В №45 «Завтра» опубликовано интервью с председателем Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Е.А. Федоровым. В нем не только повторяются многие мысли, высказанные им в первой половине 2011 г. (Россия под оккупацией и внешним управлением США, «американское» происхождение Конституции РФ, ограничение Президента России «тактическим» управлением без права менять прозападную стратегию и т.д.), но и дополняет их следующей информацией:

О чем идет речь - опубликовано интервью с председателем Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Е.А. Федоровым

"ЗАВТРА". Все заинтригованы вашим появлением на политическом поле. Интересно узнать, кто вы и откуда, каков ваш путь.

Евгений ФЁДОРОВ. В 1995 году я вышел уже во главе целого избирательного блока. Блок назывался "В поддержку независимых депутатов", независимых от внешней системы управления. 1995-й год — прямое управление американцами, честно скажем. До сих пор я ссылаюсь на тот свой опыт, потому что, когда я говорю, что американские советники сидели во всех министерствах — я их лично там видел, будучи депутатом первой Госдумы. Правительство Гайдара тогда было, его министры. До сих пор эту тему никто не поднимает, хотя это уже тогда было очевидно и вызывало у большинства недовольство.

Специфика оккупационного механизма в России в том, что СМИ определяют: кто может что-то говорить, а кто не может. СМИ — система иностранного управления, она значительно сильнее, чем система влияния национальных властей. Сами национальные власти тоже находятся под внешним управлением. Вот вам и ответ, почему идеология (речь же не обо мне!) национально-освободительного движения против ВОР не на слуху.

"ЗАВТРА". Она обсуждалась тотально только в нашей среде… Вообще, само сокращение ВОР — временный оккупационный режим, было очень популярно в 90-е годы. Что это была за партия в 1995-м году?

Евгений ФЁДОРОВ. Это был независимый блок. Тогда же не было партий. Я был во главе, первым номером. За мной шёл министр финансов Панков. Тоже блок был не самый слабый, откровенно говоря. Министр финансов на выборы просто так тоже не ходит. Кстати, самый порядочный министр финансов из тех, которые были в России по какой-то причине. По той одной простой причине, что Панков был близок к Коржакову, а Коржаков в системе реальной власти того времени занимал линию, как раз-таки, наиболее близкую к пониманию необходимости освободиться от внешнего управления. Помните, именно Коржаков воевал с Гусинским. Мы это называем "восстанием Коржакова". В результате Ельцин просто уволил его. Первый зам. у Коржакова был Рогозин, они были наиболее близки к линии освобождения от колониального управления и подталкивали Ельцина в эту сторону. Просто он от них отказался.

"ЗАВТРА". Была группа Коржаков—Полторанин. Рогозин, я думаю, немножко в стороне стоял. Тем не менее, эти люди были включены в процедуру подавления Верховного Совета России, это были главные инициаторы фактически разгрома Советов.

Евгений ФЁДОРОВ. Я думаю, что были два момента, две тенденции. Во-первых, победители делили власть — Хасбулатов с Ельциным… Вообще говоря, если бы Хасбулатов был на месте Ельцина, я думаю, он действовал бы в принципе также, в той же парадигме, потому что и тот, и другой получили эту власть от внешних сил, от оккупантов. В этом плане они оба были в парадигме.

Но дальше часть людей оказалась там, где был Руцкой и Хасбулатов. И так получилось, что сложился временный союз. Ельцин поначалу представлял оккупационные механизмы в чистом виде. Потом зачистили всех силовиков с их помощниками, заместителями, начальниками отделов, начальниками управлений. Это тысячи людей. Фактически это были силовики, которые могли при необходимости совершить дворцовый переворот в сторону процесса восстановления суверенитета.

"ЗАВТРА". Есть две большие тайны, которые на протяжении многих лет волнуют общественность, не только патриотическую, а любую. Первая тайна — это Перестройка, что это был за спецпроект, через кого он осуществлялся? Вторая тайна — передача власти от Ельцина Путину.

Евгений ФЁДОРОВ. Я на момент перестройки уже был штатным депутатом Ленинградского областного совета. Я был в этом парламенте, где были все литовские депутаты, которые не ставили при мне вопрос об отделении от СССР. Они ставили вопрос о самостоятельности в экономике. Вокруг парламента стояли бетонные блоки, я помню это лично, и за блоками гуляли женщины с детьми… Это была липа — привезли к парламенту и показали мировому сообществу, что парламент в какой-то осаде. И мы внутри парламента смотрели, что это за "осада". Это была чистая провокация.

"ЗАВТРА". Основная тайна — как могли такие люди, как Горбачёв, Яковлев, который являлся хозяином советского агитпропа, то есть человеком сверхпроверенным, сверхлояльным к системе, уничтожить под собой эту советскую льдину.

Евгений ФЁДОРОВ. Как сверхпроверенные генералы во главе с генералом Алексеевым заставили русского царя отречься, собрали всех, включая Корнилова и всех остальных, и заставили их отречься?

Горбачёв — агент, внедрённый в руководство Советского Союза. Таких агентов у американцев в Советском Союзе, я уверен, были тысячи. Компромат в отношении Горбачёва, насколько я слышал, был в отношении его родственников в Ставропольском крае в период гитлеровской оккупации. Компромат попал в гестапо, гестаповские архивы перешли в распоряжение американцев и отсюда ключ к Горбачёву у двух систем. Естественно, они остались у немецких спецслужб, у ФРГ и у американских спецслужб. Вот отсюда ключ к Горбачёву. Они его просто вели в качестве агента, используя этот компромат. Кстати, Советский Союз тоже ввёл своих агентов в руководство многих стран. Мы честно скажем, что десятки стран имели президентов, назначенных как агенты Советского Союза. Десятки стран.

Кстати, англичане использовали логику смены руководства на своих агентах тоже в своей конкурентной борьбе со многими странами, в том числе и с ещё царской Россией. На их совести убийство Павла I, за заговором стоял английский посол. За отречением последнего царя тоже стояли они.

Дальше Горбачёв притянул Яковлева. Дальше он обложил себя агентами второго уровня, и те начали реализовывать принцип ликвидации СССР. Каков был этот принцип? Я не буду говорить про экономическую составляющую, потому что она сознательно создавалась. Сознательно не пускали продовольствие в Москву и Питер. Это факт. Если вы обратите внимание, то ни этап перестройки, ни многоэтапная ликвидации СССР ни разу не были расследованы ни одним силовым органом так, как это положено. Тут геополитическая катастрофа, как говорит Путин, и ни одного следственного действия.

У нас следователи начали работать в архивах. Мы нашли уже десятки фактов прямого нарушения законов людьми Горбачёва. Например, подделка документов. Лукьянов подделал документы Съезда и ликвидировал последний Съезд, а это конституционный орган Советского Союза, то есть он подделал Конституцию! Никто даже это не видит, а он взял бумагу — голосовали за одно, а он в бумаге взял и написал как председатель за своей подписью другое. В 1990 году. Это та же история, как с матросом Железняком.

Что такое государственный переворот? Государственный переворот — это совокупность преступлений разного масштаба. Причём не обязательно это госизмена. Хотя понятно, что Горбачёв, издавший указ о ликвидации СССР… Когда указ пишется, то он пишется: "Издаю указ в соответствии с пунктом таким-то Конституции…" или "…с законом номер таким-то…". Он издал указ "в соответствии со сложившимися обстоятельствами". Само по себе… Таких поддельных прямых нарушений законов и Конституции огромное количество. Передача ядерного чемоданчика, изгнание Прибалтики.

Мы в НОДе имеем рабочую группу, которая занимается этим. Работают следователи в архивах, подбирают именно набор статей, совокупность которых называется государственным переворотом с целью ликвидации Советского Союза. У нас есть сайт, портал НОД (rusnod.ru), и отдельно есть Координационный совет политических сил (rusnod.ru/theme99.html). Сейчас идёт комплектация этого Координационного совета основными политическими силами, которые считают, что главный вопрос в России — это вопрос суверенитета и его надо решать. Разные силы разных политических взглядов, потому что это не вопрос политики. Вопрос свободы Родины — вне политики.

Когда наша следственная группа закончит свою работу, то останутся тома предуголовного дела. Они должны будут пройти через следственное управление, через прокуратуру.

Это нам создаёт правовые основания для национально-освободительного движения. Национально-освободительное движение — это процедура восстановления суверенитета страны, где, конечно, должна быть и правовая часть вопроса и её отрабатывает эта рабочая группа.

"ЗАВТРА". Субъектом оккупации является именно государство США или какие-то транснациональные теневые структуры, которые так же воздействуют на США, как и на Россию, как и на Турцию, и так далее?

Евгений ФЁДОРОВ. Мы подходим к этому вопросу, что называется, в плане традиционных международных правовых норм. Любая система всегда сложна. Любое государство, любые командующие, командиры взводов принимают решение не просто, а в силу совокупности воздействий, которые они получают. Для нас, с точки зрения международного права, неважно, кто стоит за США. Так же как для наших дедов было неважно, кто стоит за Гитлером или за гитлеровской Германией в целом.

Для нас является оккупантом американское государство и его союзники с их органами в виде Госдепа, специальное подразделение для управления зарубежными территориями, и органами здесь в виде грантополучателей, двадцать тысяч человек. Путин с Генпрокуратурой, с помощью закона об иностранных агентах, вскрыл их. Он же это сделал не для того, чтобы запретить это, потому что закон ничего не запрещает, а чтобы их вскрыть. Отсюда — агенты-грантополучатели.

Агенты — во власти, уже генпрокурор об этом сказал в Совете Федерации. Как элемент агентов во власти — подготовка грантополучателей, то есть из 10-20 грантополучателей получается 1 агент. Кстати, Советский Союз так же делал, когда создавал систему грантополучателей под предлогом рабочих движений или Интернационала, внутри которых формировал своих агентов, то есть технология абсолютно такая же. В целом совокупно — это технология предателей.

"ЗАВТРА". Евгений Алексеевич, вы несколько раз сказали, что нынешняя Россия находится в состоянии недостаточного, мягко говоря, суверенитета. Вообще, интересна ваша интерпретация Путина — его прихода во власть, его дальнейших действий, дальнейшей его судьбы и вектора его движения.

Евгений ФЁДОРОВ. Если мы говорим об историческом русском подходе, то Путин очень близок к Александру Невскому. Кстати, его признали святым — один из двух святых, которого признали сразу, а в российской истории их тысячи. Для русского человека того времени сомнений в том, что Александр Невский был национальным лидером, не было никаких. Хотя Александр Невский держал заложников в орде, периодически туда ездил с отчётами и докладами. Технологически понятно, что Александр Невский в плане связи с внешней системой был в сто раз более привязан к ней, чем сегодня Путин. Это мы понимаем. Тем не менее, наши предки отлично воспринимали Александра Невского как национального лидера. Это так, ремарка на полях.

Теперь содержательная часть.

Согласно международному праву, если часть страны оккупирована, вся страна считается в оккупации. На территории Советского Союза существуют вооружённые силы оккупанта — США как минимум в Прибалтике. Следовательно, по стандартам международных норм, вся территория бывшего СССР оккупирована, а раз вся территория оккупирована, значит, и её часть — Российская Федерация. Поэтому мы юридически говорим чёткие, по международному праву, слова и ничуть не ошибаемся.

Ельцин и Путин не являются наследниками русской власти или советской власти, потому что в советской власти высшим лицом был генеральный секретарь или, до этого — царь. И Путин, и Ельцин, и Медведев занимали должность, привезённую оккупантами (даже терминологически она называется президентом, в России не было президентов), с полномочиями, привезёнными оккупантами.

Что это означает? Это означает, что эти должностные лица не могут производить стратегическое управление. Допустим, президент России, согласно американской Конституции, — гарант Конституции, это главный его статус и для целей гарантий Конституций у него есть набор полномочий, но не больше. Если он начинает переходить черту и производить стратегию, например, предлагает что-то изменить. Что такое стратегия? Изменение правил, по которым существует страна. У него нет таких полномочий, предложить изменить что-то, поэтому его слова повисают в воздухе.

Обратите внимание, Путин — изменение экономики, международный финансовый центр, изменение принципов работы ЦБ, деофшоризация — много чего сказал стратегического, я даже не буду всего перечислять. Всё это висит в воздухе, потому что ключ управления колонией — извне. По нашей Конституции, а не просто так. Всё, что касается изменения принципов на стороне, — это делают американцы и у них есть специальные органы. В области экономики — это МВФ, и в целом это Госдепартамент.

Всё, что касается тактического управления, — да, у вас есть право тактического управления. И должность, осуществляющая это, — это президент, они же придумали эти должности, специально, председатель правительства. Кстати, многие думали, что когда Путин был председателей правительства, что он — главный человек в стране, хотя юридически ничего там не поменялось. На самом деле — это русский миф. У России отняли должность царя и генсека. Не уменьшили её полномочия, а просто отрезали эту должность и взяли себе. Функцию генсека осуществляет по отношению к нам Госдепартамент США. Вот какая логика.

Дальше Ельцин. Естественно, ему не нравился этот статус. Он, вообще, был человеком, хоть и пьющим, но скажем так, у него были порядочные начала, довольно серьёзные. Я немножко с ним знаком. Он находился в этом. Отказаться от власти — это было глупо с точки зрения Ельцина. Согласитесь? Чтобы он ушёл? Иногда говорят: надо было уйти, если он не хотел плясать под дудку американцев. Пришёл бы чистый какой-то американец ещё более жёсткий, прямое управление бы ввели или окончательно ликвидировали страну.

Поэтому с точки зрения Ельцина уходить было глупо. Если ты на этой должности, то хоть чем-то можно помочь. Если хотите, для него это была загогулина в позитивном ключе — это проталкивание Путина. Причём, это был третий кандидат. Два его до этого не устраивали именно по этим причинам. Были варианты со стороны американцев. Тот же Кириенко, которого они и проталкивали. Было много вариантов. Ельцин всё-таки выбрал вариант именно с точки зрения реванша России и не ошибся. Потом ни разу до самой своей смерти он не сказал "я ошибся" или "что-то не так".

Путин был очень активен. Вообще, свои самые большие достижения он сделал в начале 2000-х годов. Причём американцы поняли, что он является их врагом только где-то к 2003 году. Он делал это аккуратно, профессионально, имея в том числе, свой опыт в КГБ, такого управления процессами, не засвечивая технологию этого управления. Теперь власти США во всём разобрались, и уже на сегодняшний день он для них является врагом №1 в России, уже девять лет.

Однако у него нет с точки зрения юридической — прав, а с точки зрения реальной — возможностей, конечно. Потому что его должность не имеет полномочий менять в принципе. Если он чуть-чуть выйдет за конституционное поле, то он уязвим, а если он сильно выйдет, то он становится уязвимым вплоть до международных и судебных санкций.

Сегодня всё, что в Конституции не написано, как прямое указание — нельзя. Это просто не появится. У вас не появится отдел по стратегии, потому что он в Конституции не предусмотрен. Как это работает? Например, сейчас на Дальнем Востоке наводнение. Чтобы не было наводнения, что делал Советский Союз? Дамбы не строили. Зачем их строить, когда можно построить каскад электростанций, которые снимут давление воды, и наводнения не будет. Как в Питере: дамбу построили, и нет наводнений в Питере. Но чтобы построить когда-то электростанции, надо запланировать действия на 30-50 лет вперёд, потому что сразу их, за день, не построишь, это понятно. Но чтобы запланировать на 30-50 лет вперёд, необходимо заранее заложить туда средства, инвестиции и в течение 50 лет туда вкладывать. Так вот, российская Конституция это запрещает, потому что по российской Конституции тратить можно только на цикл выборов. Привязка от выборов до выборов и в связи выборами.

"ЗАВТРА". Это как-то оформлено? Какой-то статьёй, каким-то положением?

Евгений ФЁДОРОВ. Нет, это прямо видно. Вы оценивайте Конституцию не с точки зрения, что там запрещено, а что там разрешено? Только то, что Конституцией разрешено, предписано, то власть и может делать. Есть моменты, которых американцы не постеснялись и прямо заложили запрет в Конституции. Например, 13-я статья, то есть они запретили идеологию, а значит, запретили замысел.

Детали, если кто хочет, пусть изучит систему управлениям колониями, потому что нам просто назначили форму управления.

"ЗАВТРА". Какой же исход? У Путина есть возможность каким-то образом маневрировать?

Евгений ФЁДОРОВ. Вы сейчас выходите на вопрос: как решить проблему об освобождении от внешнего управления? Суть механизма освобождения от колониальной зависимости в совокупности называется национально-освободительным движением и национально-освободительной борьбой. Движение — более организованная форма этой борьбы. Изменение Конституции — это задача народа. Народ нужен для двух вещей: Референдум, где он должен проголосовать.

Чтобы создался референдум, необходимо, чтобы народ оказал давление для целей его проведения. Давление должно быть в сторону трансформации управления страной, в сторону проведения референдума и преодоления многочисленных завалов и врагов в виде агентов, грантополучателей, предателей, кого хотите, по дороге к этому процессу.

"ЗАВТРА". У этого национально-освободительного движения в России существует много компонентов… Но существует лидер. В данном случае, по-вашему, получается, что это Путин.

Евгений ФЁДОРОВ. Путин объективно оказывается. Кто может сделать так, чтобы все остальные силы договорились? Кроме агентов и оккупационных сил. Их немного на самом деле — только один человек сегодня, де-факто, это Путин. Если у вас есть другая кандидатура — давайте её обсудим. У нас даже на наших значках написано "Родина, свобода, поэтому Путин". Путин возникает как технология восстановления свободы страны, это не отношение к нему лично.

"ЗАВТРА". Хоть вы и сидите в Думе, хоть вы и занимаетесь партстроительством, нельзя, мне кажется, отрицать, что нынешняя система и парламентской демократии, и наша партийная система является отчасти деградационной. Все эти механизмы не работают.

Евгений ФЁДОРОВ. Да, конечно, они так и задуманы. Это театр.

"ЗАВТРА". Для того, чтобы мобилизовать общество, создать из него тот необходимый потенциал для давления, если угодно, а может быть, и для радикального изменения ситуации, необходимы какие-то общественные стратегии. Ясно, что партийные стратегии, которые нацелены на проникновения в муниципальные или федеральные органы аппарата не работают…

Евгений ФЁДОРОВ. Это липа.

"ЗАВТРА". …А какие должны быть стратегии в связи со сложившимся положением? Через что, через какие структуры, через какие направления мобилизовывать население?

Евгений ФЁДОРОВ. С учётом роли Путина, с учётом части власти, которая выступают за суверенитет, что тоже логично, не всем нравится. Вообще говоря, против суверенитета выступает на самом деле только люди ущербные, то есть те, которые попали в серьёзную зависимость от оккупанта, в том числе от власти. У нас нет вообще такого вида института, как российский крупный бизнес. Он не предусмотрен в системе управления Россией. Все российские олигархи — это всё иностранные предприниматели, осуществляющие бизнес и управление на территории колонии.

"ЗАВТРА". Офшорный бизнес?

Евгений ФЁДОРОВ. Это Путин правильно называет его офшорным. Но он не только офшорный — он — иностранный бизнес. Он лондонский, нью-йоркский, часть из него офшорная. Допустим Дерипаска — это Гибралтар, как пример, или Лукойл — это Кипр, как мы недавно узнали.

Это и есть выбор между управленцами. На стороне Путина и национально-освободительного движения именно те, которые выбрали для себя место внутри России, а на стороне внешнего управления те, кто по меркантильным соображениям ушёл на Запад.

"ЗАВТРА". Это мучения элит, а массы, без которых ничего не получится?

Евгений ФЁДОРОВ. Конечно, массы всё и решат.

Что такое национально-освободительное движение или борьба? Это совокупные действия уличных сил — отсюда нам нужна "улица". Если хотите, выйти на улицу может любой человек, это не так сложно.

С воздействием сверху от части элиты, которую я назвал (я не случайно перечислял элиту, которая разбита на две части), во главе с Путиным на преобразование институтов сверху.

Плюс добавьте российский миф о царе. У Путина власти нет, но есть ожидание, что она у него есть. Чиновники, которые вокруг него, они отлично знают, что у него нет власти. Поэтому они его внимательно слушают, а потом делают то, что им говорят американцы. А подальше, у народа, такого нет. Поэтому импульсы Путина на координацию воспринимаются так: чем дальше от Кремля, тем более реально и сильнее — это исторический эффект России.

Сочетание этих трёх факторов и есть национально-освободительное движение. "Улица", воздействие на институты.

Например, на институт СМИ, как на важнейший оккупационный механизм. Мы считаем, что на них надо оказывать давление сверху и снизу. Снизу — митинги, движения людей, сверху — Путин, технология ручного воздействия. Совокупность этих факторов приводит к постепенному перекрашиванию оккупационных институтов в виде Первого канала, НТВ, других в национальные институты. Условно говоря, где-то кадры начинают меняться, где-то поддавливание идёт, где-то персональное воздействие, где-то зачистка, где-то прокуратура, то есть тысячи механизмов, которые оказывают воздействие на эту систему. С другой стороны, воздействие оказывают американцы. Дёргают за ниточки имущества через билль Магнитского, через свою агентуру, через свои гранты и грантополучателей. Это битва, в которой неплохо бы, чтобы американцы оказались слабее в какой-то момент времени. И решит, когда им оказаться слабее — когда наступать, только национальный лидер.

"ЗАВТРА". С помощью чего, с помощью каких механизмов инициировать эту улицу?

Евгений ФЁДОРОВ. В этом суть национально-освободительной борьбы, суть любой борьбы колонии, что она не может закончиться победой раньше, чем не произойдёт созревание основной массы людей. Мы исходим из того, что в России народ всё-таки свободолюбивый исторически. Для нас это уже шестая национально-освободительная борьба. Древние времена, что называется татаро-монголами, и так далее; 1612-й год; Наполеон; 1917-1918-й год, когда американские войска просто были на территории Советского Союза. Ещё даже Советского Союза не было. Тогда РСФСР; и, наконец, Великая Отечественная война.

Везде в принципе логика одна была. Пока люди не поднимались в миллионах своих, в массе своей, десятки миллионов людей на борьбу за свободу своей Родины, а для России тут особенно важен вектор знания, ничего не случалось. На мой взгляд, есть нации, которые не поднимутся, даже если всё будут знать, потому что уже привыкли и уже устали. В России всё-таки есть эта мощная, персональная компонента, что называется русское чудо, на которое ссылались все агрессоры.

У нас ставка именно на это. Крайне важна активная позиция, которую надо проявлять системно, последовательно и на длительный срок, а не то чтобы один раз выйти на улицу.

Если мы получаем миллионы людей, в данном случае демонстративно, на улице, запускается механизм, в котором идёт быстрый процесс освобождения от внешнего управления. Быстрый — в течение нескольких месяцев. Если этих миллионов нет, если они подавляются американской оккупационной пропагандой, значит, этот вопрос не складывается. Для нас это ключ.

"ЗАВТРА". Значит, пропаганда есть. Внешнее воздействие есть. Соответственно, нужна контрпропаганда. Агитаторов пускать?

Евгений ФЁДОРОВ. В чём отличие борьбы от движения? Движение организовано. У нас вообще оно организовалось год назад. За год — уже 200 городов. Последние митинги — уже 200 городов. Но мы не гонимся за численностью, потому что специфика движения, — там не должно быть никаких денег. Только личная позиция человека. Так же, как и наши деды, на войну шли не за пайком в армию, а исходя из своего желания видеть Родину свободной. Так и здесь. Поэтому идёт постепенное наращивание сил. Мы рассчитываем, что через несколько месяцев будет 1000 городов.

Дальше всё это разбивается на ещё тысячи подпланов, но общая логика такая. Дальше мы формируем так называемый освободительный поход на Москву. Мы исходим из того, что наибольшая концентрация и органов управления оккупантов, и агентов, и грантополучателей, и предателей — в Москве. Следовательно, выражается в форме освобождения со стороны провинции России. Какая форма? Естественно, мирная, политическая. Поэтому мы направляем уже организационные усилия на формирование, подготовку. Для чего эти митинги нам? После того, как мы проведём пятьдесят митингов, десятки тысяч пикетов — это же всё идёт воспитание, подготовка этого похода. Как солдат в армии учат, учат, учат, они готовятся, готовятся, готовятся. Пока не научились — ничего не получится. Так и здесь.

Закончиться это должно тем, что в Москву, конкретно с каждого региона, приедут люди. Мы к этому времени организуем то, что называется перемещением — и железную дорогу, и всё остальное. Приедут с какого-то региона 30 тысяч человек, с какого-то — 50 тысяч, с какого-то — 100 тысяч, уже подготовленных. И сформируются в Москве — это и есть поход на Москву, как результат в конце — как механизм давления (кстати, очень похоже на 1612 год), с помощью которого Путин сумеет уже реализовать принципы изменения конституционного строительства, законодательного строительства, проведёт конституционное собрание, референдум. Люди вернутся обратно, уже на референдум. И дальше, через референдум — восстановление суверенитета страны. Вот такая логика, это если вкратце.

На любой войне у всех есть танки и самолёты. Хотя у всех свои КБ, танки получаются одинаковые, методы у всех одинаковые. И Советский Союз развалить Горбачёв бы не смог, если бы не имел полмиллиона людей на улицах, потому что ему нужна была для целей ликвидации общественная точка опоры. Если бы Горбачёв не вывел полмиллиона человек на улицу, то на эту улицу вышли бы полмиллиона сторонников СССР, сторонников сохранения Советского Союза. Понятно, это было бы так сделано.

Вопрос только в том, что нужно несколько лет для того, чтоб все пометились: кто на одной стороне, кто на другой. Если хотите, провести референдум: вы за оккупанта или вы за национальный курс? Вот фактически мы ежедневно оказываем это давление, не только уличное, но и проводим этот референдум, и ставим вопрос перед каждым человеком. Отсюда у нас уверенность в этом миллионе человек. В России со 140 миллионами найдётся несколько миллионов людей, которые будут выступать за свободу своей Родины. Я уверен в этом.

http://zavtra.ru/content/view/iz-tmyi-k-svetu/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

- что в 2012 г. организовалось некое «Национально-освободительное движение» (НОД), растущее количественно и качественно, причем, «стахановскими» темпами;

- что конечной целью этого движения является «освободительный подход» на Москву;

- что результатом этого «похода» должно стать проведение референдума по изменению действующей Конституции России;

- что возглавит эту «революцию сверху» лично В.В. Путин.

«Закончиться это должно тем, что в Москву, конкретно с каждого региона, приедут люди, - раскрывает секретный, по идее, замысел Федоров. – Мы (НОД? – Авт.) к этому времени организуем то, что называется перемещением – и железную дорогу, и все остальное. Приедут с какого-то региона 30 тыс. человек, с какого-то – 50 тыс., с какого-то – 100 тыс., уже подготовленных (как и кем? – Авт.). И сформируются в Москве – это и есть поход на Москву, как результат в конце – как механизм давления (кстати, очень похоже на 1612 г.), с помощью которого Путин сумеет уже реализовать принципы изменения конституционного строительства, законодательного строительства, проведет конституционное собрание, референдум…».

Первое, что бросается в глаза, - весьма двусмысленный, если не сказать провокационный характер публикации. Упоминанием о выборе Путина на президентство Ельциным у читателя создается ошибочное, на мой скромный взгляд, впечатление о «слабости» главы государства. И оно дополняется выводами об отсутствии у него политической самостоятельности и права на стратегическое планирование, преодолеть которые возможно якобы только с помощью НОД.

Самого же себя Федоров подает в роли некоего «демиурга», исключительно «информированного», безусловно допущенного на «кухню» разработки важнейших решений. По словам Федорова, «правда-матка», которую он «рубит», обходится ему дорого: «запретом» выступать от «Единой России», которую он представляет в Думе. Между тем, нарушение этого запрета, однако, не приводит ни к каким партийным санкциям и не мешает ему сохранять за собой должности председателя думского комитета и члена Центрального Политсовета «ЕР» (при том, что для принятия соответствующего кадрового решения, по крайней мере в первом случае, достаточно пленарного голосования, где у «партии власти» большинство).

Надо ли говорить, что одна лишь остановка сирийского кризиса в корне опровергает всю изложенную Федоровым теорию внешнего управления, которому якобы подчиняется Путин. Актуальная для 90-х гг., она была перечеркнута еще в 2005 г., когда в ходе визита в Москву весьма представительной, можно сказать элитарной, европейской делегации глава государства наотрез отказался рассматривать привезенный ею «проект» отделения Северного Кавказа в обмен на российскую «евроинтеграцию». И сопроводил этот отказ известным афоризмом о распаде СССР как «крупнейшей геополитической катастрофе», именно тогда прозвучавшим с трибуны президентского Послания Федеральному Собранию.

Не выдерживает критики и тезис о «наследстве» Путина Ельцину. Уход с должности главы государства в 2008 г. с возвратом четыре года спустя – и Федоров не может этого не понимать – снял данный вопрос окончательно и бесповоротно, ибо Ельцина к тому времени давно уже не было в живых, и вернулся Путин сам, с собственной политической повесткой. Причем, выиграв очень жесткую, если не сказать жестокую, борьбу в аппаратных «верхах».

Эту повестку можно и нужно обсуждать, как, кстати, и широко известное Валдайское выступление, но отказывать ей в самостоятельности – в лучшем случае, политическая наивность, густо сдобренная сомнительным уклоном в махровую конспирологию.

И уж совсем «проблемно-экзотическим» выглядит применение действующей властью массового «похода на Москву» для создания условий проведения «конституционного собрания, референдума». Во-первых, Федерального Конституционного закона о Конституционном Собрании как не было, так и нет, а без него ст. 135, ч. 2 действующей Конституции России не работает, даже при наличии искомых трех пятых состава Совета Федерации и Государственной Думы, которые в определенный момент вдруг возжелают ее изменить.

Во-вторых, эксклюзивные полномочия Конституционного Собрания по изменению действующей Конституции распространяются только на 1, 2 и 9 главы; изменить остальные можно с помощью самих палат российского парламента, то есть и без Конституционного Собрания, и без референдума.

В-третьих, упомянутая Федоровым ст. 13 действующей Конституции (о запрете на государственную идеологию) ничуть не препятствовала явочному внедрению такой идеологии в общеизвестном обличье компрадорского либерализма. Не помешает, следовательно, она и такому же явочному пересмотру идеологических постулатов, будь на то четко сформулированная и ясно выраженная политическая воля.

В-четвертых, восстановлению поста генсека правящей «партии власти», эту самую власть формирующей и контролирующей – нынешней или будущей, действующая Конституция тоже не помеха. Опять-таки, было бы желание…

И наконец, в-пятых, все, что властью сегодня делается в рамках общественно-политической стабилизации, исключает инициативное «раскачивание» ею «лодки»; поэтому для запуска конституционных изменений вполне достаточно традиционных способов, любой из которых, если его инициирует власть, как всегда, будет безоговорочно поддержан депутатами. Не потребуются даже 2 млн подписей граждан за референдум, ибо таким образом, как следует из ст. 14, ч. 1, п. 2 Федерального Конституционного закона №5-ФКЗ от 28 июня 2004 г. (в редакции от 24 апреля 2008 г.) Конституция не меняется.

В тексте интервью Федорова множество и других неточностей, а также нюансов и акцентов, которые подрывают доверие и к самому этому материалу, и к уровню профессиональной компетенции его автора. Ну, например, фактическое выгораживание Ельцина – и отнюдь не только за расстрел Дома Советов. Или тезис о «подделке» Конституции председателем Верховного Совета СССР А.И. Лукьяновым. Во-первых, случилось это не в 1990-м, по Федорову, а в начале сентября 1991 г., когда V Съездом народных депутатов СССР с подачи Горбачева был принят закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период».

Во-вторых, этим законом Съезд не предусматривался, как, кстати, не было его и в сталинской и брежневской Конституциях СССР 1936 и 1977 гг., и трудно предположить, что депутаты не понимали, что голосовали именно за самороспуск. В-третьих, произошло это на волне провала так называемого «путча» и договорной «победы» над ним Ельцина, который к тому времени, пожиная ее лавры, уже фактически отменил деятельность советской Конституции, а тем более советской политической стилистики, запретив деятельность КПСС и КП РСФСР.

«Революционная целесообразность» и традиционное правосознание – вообще вещи, как известно, несовместимые, и наилучшим вкладом Лукьянова в сохранение Союза оказались бы либо легитимация ГКЧП и его установок срочно созванным для этого Съездом народных депутатов, либо возвращение статус-кво, не дожидаясь ельцинского лазания на танк. Но глава Верховного Совета, оставаясь последовательным горбачевцем, ничтоже сумняшеся, от этого воздержался, не посчитав происходящие события поводом для прерывания то ли отпуска, то ли лечения.

Вообще, наилучшим источником (в подлинном смысле этого слова, ибо он основан на 400 документах, две трети из которых ранее не публиковались) о разрушении Советского Союза является книга А.А. Сазонова – заместителя руководителя Аппарата Президента СССР (с 4 октября 1991 г.) «Кто и как уничтожил СССР? Архивные документы» (М., 2010), в редсовет которой, наряду с автором этого проекта академиком Г.В. Осиповым, вошли экс-зампред Верховного совета РСФСР С.Н. Бабурин, будущий академик С.Ю. Глазьев, академик В.С. Степин, известный ученый А.С. Копто, нынешний сенатор А.П. Торшин и др.

На исторические «ляпы» депутата Федорова ему уже указано в комментариях. И министр финансов не Панков, а Пансков, и Александр Невский ездил «с отчетами и докладами» в Орду только потому, что выбрал ее как наименьшее из зол по сравнению с Западом, за что, собственно, и заслужил благодарность потомков и уникальное место в отечественной истории.

Да и «ограниченный» горизонт планирования, которого Россия якобы лишилась с введением выборности главы государства, что утверждается Федоровым, никак не мешает Путину запускать масштабные инфраструктурные проекты, оплачиваемые в том числе из «нефтяных» денег и рассчитанные на сроки реализации, далеко выходящие за рамки президентских полномочий их инициатора. Другое дело – направление прилагаемых усилий, в которых, на мой взгляд, слишком много спорта и слишком мало – более серьезных вещей. Полностью отсутствует и «большой стиль», аналогичный заданному в свое время И.В. Сталиным; а ведь без него любой проект, ставящий в центр одно только благополучие и успешность, обречен даже не на неудачу, а на то, чтобы просто не родиться. Не выйти из сугубо теоретической стадии.

Спекуляцией выглядит и псевдовыбор между НОД, участники которого, по Федорову, «выбрали для себя место внутри России», и «внешним управлением», адепты которого «по меркантильным соображениям ушли на Запад». Патриотическое движение такой якобы «безальтерантивностью» загоняется во вполне определенный сценарий, выгодный прежде всего самому интервьюируемому и его «вдохновителям». Между тем, кроме НОД, к документам которого я еще обращусь, существуют и иные, более перспективные, на мой взгляд, альтернативы, одной из которых можно считать памятное посещение В.В. Путиным и С.Б. Ивановым февральского учредительного съезда Родительского Всероссийского сопротивления в Колонном зале бывшего Дома Союзов.

По всему поэтому в полный рост встает вопрос об истоках появления Е.А. Федорова на политическом поле, на который сам он отвечает весьма уклончиво: «В 1995 г. я вышел уже во главе целого избирательного блока… - “В поддержку независимых депутатов”, независимых от внешней системы управления».

Так вот, неисповедимой волею судеб ваш покорный слуга именно в том самом 1995 г. оказался в числе соавторов официального ЦИКовского справочника «Избирательные объединения, избирательные блоки на выборах-95», изданного в качестве приложения к журналу «Вестник ЦИК РФ» (под общей редакцией проф. З.М. Зотовой). В списке 44-х избирательных объединений и блоков (в выборах по партийным спискам участвовали 43 из них, ибо блок «89 регионов» выдвигал кандидатов только по округам) никакого блока, о котором говорит Федоров, нет. Фигурирует же в нем Избирательный блок «Блок независимых», образованный Объединенным демократическим центром (ОДЦ) и Всероссийским татарским культурно-просветительным центром (С. 83-84).

Что такое ОДЦ? О, это отдельная «песня».

Чтобы не «изобретать велосипед», позволю себе сослаться еще на один свой справочник, составленный в соавторстве с В.А. Олещук, - книжку «Политическая Россия: год 1997. Партии, блоки, лидеры» (М.: Весь мир, 1997). Вот что указывается там про некую Российскую партию социальной демократии (РПСД): «Создана в феврале 1995 г. на базе ряда профессиональных и общественных объединений: группы членов коллектива ОРТ («Общественного российского телевидения»), Росбытсоюза при активном содействии некоторых представителей президентской Администрации, в том числе С.А. Филатова, С.А. Красавченко, Ю.В. Зайцева и др. Непосредственной организационной базой служили структуры действовавшего с сентября 1994 г. Объединенного демократического центра (ОДЦ), образованного с целью консолидации большинства сторонников Б.Н. Ельцина в преддверие парламентских и президентских выборов. Председатель РПСД – А.Н. Яковлев (тот самый. – Авт.). Председатель Исполкома – Ю.В. Зайцев» (С. 54).

У истоков ОДЦ, помимо Яковлева, стояли такие «видные» «прорабы перестройки» как «демократические» мэры Москвы и Санкт-Петербурга, сопредседатели Российского движения демократических реформ (РДДР) Г.Х. Попов и А.А. Собчак, маршал Е.И. Шапошников, а также некоторые функционеры ряда «реформаторских» партий (например, И.Б. Ройтман). При становлении ОДЦ упор делался на вовлечении в его деятельность региональных ассоциаций и групп сторонников из различных партий и внесение таким образом в их ряды раскола (в собственной интерпретации лидеров ОДЦ, в частности Попова, это именовалось не иначе как «выявлением» внутри них «реформаторского потенциала»).

В ходе избирательной кампании 1995 г., о которой упоминает Е.А. Федоров, РПСД объединилась с партией Гайдара, Крестьянской партией Ю.Д. Черниченко и Конгрессом национальных объединений России в избирательный блок «Демократический выбор России – Объединенные демократы». Осколки же ОДЦ тем временем оказались в упомянутом «Блоке независимых». Однако среди его лидеров никакого Е.А. Федорова нет: там вообще отсутствовала федеральная часть списка, то есть не было ни первого, ни второго, ни третьего номеров. ЦИКовским справочником в качестве наиболее известных персонажей были названы В.Ф. Комчатов (представитель Ельцина в Москве), а также В.А. Ключников и А.В. Ремичайло.

Может, я чего-нибудь путаю?

Едва ли, ибо другой, весьма информированный, источник – Lobbying.ru (Российский профессиональный портал о лоббизме и GR) – приводит о партийных пристрастиях Е.А. Федорова следующие сведения: «Член Российского движения демократических реформ (РДДР) (того самого – «поповско-собчаковского». – Авт.). Член  Российской христианско-демократической партии (РХДП) (либерально-экуменическая партийка, отколотая осенью 1991 г. А.В. Чуевым от подрывного движения «Демократическая Россия». – Авт.). С  1993 по 1995 гг. - депутат Государственной Думы первого созыва. Председатель подкомитета по экономической безопасности.

В 1994 г. вступил одновременно в группы “Новая региональная политика” (НРП) и “Союз 12 декабря” (к тому времени – “Либерально-демократический союз 12 декабря”; сопредседатели – И. Хакамада, А. Брагинский, Е. Бушмин; позднее вокруг да около этого “союза” блуждал небезызвестный Бурбулис. – Авт.). В 1995 г. был избран председателем Ревизионной комиссии Движения “Стабильная Россия”.

В 1996 году - член Политического консультативного совета (ПКС)» (http://www.lobbying.ru/content/persons/id_955_linkid_2.html). (ПКС, просуществовавший с июня 1996 г. по август 2000 г., когда был упразднен В.В. Путиным, создавался ельцинским указом для «оказания Президенту и Правительству РФ содействия в подготовке федеральных законов и иных правовых актов»).

Итак, идеологическое позиционирование Е.А. Федорова – сугубо либеральное; на всех крутых поворотах 90-х гг. он неизменно примыкал к ельцинскому лагерю (чего и не скрывает, хотя и оправдывается). И оказывался в структурах, связанных с «прорабами перестройки» и лидерами так называемого «демократического» движения, которые находились под крылом ельцинской администрации и, следовательно, тех самых «оккупантов», с которыми он сегодня борется. А именно: с Яковлевым, Поповым, Собчаком, Филатовым, Комчатовым и др.

Тот же портал Lobbying.ru включает Федорова в списки депутатов и чиновников, связанных с алкогольной (http://www.lobbying.ru/content/persons/catid_123.html) и игорной (http://www.lobbying.ru/content/persons/catid_133.html) «отраслями». К последней также, если верить этому источнику, имеет некое отношение и В.Р. Мединский - новоиспеченный патриот, широко известный всем своим «зоологическим» антисталинизмом.

Что ж, из песни слова не выкинешь, и патриотическому движению следует знать своих подлинных и мнимых героев, что называется, «в лицо».

Интересные вещи можно рассмотреть и на портале НОД (http://rusnod.ru/) и сайте Координационного совета политических сил (КС) (http://rusnod.ru/theme99.html), которые упоминаются Федоровым в интервью. Например, из «Регламентных основ» этого совета, образованного соглашением неких «сил» от 5 мая 2013 г., которые по неясным причинам себя не называют, следует, что деятельность КС начинается только «с того момента, когда в его состав войдет большинство политических сил страны и его возглавит национальный лидер». То есть В.В. Путин (Федоров в КС тогда стал «координатором», а сегодня уже возглавляет и «Центральный штаб», приурочив свое интервью к состоявшейся 14 ноября «Конференции НОД»).

Только не надо про «конспирацию»: когда в открытом доступе портал и два сайта (в том числе партии «Свободная Россия – Национальный курс» - такая вот «многоступенчатая» конструкция), это просто бессмысленно. Поэтому еще большее недоумение вызывает принятое тогда же, в мае, «Решение», в соответствие с которым Путин избирается главой КС, но вступает в эту должность только с формированием у КС некоего «Президиума».

Первое, что приходит на ум, это вопрос: а сам Путин-то об этом «Решении» осведомлен? Или его имя и президентский статус эксплуатируются «втемную»?

И, если он «в курсе», то как относится к тому, что участники КС «шифруются»?

А если относится хорошо, то готов ли подчиниться их решению и возглавить КС именно тогда, когда это потребуется Федорову сотоварищи?

Или вот члены Парламентского клуба «Российский суверенитет» - это сугубо думское объединение, ограниченное законотворческой деятельностью, либо они встроены в организационную структуру НОД? Но какова тогда позиция их партий, ибо в клубе четверо членов «Единой России», трое «справороссов», двое представителей КПРФ и один – ЛДПР? И как быть с фракционной дисциплиной, которая объективно «разводит» членов клуба по разные стороны политических баррикад, например, в таких фундаментальных вопросах, как признание или непризнание итогов приватизации или отношение к советскому периоду российской истории?

Ведь обращение к нему в документах НОД, в том числе в его программном Манифесте (http://rusnod.ru/top3.html) исчерпывается констатацией поражения СССР в холодной войне, причина которого ограничивается «предательством Горбачева». Хотя на самом деле советский опыт, как минимум, заслуживает более глубокого анализа, тем более через призму его сегодняшнего понимания, а Горбачев, как вытекает из рассуждений самого Федорова, уже пришел, точнее, был приведен, к власти с предательскими целями.

Кому мы этим обязаны? Нет ответа! Только «увод в сторону» от темы с помощью весьма двусмысленной апелляции к «традиционным международным правовым нормам», которые, по мнению Федорова, делают (sic!) «неважным», «кто стоит за США», как «для наших дедов было неважно, кто стоит за Гитлером или за гитлеровской Германией».

Позвольте не согласиться! Солдату в бою это действительно неважно, но вот И.В. Сталин по свидетельству многих, в том числе и недругов, подобных, например, Г. Киссинджеру, вникал во все эти вопросы настолько скрупулезно, что давал сто очков вперед любому «демократическому» лидеру Запада. Именно поэтому их в итоге и переиграл, превратив СССР в сверхдержаву, вставшую и 50 лет простоявшую вровень с США, во многом их опережая. И горе стране, претенденты  на «освобождение» которой из «оккупации» отказываются брать в расчет те самые транснациональные теневые структуры, о которых спросил Федорова А.А. Фефелов. И которые поставил в центр своего блестящего, по-настоящему прорывного выступления на XVII Всемирном Русском Народном Соборе А.И. Фурсов, призвав изучать их как реальные субъекты современной глобальной политики.

Дополняя соответствующим «штрихом» оценку той бурной политической активности, которую развернул Федоров, апеллируя при этом к святому понятию суверенитета и «призывая» себе «в поддержку» В.В. Путина, поневоле приходишь к следующему, достаточно разочаровывающему, хотя и банальному выводу. Активное либеральное прошлое Федорова, которое он сам и, по-видимому, стоящие за ним всячески замазывают, призвано стать стержнем определенного политического проекта, с помощью которого инициатива от стремительно формирующегося красно-белого альянса снова будет передана либералам. А они, как водится, «сольют» зреющий консенсус вокруг необходимости кардинальной смены курса, подменив реальную альтернативу ложной.

Например, подобной той, что была выдвинута небезызвестным Чубайсом в 2003 г., в виде проекта так называемой «либеральной империи». В нем наша страна соединяется в «северном кольце демократий» со своими исконными и беспощадными врагами – англосаксами и Европой, которую они контролируют с помощью НАТО, ЕС и тех самых теневых транснациональных институтов, деятельность которых Федоров считает несущественной.

И не забудем при этом, что положение об «общецивилизационных корнях», которые якобы «связывают Россию с государствами Евро-Атлантического региона», до сих пор, несмотря на очевидное несоответствие действительности, является одной из ключевых установок действующей Концепции внешней политики России (ст. 54).

Будем бдительны! Либеральный «Карфаген» должен быть и будет разрушен!

http://zavtra.ru/content/view/natsionalnoe-osvobozhdenie-ili-bilet-v-evro-atlantiku/