Речь идет о чем то еще более смутном, чем хаос – в свете богатств, жадности, различных сил и человеческой природы, которую мы изучаем здесь. До того, как попасть под администрацию дикости, регион будет находится в ситуации подобной той, в которой пребывал Афганистан до установления контроля Талибана – то есть речь идет о территории, живущей по закону джунглей, в самой примитивной его форме

Как мы видели ранее, в момент коллапса империй и больших государств – будь они исламские или не исламские, регионы и сектора превращаются, в соответствии с человеческой природой в то, что можно определить как “управление дикостью”. Таким образом, управление дикостью можно очень точно и кратко определить как управление хаосом.

Что касается развернутого определения, оно может быть различным, в зависимости от целей и характера индивидуумов, занятых подобным управлением. На первом этапе речь идет об удовлетворении основных потребностей людей – продовольствие, лекарства, безопасность и создание судебной системы необходимы для людей, живущих в регионах дикости – равно как и фортификация границ таких регионов.

Далее можно продвинуться к удовлетворению потребностей людей в образовании и тому подобному. Работа по укреплению безопасности может сопровождаться расширением границ регионов дикости.

Так почему мы же мы называем это “управлением дикостью” а не “управлением диким хаосом” или “управлением хаосом”? Потому что речь идет не об управлении коммерческой компанией или институтом, страдающими от хаоса, или кварталом или группой людей погруженных в хаос. Скорее, речь идет о чем то еще более смутном, чем хаос – в свете богатств, жадности, различных сил и человеческой природы, которую мы изучаем здесь.

До того, как попасть под администрацию дикости, регион будет находится в ситуации подобной той, в которой пребывал Афганистан до установления контроля Талибана – то есть речь идет о территории, живущей по закону джунглей, в самой примитивной его форме. Добрые и мудрые люди в подобных регионах рады принять любого, пусть даже и злодея, готового справиться с дикостью и пресечь варварство. Тем не менее, если злые люди пытаются управлять дикостью, регион может стать еще более варварским!

Ниже мы перечисляем идеальные (желаемые нами) формы управления дикостью:

-Распространение внутренней безопасности
-Предоставление продовольствия и медицинского обслуживания
-Обеспечение границ региона дикости, предотвращение вторжений внешних врагов
-Установление шариатской справедливости среди людей в регионе дикости
-Повышение уровня веры и боевой эффективности молодежи и создание воюющего общества на всех уровнях
-Работа по распространению шариатской науки (распространение более важных ее аспектов прежде всего, и распространение менее важных на последующих этапах)

Первым историческим примером управления дикостью стали годы хиджры в Медине. Можно сказать, что до введения заката и джизья предшествовавший порядок на полуострове напоминал управление дикостью.

В исламской истории есть еще несколько подобных примеров – в первую очередь, связанных с нашествиями монголов и крестоносцев. В такие периоды возникали подобные администрации. Читатель, внимательно изучивший этот период, осознает, что мусульмане воевали с крестоносцами мелкими бандами, отдельными, разрозненными организациями – маленькая крепость, контролируемая какой-то знатной семьей в одном конце провинции, секта джихада под знаменитым исламским ученым в другой. Великие лидеры, такие как Нур ад-Дин аз-Занки или Салах эд-Дин объединяли эти разрозненные банды, но их роль в войне была чрезвычайно велика.

Это лучше всего описано в книге принца Усамы бин Мункида аль-Итибар: “Внимательно читайте то, что написано между строк хроник войн с крестоносцами. Вы поймете, что измотав врага, множество этих мелких банд сделало возможным победы в великих битвах. Сами по себе эти битвы не имеют того значения как то, что им предшествовало. Победы в таких битвах, как сражение под Хатин могли быть достигнуты только меньшими битвами, о которых история едва упоминает. Тем не менее, именно они были главной причиной достижения финальной, окончательной победы”.

В современный период стало гораздо труднее устанавливать подобные администрации -после соглашения Сайкса-Пико, и появления ООН по окончании второй мировой войны. Эти события укрепили джахилию и ее контроль над миром посредством националистических режимов, бумажных денег и границ, отделяющих так называемые государства друг от друга. Несмотря на это, несколько администраций, занявшихся управлением дикостью были созданы, в особенности, в тех местах, что были удалены от центра, в том случае, если этому способствовали географические и социальные условия.

К таким примерам относятся первые группы джихада в Афганистане, начальное правление Талибана (да благословит его Аллах и да восстановит его мощь и величие), движение Абу Сайяф на Филиппинах, джихадисткие движения в Алжире в 60-х, а также исламские группы в Сомали после падения режима Сияда Баре. Точно также, на временных стадиях управления дикостью оказались некоторые регионы бывшего Советского Союза и Чечня.

В то же время мы не считаем, что ХАМАС и Исламский джихад в Палестине, Джамийя Исламийя в Египте 90-х, джихадисты Ливии 90-х имеют отношение к администрации дикости в этих регионах. Скорее все они находятся на стадии, предшествующей администрации варварства которую мы называем “стадией мук и истощения”. На этом этапе уже ясно, что варварство случится, и потребуется его администрация. Группы иногда в этих условиях предпринимают операции, направленные на истощение, изматывание государства. Именно эту стадию мы переживаем сейчас.

Мы также должны упомянуть не-исламские движения, занятые управлением дикостью:

Джанджавид в Южном Судане (Народный Фронт Освобождения Южного Судана)

Лефтистские движения в Центральной и Латинской Америке. Несмотря на то, что лефтисты могут достигать потрясающих результатов на оперативном уровне управления дикостью, и некоторые из них даже создают государства, грязные принципы, к которым они привержены, приводят к тому, что народы их отвергают. Достаточно знать то, что после коллапса Советского Союза и прекращения финансовой помощи большинство этих движений стали зависимы от драгдилеров и сами превратились в крупнейших драгдилеров и места, где иностранцы скрываются от преследований своих правительств. Они также берут в заложники местных жителей, обменивают их на выкуп или пользуются ими в качестве живого щита.

Несмотря на то, что общество дикости, которым они управляют, находится под контролем, оно наполнено моральной коррупцией, проистекающей из свойственных им анархических принципов. Несмотря на это, такие режимы очень хорошо защищены, и даже Америка сходит с ума из-за неспособности разрушить эти очаги сопротивления и присоединить к режимам и государствам, вращающимся вокруг Америки, скрывающейся за фальшивой завесой Объединенных Наций. Мы же считаем, что обе эти системы, воюющие друг против друга характеризуются неверием и тиранией.

http://postskriptum.org/2015/12/11/managementofsavagery-3/