В конце апреля 2015 года в СМИ появилась информация о том, что руководители «Исламского государства» (ИГ) и Талибан объявили друг другу джихад. Ранее кровопролитные столкновения происходили между сторонниками главы ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади и Абу Мухаммада аль-Джулани, лидера «Джабхат ан-Нусры», который отказался присягнуть на верность будущему халифу. В связи с обострившимися противоречиями между различными радикальными группировками возникает два вопроса: какова природа этих разногласий и способно ли ИГ преодолеть их и объединить под своими знаменами других участников международного джихадистского движения?

Подъем ИГИЛ в июне 2014 года и захват Мосула, второго по величине города в Ираке, стал закономерным результатом комплексного и многоуровневого процесса, вобравшего в себя множество факторов, начиная от американского вторжения в Ирак в 2003 году и образования там политического вакуума и заканчивая ростом влияния Ирана в регионе.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Совокупность внутренних и внешних причин способствовала выдвижению ИГ на передовые позиции в движении глобального джихада на сегодняшний день. В то же время последние события на сирийском фронте, где ИГ подчиняет себе территории, контролируемые «Джабхат ан-Нусрой» и другими исламистскими группировками, а также начало вооруженного противостояния между сторонниками халифата и Талибан в Афганистане, а также набирающий обороты конфликт между лидером «Аль-Каиды» Айманом аз-Завахири, занявшим место ликвидированного «террориста номер один» У. Бен Ладена, и Абу Бакром аль-Багдади в очередной раз подтвердили наличие острых противоречий между крупнейшими организациями движения глобального джихада.

Наследие Заркави и разногласия между «Аль-Каидой» и «Исламским государством в Ираке»

Антишиитская направленность стратегии радикальной ячейки «ат-Таухид валь-Джихад» стала причиной противоречий между ее лидером Абу Мусабом аз-Заркави и Усамой бен Ладеном. Камнем преткновения для лидеров террористических группировок стал выбор приоритетного направления борьбы.

Конфликт между главарями террористических организаций своими корнями уходит в глубь иракского кризиса, в ходе которого «Аль-Каида» взаимодействовала с многочисленными радикальными группировками салафитского толка, на базе которых в октябре 2006 года возникло «Исламское государство в Ираке» (ИГИ).

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

При рассмотрении причин фрагментации международного джихадистского движения, необходимо отдельно остановиться на незаурядной личности Абу Мусаба аз-Заркави, создателя террористической ячейки «ат-Таухид валь-Джихад», вокруг которой впоследствии объединились различные исламистские силы, действующие в населенных суннитами частях Ирака, а также представители военной элиты эпохи Саддама Хусейна. Свою деятельность Заркави начал в афганском подполье, где познакомился с основателями движения глобального джихада, в том числе, Абу Мухаммадом аль-Макдиси и Абу Абдуллах аль-Мухаджиром, с которыми он лично принимал участие в работе организации «Бейт аль-Ансар» в Пешаваре, имеющей непосредственное отношение к «Аль-Каиде».

В то же время большое влияние на формирование его взглядов оказал обострившийся суннитский кризис в Ираке, где после свержения Саддама Хусейна сунниты были отстранены от процесса принятия политических решений и стали подвергаться репрессиям со стороны шиитского большинства, пришедшего к власти благодаря американскому вторжению в 2003 году. Оккупация, сопровождавшаяся формированием нелегитимных механизмов управления, а также рост влияния Тегерана лишь усугубили ситуацию.

Антишиитская направленность стратегии радикальной ячейки «ат-Таухид валь-Джихад» стала причиной противоречий между ее лидером Абу Мусабом аз-Заркави и Усамой бен Ладеном. Камнем преткновения для лидеров террористических группировок стал выбор приоритетного направления борьбы. По мнению У. бен Ладена и его окружения, главным противником должны были стать США и их союзники, в первую очередь, Израиль. Эта группа государств была объединена в понятие «дальнего врага». Заркави же предлагал направить все усилия против «ближнего врага» — «коллаборационистских» арабских режимов и внутригосударственных сил, сотрудничающих с оккупантами.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Несмотря на то, что иракская группировка в 2004 году формально стала частью «Аль-Каиды», в результате чего возникла «Аль-Каида в Междуречье», разногласия так и не были устранены. Напротив, террористические акции против подразделений иракской армии и полиции, а также мирного населения стали носить регулярный характер. Так, 29 августа 2003 года прогремел взрыв в мечети имама Али в Наджафе — центре шиитской политической жизни. Жертвами теракта стали 83 человека, среди которых — председатель Высшего совета исламской революции Мухаммад Бакыр аль-Хаким. С декабря 2003 по март 2004 года в Кербеле было совершено сразу несколько террористических атак, унесших жизни более 200 человек. Впоследствии волна насилия лишь усиливалась, приобретая черты религиозной войны.

Главная проблема была связана с «вымыванием» иностранного компонента, вызванным снижением привлекательности идей «Исламского государства в Ираке» в глазах джихадистов за рубежом, которые были разочарованы участившимися поражениями, а также тем, что задача уничтожения «дальнего врага», будь то Израиль или США, откладывалась на неопределенный срок.

Для оправдания джихада против шиитов и тех суннитов, которые сотрудничают с оккупационными силами, Заркави использовал исламский принцип «аль-виля’ валь бара’» (приверженность и непричастность), получивший развитие в работах Ибн Таймии – философа, правоведа ханбалистского мазхаба, считающегося одним из основоположников течения салафитов. Суть этого принципа сводится к тому, чтобы оказывать всяческую поддержку единоверцам и бороться с вероотступниками, лицемерами и еретиками, которые поддерживают неверных.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Несмотря на то, что руководство «Аль-Каиды» хранило молчание, стратегия иракского «филиала» вызвала осуждение со стороны видных деятелей «террористического интернационала», в том числе наставника Заркави Абу Мухаммада аль-Макдиси, который в своем письме «Поддержка и наставление: надежды и страдания» обратился к своему ученику и призвал его отказаться от тактики атак террористов-смертников, которые приводят к многочисленным жертвам среди мирных жителей.

Вхождение «Аль-Каиды в Междуречье» в состав «Исламского государства в Ираке» в 2006 году лишь добавило неясности в отношения с группировкой У. бен Ладена, так как теперь все решения на месте принимались Совещательным собранием моджахедов, не имевшим никакого отношения к «Аль-Каиде». Гибель Абу Мусаба аз-Заркави, который благодаря своему «афганскому прошлому» выступал в роли связующего звена между «центром» и местными группировками, способствовала усилению разногласий.

Образование «Джабхат ан-Нусры» и начало открытой фазы противостояния

Предшествующие «арабской весне» несколько лет стали серьезным испытанием для «Аль-Каиды». Утрата влияния в Ираке, ликвидация У. бен Ладена, обострение борьбы за власть внутри группировки и, наконец, триумф политического ислама в Тунисе и Египте – все это, по мнению многих исследователей, должно было привести к упадку организации. Однако избрание Аймана аз-Завахири лидером «Аль-Каиды» и выработка новой стратегии, которая предполагала оказание поддержки народным протестным движениям и постепенное переориентирование их в сторону «исламской альтернативы», укрепили позиции группировки. Более того, провал демократических преобразований и рост экстремизма в Египте, Йемене, Ливии и Сирии способствовал увеличению числа ее сторонников.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Что касается «Исламского государства в Ираке», то и оно оказалось в непростом положении. Новая тактика поведения, разработанная командующим многонациональными силами коалиции Д. Петреусом и предполагавшая задействование суннитских племенных формирований «Возрождение» (Сахават) для борьбы с исламистами, принесла свои плоды: за короткий срок территория, контролируемая боевиками, уменьшилась вдвое, было уничтожено 75% живой силы [1]. В то же время ИГИ удалось сохранить организационную структуру, что стало понятно после серии кровавых терактов в «зеленой зоне» Багдада, унесших жизни более 400 человек.

Главная проблема была связана с «вымыванием» иностранного компонента, вызванным снижением привлекательности идей «Исламского государства в Ираке» в глазах джихадистов за рубежом, которые были разочарованы участившимися поражениями, а также тем, что задача уничтожения «дальнего врага», будь то Израиль или США, откладывалась на неопределенный срок, а на первый план выходили интересы иракских суннитов и их борьба с шиитским правительством Нури аль-Малики [2].

События в Сирии стали катализатором прямого столкновения интересов традиционного центра силы движения глобального джихада – «Аль-Каиды» – и набирающего мощь нового полюса в лице ИГИЛ.

Большинство из тех, кто покинул Ирак, устремилось в Сирию, где протекали процессы «исламизации» революции. Потеря иностранных боевиков ставила под угрозу целостность ИГИ, поэтому новый лидер Абу Бакр аль-Багдади принял решение создать ответвление организации на сирийском театре боевых действий, для чего отправил туда своих эмиссаров во главе с Абу Мухаммадом аль-Джулани. Новая группировка, получившая в январе 2012 года название «Джабхат ан-Нусра», поспешила отмежеваться от «Исламского государства в Ираке», чему способствовали рост числа сторонников, военные успехи (более 500 успешных операций), а также приток средств и оружия из стран Персидского залива, прежде всего, Катара [3].

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Поэтому, когда Абу Бакр аль-Багдади 4 апреля 2013 года объявил о роспуске «Джабхат ан-Нусры» и создании «Исламского государства в Ираке и Леванте» (ИГИЛ), Абу Мухаммад аль-Джулани отказался выполнить приказ. Вместо этого, опасаясь за собственную жизнь, он принес присягу лидеру «Аль-Каиды». Далее последовали события, в ходе которых боевики ИГИЛ нанесли ряд ощутимых поражений «сепаратистам» и оккупировали обширные территории на востоке Сирии, в том числе, город Ракка, который 29 июня 2014 года станет столицей халифата.

Попытки Аймана аз-Завахири примирить конфликтующие стороны не увенчались успехом. Один из руководителей группировки «Ахрару аш-Шам» Абу Халед ас-Сури, которого он послал для урегулирования конфликта, был убит. С этого момента раскол в движении глобального джихада приобретает черты открытого противостояния.

При этом следует отметить, что число сторонников «Аль-Каиды» начинает неуклонно снижаться. Так, о присоединении к халифату заявил лидер «Ансар Бейт аль-Макдис», действующей на Синайском полуострове. В поддержку действий ИГ в видео обращении высказались боевики «Ансар аш-Шариа» в Ливии, которые предположительно стоят за нападением на посольство США в Триполи в 2012 году.

Таким образом, события в Сирии стали катализатором прямого столкновения интересов традиционного центра силы движения глобального джихада – «Аль-Каиды» – и набирающего мощь нового полюса в лице ИГИЛ.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Что дальше?

Рост поддержки «Исламского государства» не только со стороны радикальных группировок, но также идеологов мирового джихада (Абу Саад аль-Амили, Абу Мухаммада аль-Азди, Абу аль-Мунзир Амр Махди Зейдан и др.) косвенным образом свидетельствует о провале стратегии Аймана аз-Завахири, разработанной после начала «арабской весны»: ему в конечном итоге так и не удалось нивелировать грань между «дальним» и «ближним врагом». Лидер ИГ, напротив, с уровня внутрииракских проблем перешел к решению вопросов мироустройства.

В ближайшем будущем можно ожидать неуклонный рост числа сторонников халифата. Так, недавний соперник ИГИЛ «Джабхат ан-Нусра» поддержала наступление его боевиков на лагерь палестинских беженцев «Ярмук», в результате которого тот был оккупирован [4]. В последнее время в СМИ просачивается информация о том, что Абу Мухаммад Аль-Джулани собирается разорвать союз с А. аз-Завахири.

В то же время говорить об объединении джихадистов вокруг ИГ преждевременно. У «Аль-Каиды» все еще остаются традиционные союзники, к примеру, Талибан. Несмотря на то, что талибы в Пакистане поддержали «Исламское государство», позиции афганской группировки укрепятся после вывода войск США в 2016 году. Поэтому, если до этого времени разногласия в движении глобального джихада решить не удастся, наиболее вероятным вариантом станет дальнейшая эскалация конфликта между лагерями Абу Бакра аль-Багдади и Аймана аз-Завахири.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

"Одним из первых людей, которых призовут к трону Всевышнего в День Суда, будет шахид. И спросит Он, не дал ли я тебе такие-то блага? Тот все их признает. И спросит Он еще раз: "Как ты распорядился этими благами?" Тот ответит: "Я пошел на джихад ради Тебя и был там убит". И ответит Он: "Ты лжешь! Ты пошел на войну, чтобы тебя называли героем и так говорили". И тогда в отношении того распорядятся, его поволокут лицом по земле и бросят в геенну огненную".

Этот известный хадис (высказывание пророка Мухаммеда) несколько лет назад часто приводили религиозные деятели Пакистана, выступавшие против волны террора, захлестнувшего их страну. Сегодня его впору печатать в европейских газетах — хотя по опыту Пакистана ясно: не факт, что и это подействует...

Очередные задачи халифатской власти

Объяснять, кто такие шахиды, обитателям мусульманских пригородов сегодня в Европе не надо. Там и так знают: те, кого европейцы записали в "новые отверженные", на самом деле погибают, сражаясь во имя Аллаха,— за веру, родину, честь, семьи. Не очень понятно, почему эти сражения надо вести на чужой территории,— во Франции с Бельгией. Но тем, кто сомневается, идеологи мигом напоминают список обид: крестовые походы, колониальные захваты, кровавые правители, которые блюли интересы колонизаторов после их ухода...

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Многие из этих претензий трудно оспорить — у Востока есть причины не доверять Западу. Другое дело, что в последние годы именно западные страны способствовали освобождению региона от таких жестоких лидеров, как Саддам Хусейн или Каддафи,— тех самых, кого лидеры джихадистов считают безбожниками, понимая, что при них об ИГИЛ мир вообще вряд ли когда-либо услышал бы. Но политика к благодарности не располагает: чтобы утвердиться, запрещенная в РФ группировка ИГИЛ объявила западному миру войну. Да и не только западному — под угрозой и власти мусульманских стран, не готовые принять идеологию ИГИЛ (такие правительства исламисты называют "мунафиками" — "ложными мусульманами").

Боевики мечтают о "государстве настоящего ислама", однако за два года после провозглашения Исламского Халифата стало ясно: воссоздание средневековой модели в условиях XXI века предполагает не просто войну, а войну безжалостную и бесконечную. Как-никак захватить предполагается территории от Испании до Индии (по исламистским сайтам распространяются карты, на которых к будущему Халифату и вовсе отнесено пол-Евразии), и отнимать их придется не только у "белых колонизаторов".

Террористическую атаку на Париж 13 ноября 2015-го в этом контексте можно сравнивать с 11 сентября 2001 года, но лишь отчасти. Напомним, что идеолог "Аль-Каиды" Осама бен Ладен объявил себя врагом США лишь после того, как в ходе операции "Буря в пустыне" части "безбожных" американцев вошли в Саудовскую Аравию — землю, сакральную для мусульман. Однако начал бен Ладен тогда с пропаганды, потом перешел к созданию организации и только в 1996-м выпустил знаменитую фетву (религиозный эдикт): "Именем Всевышнего мы призываем каждого мусульманина, который верит в Господа и хочет, чтобы ему воздалось за это, убивать американцев и присваивать американские деньги..." Лишь потом было 11 сентября 2001 года.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Иными словами, Осамой двигала месть, он считал себя и своих сторонников защищающимися. А вот ИГИЛ вооружено наступательной логикой: его изначальная цель — перенести боевые действия на территорию противника. Или, как выражались классики другой революционной идеологии, экспорт революции.

Студенты выучились

Контуры исламского интернационала стали просматриваться на рубеже XX и XXI веков, когда в горы Гиндукуша заспешили исламские радикалы, чтобы поддержать "Талибан" ("студентов" — в переводе с арабского), ненадолго взявших власть в Афганистане. В принципе, тропу протоптали раньше — еще во времена войны моджахедов с советскими войсками, и многие лидеры и властители дум свободного мира тому способствовали. Другое дело, что "Талибан" обозначил историческую перспективу — строительство первого государства истинного ислама в самой бедной стране современного мира, к тому же обложенной врагами со всех сторон. Этого, как оказалось, достаточно, чтобы вызвать массовое паломничество молодых исламских радикалов с Ближнего Востока, Северной Африки, из Пакистана, КНР, даже из Бирмы с Индонезией. Немало боевиков "поставило" и постсоветское пространство, от Таджикистана и Узбекистана до Северного Кавказа.

Надо признать, те "талибские джихадисты" вряд ли узнали бы себя в игиловских роликах. Два десятка лет назад "борцы за веру" были аскетами: женщин одели в бурки, мужчинам запретили длинные волосы, но обязали носить длинные бороды, из предметов "моды" остался один — черная чалма. Музыка, танцы, "неисламские" виды спорта были под строгим запретом. "Воин за веру" выглядел как плохо одетый молодой человек с бородкой, стеснявшийся женщин (одна западная журналистка как-то написала: чтобы напугать талиба, женщине достаточно его ущипнуть). То, что он при этом готов умереть за свои идеи, мало кого пугало.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

Это сегодня сторонники "истинного ислама", пройдя свои университеты в Ираке и Сирии, не столь простодушны. Среди них хватает, конечно, юнцов, но тон задают командиры с солидным боевым опытом. Не только саддамовские офицеры — не так давно на сторону ИГИЛ перешел начальник таджикского ОМОН Гулмурод Халимов, один из влиятельнейших силовиков страны.

Вообще, исламистский интернационал изменился, и это было заметно до парижских терактов. Дело не в тактике и даже не в лозунгах: идеологи ИГИЛ кардинально сменили имидж. Первые кадры боевиков нового халифата поразили — они ничем не напоминали одинаково стриженых талибов, похожих на выпускников провинциального приюта. Пропагандисты ИГИЛ с первых шагов дали понять: "Мы — другие!"

Если "черные муллы" талибов считали грехом телевидение и видео, то ИГИЛ взяло их на вооружение. Чего стоят облетевшие мир видеоролики того, как боевики громят исторические памятники в музеях Междуречья: ни видеокамер, ни фотоаппаратов они не стеснялись, наоборот, охотно позировали. Куда там разрушителям гигантских Будд из Бамианской долины в 2001 году — этих геростратов так никто и не увидел в лицо.

А интернет? И талибы, и "Аль-Каида" обращали на него ноль внимания. Когда же после долгих споров талибские власти Афганистана все же открыли официальную интернет-страницу страны, они украсили ее фото местных гор, специально отобранных так, чтобы там не было ни единого живого существа — ни людей, ни даже птиц со зверями. Содержание составили официальные сообщения, обновлявшиеся нечасто — само собой, без иллюстраций.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

А вот для ИГИЛ интернет стал площадкой вербовки: используются не только специализированные сайты, но и страницы, посвященные, например, социальным проблемам, и, конечно, соцсети. Цель — максимальный охват, притом не голимая пропаганда, не лозунги, а нечто, что может вызывать интерес и симпатии. Плюс информация: где встретиться с "правильными" людьми, как переправить "подсевшего" на идею в нужное место.

Еще талибы запрещали любую музыку, даже суфийские песнопения, традиция которых сильна в Афганистане и в Пакистане. А вот игиловские рекламные ролики традиционно сопровождают нашиды — религиозные песнопения (хотя и без музыки), с красивым многоголосием. Ясное дело, исламисты терпеть не могут поп-музыку, но "правильные" песни распространяют в Сети, нередко добавляя субтитры на английском, французском и других языках "неверных". Есть и "звезды", например "певец-воин" Махер Мешаал, который этим летом погиб в Сирии во время налета авиации международной коалиции.

Но главное, конечно, общее дело: под красивое пение строем идут отряды борцов, едут колонны автомобилей с черными флагами. В них — смелые парни, многие с длинными волосами, этакие "барбудос" нового поколения, котовские и че гевары под знаменем Пророка. Часто в клипы вставляют отрывки из фильмов про битвы с крестоносцами, авторы роликов подчеркивают: наша борьба продолжается не один век!

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Даже видео жестоких казней, от которых мир содрогается, стали своего рода "паролем", полагают эксперты. "Такие кадры популярны среди радикально настроенной молодежи в регионе, ими обмениваются",— говорит "Огоньку" директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. "Жестокость боевиков не отпугивает их сторонников. И это говорит о том, что авторы этих страшных кадров хорошо представляют себе аудиторию, для которой работают",— подчеркивает пакистанский журналист Тарик Ахмед. Этот страшный "пароль" ИГИЛ, которое, напомним, запрещено в России, он расшифровывает так: радикальная молодежь хочет "настоящего дела", и ей предлагают коктейль из настоящей крови и романтики кинобоевиков.

Пропуск в Рай

Вызов, который ИГИЛ бросило Западу, согласно последним заявлениям его лидеров,— странная смесь двух на первый взгляд взаимоисключающих идей. Первая состоит в том, что эта война должна привести к построению государства "истинного ислама". Вторая — если Запад будет всерьез противостоять этому, война должна перерасти в "последнюю битву Добра со Злом". Тогда дело кончится Судным Днем, после чего Всевышний и установит Рай. "В обоих случаях героев ожидает Рай — на земле, или на небесах",— замечает Тарик Ахмед.

Эта идея привлекает и тех, кто хочет жить в "идеальном мусульманском обществе", и тех, кто намерен отдать жизнь, чтобы сразу попасть к "престолу Всевышнего". Потому-то ИГИЛ так бесстрашно угрожает разом целому миру. Глава группировки Аль-Багдади словно говорит: "Мы не боимся смерти, а вы — да!"

Подробнее о братьях-мусульманах, в статьях:
Братья-мусульмане в Египте
Братья-мусульмане - проект ЦРУ

Талибы — другое дело. Они не собирались без необходимости приносить себя на алтарь, хотя этим различия между двумя направлениями радикального ислама и не исчерпываются. Но важнее другое: между этими течениями идет борьба за влияние. И падение популярности талибов в мировом исламистском движении объясняется не только имиджем.

"Афганские талибы, большинство которых — пуштуны, настроены националистично. Конечно, помощь иностранцев была им кстати, но отношение к "чужакам" в Афганистане оставалось все равно настороженным, не случайно карьеры в структурах талибов они не сделали",— напоминает Тарик Ахмед.

Напротив, в структурах ИГИЛ все иначе. Среди командиров кого только нет — от боснийцев с афганцами до бельгийцев с французами, включая кистинца из Грузии, известного как полевой командир Абу-Умар аш-Шишани. ""Исламское государство",— констатирует мой пакистанский коллега,— без труда привлекает новых сторонников, потому что боевики до этого времени постоянно твердили о своих победах. Не известно, что будет, если с ними начнут воевать всерьез".

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Да и "Талибан" отдавать лавры "главного борца" за исламское дело не собирается: достаточно вспомнить сентябрьские события в Афганистане, когда боевикам "Талибана" удалось захватить и удерживать несколько дней город Кундуз. Потребовалась помощь иностранных частей, расквартированных в этой стране, чтобы выбить боевиков. В итоге США и вовсе отложили вывод солидного контингента.

Это, похоже, тактика: пока мир сконцентрировался на ИГИЛ, талибы в Афганистане попытаются взять свое. "Не думаю, что они прямо сейчас могут вернуться к власти. Но угрозу они, безусловно, представляют по-прежнему",— говорит Омар Нессар.

Если международная коалиция против ИГИЛ на Ближнем Востоке резко усилит давление, не исключено, что иностранные боевики вновь потянутся на Гиндукуш: здесь спокойнее. Как ни парадоксально, считает ряд местных экспертов, но в этой ситуации для противостояния ИГИЛ, возможно, придется искать контакт с талибами.

"Пока талибы и ИГИЛ не выступают в Афганистане единым фронтом. У них разные лидеры, никто не готов уйти на вторые роли. Но альянс не исключен, во всяком случае совместные операции они проводить могут",— предупреждает Тарик Ахмед.

В свете последних терактов остается лишь радоваться, что до этого пока не дошло. А еще лучше — прислушаться к местным специалистам и постараться изолировать один джихад от другого.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5974#top-content

http://kommersant.ru/doc/2855383