Одной из характеристик, приписываемых себе левыми либералами, является интеллектуальность. В отличие от консерваторов леваки полагают себя очень умными. Хотя дураком человек считать себя не может (психологически невозможно самому себе выставлять негативные оценки, если мы не касаемся депрессий, неврозов и прочих психических болезней), но вполне можно полагать оценку академических успехов, как чего-то не самого важного в жизни. Похоже, значительная часть северо-американских консерваторов так и полагает. При этом в американском Конгрессе наиболее умные – среди республиканцев (хотел написать, что и самые глупые – среди них же, но вспомнил о демократах-неграх и лидерах демократов в Конгрессе и решил, что самые зашоренные республиканцы смотрятся не так уж и убого).

Одной из типичных статей о связи ума и политической идентификации может служить статья Каназавы из Лондонской школы экономики. Как и большинство его статей, данная не удовлетворяет критериям научности, но является упражнением в статистическом анализе безо всякой попытки понять логику процесса.

Если политическая самоидентификация позволяет найти корреляцию между лево-либеральными взглядами и IQ, то даже оставив в стороне, вынужденную необходимость либертарианцам числить себя, – несмотря на все расхождения во взглядах, – или среди либералов, или среди консерваторов, т.к. есть и сходства позиций в некоторых вопросах, мы должны принять во внимание фактор образования. В том смысле, что промывка мозгов в университете в пользу левацких взглядов должна учитываться. Потому давайте сравнивать яблоки не с апельсинами: закончившие только среднюю школу должны быть выделены в одну таблицу, получившие степень бакалавра – в другую, получившие более высокую степень (магистра, доктора) – в третью, и в каждой таблице можно сравнивать политические взгляды и IQ. Ну, и хорошо бы знать, насколько два тестирования IQ одного человека с разницей в пару недель или месяцев могут отличаться – на единицу-две-пять-семь.

Поскольку университеты начали сдвигаться сильно влево не вчера (крен этот продолжается не менее 80 лет, причем в последние лет 50 стал просто вопиющим), то каждое предыдущее поколение с высшим образованием будет означать культурный сдвиг влево у детей. И одновременно большую склонность к получению высшего образования. Таким образом происходит определенный отбор. Разумеется, отбор не абсолютный, т.к. люди все же сложнее пикселей на экране :)

Первое, что отрицать бесполезно: связать ум с академическими достижениями проще всего, а среди наиболее блестящих ученых из американских университетов большинство составляют левые либералы. У меня есть подозрение, что среди наиболее ярких ученых доля либералов ниже, чем в целом, т.к. самые одаренные отличаются от большинства или, – можно и так развернуть, – среди тех, кто в меньшинстве, – и отбор строже, и стимулов двигаться вперед больше, так что и достигают вершин они относительно их доли чаще. Но ничего новее исследований Дюркгейма (19 век) о протестантах в католических регионах Германии и католиках – в протестантских припомнить в качестве подтверждения не могу.

Второе, блестящий физик совсем не обязательно будет хорошо разбираться в истории, экономике или политике, как и знаменитейший филолог, психолог, писатель и т.д. – в тех же вопросах (если он ими специально не занимался). Потому гениальность сделанных человеком научных открытий не делает его политические взгляды – научными или логичными.

Третье, никаких интеллектуальных достижений, связанных с левацкими взглядами, нет: все, соответствующие левой идеологии, теории опровергаются реальностью. То есть левая идеология разделяется не из-за интеллектуальности человека, а скорее вопреки ей. Вернее – безотносительно IQ: политическая позиция выбирается не рационально, а эмоционально, т.е. без участия логики и проверки фактов. У всех – и у левых, и правых.

Мне кажется, что разделяемая политическая идеология – один из вариантов принимаемой человеком культуры, одно из измерений культуры. Возможно, в чем-то противоречащее другим измерениям, в чем-то независимое, а чем-то – соответствующее, логически связанное с ними. И как таковое (измерение культуры, как бы одна из плоскостей, кои можно провести в представленной в виде объемной фигуры культуре) вполне может меняться под влиянием усилий самого человека.

Четыре месяца назад в газете монреальского университета МакГилла, одного из трех лучших канадских университетов, появилась статья, студентки факультета гендерных штудий (sic!), публично отрекающейся от значительной части левацкого радикализма.

Крайне важно, что поддерживающие критическое отношение к левацким движениям комментарии преобладают. И под многими из них – десятки, а то и сотни “лайков”, т.е. уход от радикализма волнует широкие массы, девушка озвучила близкие им мысли и чувства!

Не менее показательно, что подписана статья псевдонимом, т.е. пока числится студенткой, она не хочет рисковать!

Одна из претензий девушки к левакам – их анти-интеллектуализм. Также им выставляется счет за догматизм, группомыслие (groupthink), ментальность крестоносцев (“crusader mentality” – очень типичный негативный образ, распространяемый леваками, видимо, не без влияния исламистов, т.к. разные группы в пределах одной радикальной тусовки взаимоинфицируют друг друга).

Анти-интеллектуализм по мнению автора проявляется в эмоциональности, отрыве от реальности, неспособности проверить теорию фактами, отсюда теоретическая несостоятельность…

Я было хотел подтвердить, мол, да: не читают леваки книг своих оппонентов, тогда как правые читают. Но поймал себя на том, что это мягко говоря неправда: большинство правых не читают книг политических противников (как и большинство левых). На самом деле даже читающие подобные книги время от времени могут при этом заходить на левацкие сайты только ради того, чтобы поругаться. Естественно, ругаются люди, ни капельки не вникнув в суть воззрений противной стороны, отключив логичного “наездника”, только за счет иррационального, эмоционального “слона”.

Рациональность и логичность суждений на темы политики у представителей всех групп крайне низка: от анархистов и коммунистов до христианских традиционалистов, неоконсерваторов и либертарианцев. Чем более важна тема для данной идеологии или конкретного носителя идеологии, тем меньше шансов на хоть какое-то вовлечение “наездника” в дискуссию. “Слон” отнюдь не глуп, он может знать/помнить много, другое дело, что он вместо логики пользуется эвристикой, т.е. упрощениями, впускающими множество когнитивных искажений в рассуждения. Порой когнитивные искажения так многочисленны, что кроме них, больше ничего в “рассуждениях” и не разглядеть.

И чем больше эмоций вовлечено, тем агрессивнее наше поведение в дискуссии, тем вероятнее, что попытаемся задеть оппонента, выплеснуть на него помои или хоть как-то исподволь оскорбить.

Однако давайте вернемся к заявленной теме. Повторю две наиболее важные тенденции: большее число леваков среди получивших образование, как следствие политической ориентации преподавателей американских университетов и проводимой ими промывки мозгов, и полнейшую иррациональность политической позиции.

Да, апостериорная проверка показывает несостоятельность подавляющего большинства левацких прожектов, но исходя из этого делать вывод о том, что люди выбирают правые взгляды из-за их логичности или рациональности, нельзя. Подавляющее большинство сторонников правых партий не занимаются скрупулезным сравниванием исследований последствий реализации той или иной программы. Как и сторонники левых взглядов не убеждаются в преимуществе социализма на основании строго доказанных экспериментов.

Мне кажется, что в значительном проценте случаев предпочтение идеологии связано с целостным характером личности: предпочтение одних ценностей по одной из шкал повышает предпочтение других, если выбраны вторые, связанные с первыми, то повышается вероятность выбора третьих, также связанных с первыми двумя, и т.д.

И если предположить правильность гипотезы о связанности культуры и политической идеологии, выбираемой большинством носителей данной культуры, то можно ожидать, что выбор будет нередко соответствовать не нынешним интересам группы, но интересам тех, кто входил в данную группу и разделял данные культурные предпочтения несколько десятилетий назад, т.к. культура инерционна, изменения в ней всегда происходят медленно, обычно даже не за одно, а за 2 поколения.

В принципе подтверждений того, что группы могут поддерживать политические силы, что отражают не их нынешние, но прежние, 20-50 лет назад бывшие актуальными, интересы, довольно много (тут и американские и канадские евреи, и американские негры, и другие группы). Однако придумать, как опровергнуть связь культуры с политическими предпочтениями, т.е. ввести критерий фальсифицируемости, у меня пока не получается…

Если принять во внимание более низкий IQ негров и испаноязычных, активно поддерживающих левых либералов в Штатах, то, видимо, на круг избиратели с левыми взглядами будут не умнее избирателей правых. Несмотря на явное предпочтение высоколобой университетской публики в Америке отдавать свои голоса за левых. Впрочем куда важнее то, что своим голосованием за левых значительная часть интеллектуальной элиты США демонстрирует полнейшее отключение логики и рацио в вопросах политики. Таким своим выбором они показывают, что могут быть столь же глупыми, как и все остальные, что в некоторых сферах их интеллект ни в коей мере не работает, и они не способны это заметить!

Но оснований надеяться на распознавание мифа и последующий отказ от него ничтожно мало… Как ни жаль!

https://khvostik.wordpress.com/2015/03/23/leftists-and-intelligence/