В чем опасность десталинизации и десоветизации?

Европейский союз требует от России покаяния за СССР, в обмен на введение безвизового режима, прямо заявляя, что визы – это прежде всего политический вопрос:

Интерфакс:

«- Как вы можете объяснить отсутствие значимого прогресса на переговорах о безвизовом режиме между Россией и ЕС, несмотря на то, что вот уже несколько лет на словах демонстрируется политическая воля к этому?»

Президент Европейского социально-экономического комитета Анри Малосс:

«- Некоторые члены Европейского Союза - вы прекрасно понимаете, о ком идет речь, - демонстрируют отсутствие доброй воли по этому вопросу. Российское правительство также несет свою часть ответственности.

Ведь почему есть такое противостояние, такой антироссийский ажиотаж в политических элитах в странах Балтии, Польше? Потому что не закончен процесс примирения между народами. Например, 50 лет назад между французами и немцами такое примирение произошло.

Скрытые пружины России

Процесс примирения не будет стоить ничего, и России нечего бояться Литвы, Эстонии, Латвии. Сделайте усилия, шаг в сторону примирения. Признайте ошибки Советского Союза, ведь это не ошибки современной России. Ведь первыми жертвами советской системы были сами русские, как это прекрасно показал Александр Солженицын. Не медлите сделать то, что когда-то сделали Франция и Германия: признать ошибки прошлого, перевернуть страницу, развивать новые контакты. И тогда ситуация изменится. Визовая проблема – это прежде всего политическая проблема. Технические вопросы здесь очень второстепенны.

Я вижу эту раздраженность по отношению к России в поведении моих коллег из стран Балтии, Польши. Но корни этого чувства – в нерешенных вопросах прошлого. Пока вы, образно говоря, не почистите страницы своего прошлого, пока не договоритесь по всем спорным моментам со своими соседями, недопонимание и взаимное раздражение никуда не денутся, к сожалению.

Что же касается меня лично, то, как я уже сказал, я за установление безвизового режима как можно быстрее.»

Новый президент Европейского социально-экономического Комитета Анри Малосс на этой неделе посетил Россию, где посетил форум на Селигере, встретился с главой Общественной палаты России Евгением Велиховым и дал интервью корреспонденту "Интерфакса" Ксении Байгаровой. Большой поклонник Александра Солженицына, г-н Малосс убежден, что экс-сотруднику ЦРУ Эдварду Сноудену надо обязательно дать убежище на территории России. Он также охарактеризовал существование визовых режимов в мире как пережиток прошлого, заявил, что ему претят как "иностранные агенты", так и "агенты Кремля, Елисейских полей и Госдепа" и призвал Россию к историческому примирению со странами Балтии и Польши.

- Господин Малосс, позвольте начать с наиболее актуального вопроса. Как Вы отнесетесь к тому, если Россия предоставит убежище бывшему сотруднику ЦРУ Эдварду Сноудену? На Ваш взгляд, вся эта история – больше политическая, или же она носит скорее гуманитарный характер?

- Думаю, это будет правильное решение. Другие страны тоже могли бы это сделать. К примеру, Франция поступила бы так же.

Почему России не нужна идеология

В Европейском Союзе действуют законодательные нормы, принятые Европейской комиссией несколько лет назад после серии коррупционных скандалов. Это было во время председательства Жака Сантера (в 1999 году досрочно ушел в отставку- ИФ), когда нидерландец Пол Ван Буитенен сделал ряд коррупционных разоблачений. Впоследствии были приняты законы для защиты людей – чиновников или общественных деятелей – которые публично свидетельствуют о фактах злоупотреблений. Этот закон позволяет таким людям обнародовать подобную информацию в прессе без вреда для себя. То, что происходит с господином Сноуденом - это ситуация именно такого плана. Речь идет о человеке, который разоблачил нарушения и недопустимые факты в деятельности американских спецслужб. Мы все стали свидетелями грандиозного скандала из-за прослушивания американскими спецслужбами структур Евросоюза. Я думаю, что человек, который это разоблачил, должен находиться под защитой.

Вообще вызывает удивление, что такая демократическая страна, как США, сажает в тюрьму, к примеру, Бредли Мэннинга. В этическом, демократическом обществе люди, которые свидетельствуют о серьезных нарушениях, должны быть под защитой и уж точно не должны находиться в заключении.

- В последнее время в России звучат опасения, что обострившаяся внутриполитическая ситуация, а также ряд громких судебных процессов, в отношении, в частности, Навального или "Пусси Райот", может негативно сказаться на инвестиционной привлекательности нашей страны. Вы разделяете эти опасения? И в целом, на Ваш взгляд, насколько Россия привлекательная для европейского бизнеса?

- Надо эти вопросы разделять. На мой взгляд, обеспокоенность может вызывать недостаток прозрачности в правовой системе России, а также небезопасность в тюрьмах. Однако эти вопросы напрямую не связаны с инвестициями. Речь идет о том, что граждане хотят жить в правовом государстве, и они не хотят жить в стране, где можно в любой момент оказаться в тюрьме, стать жертвой насилия со стороны власти.

Я очень доволен своей встречей с главой Общественной палаты России Евгением Велиховым. Мы договорились создать совместную программу сотрудничества по установлению гражданского контроля над учреждениями пенитенциарной системы России. Можно было бы распространить эту программу в целом на исполнительную власть и правоохранительную и суде**ую системы.

Почему консервативная Россия — угроза миру

Понятно, что плохое обращение с заключенными существует везде, не только в России. И в европейских странах, особенно в Восточной Европе, случаются злоупотребления. Случаются они и в США. Мы уже упоминали случай со Сноуденом, а также можно вспомнить и о плохом обращении с заключенными в тюрьме Гуантанамо, о намерении закрыть которую объявил еще президент Барак Обама. Поэтому важно, чтобы пенитенциарная система была транспарентна, чтобы существовал гражданский контроль за ее учреждениями.

Возьмем случай с Сергеем Магнитским. Я не имею всей полноты информации по этому делу и не могу судить, что там произошло на самом деле. Но, конечно, бросается в глаза и нехватка информации по данному инциденту, и отсутствие прозрачности. Это ненормально, когда люди умирают в тюрьме вследствие плохого обращения. Да, безусловно, в тюрьме существует особый режим, да, что-то в этой истории связано со здоровьем Магнитского. Но такие вещи не должны происходить в демократическом обществе и оставаться без какой-либо реакции.

Что же касается инвестиций, то в России, как мы видим, необходимо еще проделать много работы в сфере борьбы с коррупцией. Все видели классификацию организации Transparency International, которая, к сожалению, поставила Россию на один уровень с теми странами, в которых факты коррупции особенно серьезны и не всегда наказываются.

Я был приятно удивлен своими дебатами на форуме на Селигере с советником президента Сергеем Глазьевым. Мы говорили о проблеме коррупции, и нас слушало большое количество молодежи. Глазьев тоже считает, что необходимо усилить гражданский контроль исполнительной власти для того, чтобы избежать случаев коррупции.

Сегодня инвесторы действительно могут испытывать некоторые колебания по причинам, связанным с надежностью российской правовой системы, а также по причине коррупции. Сама по себе коррупция не является особенностью исключительно России, она существует везде. Но иногда представители иностранного бизнеса замечают в России две реальности: в первой реальности коррупционеры наказываются и приговариваются к реальным срокам, а во второй – продолжают свою деятельность по причине наличия у них каких-то политических связей. Так что надо понимать преимущества прозрачности правовой системы и борьбы против коррупции.

Идеи Ивана Ильина и современная Россия

- Россия является главным поставщиком углеводородов в Европу. Считаете ли Вы Россию надежным партнером для ЕС, или же, как многие Ваши коллеги, испытываете тревогу из-за зависимости от российских энергоносителей?

- Нет, я совершенно не разделяю такой тревоги, думаю, что она преувеличена. Определенная часть общества в странах Западной Европы, и особенно в странах бывшего Восточного блока воспринимают Россию прежде всего как наследницу Советского Союза, то есть репрессивной империей, которую лично я считаю преступной. Но Россия сегодня – это страна, которая идет по пути создания правового государства, по пути демократии, которая хочет решать все возникающие вопросы через диалог, а не насилие и агрессию. Так что подобные страхи, на мой взгляд, не оправданы.

В то же время я вижу и в России похожий страх по отношению к Евросоюзу, когда его расширение воспринимается как враждебный акт. Я же считаю, что, наоборот, чем ближе мы подходим к России, тем больше у нас возможностей не противостоять друг другу, а сотрудничать. Так что мы имеем дело с двумя сторонами одной психологической драмы, которая стала последствием "холодной войны".

Что касается энергоносителей, то у меня нет никакой обеспокоенности по поводу поставок нефти и газа. Но надо прежде всего думать о будущем. Все-таки нефть и газ – энергоносители 20-го века, а мы уже в 21-м веке. Сегодня Европа все меньше зависит от российских нефти и газа, и не потому, что она боится зависеть от России, а потому, что это энергоносители прошлого. А наше будущее – это энергоэффективность, то есть меньший уровень потребления. Будущее - это электрические автомобили, поскольку они меньше загрязняют окружающую среду и менее шумные.

Посмотрите на Москву – эти пробки ужасны, нельзя продолжать действовать в том же духе. Нефть и газ устаревают, и именно поэтому я очень заинтересован в налаживании сотрудничества между Россией и ЕС по этой теме. Мы находимся на одном материке и дышим одним воздухом, так что нам нужно вести совместное обсуждение таких вопросов как экологичность транспорта, о системы "умных городов", способы экономии энергии. 2014 год станет годом сотрудничества ЕС и России в сфере науки, и я надеюсь, что мы могли бы достичь большого прогресса, например, в сфере ядерной безопасности.

Истоки русского мессианства

- Разделяете ли Вы озабоченность некоторых Ваших коллег внутриполитической ситуацией в России, в частности, положением неправительственных организаций? Как Вы относитесь к попыткам увязать этот вопрос с установлением безвизового режима между Россией и Евросоюзом?

- На мой взгляд, это две совершенно разные проблемы. Оба эти вопроса абсолютно не связаны друг с другом. Я в качестве президента Европейской социально-экономической комитета официально выступаю против того, чтобы обычных граждан, которые не принимают политических решений, заставляли платить за их последствия. Ведь не простые граждане России придумывали закон о НПО. Если же будут подобные увязки, именно простые граждане окажутся жертвами такого подхода. Не депутаты, которые голосовали за этот закон, а обычные россияне, у которых могут возникнуть сложности с проведением отпуска, скажем, в Испании. Так что я убежден, что просто абсурдно делать подобные увязки.

Что касается неправительственных организаций, то я прекрасно понимаю политические мотивы. Я наблюдаю настороженность со стороны правительства России в отношении российских НПО, которые не были созданы гражданами России, но которые осуществляют проекты, финансируемые США или странами ЕС или другими странами. Я понимаю это, но считаю подобный страх необоснованным. Возможно, этот синдром возник в связи с тем, что произошла "оранжевая революция" на Украине.

Абсолютно легитимно и правильно, когда НПО демонстрируют транспарентность финансирования. Меня не смущает, когда государство требует у НПО такой транспарентности, но мне кажется, что это и так уже заложено в российском законодательстве, точно так же, как у нас во Франции. Все НПО, которые осуществляют проекты, финансируемые публичными властями, а не членами этих НПО, должны их декларировать. Это требование мне кажется законным.

Но что касается того, что НПО должны объявлять себя "иностранными агентами", на мой взгляд, - это бессмысленная провокация. Может быть, это связано с раздражением властей, о котором я говорил выше.

Скрытая реальность в России

В нашем комитете есть своя философия по поводу НПО. Она заключается в том, что такие организации должны прежде всего быть объединением граждан. Они должны избегать ситуации, когда они находятся под каким-либо влиянием – ни со стороны иностранных государств, ни со стороны собственных правительств. В этом смысле для меня в равной степени заслуживают порицания и "иностранные агенты", и агенты Кремля, и агенты Елисейского дворца, и агенты Госдепа.

Я убежден, что будет лучше, если организации, объединяющие граждан, будут свободны от любого внешнего финансирования, особенно политического, которое позволит сомневаться в демократическом характере этой организации.

Что же касается визового режима, то, на мой взгляд, в 21 веке существование виз становится способом разделения людей. Думаю, что визовая система вообще изжила себя как таковая. Когда я заявил об этом недавно на форуме на Селигере, молодежь мне аплодировала. И ее чувства понятны: репрессивные меры, мешающие обмену между людьми, должны остаться в прошлом. Убежден, что скоро визовая система прекратит свое существование. Я уже не так молод, так что не увижу этого, но молодые люди обязательно станут свидетелями такого события.

Ведь, если говорить начистоту, разве наличие визового режима препятствует проникновению преступников в ту или иную страну? Конечно, нет. Первые, кто обзаводится визами, - это преступники. Как раз у преступников, как на Западе, так и на Востоке, нет проблем с визами. Разве наличие визового режима может остановить въезд в страну нелегальных мигрантов? Тоже нет. Они всегда находят способы въехать. Визовый режим кормит, прежде всего, бюрократию, частные компании, которые оказывают визовые услуги. Деньги, которые крутятся в этой сфере, тратятся и инвестируются совершенно глупым образом. Так что моя позиция такая: обеспечить контроль – да, но визовому режиму - нет. Свобода передвижений – это фундаментальное право, и я всегда буду убеждать всех в необходимости установления безвизового режима между Россией и ЕС как можно быстрее.

Миллионы российских граждан посещают сегодня страны европейского союза. Из-за кризиса некоторые страны, в частности, Греция, существуют благодаря туризму. И там очень рады российским туристам. Так что визы вообще не нужны, это абсолютно бессмысленный пережиток прошлого, проявление менталитета 19 века.

Предсказание Троцкого о современной России

- Как вы можете объяснить отсутствие значимого прогресса на переговорах о безвизовом режиме между Россией и ЕС, несмотря на то, что вот уже несколько лет на словах демонстрируется политическая воля к этому?

- Некоторые члены Европейского Союза - вы прекрасно понимаете, о ком идет речь, - демонстрируют отсутствие доброй воли по этому вопросу. Российское правительство также несет свою часть ответственности.

Ведь почему есть такое противостояние, такой антироссийский ажиотаж в политических элитах в странах Балтии, Польше? Потому что не закончен процесс примирения между народами. Например, 50 лет назад между французами и немцами такое примирение произошло.

Процесс примирения не будет стоить ничего, и России нечего бояться Литвы, Эстонии, Латвии. Сделайте усилия, шаг в сторону примирения. Признайте ошибки Советского Союза, ведь это не ошибки современной России. Ведь первыми жертвами советской системы были сами русские, как это прекрасно показал Александр Солженицын. Не медлите сделать то, что когда-то сделали Франция и Германия: признать ошибки прошлого, перевернуть страницу, развивать новые контакты. И тогда ситуация изменится. Визовая проблема – это прежде всего политическая проблема. Технические вопросы здесь очень второстепенны.

Я вижу эту раздраженность по отношению к России в поведении моих коллег из стран Балтии, Польши. Но корни этого чувства – в нерешенных вопросах прошлого. Пока вы, образно говоря, не почистите страницы своего прошлого, пока не договоритесь по всем спорным моментам со своими соседями, недопонимание и взаимное раздражение никуда не денутся, к сожалению.

Что же касается меня лично, то, как я уже сказал, я за установление безвизового режима как можно быстрее.

Построение нации в России

- Как Вы относитесь к тому, что Россия уже ввела запрет на усыновление своих сирот гражданами США и также запретила усыновление российских детей однополыми парами после того, как во Франции были легализованы однополые браки. Считаете ли Вы такой подход обоснованным? В целом, знакома ли Вам ситуация с детскими домами в России, как Вы можете ее охарактеризовать?

- Во-первых, я считаю очень грустным положение сирот в России. Мне жаль, что такая важная и могущественная страна, как Россия, не может способствовать размещению своих сирот в российских семьях. Такой вопрос не стоит во Франции, которая гораздо меньше по территории и у которой нет нефти и газа и столько богатств. При этом на одного сироту во Франции приходится 20 семей, которые хотят его усыновить. Поэтому французские семьи, которые по разным причинам не могут иметь детей, задумываются об усыновлении за рубежом.

Я считаю постыдным тот факт, что в России до сих пор столько сирот, которые не могут найти новую семью. И это не проблема французов.

По поводу американцев, я не хотел бы судить, правилен этот запрет или нет. Но что касается Франции, то у меня к этому вопросу свое отношение, которое, может быть, вас удивит.

Думаю, что запрет усыновлять детей однополыми парами – это позиция ретрограда. Как доказывается в исследованиях, проведенных, в частности, во Франции, дети чаще подвергаются насилию, в том числе сексуальному, в гетеросексуальных семьях по сравнению с однополыми.

Такое отношение к однополым семьям, разделение семей по такому признаку, - это неоправданный и отсталый подход. Это мое личное мнение. Надо оставаться прежде всего человеком, а не смотреть на мир сквозь призму какой-либо идеологии.

Президент Европейского социально-экономического комитета в обмен на безвизовый режим с ЕС (даже не на вступление в ЕС, а просто на отмену виз, еще в вопрос в каком формате) предлагает нашей стране:

1) «почистите страницы своего прошлого» – провести «Десоветизацию».

2) «договоритесь по всем спорным моментам со своими соседями» – проведя «Десоветизацию», выплатите контрибуции бывшим республикам СССР и странам социалистического лагеря.

Все это подается под лукавой и крайне смердящей формулой «Признайте ошибки Советского Союза, ведь это не ошибки современной России»:

1) Россия – правопреемник СССР и юридически несет всю ответственность за Советский Союз.

2) Россия находится в составе Совета Безопасности ООН именно как правопреемник СССР, тоже самое касается всей остальной международной и внутренней политики. Если провести «Десоветизацию» и заявить о якобы «равной преступности СССР и нацистской Германии», то никаких оснований для нахождения России в Совбезе ООН не будет и в целом произойдет ревизия всей нашей международной и внутренней политики.

3) Современный мир построен на основе Ялтинских соглашений, если сама Россия заявляет, что якобы «СССР равен нацистской Германии», то это автоматически ведет к пересмотру всего постялтинского мироустройства.

4) Преступное приравнивание СССР к нацистской Германии – фактически обеливает нацизм, так как из абсолютного зла, он становится относительным (якобы "равным" коммунизму). Но "равность" – это очень луковое предложение, фактически «Десоветизация» очень быстро приведет к тому, что «фашизм лучше коммунизма». Об этом уже прямо говорят через культуру многие европейские последователи Гитлера, например, немецкий фильм «Наши матери, наши отцы» о Второй мировой войне, компьютерная игра Company of Heroes 2 и т.д. (подобных "произведений" на Западе очень много). Возвеличивание нацизма на Западе идет полным ходом, пока в основном в через культурной сферу (в сфере войны за умы).

В этом контексте не случайно, что покаяния за СССР и проведения «Десоветизации» от нас раз за разом требуют высокие официальным лица ЕС, например, недавно президент Германии заявил: «Русские должны покаяться за СССР» (родители этого президента Германии были нацистами).

Кульминацией германо-российских «Потсдамских встреч» в этом году стала беседа их участников с президентом ФРГ. Во дворце Bellevue состоялся острый обмен мнениями, за которым наблюдал и корреспондент DW Никита Жолквер.

В столице федеральной земли Бранденбург 3-4 июня прошли уже 15-е по счету «Потсдамские встречи», инициированные бывшим президентом ФРГ Романом Херцогом (Roman Herzog) как платформа для диалога интеллектуалов из России и Германии. Раз в год в достаточно узком составе — по 15-20 участников с каждой стороны — немецкие и российские деятели искусства, писатели, кинематографисты, ученые обсуждают актуальные проблемы современности.

Тема «Потсдамских встреч» в этом году — «Влияние прошлого на будущее», а кульминацией стало общение с действующим президентом Германии Йоахимом Гауком (Joachim Gauck).

Как немцы изживали тоталитаризм

В его берлинскую резиденцию — дворец Бельвю — участников встреч доставили из Потсдама на автобусе заблаговременно. Около часа они топтались в фойе администрации президента, коротая время за минеральной водой, соком и кофе с печеньем. Потом вереницей перешли в сам дворец, расселись полукругом и снова ждали, а сотрудники администрации убирали оказавшимися лишними стулья.

Впрочем Гаук, принимавший до этого королевскую чету из Нидерландов, опоздал всего на шесть минут, и протокольным приветствием он не ограничился. «Вам не повезло, дамы и господа, — начал федеральный президент. — Так уж получилось, что я эксперт в том, что касается главной темы вашей встречи. Так что вам придется потерпеть».

Гаук рассказал, как мучительно после краха нацизма изживали тоталитаризм немцы в Западной Германии, где «после фазы некоторого промедления возник самокритичный исторический дискурс». При этом, указал президент, в центре внимания оказались «не собственные страдания и потери, а собственная вина наших соотечественников, их провал в деле спасения демократии, их жестокость».

Гаук считает, что только признание правды, чувство стыда и вины позволило немцам снова обрести доверие к самим себе и доверие соседних народов. «Коллективная идентичность немцев, — заявил он, — включает в себя и осознание собственной вины, что оказывает на нацию полезное и стимулирующее воздействие».

Полезное чувство вины

В России, по словам президента ФРГ, также ведутся «впечатляющие исторические дискуссии на тему преступлений советского режима», но немецкий опыт преодоления национал-социалистического прошлого пока не используется.

«Какими бы различными не были идеологии диктаторов, существует универсальное правило: прошлое не уходит, когда-нибудь вытесненное из сознания оно непременно возвращается», — сказал Гаук, явно имея в виду сегодняшние процессы в России.

Он считает, что было бы полезным, если бы российское посткоммунистическое общество проанализировало собственную историческую вину и покаялось. Гаук убежден, что воспоминания о потерях и лишениях, о победе в Великой Отечественной войне недостаточны для внутреннего примирения нации и развития гражданского общества. «Коллективное сознание формируют не только великие победы и великие травмы, но и чувство вины», — сказал президент.

Ностальгия по минувшему имперскому статусу, сказал он, препятствия, которые власти чинят, в частности, обществу «Мемориал», не содействуют преодолению прошлого. Гаука, по его собственному признанию, «шокировали» данные о популярности в России таких исторических деятелей, как Ленин, Сталин и Брежнев.

Трудный выход из коммунизма

Российские участники встречи однако оспорили тезис федерального президента о пользе покаяния.

Так, председатель президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека, профессор Михаил Федотов предложил вместо покаяния использовать фрагмент христианского ритуала крещения — троекратное отречение от дьявола. «Все народы, которые пережили ужас тоталитаризма, — заявил Федотов, — должны не каяться, а пойти по пути отречения от преступлений режима».

Неприемлемым немецкий опыт покаяния считает и декан Высшей школы экономики в Москве, профессор Сергей Караганов, поскольку «мы не разгромленная страна, а страна, выигравшая войну». И это обстоятельство, указал он, «делает наш выход из коммунизма гораздо более трудным».

Почти 70 лет одна часть нашего народа уничтожала или подавляла другую часть, напомнил Караганов, — революция, коллективизация, волны репрессий. «И до конца признать, — считает он, — что мы с собой совершили, нашему народу будет очень трудно». Чужой опыт для России, по его словам, неприемлем, «мы должны выздоравливать сами».

Предупреждение президенту

Немецкую критику происходящего в России профессор назвал «совершенно справедливой», но при этом счел необходимым предостеречь: «Друзья мои, не впадите в грех высокомерия! Помните, что немцам могут мгновенно припомнить все народы, что они сделали на протяжении прошлого века. Будьте осторожны, в том числе, и с русскими».

Пока своего рода громоотводом для правящих кругов в России служит Америка, на которой, сказал Караганов, «все время отыгрываются». Но такая «искусственная угроза» может появиться и в Европе, прозрачно намекнул он.

«Я исхожу из того, господин профессор, что ваши высказывания не имеют отношения к нашей послеобеденной беседе», — ответил Йоахим Гаук, по-видимому, не ожидавший такого поворота дискуссии. Он остался при своем мнении. «Еще есть народы, где большинство населения живут по принципу: «права она или нет, но это моя страна», — резюмировал президент. — Эта страна (Германия — Ред.) такую точку зрения решительно не разделяет».

На предшествовавшем встрече с президентом ФРГ пленарном заседании дискуссия была куда менее острой. Ее участники говорили о пользе диалога, о столетиях, которые понадобились странам Европы, чтобы стать развитыми демократиями, о перспективах единой Европы «от океана до океана», об имидже России, о пользе торговли. А Михаил Федотов вспоминал о том, как в 1991 году, будучи заместителем министра печати, нес из школы, в которой учились его дети, большую коробку немецкой сушеной фасоли. «Для нашей семьи эта гуманитарная помощь имела значение, — рассказал он. — Это тоже прошлое, которое влияет на наше настоящее и будущее».

5) Главное, признание советского периода нашей истории «черной дырой» – это вычеркивание из истории нашей страны 70 лет (нацизм в Германии длился всего 12 лет). Логика «70 лет черной дыры» – это «зачумленные советскостью» поколения, которые нужно перевоспитывать, а так как «зачумленные» сами себя очистить не могут (это абсурд), то требуется внешний субъект, т.е. оккупация. Президент Германии прямо предлагает России использовать опыт денацификации, которая проходила в условиях безоговорочной капитуляции, оккупации и под полным внешним контролем.

Можно по разному относится к советскому периоду, в том числе очень критически, но требование признания СССР «черной дырой» – это требование ликвидации России.

Сегодня это понимают очень многие, далеко не одни только коммунисты. В частности РПЦ выступает против «Десоветизации», Патриарх Кирилл заявил: «В этом году мы вспоминаем 20-летие крушения Советского Союза. Я в связи с этим предпочитаю говорить о крушении исторической России».

http://eot-su.livejournal.com/936665.html

http://www.interfax.ru/txt.asp?id=320519&sec=1483

http://bit.ly/2BLMsD0

Опубликовано 24 Фев 2018 в 11:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.