десяти из четырнадцати поместных православных церквей.

Воспользовавшись отсутствием на соборе представителей РПЦ, активизировались украинские националистические политические силы, уже не первый год вынашивающие планы создания единой поместной церкви. Украинская тема — это одна из «красных нитей» мероприятия.


РАЗНОГЛАСИЯ

«Восьмой Вселенский Собор не станет первым шагом прочь от Православия. Однако этот шаг может стать последним… Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине. Истинно вселенский собор зависит не от количества собравшихся на него епископов, а от того, будет ли он мудрствовать или учить православно». Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. — Знаменитый «разбойничий собор» был в свое время многочисленнее многих вселенских соборов, и тем не менее не был признан вселенским, а получил название «разбойничьего собора», — эти слова принадлежат светочу Русской Православной Церкви XX века, архиепископу Феофану Полтавскому. И они оказались пророческими.

В ходе подготовки к Всеправославному собору между РПЦ и Константинопольским Патриархом произошли разночтения по обозначенным для обсуждения темам. Вот их каталог: Православная диаспора; Автокефалия и способ ее провозглашения; Автономия и способ ее провозглашения; Диптихи; Календарный вопрос; Препятствия к браку; Приведение церковных постановлений о посте в соответствие с требованиями современной эпохи; Отношение Поместных Православных Церквей к прочему христианскому миру; Православие и экуменическое движение; Вклад Поместных Православных Церквей в торжество христианских идей мира, свободы, братства и любви между народами и устранение расовой дискриминации. Основные же раздражители и претензии к проблематике Восьмого собора — это приспособление Церкви к миру, переход от служения Богу — к социальному компромиссу с секулярной современностью и служению мировому правительству. Этот переворот равносилен отречению от неотмирного Православия и переходу к обмирщению. Между строк читался и «украинский вопрос».

Аналитики, в том числе церковные, помимо него узрели и некоторые иные нездоровые тенденции и озвучили возможные негативные для Православия последствия после принятия решений на Восьмом соборе. Например, поминание Папы Римского, общие празднование Пасхи, Католиков и Православных, изменение церковных канонов, замена церковно-славянского языка на разговорный язык, женатые епископы, повторный брак для духовенства, рукоположение в священство женщин, отмена всех постов, кроме Великого и отмена среды и пятницы, объединение религий всех вероисповеданий в одну по всему миру.

В этой связи в интернет-пространстве активно шло обсуждение опубликованного в сетях текста Меморандума от 29 июня 2014 года Меморандума от 29 июня 2014 года, который касается политики, религиозного сотрудничества между Европейским Союзом и греческим правительством, христианскими церквами, Католической церкви, Русской церкви и правительством Кипра и русским правительством. Все подписавшие меморандум, обязались провести реорганизации церкви в единую с 2016 по 2020 годы, согласно нового мирового порядка и единой мировой религии.

Одной из первых о разногласиях с Константинополем сообщили болгарские иерархи. В частности, их смутил документ «Отношения православной церкви с остальным христианским миром». В Болгарской церкви, например, считают, что кроме Святой православной церкви нет других церквей, а есть только еретики и раскольники, которых называть церковью теологически, догматически и канонически неправильно.

Антиохийская церковь (часть Ближнего Востока и приходы в Северной и Южной Америке) конфликтует с Иерусалимской из-за спора о канонической принадлежности Катара (на духовное окормление его претендуют обе церкви). Грузинский патриархат отверг документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Предложение Русской, Болгарской, Антиохийской, Сербской и Грузинской православных церквей перенести высшее церковное мероприятие, чтобы урегулировать разногласия среди участников, Константинопольский патриарх проигнорировал.

«Проблемы связаны с тем, что Константинопольский патриарх плохо подготовил собор, — убежден президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин. — На стадии подготовки его организаторы, по сути, давили на представителей поместных церквей, несогласных с редакцией того или иного документа, вынуждая подписать его и объясняя, что в противном случае будет подорвано единство собора». По его мнению, представители несогласных церквей надеялись убедить патриарха Варфоломея внести свои поправки. «Не дождавшись этого от Константинополя, Антиохийская, Болгарская и Грузинская церкви объявили о демарше, — пояснил эксперт. — Их поддержала Русская церковь».

Критское совещание проходило под особым надзором спецслужб США и глобалистов — строителей нового мирового порядка. Вероятно, что для этой цели во избежание эксцессов на военно-морскую базу на Крите в сопровождении отряда кораблей прибыл атомный авианосец ВМС США «Гарри Трумэн». Бронированный монстр по разным данным несет от 78 до 90 самолетов, экипаж почти 6000 человек. Поэтому рассматривать собор лишь как внутрицерковное мероприятие не приходится. В связи с кулуарными хитростями, а именно — попыткой дезавуировать принципы консенсуса, заменив их обычным голосованием епископов, совещание носит режим некой секретности, что вызвало протест аккредитованных СМИ и свободных журналистов. Напомним, что в соборе участвовали делегации из 24 епископов от каждой Церкви, что является нововведением.


УКРАИНСКИЙ ВОПРОС

Одним из первых, кто еще до оглашения официальной позиции Москвы заявил об отказе ехать на собор, стал одесский митрополит Украинской православной церкви (Московского патриархата) Агафангел (Саввин), известный своими консервативными взглядами и пророссийскими политическими симпатиями. Чуть ранее Каменец-Подольский митрополит Феодор (Гаюн) опубликовал свои замечания к одному из самых важных соборных документов, озаглавленному «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Документ содержит призывы к «братскому» диалогу с католиками, что позволило Феодору назвать его авторов «еретиками» и обвинить проект соборного постановления в «ереси экуменизма», «глобализма» и «политического конформизма».

А главным источником напряженности на соборе, несомненно, является Украина. Существует несколько реальных, а не бутафорных пропагандистских скреп, которые объединяют Россию в её исторических границах, а значит, несмотря на признанные международным сообществом и функционерами Кремля межгосударственные кордоны, позволяют миллионам людей считать себя частью Великой России.

Первая — это единая кровь. Даже за 25 лет юридической независимости друг от друга граждане России и большей части Украины физически остались в едином семейном — братском и сестринском поле.

Вторая — это единая история. Несмотря на то, что нынешние компрадорские режимы Киева и Москвы проталкивают в общественное сознание и в образовательный процесс новые версии альтернативной квази- истории, общие герои, понимание своего происхождения, братские могилы, памятники истории, культуры, топонимы, традиции остаются общими.

Третья скрепа — единый язык — русский. Даже несмотря на то, что Киев уже 25 лет тотально уничтожает родной язык миллионов потомков Гоголя и Достоевского, насилуя систему образования, юриспруденции и СМИ, большая часть граждан Украины использует в повседневной жизни родной русский язык.

Четвёртая скрепа — экономика. Будучи столетиями частью общего хозяйственно-экономического комплекса Российской империи и СССР, Украина до начала военных действий считала Россию основным торговым партнёром. Львиная доля экспорта предприятий Новороссии была ориентирована на российский рынок.

Пятая — это Православие. Можно по- разному относиться к религии, можно к ней совсем не относиться, однако при этом нельзя не признать, что русская Православная христианская вера сохранила за собой ведущую роль в деле единства народа, независимо от места проживания.

Все эти пять скреп в настоящий момент переживают серьёзнейший кризис, который наложился на кризис внутрицерковный, связанный с тенденциями установления нового мирового порядка. Ведущие религиозные институты на Западе встроены или находятся в процессе встраивания в систему глобального управления и используются сегодня как политические инструменты, нацеленные на подрыв национальной безопасности России и её расчленение.

По сути, Запад проводит границы по самим скрепам, по русским каноническим территориям, окончательно деля на враждебные друг другу лагеря единый во всех смыслах народ. 7 июня в Верховной Раде зарегистрировано обращение к Константинопольскому патриарху предоставить автокефалию Украинской православной церкви. В пояснительной записке парламентарии сообщают, что необходимость в этом возникла «в связи с агрессией РФ против Украины и оккупацией части украинских территорий». Парламентарии призвали Константинопольского патриарха «принять активное участие в преодолении последствий церковного разделения путем созыва под эгидой Вселенского патриархата Всеукраинского объединительного собора, который решил бы все спорные вопросы и объединил украинское православие».

Ещё в 1992 году в результате действий митрополита Филарета Денисенко, бывшего предстоятеля УПЦ МП, и архиереев непризнанной Украинской Афтокефальной православной церкви при поддержке тогдашней власти был организован раскольнический собор в Киеве. На нём приверженцы выхода из-под опеки Москвы и создания собственного Киевского патриархата поставили вопрос об отрицании законности перехода Киевской митрополии в 1686 году под юрисдикцию МП.

УПЦ КП не признана ни одной из канонических православных церквей, тем не менее, пользуясь достаточно широкой поддержкой политиков-националистов, американских советников, за 24 года независимости Украины к настоящему времени раскольники создали почти 2800 приходов. УПЦ Московского патриархата управляет на Украине 11358 приходами.

Ни в одной области Украины Киевский Патриархат не является доминирующей конфессией: на западе Украины таковой является греко-католическая, в южных и восточных регионах большинство верующих составляют приверженцы канонического православия. В то же время в трёх областях Галичины УПЦ КП имеет больше приходов, чем УПЦ МП. А в течение последних двух лет представители Киевского патриархата активно и системно начали продвижение на различных уровнях информации о том, что их церковь поддерживает большинство населения Украины. Параллельно с этим процессом время от времени в СМИ публикуются данные той или иной социологической службы, которые нацелены на подтверждение состоятельности слов спикеров УПЦ КП.

Так, киевские исследователи выдали цифры, что из тех, кто относит себя к православным верующим, 38% ассоциируют себя с т.н. УПЦ Киевского патриархата, почти 20% — с УПЦ МП и всего лишь 1% — к УАПЦ. При этом сторонники УПЦ МП преобладают над сторонниками т.н. УПЦ КП всего лишь в 4 областях Украины.

Филарет с первого дня создания собственного патриархата объявил о курсе церкви к независимости и добивался признания со стороны Вселенского патриарха. Под патронатом бывшего президента Украины Виктора Ющенко Патриарху Варфоломею І были оказаны высшие государственные почести во время празднования 1020-летия Крещения Руси в Киеве. Ющенко лично просил Варфоломея помочь в создании единой поместной православной Церкви.

Впрочем, на тот момент Вселенский Патриарх ещё не был готов к внутриправославному противостоянию, поэтому ограничился лишь констатацией существования проблемы разъединения украинской церкви. А накануне своего отъезда заверил в том, что Константинопольский патриархат приветствует объединительные тенденции в украинском православии и заинтересован в единой украинской церкви, поскольку в этом заключается интерес православия и в этом заинтересован украинский народ.

В «ублажении» Вселенского Патриарха, по мнению киевских раскольников, и заключается возможность, во-первых, закрепить успех своего самостийнического проекта, во-вторых, получить отмашку на продолжение насильнических действий в отношении церквей Московского патриархата на Украине. За два последних года боевики националистических и нацистских формирований захватили под приходы УПЦ КП более 30 храмов Украинской православной церкви Московского патриархата. Мечта Филарета и его духовенства — получить ключи от Киево-Печерской лавры, находящейся во владении МП. После этого фактически со стопроцентной вероятностью падут во владения раскольников ещё две русские святыни — Почаевско-Успенская и Свято-Успенская Святогорская лавра.


ВСЕЛЕНСКИЕ ПРЕТЕНЗИИ

В этом смысле нужно отдельно посмотреть на позицию Константинопольского патриархата. Вселенский Патриарх Варфоломей не является каким-либо верховным управляющим над остальными и каноническими православными церквями. По большому счёту от Византии осталось только имя. Первенство в диптихе — историческая дань, оно не дает никаких дополнительных прав по отношению к другим церквям. Абсолютное большинство церквей — автокефальные, то есть, независимы в своем управлении и выборе руководителя, поэтому иногда понятия поместная и автокефальная употребляют как синонимы.

Константинопольская Церковь имеет сложную и разветвленную структуру. Часть ее находится на ее канонической территории — в Турции и отчасти в Греции, однако значительно большая часть рассеяна за пределами этой страны. В Турции на данный момент остается около 3000 православных — главным образом греков старшего поколения.

Для сравнения: численность паствы Русской православной церкви может достигать 120 миллионов человек, паствы Румынской церкви — 19 миллионов, Константинопольского патриархата — около 3,5 млн. С начала XX века Константинопольский патриарх стал стремиться восполнять свои потери после Первой мировой, Балканской, Греко-Турецкой, гражданской в России войн посредством распространения своего влияния на области мира, где не было устоявшейся православной иерархии и на страны с неправославными правительствами. Идеей, выдвинутой в поддержку этого курса, стало истолкование 28-го правила IV Вселенского Собора в смысле главенства над всеми «варварскими землями», то есть над всей землей вне пределов формально закрепленных за одной из поместных православных церквей.

Вехами этого расширения Патриархата стали организация Американской архиепископии; учреждение Фиатирского экзархата для Западной и Центральной Европы (5 апреля 1922); поставление Савватия (Врабеца) архиепископом Пражским и всея Чехословакии (4 марта 1923); принятие Финской епархии на началах автономии (9 июня 1923); принятие Эстонской Церкви таким же образом (23 августа 1923); основание Венгерской и Центрально-Европейской митрополии (15 апреля 1924); объявление автокефалии «под надзором Вселенского Патриархата» для Польской Церкви (13 ноября 1924); учреждение Австралийской кафедры в Сиднее (1924); принятие русской архиепископии Западной Европы (17 февраля 1931); принятие Латвийской Церкви (март 1936); рукоположение епископа Феодора-Богдана (Шпилко) для украинцев в Северной Америке (28 февраля 1937); включение Индии в ведение Австралийского архиепископа (1938).

Стремления Константинопольского престола с 1920-х годов доходили до претензий на Украину, ввиду отказа признать каноничность присоединения Киевской митрополии к Московскому Патриархату. Все эти действия были произведены односторонне и во многих случаях представляли попытку отторжения частей в первую очередь Русской, а также Сербской церквей.

На рубеже XX–XXI веков у Константинопольской Церкви в Константинополе оставалось немногим более 2000 человек паствы — в основном, престарелых греков, число которых стремительно сокращалось. Была опасность полного исчезновения местной паствы Константинопольского Патриархата, но увеличивающийся приток русских в Турцию, а также отдельные обращения турок в православие, переменили эту динамику. При этом основную массу продолжают составлять греки и их потомки, особенно в США, а также Германии, Австралии, Канаде, Великобритании и других странах. Ряд других традиционно-православных диаспор также окормляются Константинопольской Церковью. Патриархат прилагает усилия для проповеди Христа среди других народов — особенно примечательны входящие в него церковные общины из коренных жителей Гватемалы, Кореи, Индонезии, Индии.

После распада СССР Константинополь активно занялся «приватизацией» русских канонических территорий. На волне антирусских настроений Константинопольский патриархат в 1996 году учредил параллельную автономную церковь под своей юрисдикцией в Эстонии, не признанную Москвой. По такому же принципу, как это было сделано в 1920-е, когда в России Церковь подвергалась гонениям со стороны большевиков, Константинополь «даровал» автономию части православной общины в Финляндии.

Исторические комплексы определяли политику Константинопольского патриархата, называющего себя Вселенским. Она всегда была направлена на приращение новых территорий и возвращение хотя бы отчасти былого авторитета и влияния в мире.

То, что Константинопольский патриархат попытается разыграть на Всеправославном соборе «украинскую карту», стало очевидно уже давно. «Прежде, чем здесь (на Украине — прим. авт.) начались военные события, была проведена тотальная перестройка сознания малороссов, в которой самое активное участие принимали Ватикан и его разведывательные структуры, действовавшие через униатов и раскольников (которые, в свою очередь, рассматриваются как потенциальная опора Константинопольского патриархата), а также протестантские и оккультные секты.

На Украине идеологическая борьба перешла на глубинный духовный уровень, а это главная сфера борьбы — именно здесь происходит фундаментальная перестройка и подмена ценностей, в результате которой народ лишается духовного иммунитета и оказывается полностью раскрыт к принятию чуждых, враждебных ему ценностей. На наших глазах произошло перерождение этноса, и „суверенный“ народ Украины утратил суверенитет. Это действует как радиация — она не видна, её не чувствуешь, но она имеет наиболее разрушительные последствия», — такое мнение высказывали члены движения «Сопротивление Новому Мировому Порядку» ещё в 2014 году.

Они же предупреждали, что межрелигиозный диалог, который в условиях обострения международной ситуации и перехода Запада к агрессивной информационной войне против России, всё более выявляет свой подрывной характер и представляет реальную угрозу для национальной безопасности, поскольку основой последней является духовная безопасность. Межрелигиозный диалог делает невозможным сохранение духовного суверенитета, духовной самостоятельности нашего народа. Размывая понятие национального суверенитета, он переводит наш народ под духовную власть того центра, который находится вне России, вне Православия, это центр наднациональной, экуменической власти, создающей мировую религию, в которой Православие должно быть окончательно размыто. Ватикан уже встроен в эту власть, туда встроен Константинопольский патриархат, теперь туда встраивают Русскую Православную Церковь, начав тестирование её слабостей и возможностей на Украине.

На данный момент украинских православных церквей в списке канонических нет. Ни УПЦ КП, ни УАПЦ, несмотря на слово «автокефальная» в названии последней, не признаны мировым православием. А УПЦ МП, которая на практике во многом независима от России, формально тоже не имеет статуса ни автономии, ни автокефалии. Непонятна по сей день и позиция митрополита УПЦ МП Онуфрия, высказывавшегося о готовности общаться с представителями «киевского патриархата» и «автокефальной церковью» по вопросам объединения. Кроме того, неоднозначная позиция Онуфрия привела в замешательство и его многочисленную паству в Новороссии. Так, митрополит, в частности, сказал: «Мое горячее желание как архиерея, несущего послушание в Украинской Православной Церкви, состоит в том, чтобы Россия сделала все возможное для сохранения территориальной целостности Украины. В противном случае на теле нашего единства возникнет кровоточащая рана, уврачевать которую будет очень непросто и которая болезненно отразится на нашем общении и наших отношениях друг с другом».

Данные слова явно навеяны неопределённостью и невнятностью в политических посылах Москвы относительно событий на Украине, где церковнослужители очень внимательно следят за всеми выступлениями не только Путина, но и Патриарха Кирилла, который, по большому счёту, в своё время проигнорировал мероприятия Кремля, посвящённые присоединению Крыма к РФ, так и не высказав своего отношения к данному событию.

В свете этих дел на Украине запустили масштабную медиа- кампанию по противодействию Московскому патриархату. В Киеве прошла конференция под названием «Украина — Константинополь. Мосты единения», где обсуждалась роль Константинополя в истории Украины и возможность перехода под его крыло. Среди спикеров преобладали представители раскола. В эфире галицкого телеканала ZIK вышла передача с говорящим названием «Геть Московський патріархат». Ее анонс гласил: «Запретить Московский патриархат на Украине». Такие заявления звучат все громче, и всерьез. Пропаганда украинских СМИ, давление со стороны Киева привели к тому, что лишь трое из девяти членов Синода УПЦ МП занимают открытую пророссийскую позицию.

В то же время критский Собор выразил обеспокоенность положением христиан и других преследуемых этнических и религиозных меньшинств на Ближнем Востоке и в других регионах, призвал мировое сообщество незамедлительно приложить систематические усилия к прекращению военных конфликтов на Ближнем Востоке, где продолжаются военные столкновения, и способствовать возвращению изгнанных на родину. При этом предпочёл не заметить ситуации с убийствами и гонениями на православных Московского патриархата. Некому было даже озвучить этот кошмар от имени Русской церкви. И весьма вероятно, что это была наша ошибка.


КАКИМ МОЖЕТ БЫТЬ ИТОГ СОБОРА?

Во-первых, критское собрание осудило этнофилетизм, который был осуждён на соборе в 1872 году. На него неоднократно ссылался в своём выступлении на открытии нынешнего совещания Патриарх Варфоломей. Он отметил, что на собор 1872 года приехали не все Церкви, но все они приняли решения, осудившие этнофилетизм. «Те, кто не принял решения соборов, изолировались и превратились в еретиков», — сказал Патриарх Варфоломей. Другими словами, если решения собрания будут приняты, то РПЦ и УПЦ МП обязаны будут им подчиниться. Либо согласиться на раскол Церкви, ведь в Московском патриархате убеждены, что собор без участия одной или нескольких поместных Церквей теряет статус Всеправославного, а его решения не будут обязательными для всех Церквей.

Во-вторых, на Критском совещании предпринята попытка юридически оформить особый статус Константинопольского Патриарха не просто «первого по чести», но и обладающего особыми полномочиями. Аналитики их называют «папскими» полномочиями. Воспользовавшись данными полномочиями, Константинопольский Патриарх вполне вероятно будет продавливать вопрос создания единой украинской поместной церкви под собственной юрисдикцией, хотя такое право есть только у того патриархата, в которых входит УПЦ МП. И Ватикан, и Константинополь хранят молчание в отношении преследования православных, захватов и разрушений храмов, убийств священнослужителей РПЦ МП на Украине. В данном случае вполне понятными становятся мотивы украинских карателей, наносящих прицельные удары по православных храмам Донбасса. Эти храмы уже априори признаны «неверными» новой мировой религии.

В-третьих, до сих пор не прояснены детали добровольного отказа епископов РПЦ от участия в собрании. Имеет ли право Синод РПЦ отменять решения вышестоящего органа — Архиерейского Собора РПЦ. Последний и в самом деле поручил Синоду сформировать делегацию для участия в Соборе, но не поручал Синоду принимать решение об отмене участия в Соборе. Формально Архиерейский собор имеет более высокий статус, нежели Синод. Приблизительно такая же картина и с Варфоломеем, который не отменил по просьбе четырёх церквей Собор. Если Вселенский Патриарх, первый среди равных, то полномочен ли он принимать такое решение?

Русская Православная Церковь, отказавшись от участия в этом сомнительном мероприятии, приняла с одной стороны мудрое, или, как его называют, «гибридное» решение — в духе светской российской власти, повсюду сдающей позиции страны и уклоняющейся от радикального решения серьёзнейших вопросов будущего России, впадающей в изоляцию и самоизоляцию. Слишком похоже решение и поведение РПЦ в истории с критским Собором на политическое поведение Кремля.

Трудно предположить, что между ними не было консультаций и еще более трудно предположить, что могла не продоминировать позиция Кремля, которая в последние времена все более напоминает персонализированную и неприемлемо непрофессиональную и слабую для страны политику. Очень было бы интересно узнать позицию пятой колонны в России по этой проблеме, имея в виду уверенность, что самого вопроса о существовании и влиятельности этой самой колонны, в общем-то, уже не существует. Возникает вопрос: не внесла ли Россия этим отказом вклад в явно инспирируемую юридическую оккупацию Западом Церкви Московского патриархата на Украине — канонической территории РПЦ?

Пусть и не очень корректно звучит, но неучастие представителей РПЦ в соборе выглядит скорее как самоизоляция и капитуляция, в том числе, на фронте духовных скреп с братьями на Украине. Малоубедительна версия, что наоборот — начало коренного поворота в сторону защиты канонической территории. Опасность потери Украинской церкви в Москве осознают очень хорошо. Говорят, в дни работы собора в российской столице состоялось совещание на высоком уровне, по итогам которого московское лобби в Киеве получило указание усилить борьбу против автокефалии.

Пока ответов нет. И, как обычно, приходится свои предположения заносить в список пунктов пресловутого «хитрого плана», по которому потерь и распадных последствий больше, чем приобретений. Впрочем, уже то, что раскола не произошло, а формулировки решений собора оказались обтекаемые и не радикальные, конфронтация не углубилась, РПЦ, говоря светским языком, не исключена из международного сообщества — по нынешним российским меркам — уже достижение.

В Пресс-службе РПЦ надеются, что станут свидетелями Всеправославного собора, который разрешит возникшие разногласия.

http://rusrand.ru/analytics/vsepravoslavnyy-sobor-bez-russkoy-cerkvi-novyy-mirovoy-poryadok-ili-raskol