Современное американское разведывательное сообщество насчитывает 17 федеральных агентств.  Кроме того, наряду с обозначенными в законодательстве США структурами, в разведывательное сообщество входит ряд других независимых агентств, располагающих собственными разведслужбами федерального подчинения. В частности, это относится к таким организациям, как ФРС, Комиссия по ценным бумагам, Национальный научный фонд и т.п.[1]

Не будет преувеличением сказать, что современная научно-образовательная и высокотехнологичная бизнес-среда в Соединенных Штатах, базирующаяся на университетах, как несущей конструкции, сформировалась под прямым влиянием и участии не только крупных корпораций и банков, но и прежде всего, разведывательного  сообщества США и Пентагона. Наиболее подробный, беспристрастный и документированный анализ вопроса можно найти в книге М. Маззукато, высокопоставленного американского чиновника, а ныне известного предпринимателя и профессора -  «Государство предпринимателей: Мифы частного сектора против государственного влияния»[2] и в материалах одного из крупнейших американских высокотехнологичных предпринимателей и ученого-физика С.Бланка «Секретная история Силиконовой долины»[3].

В середине 2010-х годов американские разведывательное и военное сообщества представляют колоссальную силу в технологическом, финансово-экономическом и кадровом планах. Достаточно сказать, что прямые ассигнования, предусмотренные государственным бюджетом на американское разведывательное сообщество, составляют ежегодно $70 млрд., а совокупные расходы  на национальную безопасность и разведку, включая прямые и косвенные статьи, достигают одного триллиона долларов[4].

Прежде чем осмысливать новые аспекты взаимодействия образовательной и военно-разведывательной систем США, вытекающие из новых задач, связанных с глобальным американским доминированием в условиях мировой турбулентности, необходимо чётко понять кардинальные сдвиги, которые происходят последние 2 года в американской военной и разведывательной стратегии и тактике. Эти сдвиги охватывают все аспекты военного и разведывательного дела, все контуры американской политики.

Существует иллюзия, что Б. Обама едва ли не самый слабый Президент США за последние 50 лет, а сама Америка неизбежно клонится к полному упадку и вот-вот распадется и потерпит полный экономический крах. Между тем, реальностью является то, что Америка является бесспорным лидером разворачивающейся на наших глазах Третьей производственной революции, которая по своим масштабам и последствиям может превзойти даже Первую и Вторую производственные революции. Одновременно президентство Б. Обамы  было использовано коалицией самых различных сил Америки, в конечном счёте, связанных с разведывательным и военным сообществами, для коренного пересмотра политики и стратегии США в мире, возможно наиболее масштабного после конца Второй мировой войны[5].

Своё отражение этот пересмотр нашел в таких основополагающих документах, как Стратегия национальной безопасности США-2015, Военная стратегия США-2015, и Третья оборонная инициатива инвестиций и инноваций, одобренная в 2014 году и разворачивающаяся в настоящее время. Все эти документы носят надпартийный характер и будут реализовываться после ухода с поста Б. Обамы вне зависимости от того, кто станет его преемником.

Под углом зрения темы взаимодействия университетов с разведывательно-военным сообществом необходимо выделить несколько ключевых элементов новой стратегии и тактики Соединенных Штатов. К ним относятся:

- во-первых, последовательный отказ от четкого разделения войны и мира. Этот процесс начался в США еще с конца прошлого века с разработки и опробования на практике таких концепций, как гибридные, иррегулярные, асимметричные, прокси, нечеткие войны. Итогом стало признание не только в теоретическом, но и сугубо в практическом плане неразличимости состояния войны и мира в современных условиях, их превращение в своего рода «мировойну». В соответствии с этим, в официальных американских документах все реже используется четкий, в том числе имеющий правовое определение, термин «война» и все шире «жесткие противоборства», «конфликты переменной интенсивности», «ответы на угрозы», «активные операции» и т.п.;

- во-вторых, отныне американское военное и разведывательное сообщества исходят из понимания войны, как конфликта с применением насилия в пяти средах – суша, море, воздух, космос и киберпространство и в семи сферах жесткого противоборства, в том числе огневого (традиционные войны), внешнеполитического, внутриполитического (прямое непосредственное участие во внутриполитической борьбе в иных странах), информационного, финансово-экономического, поведенческого (насильственное воздействие на поведение посредством манипулирования привычками, стереотипами, ценностями, поведенческими паттернами и т.п.) и технологического (использование технологий для разрушения суверенного информационного, финансово-экономического, ментального и иных пространств);

- в-третьих, отказ от традиционного деления экономики, производства, образования и других сфер жизни на военную и гражданскую. В рамках Третьей оборонной инициативы инвестиций и инноваций на государственном уровне заявлено, что больше нет гражданских и военных отраслей, а все американские бизнесы, компании, университеты и даже общество должны работать на благо национальной безопасности, решая военные и разведывательные задачи. При этом законодательное закрепление получил тезис о том, что отныне все высокие технологии в технической, социальной, когнитивной, организационной и иных сферах, имеют двойное назначение. Также при планировании бюджета 2015 года впервые было закреплено, что разведка отныне обязана не только заниматься добычей, обработкой, анализом информации и обеспечением принятия решений, но и непосредственно проводить активные операции, направленные на обеспечение глобального американского доминирования.

По сути, на наших глазах происходит не только соединение гражданской и военной сфер, армии и разведки, распространение войны на ранее мирные сферы, но и создание своего рода «крепости Америка». При этом, поставлена задача в рамках этой работы максимально использовать сильные стороны Америки, особенно связанные с ее технологическими преимуществами в отраслях Третьей производственной революции, таких как информационные технологии, Большие данные, робототехника, 3D печать, синтетическая биология, композитные материалы, управление поведением и т.п.

В текущем году ведущие американские университеты перестраивают работу в рамках концепции «Крепость Америка». Соответственно, наряду с хорошо известными в России и отработанными направлениями вмешательства во внутриполитическую жизнь нашей страны, подрыва её информационного суверенитета и т.п. при помощи таких испытанных технологий, как «оранжевые революции», «управляемый хаос», «прямое финансовое поощрение внесистемной и системной оппозиции», НКО и т.п., американские университеты запустили принципиально новые программы, связанные, прежде всего, с финансово-экономическим и поведенческим жесткими противоборствами.

В отличие от Соединённых Штатов, где эти направления реализуются в рамках структурно оформленных подразделений Пентагона и различных разведывательных агентств, в первую очередь ЦРУ, АНБ, а также Национального научного фонда и т.п., осуществляющих целевые программы, разработанные с участием ведущих «фабрик мысли», в России ни одна правоохранительная федеральная структура, ни один экспертный центр не занимаются в настоящее время данной проблематикой.

В этой связи в записке есть смысл подробно остановиться на программах разведывательного сообщества, реализуемых университетами США, разработанными в 2105 году уже в рамках новой концепции. Важно отметить, что эти программы созданы не на пустом месте, а базируются на обобщении и критическом анализе более простых, менее масштабных и не столь изощренных проектов, которые реализовывались  университетами  с американским разведывательным сообществом в последние 20 лет.

Решающими факторами экономической динамики и социального развития стали научно-технический и кадровый потенциалы. Это прекрасно понимают в США. Поэтому уже долгие годы они стремятся путём постоянной или временной эмиграции нарастить собственный высокотехнологичный, в том числе патентный потенциал, привлечь в страну наиболее талантливых и продуктивных исследователей, разработчиков, инженеров и т.п. Наряду с прямой выгодой Америки такая политика наносит  большой, а зачастую невосполнимый ущерб её цивилизационным конкурентам. Сопоставление официальной американской и российской статистики по данной проблематике за последние 15 лет позволило получить ошеломительные цифры.

В XXI веке более половины всех патентов в США получили эмигранты, ставшие гражданами страны менее чем за 5 лет до получения патентов. Более того, почти 70% патентов, относящихся к ключевым и критическим технологиям Третьей производственной революции в США,  также получены людьми, приехавшими в Америку из различных стран мира. Отдельной статистики по России нет. При этом известно, что в Силиконовой долине работает более 200 тыс. русских разработчиков, программистов, инженеров, биологов, представителей других профессий и что русскоязычная диаспора в Калифорнии относится к числу наиболее высокооплачиваемых этнических групп, за исключением выходцев из Израиля. Соответственно, можно представить себе масштабы утечки интеллектуальной собственности из России в США, организованной в значительной степени при участии образовательно-разведывательного комплекса Америки.

Американские и российские данные свидетельствуют, что в настоящее время более 60 % победителей школьных и студенческих международных олимпиад  после завершения обучения в ВУЗе уезжают из страны. Из них возвращается менее 10%.  В 2014 году более 15% выпускников лучших 25 российских ВУЗов после окончания учёбы или продолжили образование, или перебрались на работу  за границу, в основном в США, Великобританию, Германию, Голландию и Китай. Это было бы неплохо, если бы, получив зарубежный опыт, они возвращались назад. Однако такие случаи крайне редки.

Такая ситуация ведет к тройному ущербу.

Во-первых, из страны утекает бесценная интеллектуальная собственность. Не секрет, что многие лауреаты крупнейших международных премий, типа Нобелевской, Филдса, полученных в XXI веке,  до недавнего времени учились и работали в России, а в настоящее время преподают и работают за рубежом, в том числе создавая рынки, измеряемые даже не сотнями миллионов, а десятками миллиардов долларов.

Во-вторых, наносится прямой экономический ущерб стране. Поскольку в условиях резкого сокращения бюджетных мест в лучших учебных заведениях,  в большинстве из  них на подобные места принимают лишь победителей российских и международных олимпиад. После завершения обучения в таких первоклассных учебных заведениях, как МФТИ, некоторые факультеты МГУ, ВШЭ и т.п., они уезжают за рубеж. Соответственно, тратя большие деньги и закрывая возможности для бесплатного обучения для других талантливых выпускников школ, страна в последние десятилетия готовит кадры для лучших американских университетов, крупнейших корпораций, теснейшим образом связанных с американским военно-разведывательным комплексом.

В-третьих,  отъезд талантливых выпускников университетов и молодых преподавателей имеет то негативное обстоятельство, что в дальнейшем они становятся своеобразным центром кристаллизации для друзей, знакомых и знакомых знакомых. По факту они выступают своеобразными вербовщиками лучших, наиболее активных и энергичных молодых профессионалов в самых различных сферах деятельности и областях знаний, которые также перебираются за рубеж на постоянное место жительства.

Реализация всех этих задач американским разведывательно-университетским сообществом стала возможной только в условиях развала российского образования, науки, недостаточного внимания государства к отраслям производства и технологиям Третьей производственной революции, отсутствия возможности у молодёжи реализовать себя в родной стране. Об этом прямо говорят в своих интервью многочисленные представители российской диаспоры в США, которые добились больших успехов в науке, образовании, технологиях, бизнесе. Иными словами, Госдеп конечно виноват, но российское Правительство виновато не меньше, если не больше.

В 2015 году университетами США  начато осуществление двух принципиально новых программ, проводимых на деньги военно-разведывательного комплекса.

Первая программа - Тalents for America реализуется в рамках нового, принятого в 2014 году эмиграционного законодательства США. Разведывательно-оборонный комплекс выделил 9 отраслей, 26 дисциплин, по которым уполномочил и профинансировал открытие американскими университетами бесплатных онлайн курсов с выдачей дипломов. Смысл программы состоит в том, что для получения диплома молодые люди из других стран мира должны выполнить определенные зачёты, а иногда сдать письменные экзамены, либо тесты. Лучшие из лучших получают приглашения  в американские университеты топ-25 в магистратуру или, в отдельных случаях, в бакалавриат с предоставлением не только учебной визы, но и стипендии на обучение. Последнее является для  Америки беспрецедентным, поскольку ранее иностранным студентам стипендии предоставлялись в исключительных случаях и носили незначительный характер.

Теперь же они приравнены к наиболее оплачиваемым спортивным стипендиям. Благодаря этой программе американские университеты надеются привлечь в течение 2016-2020 годов не менее 10 тыс. наиболее талантливых выпускников и студентов из наиболее интересных стран, к числу которых относятся Россия и Белоруссия, наряду с еще 13 странами. Селекция стран ведётся по языковому принципу. Для выделенных  стран предусмотрены, в том числе, курсы на родном языке.

Вторая, революционная по американским и международным меркам программа Gold sand  начинает осуществляться с 2016 года. Название программы отсылает к временам знаменитой американской «золотой лихорадки», когда старателю, чтобы получить крупицы золота, приходилось промывать тонны песка. Одним из инициаторов программы выступил знаменитый предприниматель Питер Тиль, тесно связанный с разведывательным сообществом.

Он обратил внимание, а затем подкрепил свою точку зрения  проведением большого исследования, показавшего, что, как правило, наибольших успехов в практических делах, включая не только бизнес, но и разработку принципиально новых программных и технологических решений, добиваются не лучшие в учёбе, а молодые люди, нацеленные на какую-то узкую сферу деятельности.  Соответственно, он предположил, что будущих технологических, научных и бизнес лидеров надо искать не среди победителей олимпиад и обладателей первых мест в выпусках, а среди тех, кто с малых лет занимается какими-то практическими делами, либо самостоятельно обучается и разрабатывает программные продукты, конструкционные решения и т.п.

Осуществление программы Gold sand ведётся американскими университетами. Программа включает обучение отобранных  преподавателей и студентов в специальных школах, занятия  в которых ведут отставные, а подчас и действующие разведчики, формирующие у  обучающихся особые навыки и умения. Задачей преподавателей и студентов, участвующих в программе,  является установление онлайн и оффлайн контактов со сверстниками за рубежом и поиск среди них тех, кто способен стать инновационными лидерами. В работе используются самые различные каналы коммуникаций, начиная от межуниверситетского обмена, вплоть до дружеского туризма, использующего такие новые сервисы, как airbnb.com и т.п. Кроме того, особые надежды программа связывает с прошедшими специальную Подготовку американскими преподавателями, обучающими студентов ведущих университетов за рубежом, в том числе в России.

Это всего лишь два примера из засекреченного, но принципиально доступного для распознавания перечня программ военно-разведывательно-университетского сообщества в рамках строительства «крепости Америка».

Принципиально новой сферой противоборства является жёсткое поведенческое противоборство. Некоторые в России, вследствие незнакомства с первоисточниками, а также незнания технологий, относят его к одному из видов информационных войн. Однако, это категорически неправильно. Поведенческие противоборства или войны представляют собой гораздо более технологически сложную и ресурсно затратную форму конфронтации, базирующуюся на достижениях социальной и личной психологии, Больших Данных, их интеллектуальном анализе и материалах психофизиологии и нейронаук[6].

Упрощённо говоря, поведенческие технологии базируются на том, что, согласно  результатам десятков экспериментальных работ, проведённых социальными психологами, принадлежащими разным школам из совершенно различных стран, в том числе России, не менее 70% действий в самых различных сферах, включая производство, политику и т.п., люди осуществляют без рационального выбора, а лишь опираясь на различного рода привычки, стереотипы, эвристики, обычаи и т.п. Наибольшую известность получили такие направления поведенческих технологий, как «Надж», разработанный многолетним советником Б.Обамы, главой комиссии по реформе АНБ К. Санстейном и советником Премьер-министра Великобритании Р. Талером[7], и «социальная физика», авторства А. Петланда, советника и консультанта крупнейших интернет-компаний, включая Google.

Если говорить коротко, то привычки, стереотипы, паттерны, культурные нормы, ценностные предпочтения, эвристики и т.п. объединяются термином «рутины». «Надж» и социальная физика стараются либо использовать рутины для каких-то целей, либо, напротив, разрушить одни рутины, подменив другими, соответствующими определенным целям. Установлено также, что рутины формируются на конфессиональном, культурном, образовательном, социальном и личностном уровнях.

Используя привычки или рутины, решается самый широкий класс задач, начиная от обеспечения выборов того или иного кандидата в сенаторы, а на выборах 2012 года, даже в президенты США, до бытовых или деловых задач.

В связи с этим в настоящее время более чем в 15 университетских центрах американское разведывательно-университетское сообщество занимается  разработкой технологий деструкции, и,  напротив, конструирования рутин, прежде всего на конфессиональном и образовательном уровнях. Что касается культурных стереотипов, то здесь уже имеется огромный опыт с продвижением американской кино, видео и интернет-продукции. Поэтому основные усилия сосредоточены в религиозной и образовательной плоскостях.

Применительно к нашей теме в настоящее время завершается разработка программы Leaders of local communities. Сведения об этой программе засекречены, поэтому носят крайне отрывочный характер. По отдельным фрагментам можно реконструировать программу следующим образом. В человеко-машинном режиме ведётся мониторинг социальных сетей, приложений и т.п. в странах, наиболее интересующих Соединенные Штаты, включая Россию. На основании мониторинга выделяются молодые люди, обладающие достаточно высоким интеллектуальным потенциалом, волевыми качествами и коммуникативными навыками. Все эти персоны заносятся в специальную картотеку и по ним, используя, в том числе компании data-брокеры, типа Axiom готовятся досье по максимальному количеству (до 100) параметров, так называемые профили.

Начиная с 2016 года предусматривается открывать под различными легендами различного рода центры, никак формально не связанные ни с правительством США, ни с университетами, ни с компаниями, находящимися под юрисдикцией США. Как правило, они должны имитировать центры молодежного досуга, субкультур, типа болельщиков и т.п., а также спортивные секции по восточным единоборствам, компьютерные клубы и центры самосовершенствования. Эти центры на территории страны никоим образом не должны быть увязаны между собой в какую-либо сеть, что делает их уязвимыми. Каждый из центров должен быть самодостаточным и входить лишь в глобальную, наднациональную сеть, функционирующую во многих странах мира поверх границ и юрисдикций.

В эти центры имеется в виду, уже начиная с конца 2016 – начала 2017 годов приглашать выявленных потенциальных лидеров и проводить с ними различные курсы обучения, в том числе в игровой и иной формах, осуществлять подготовку, а также оказывать помощь в решении различного рода их проблем, включая бытовые, образовательные, деловые. Особое внимание предполагается уделить тому, чтобы участники центров не столько приглашали своих друзей и знакомых, сколько создавали на их основе своего рода локальные общины или сообщества.

Известно, что в настоящее время в Стэндфордском университете, MTI, университете им. Лойолы в Чикаго, в Калифорнийском технологическом университете, Колумбийском университете, Северо-Восточном университете и ряде других, в том числе в Институте сложности в  Санта-Фе, в ускоренном темпе разрабатываются программы, пособия и технологии, которые будут реализованы в этих центрах. В частности известно, что члены этих центров будут не только заниматься в них оффлайн, но и входить в закрытую всемирную сеть, где они смогут не только и не столько общаться, сколько обучаться, сотрудничать и выполнять проекты.

В рамках сети предусматривается даже такая уникальная опция, как «помощник». В случае возникновения каких-то непредвиденных обстоятельств, когда участнику сети или его друзьям требуется помощь, она в рамках сети должна быть оказана. Соответственно это будет иметь колоссальный эффект для укрепления авторитета участников сети локальных сообществ и самих этих сообществ в социуме. Естественно в интересах Америки и обеспечения её исключительности.

С осени 2015 года в рамках жёсткого противоборства с Россией в поведенческой сфере американское разведывательно-образовательное сообщество приступает к реализации в школах Московской области программы  «Подготовки агентов изменений среди учителей средней школы» - Teach For All. Официальная цель программы – изменение снизу российской школы и общества в целом в соответствии с либеральными ценностями.

Административную поддержку проектов осуществляет Министерство образования Московской области. Финансирование за счёт различных источников, связанных с американским разведывательным сообществом, будет с учётом российского закона «Об иностранных агентах» осуществляться скрыто, через российские юридические лица. Эти юридические лица будут направлять деньги в благотворительный фонд, который зарегистрирован как исключительно российское юридическое лицо.

Общий патронат над программой осуществляет Лидия Антонова, сенатор Совета Федерации, член его Комитета по науке, образованию и культуре от партии «Единая Россия».

Адаптацию программы для конкретных российских условий осуществляет крупнейшая международная консалтинговая компания  крупных подрядчик Пентагона и американского разведывательного сообщества The Boston Consulting Group. Компания в настоящее время осуществляет ряд крупных проектов, связанных с американским военно-разведывательным сообществом более чем в 30 странах мира в сфере политики, экономики и социальной жизни. За отбор кандидатов для участия в программе отвечает известная международная рекрутинговая компания The Odgers Berdtson.

Odgers Berdtson, являющаяся мировым лидером в подборе руководителей высшего звена, проведёт отбор кандидатов среди лучших выпускников лучших российских ВУЗов в соответствии с запросами Teach For All. Затем, после выявления подходящих, их кратко обучат основам педагогики, устроят к детям в школы, приплатив дополнительно по 35000 руб. к зарплате каждый месяц, и в течение последующих двух лет будет обучать и тренировать по методичкам Teach For All, штампуя «лидеров» американского образца для российского общества. Далее их ждёт продвижение, следующий этап более серьёзной работы, которому поспособствуют уже работающие в системе образования агенты изменений.

Для противодействия принципиально новым американским программам в образовательной сфере, в том числе по используемым технологиям, недостаточно, а в отдельных случаях и вредно использование исключительно механизма законодательных запретов. Большая часть подобных запретов в современной коммуникативной среде просто не работают и легко обходятся. Настоящим ответом может быть только развёртывание более эффективной,  комплексной, незаформализованной, состоящей из отдельных программ наступательной российской инициативы в сфере высшего и среднего образования, привлечения и мобилизации наиболее талантливой, волевой и энергичной российской молодежи.

___________________________

[1] Andrew M. Borene, US Intelligence Community Law Sourcebook, American Bar Association; 2013

[2] Mariana Mazzucato, The Entrepreneurial State: Debunking Public vs. Private Sector Myths , Anthem Press;  2013

[3] http://steveblank.com/secret-history/

[4] http http://cdn.defenseone.com/

[5] см.: Ларина Е.С., Овчинский В.С., «Мировойна, все против всех. Новейшие концепции боевых действий англосаксов», М., Книжный мир, 2015

[6] Ларина Е., В.Овчинский В.  Кибервойны XXI века. О чем умолчал Эдвард Сноуден. (Глава «О чем умолчал Сноуден») – М.: Книжный мир, 2014, электронный доступ  http://liveangarsk.ru/files/blog/367987/b2b-p19fi8n7gu12b51rn51c4v1pjojkk4.pdf

[7] Cass R. Sunstein, «Why Nudge?: The Politics of Libertarian Paternalism», Yale University Press 2014; Richard H. Thaler. «Misbehaving: The Making of Behavioral Economics», W. W. Norton & Company; First edition  2015; Richard H. Thaler , Cass R. Sunstein, «Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth, and Happiness», Penguin Books; Revised & Expanded edition, 2009

Источник: http://vk.cc/40dNrk