Конспирология (от англ. conspiracy — секретность, заговор) — система взглядов, течение в истории и политологии, объясняющее те или иные события как следствие заговоров тайных обществ, спецслужб, инопланетян, оккультистов и тп.

По мнению конспирологов, «всегда существует» некая группа лиц, которая каким-то образом держит в руках рычаги управления обществом и, используя их, вредит ему, добиваясь своих целей. Указанные заговорщики стремятся подчинить себе весь мир (или хотя бы отдельно взятую страну) и создать новый порядок, в котором они будут занимать ключевые позиции и безраздельно властвовать. При этом предполагаемый порядок будет противоположным естественному порядку, который имеется сейчас или который был вчера.

Созданный конспирологами враг обладает обычно характерным набором признаков. Он одновременно невидим и вездесущ. Невидим в том смысле, что существует где-то вовне, во всяком случае, его нет в ближнем окружении обывателя. Конспирологи не так часто называют конкретные имена, даже в ответ на вопрос – а кто в мировом правительстве отвечает за растление малолетних?

С другой стороны он, безусловно, все о тебе знает, а его щупальца проникли во многие сферы. Кроме того, враг и его клевреты представляют собой идеально сыгранную структуру, ибо только этим можно объяснить то, что они до сих пор не побеждены.

Еще одна черта врага – это его заведомая инаковость. Он настолько чужой, что договориться с ним невозможно, более того тайное общество состоит не просто из плохих, но обычных людей, а из особых «гениев Зла», мотивы которых могут сильно отличаться от мотиваций обыкновенного человека. Не случайно заговорщиков часто рисуют религиозными или иными фанатиками, претворяющими в жизнь некий план, детали которого неизвестны «простецам». Если же цели нельзя объяснить рационально, их объясняют мистическими причинами, в результате чего заговор нередко обретает и некую оккультную подоплеку. (Вот за что у нас все так «любят» масонов!).

(кстати - То, что инаковость врага позволяет приписывать ему мотивации поступков, которые сложно объяснить с точки зрения нормальной логики или рационального поведения, «разрешает» конспирологам не «париться» по поводу рациональных ответов на вопрос, зачем заговорщикам выпивать всю воду в кране и ограничиваться отговорками типа «но это же аццкие жидомасоны, которые хотят уничтожить соборную душу России!» . С другой стороны, такая инаковость является еще и оправданием того, что в борьбе с подобным врагом хороши все средства, в том числе и те, которые в обычном противостоянии воспринимаются как стоящие за гранью этики или морали).

Такая теория заговора популярна потому, что в нее очень хочется/приятно верить. Во-первых, слабым людям проще маскировать таким образом свои собственные недостатки или промахи. Во-вторых, человеку сложно представить себе, что ему «противится» «безликий мир» или комбинация случайных совпадений. С психологической точки зрения образ хочется конкретизировать, тем более что наличие определенного врага создает надежду на то, что если этого врага найти и победить, то все связанные с ним проблемы сами собой исчезнут.

Все это красивая сказка и хорошее самооправдание, но рассуждения конспирологов о существовании такого глобального заговора разбиваются целым рядом аргументов. В следующих постах мы будем рассматривать их по порядку.

Сложность сотрудничества.

Заговорщиков представляют сыгранной и слаженной командой, а не «пауками в банке», но при тех чертах характера, которыми обычно наделяются представители данного лагеря (обычно, это крайний индивидуализм, желание урвать побольше и подставить ближнего при первой возможности), долговременное сотрудничество между ними невозможно.

Да, люди с таким менталитетом в состоянии заключить тактический союз против некой угрозы, затрагивающей интересы всех и каждого, но как только такая угроза ослабевает, на первое место выходят внутренние дрязги. «Дружить против» проще, чем «дружить за», но именно второй вариант способен породить долгоиграющие созидательные проекты.

Однако здесь есть еще одно противоречие. Чем ближе подобные люди к абсолютной власти, тем меньше у них врагов такой силы, против которой им выгодно объединиться вместо того, чтобы использовать иные модели интриги типа «натравить врага на одного из своих противников, а потом добить того, кто остался», сохранив силы за счет пребывания в стороне от схватки.

Что же касается «невербализованного заговора», когда лица или группы лиц, преследуя единую для них выгоду, начинают действовать, как если бы они были объединены единой волей или общим умыслом, то для этого явления есть давно известное название - «классовые или корпоративные интересы», которые люди защищают и без понуждения со стороны.

Поясним. Если вдруг наша власть решить срезать пенсионные льготы, то множество пенсионеров в разных концах страны в едином порыве выступит против такой политики. По логике конспирологов такое маловозможно без управления из единого центра.

Отсутствующий аппарат.

Заявленные возможности врага предполагают большой уровень мониторинга и контроля за ситуацией. Однако для того, чтобы обеспечить такой уровень «вездесущности», требуется тот административный аппарат, который невозможно закамуфлировать, и дело не только в агентах влияния, которые присутствуют везде.

«Мировое правительство», это не только 300 человек, которые тайно собираются в неком адском подвале и вершат судьбы мира, но и 3 млн. клерков, которые обеспечивают документооборот, снабжают их информацией и обеспечивают точное и безукоризненное выполнение указанных решений. Последнее, заметим, весьма важно, ибо вынести решение и провести его в жизнь - две большие разницы. Так же как короля играет свита а генералу нужен штаб, мировое правительство без соразмерного аппарата - бессильно.

Но любая развитая структура оставляет за собой информационный или административный след, скрыть который чрезвычайно сложно. Грубо говоря, если триста правителей еще можно спрятать от посторонних глаз, указанные три миллиона клерков - нет.

В мире фэнтези эта проблема хотя бы как-то решается за счет того, что подобные тайные организации нередко обладают некими мистическими/оккультными способностями, которые позволяют им выполнять свои функции и без аппаратного обеспечения. Иногда Этим наделяют и заговорщиков нашего мира, однако это создает новую проблему. Если негодяи обладают таким «секретным оружием», как кастовалка, то что мешает им пользоваться гораздо более активно?, иначе получается, что они, позиционируемые как титаны мысли и гении интеллекта, решают проблемы не самым рациональным способом.

Преемственность ценностей

Тайные организации могут существовать достаточно долго, но вопрос о том, как в рамках такой организации обеспечивается действительная преемственность политической линии и ценностей, более сложен, чем кажется. Это хорошо показал опыт Советского Союза, когда при мало меняющемся фасаде в управленческих структурах находилось поколение с совершенно другой моралью и совершенно другими ТТХ. При том, что КПСС уделяла большое внимание «моральному облику» и кадровому вопросу.

Это ставит под сомнение существование долгосрочных планов для выполнения которых требуется не один десяток лет, ибо такие планы нормально исполняются при неизменном руководстве и/или неизменном политическом курсе данного руководства. Между тем заговорщики, по крайней мере, в нашем мире, не владеют технологиями продления жизни.

Идеализация механизма структуры власти.

Конспирологи представляют организацию заговорщиков некой идеальной властной структурой, члены которой обладают абсолютной лояльностью по отношению к начальству, в точности исполняют его приказы, а сама структура отличается быстродействием и эффективностью. Более того, из двух моделей управления, одна из которых – жесткая иерархия и прямое подчинение, а другая – манипулирование людьми и использование «непрямых» действий, в том числе «управление по тенденциям», конспирологи предпочитают выдавать заговорщикам первую, хотя вторая гораздо более реалистична.

Заметим, что мифологизация власти встречается не только у конспирологов, но и, например, правозащитников, у которых (тайная или явная) власть тоже наделяется уникальным внутренним единством, быстротой реагирования, феноменальной лояльностью и небывалой четкостью исполнения приказов. Современной власти РФ, например, приписывают такой уровень структурной организации, от которого был бы в восторге даже Сталин.

Малая группа людей, занимающаяся большим процессом, имеет шанс что-то не успеть или недоглядеть хотя бы в силу лимита информации, которую может переработать один человек. Следовательно, чем глобальнее цель, тем больше и сложнее должна быть иерархия. Однако чем больше властная или, если угодно, любая бюрократическая структура, тем больше у нее весьма разнообразных внутренних недугов, которые снижают ее КПД.

Почему? современная властная структура состоит не из големов, а из людей со своими интересами и слабостями. Люди склонны превратно понимать инструкции, проявлять неуместную инициативу, подвергаться воздействию корпоративного перерождения, иметь своекорыстные цели (не всегда тождественные целям и выгодам организации), а это значит, что исполнение инициативы на местах далеко не всегда будет соответствовать оригинальной идее. То же самое касается и того, насколько адекватно поступает и обрабатывается информация.

Более того, у верхов в такой ситуации может оказаться не только недостаточно контроля над тем, чтобы что-то поправить, но и недостаточно знаний, относительно того, что «на земле» происходит что-то не то.

Впрочем, описание того, какие процессы действительно характерны для власти, заслуживает отдельного текста. Здесь (повторяясь) отметим только то, что, подобно профессиональным оппозиционерам или лицам, не имеющим опыта административной работы, конспирологи демонизируют власть, представляя ее гораздо более могучей, чем она является в действительности, и легко способной на действия, на которые на самом деле она идет с большим трудом.

«Всеведение», которого обычно нет.

Конспирологи предполагают, что заговорщики строят свои планы, обладая полной или почти полной картиной происходящего. Именно это позволяет им строить сложные планы в стиле Чжугэ Ляна или архитекторов Вечности, построенные на совершенном знании ситуации и, реже, психологической оценке противника: «мы выкрадем из кузницы гвоздь, для того, чтобы подкова пропала (и далее по тексту песенки) // поменяем местами чашки, чтобы начальник рассердился и выгнал секретаршу вместо того, чтобы прочитать привезенный ей документ». Но герои Азимова управляли временем, а Чжугэ Лян вообще был записной даос.

Те, кто расписывает подробные коварные планы из серии «Как Запад стремится погубить Россию», недопонимают, что для составления подобного плана действий, детально перечисляющего удары по уязвимым точкам системы, требуется такой уровень знания российских реалий, который может родиться только при взгляде изнутри. Между тем, для того, чтобы настолько досконально знать внутренние проблемы страны и пребывать при этом вне ее, требуется такой уровень постоянного наблюдения за ситуацией, правильного (без скидок на шоры и свои стереотипы восприятия) понимания местных реальностей и очень глубокого вживания в чужую культуру, которого чрезвычайно сложно достичь «гайдзину».

Грубо говоря, если мы сами хорошо видим и знаем свои слабые места, то совсем необязательно, что наши враги видят их настолько же хорошо. При взгляде снаружи эти уязвимые точки далеко не очевидны, и более того, есть уйма факторов, которые могут препятствовать выработке адекватного восприятия ситуации, - в первую очередь свойственное желание выдавать желаемое за действительное, подгонять факты под концепт или приписывать местным свои стереотипы поведения (был бы я царь, носил золотые лапти).

(те, кто лучше меня представляют себе ситуацию, скажем, в западной «кремленологии», согласятся со мной в том, что специалистов такого уровня, чтобы они могли «видеть мир нашими глазами» и разрабатывать стратегию применительно к этому, было немного, и более того, их рекомендации далеко не всегда были востребованы. Андрей же может рассказать, как непросто на западе со специалистами по КНДР)

И поскольку человеку изнутри гораздо лучше видны слабые точки системы, разрабатывая определенные стратагемы и думая «за противника», господа конспирологи в действительности «думают не за него, а за себя» и строят планы из серии «как я разрушил бы систему, если был бы ее врагом».

И кстати – относительно избыточно сложных многоходовок: удачное осуществление таких сложных комбинаций связано с большим количеством дополнительных факторов. Во-первых, чем больше последовательных этапов/ступеней в комбинации, тем больше вероятность, что на какой-то развилке что-то пойдет не так. Во-вторых, все снова упирается в уровень контроля или как минимум мониторинга ситуации, то есть, в вопрос об аппарате. В-третьих, если заговорщики настолько хорошо представляют себе ситуацию в стране и личные качества тех, с кем они работают, то – смотри выше относительно нерационального использования сверхспособностей. Чтобы разработать «макиавеллианские интриги», надо быть Макиавелли.

Кроме того, что конспирологи приписывают заговорщикам всеведение, они наделяют их «бесконечным запасом» сил и ресурсов. Негодяи не считают деньги, потраченные на исполнение своих проектов. Более того, они способны идти на затраты, которые легко посчитать избыточными ил неоправданными. При этом опять-таки игнорируется вопрос «Если заговорщики так всесильны и обладают всем указанным, почему мир до сих пор не в их руках?».

Рычаги влияния.

Не очень ясны те рычаги, при помощи которых заговорщики в состоянии влиять на государство, не относясь к власти сами. При прочих равных, государство превосходит любую тайную организацию по человеческим ресурсам и благодаря существующей у него монополии на насилие. И если финансовые или психологические рычаги давления заговорщиков на государство создают ему реальную угрозу, то в поединке государства и корпорации «равных весовых категорий», государство побеждает всегда.

Это видно как по историческим примерам, наподобие процесса тамплиеров, так и по современным историям, вроде дела Ходорковского (в обоих случаях «финансовые олигархи», имеющие достаточно тесные международные связи, как бы превысили лимит своего влияния и начали захватывать прерогативы власти).

Важно, что мы рассматриваем именно вариант равных категорий, а не «ТНК против БанановойРеспублики» или failed state vs. небольшой но хорошо организованной группы фанатиков. Впрочем, и второй вариант на деле успешен только тогда, когда власть на самом деле не берут, а подбирают. - иными словами, дело не в силе заговорщиков, а в слабости их жертв.

Игнорирование общего контекста ситуации.

Напомним последнюю фразу прошлого раздела – «очень часто дело не в силе заговорщиков, а в слабости их жертв». В ситуации когда государственная структура держится крепко, умеет себя защитить и пользуется доверием масс, ее не скинет никакой заговор.

Но, акцентируясь на заговорщиках, конспирологи как бы упускают фон, на котором развивался заговор, точнее, - воспринимают его именно как фон, на котором действуют героические или демонические личности.

С моей точки зрения, такая личность вполне может быть катализатором событий, способным ускорить их развитие или несколько перенаправить тенденцию ± в рамках общего створа, но создать тенденцию из ниоткуда один человек или группа людей обычно не могут. Собственно, именно поэтому я очень иронически отношусь к разглагольствованиям русских патриотов о том, что у нас была Великая Российская империя, где все было чинно и благолепно, однако пары дюжин «немецких агентов, заброшенных в пломбированном вагоне» неким чудесным образом хватило, чтобы все изменить. Более того, история о том, как замечательный Советский Союз развалился от пробравшихся во власть шпионов Запада, для меня не сильно от таковой отлична.

(если не нравится наша ситуация, вспомним итог деятельности Че, когда он поехал поднимать революцию в Боливии насколько я помню, основной причиной его провала было именно отсутствие поддержки масс…)

Апдейт/оффтоп: Тема немецких денег, на которые была «сделана» Октябрьская революция, тоже воспринимается мною со смехом. Во-первых (даже если мы примем версию о том, что деньги брали), в процентном соотношении эта доля средств, мягко говоря, была не так велика, чтобы стать основным источником ее поддержки. Во-вторых, сегодня на поддержку оппозиции действующему режиму РФ внешними силами тоже отпускаются весьма немалые суммы, но обстановка в стране иная, и без серьезного изменения таковой шансы правой оппозиции на приход к власти в результате революции близки к нулю.

Большинство событий, особенно событий серьезных, к каковым относится успешный заговор, обычно имеют несколько причин и происходят в результате их совокупности. При этом далеко не всегда можно выделить решающую или основополагающую причину. Конспирологи же сводят комплекс причин к одной – деятельности заговорщиков. Получается, что их версии происходящего, делая вид, что усложняют ситуацию, в действительности ее упрощают, поскольку разнообразие случайных факторов подменяется чьей-то единой волей.

Собственно, Игнорирование случайного фактора (т. е. того, что «бывают и просто сны») является одной из очень важных ошибок конспирологов, у каковых любое событие, так или иначе вписывающееся в их картину мира, объявляется организованным заговорщиками. Если не видно явных пружин, это доказывает то, что есть скрытые , поскольку у заговорщиков постулированы «бесконечные патроны».

Мы уже говорили, что психологически приятнее верить в то, что тебе мешает один коварный враг, чем понимать, что тебе сопротивляется «безликий мир», и твоя неудача есть сумма мелких разрозненных факторов, мало связанных друг с другом.

Но «не стоит искать злой умысел там, где все можно объяснить глупостью». Там, где ищут осознанную злую волю, на деле оказывается банальный бардак: жадность, лень, амбиции, некомпетентность являются причиной тех самых мелких ошибок, на определенном этапе накопления которых происходит переход количества в качество. При том, что каждая отдельная ошибка может быть «нелетальна».

Временную связь часто принимают за причинно-следственную, но «после этого – не всегда вследствие этого». То, что у конспирологов выглядит как детали некоего гениального по сложности плана (они отключили в здании свет, чтобы он вышел на лестницу к пробкам, положили там банановую корку, чтобы он поскользнулся и упал, рассчитали траекторию падения и вбили на пути гвоздь, чтобы он ударился виском, при этом отравив похмелином единственного врача скорой, который мог бы вытащить его из такой ситуации), может оказаться чередой совпадений и/или результатом внутреннего головотяпства.

Конечно, возможно, что с точки зрения кармических механизмов в мире предопределено все, и то, что кажется нам случайностью, в действительности таковой не является, но за управление подобным процессом отвечают «куда более высшие силы», чем кучка заговорщиков. Ибо если представить себе, что заговорщики обладают такими способностями, то мы вынуждены снова задать все тот же вопрос: «Если они такие крутые, то почему мир до сих пор ими не захвачен?».

Вместо выводов, и/или конспирологически о конспирологах.

Никто не отрицает, что деятельность тайных организаций влияет на мировую политику, а заговоры нередко удаются. Однако это не является основополагающим фактором и главной причиной. Возможность некоей группы заговорщиков или тайного общества влиять на ход истории не намного превышает роль влияния отдельной личности. В отличие от миров фэнтези, в нашей реальности человек или группа людей, не обладающих сверхспособностями, не могут радикально изменить ситуацию. Они могут изменить направление существующих тенденций, ускорить или отсрочить то или иное развитие событий, но для того, чтобы случилось что-то большее, усилий этой группы, как правило, недостаточно.

Дыр в аргументации конспирологов много, но что же делает конспирологические мифы так популярными? Имхо, определенная близость конспирологии к пропаганде. Обратим внимание на то, что отличает научное объяснение событий от пропагандистского. Научное подразумевает анализ с указанием всех причин, пропагандистское рассчитано на то, чтобы коротко и емко объяснить массам, что происходит. Понятно, что при этом место сложных объяснений занимают простые, и это упрощение ситуации нередко осуществляется по тому же паттерну, к которому прибегают конспирологи. Тем более что ангажированному пропагандисту внутренне логично объяснять неудачи происками врагов (благо фиксация на образе врага характерна для большинства стилей пропаганды) или, как минимум, преувеличивать их силы и возможности.

Гораздо интереснее роль самих конспирологов. Получается что они, осознанно либо неосознанно, работают на сторону противника, «подсказывая ему правильные решения». Сие воистину похоже на сюжет одного из фантастических романов, в котором заговорщики, замыслившие убийство президента и дестабилизацию ситуации в стране, объявили конкурс научно-фантастических рассказов на данную тему. После чего выбрали из кучи произведений самые интересные мысли и сюжетные ходы.

Либо, наоборот, их работа сводится к тому, чтобы обнаруживать дырки в системе раньше, чем враг мог бы ими воспользоваться. Предупрежден, значит вооружен, и когда очередной сценарий переворота или ужасной провокации будет пафосно опубликован в СМИ так, как это было в свое время с описанием «шахтерского бунта» по Белковскому или сценарием национал-патриотического переворота, опубликованном в газете «День» в августе 1993 года, можно быть уверенным, что настоящий переворот как минимум пройдет по-другому.

(собственно, отчасти ради этого я и затеял «8 децирэб»)

В завершение - о том, почему конспирология интересна не только политологам, но и ролевикам. Дело в том, что «мир игры» отличается от мира реального целым рядом признаков. Один из них – это низкий уровень внутренней стабильности, когда большие проблемы на каждом шагу, а решать их при этом не каким-либо структурам, а приключенцам. Другой признак – «героецентричность», которая очень сильно повышает разрыв между приключенцем и обычным человеком. Исторические события служат как ююбы фоном для действий героев или негодяев, подстегивая или усиливая конспирологический элемент, ибо одной из целей игры всегда является раскрытие тайны. А что дает такую красивую тайну кроме теории заговора?

Понятно, что в зависимости от уровня «сказочности мира» тайные общества и заговорщики могут разительно различаться по уровню реалистичности. Тем более что привлечение в мир мистики может дать им те самые скрытые возможности или способности, которые позволяют игнорировать ряд противоречий, отмеченных нами выше. Но играя в заговоры или активно используя в своих модулях конспирологические элементы, автор видит разницу между игрой и реальностью и не пытается искать заговор там, где его нет.

http://makkawity.livejournal.com/603249.html

http://makkawity.livejournal.com/602035.html

http://makkawity.livejournal.com/601014.html

http://makkawity.livejournal.com/600525.html

http://makkawity.livejournal.com/599471.html

http://makkawity.livejournal.com/598866.html

http://makkawity.livejournal.com/597842.html

http://makkawity.livejournal.com/597447.html

http://makkawity.livejournal.com/595896.html