Идея замены кириллического алфавита в украинском языке на латинский ради евроинтеграции весьма близка галицким мыслителям. Круглый стол на эту тему состоится 9 ноября во Львове

Во Львове 9 ноября в знаменитом культовом кафе «Дзига» состоится дискуссия на тему: возможен ли перевод украинского языка с кириллицы на латиницу. Об этом сообщает программа новостей «Факты» украинского телеканала ICTV.

Главный аргумент в пользу перехода на латиницу у местных интеллектуалов — цивилизационный. Украинский народ или, точнее, западноукраинский — это «испокон веков народ европейский. Этим он и отличается от русских и малороссов (надднепрянских украинцев — ред.), которые, по сути, являются народом русским». И латиница, как нельзя лучше, будет подчеркивать принадлежность западных украинцев к семье народов Центральной Европы.Рано или поздно такой переход от кириллицы к латинице произойдет, считает львовская интеллигенция.

Украина - карта религий

В полном размере: Украина - карта религий

Идея «латинизации украинского языка» появилась еще в 90-х в среде галицких интеллектуалов, которые активно выступали за независимость Галичины. К 2000 году были уже разработаны нормы латинского правописания на украинском языке. Среди разработчиков наиболее известным был художник и публицист Влодко (Владимир — ред.) Костырко. В начале 2000-х годов он уже публиковал свои статьи на украинском языке, написанные латиницей, в выпусках львовского культурологического альманаха «Ї».

Костырко уже давно перешел на латиницу в своих украиноязычных текстах. Этим он надеется подчеркнуть непримиримость и даже враждебность двух культур — «европейской» западноукраинской и «русской» центральноукраинской.Он даже в свое время создал полотно «Униат убивает казака». На картине польский гусар с «крыльями» поражает копьем голову запорожца. Это напоминание о том, что между галичанами греко-католиками и православными надднепрянцами, потомками казаков, в 17 веке была война.Греко-католики, напоминает художник, сражались на стороне поляков-католиков. С течением времени, а особенно после того, как в 19 веке началась украинизация галичан, это позабылось. Сегодня Влодко Костырко открыто стравливает жителей Востока и Запада Украины, утверждая, что культурного и цивилизационного примирения между ними быть не может.

Напомню, что в марте Временная специальная комиссия по подготовке проекта закона «О развитии и применении языков на Украине» рассматривала постепенный отказ от использования кириллицы на территории Украины.

Еще  в 2007-м году я писала о попытке во время президента Ющенко протянуть замену кириллицы на абэцадло. Но тгода эти попытки оказались обречены.

Вопросы, связанные с функционированием языка, в XX и XXI веках имели и имеют политическую и цивилизационную окраску. И вот недавно на различных интернет-ресурсах появилась сенсационная информация — о том, что при МИД Украины уже несколько месяцев функционирует комиссия по переводу украинского языка с кириллицы на латиницу и возглавляет ее отставленный Верховной Радой министр иностранных дел Борис Тарасюк.

По информации интернет-изданий, в комиссию входят сотрудники украинского МИД, Министерства образования и науки, Министерства культуры и туризма. Непосредственной разработкой проекта, помимо штата филологов и лингвистов, занимаются также некоторые депутаты Верховной Рады от фракции «Наша Украина», в частности Вячеслав Коваль и Николай Онищук.

Идея создания комиссии якобы возникла еще в начале 2005 г. и была поддержана президентом Ющенко. Но тогда она на уровне слухов просочилась в СМИ и после ряда критических публикаций в прессе была «забыта». Однако разработка проекта учеными продолжалась. Вновь идея создания комиссии всплыла после провальных для «Нашей Украины» парламентских выборов. И в августе 2006 г. комиссия все же была создана. Молдовский националистический сайт Moldovatoday.net сообщал, что комиссия при МИД ведет постоянные консультации с молдавскими коллегами, которые занимались переводом молдавского языка на латиницу. Сообщается также, что проблема перевода украинского языка на латиницу обсуждалась в кулуарных беседах украинской и молдавской делегаций на третьем заседании Парламентской Ассамблеи ГУАМ в октябре 2006 г.

Думаю, постоянные эксперименты над украинским языком проводятся не только из-за желания отдельных «свідомих» чиновников холуйством заслужить благосклонность западных покровителей. Это делается для того, чтобы обрушить единое культурно-цивилизационное пространство близких друг другу народов. Славянские народы адаптировали письменность в зависимости от того, христианство какого обряда они принимали, — византийского или латинского. Если латинского, то это определяло и выбор письменности, — латиняне использовали в богослужебных целях Вульгату — вариант Библии, который почти никогда не переводился на национальные языки, ибо такова была политика западной церкви. Отсюда и не было потребности адаптировать письменность окатоличенных славян под особенности их языков.

Иным путем пошла Византия, и миссионеры Константин Философ (Кирилл) и брат его Мефодий, переведшие Евангелие на славянский (точнее, его староболгарский диалект), для чего создали особый скрипт. Этот славянский перевод принимался всеми теми славянами, которые исповедовали православие. Т. е. наша сегодняшняя письменность обусловлена сделанным когда-то выбором.

Впрочем, атаки на кириллицу предпринимались неоднократно — в XIX в. в австро-венгерской Галичине и в XX в. уже... большевиками.

Азбука и абецадло

Еще в 1823 г. венский дворцовый библиотекарь и филолог, словенец по национальности Варфоломей Копитар писал в своем письме к чешскому филологу Йозефу Добровскому: «Мой идеал для всех славян — латинские буквы, и для дополнения — несколько славянских букв из кириллицы». Он предполагал внедрить в языковую практику фонетическую транскрипцию, которая привела бы к индивидуальному написанию практически для каждой деревни в Галиции. Кроме того, собирался заменить кириллицу латиницей.

В 1833 г. в Лемберге вышел сборник этнографа и писателя Вацлава Залеского Piesni polskie i ruskie ludu galicyjskiego «Песни польские и руские галицкого народа». В качестве алфавита он использовал не русский, а польский, что объяснил следующей причиной: «Я положил себе за основу по возможности писать так, как говорит народ, пусть даже при этом возникли бы грамматические ошибки. А то, что я для этого использовал польские буквы, а не глаголичные или кирилличные, — так каждый меня за это, очевидно, похвалит. Уверен, придет пора, когда все славянские народы оставят те старые буквы, которые больше всего препятствуют приобщению славянской литературы к общей массе литературы европейской».

Его поддержал коллега — историк, издатель и переводчик «Слова о полку Игореве» Август Белевский. В рецензии на сборник он написал: «Одним из самых важных моментов, которых коснулся издатель в книге, является то, какими буквами и каким правописанием печатать песни русского люда, который для своего языка не имеет пока ни грамматики, ни словаря...»

Однако ни Залеский, ни Белевский в своих попытках ввести латиницу для галицких русинов еще не ставили политические цели. Они просто хотели «осчастливить» простой народ. Несколько позже начались события, которые впоследствии окрестили «азбучной войной».

Идея латиницы была подхвачена молодым галицким священником Иосифом Лозинским, который во львовской газете Rozmaitosci (1834, №29) напечатал статью O wprowadzeniu abecadla polskiego do pismiennictwa ruskiego («О введении польского алфавита в русскую письменность»), а в следующем году выпустил латиницей свою этнографическую работу «Русская свадьба».

В 30-е годы XIX в. в Галичине как раз происходил процесс национального возрождения. Его душой стали «Галицкие будители» — молодежь Львовского университета во главе с Маркияном Шашкевичем, Иваном Вагилевичем и Яковом Головацким, прозванные в университете «Руськой троицей». Именно они дали наиболее резкую отповедь на попытку введения польского «абецадла», считая это попыткой оторвать Галичину от исторических и культурных древнерусских корней. «То вопрос о существовании: быти или не быти русинам в Галичине, — писал много позже Головацкий, — прими галичане в 1830-х годах польское абецадло — пропала бы русская индивидуальная народность, улетучился бы русский дух, й из Галицкой Руси сделалась бы вторая Холмщина» (Головацкий Я., Заметки и дополнения к статьям г. Пыпина, напечатанным в «Вестнике Европы» за 1885 и 1886 гг., Вильна, 1888 г.). В ответ Маркиян Шашкевич в 1836 г. издал брошюру «Азбука и абецадло». В ней он аргументированно и убедительно показал необоснованость, неприемлемость и прямую вредность предложения Лозинского. Он также утверждал, что отход от кириллицы не приблизил бы галичан к европейской культуре, а лишь отдалил бы их от других славян. На некоторое время идея введения латиницы была отставлена.

Следующая попытка венских властей перевести галицко-руський язык на латинскую основу была предпринята в 1859 году. В Вене была издана брошюра австрийского политического деятеля и высокопоставленного чиновника министерства образования Йосефа Иречека Ueber den Vorschlag, das Ruthenische mit lateinischen Schriftzeiсhen zu schreiben («О предложении русинам писать латинскими буквами»). Автор предельно четко изложил цель реформы правописания: «Здоровое развитие украинской литературы найдет в употреблении латинского письма самую крепкую опору. Пока русины пишут и печатают кириллицей, у них будет проявляться склонность к церковнославянщине и тем самым к российщине, а потому само существование украинской литературы станет под вопрос. Церковнославянское и русское влияние настолько велики, что грозят совсем вытеснить местный язык и местную литературу». И далее: «Кроме отторжения от российщины, переход на латиницу помог бы впоследствии галицким украинцам в изучении польского и немецкого языков, без которых им все равно не жить».

Против этой реформы голосовали в сейме такие влиятельные в галичанской руськой среде люди, как епископ Литвинович и перешедший к этому времени на русофильские позиции филолог Иосиф Лозинский. Они утверждали, что эта реформа «пагубна для народности руськой, потому что с латиницей пропадет дух украинского народа и вера».

Уже летом Иречек собирался приехать в Лемберг и возглавить азбучную комиссию, а с октября 1859 г. дети в Галичине должны были начать обучение по новым букварям. Но размах народных выступлений против реформы поразил власти. Население Галичины проводило стихийные собрания, появлялись статьи в прессе, писались петиции и направлялись депутации. И австрийские власти, хорошо помня венгерскую революцию 1848 г., отступили.

«...книги, написанные русским алфавитом, станут предметом истории»

В 1919 г. в подшивке «Известий» за март вышла заметка «О латинском алфавите» с легкомысленной подписью «Старый гимназист». Это было письмо в редакцию, шутливое по форме, но с серьезной по сути постановкой вопроса. Там утверждалось: «Наш алфавит чересчур сложен и настолько отличается от принятого в Западной Европе, что иностранцы приходят от него в ужас. Нам следует перейти к латинскому шрифту, более простому и изящному, подобно тому, как мы перешли от русского календаря к общеевропейскому и к метрической системе, вместо «пудов» и «аршинов». И разъяснялось, как можно передавать латинскими буквами специфически русские звуки. Были также ссылки на славянские народы, к примеру на поляков, давно использующие латиницу.

Кто укрылся за псевдонимом — современники вычислили легко. Это был или Луначарский, или Бухарин — главные красные интеллектуалы, которые потом стали активными пропагандистами «нового алфавита». Но что за блажь — переводить Россию на латиницу?

А все очень просто: общий алфавит пламенные революционеры посчитали одним из инструментов, призванных создать новую межнациональную общность. Почему латинский? Во-первых, новые лидеры по духу своему были, конечно же, людьми западной цивилизации. А во-вторых, за русской революцией ведь последует мировая! Отрекаемся от старого мира и все начинаем с чистого листа.

С него-то и начали в 1922 г. в Азербайджане. Председатель ЦИК Азербайджана Самед Агамали-оглы, поговорив предварительно с Лениным, создал в Баку «Комитет НТА (нового тюркского алфавита)». Ленин, по словам Луначарского, идею латинизации очень одобрял, только считал, что заняться этим надо «попозже, когда окрепнем»). Вскоре латинский алфавит в Азербайджане стал государственным. Прежняя письменность была объявлена «феодально-реакционной». Тем более что Кемаль Ататюрк, который тогда рассматривался как стратегический союзник, вовсю латинизировал Турцию.

Латинский алфавит постепенно задумали сделать базовым для всех неславянских народов СССР.При президиуме Совета национальностей ЦИК в 1927 г. был создан ВЦКНА — Всесоюзный центральный комитет нового алфавита. К началу 30-х годов на латиницу были переведены языки 17 мусульманских народов, к 1936-му — уже 68 разных национальностей. Все это происходило на фоне коренизации (в нашей стране проводилась украинизация под руководством Кагановича).

В 1930 г. по инициативе Луначарского был поставлен на очередь вопрос о латинизации русского алфавита (а также Украины и России). В статье «Латинизация русской письменности», напечатанной в журнале «Культура и письменность Востока», он писал: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной степени нами же пробужденного... Постепенно книги, написанные русским алфавитом, станут предметом истории. Будет, конечно, всегда полезно изучить русский шрифт для того, чтобы иметь к ним доступ. Это уже будет польза ощутительная для тех, кто будет заниматься историей литературы, но для нового поколения это будет во всяком случае все менее необходимым... Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывая нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком».

Созданная тогда при Главнауке Наркомпроса подкомиссия по латинизации русской письменности объявила русский алфавит «идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики», «пережитком классовой графики XVIII — XIX вв. русских феодалов-помещиков и буржуазии», «графики самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма и насильственной русификации».

Пламенных латинизаторов начали притормаживать уже в середине 1930-х. Сталин сумел победить своих троцкистских оппонентов, поэтому идеи мировой революции утратили актуальность. На страну надвигалась большая война, и необходимо было, чтобы народы ощутили себя в едином культурном пространстве.

В 1936 г. в секретариат ЦК ВКП(б) поступил совсекретный доклад N ОБ-322, в котором, в частности, говорилось: «Враги Советской власти и ВКП(б) пытались использовать латинизацию в целях отрыва трудящихся этих республик и областей от общей семьи народов Союза ССР.Прикрываясь разговорами о «международном характере» латинской основы, они отстаивали ориентацию на буржуазную культуру Зап. Европы в противовес развивающейся культуре, национальной по форме и социалистической по содержанию... В результате активного искоренения русского алфавита ВЦКНА и местные комитеты НА создали 10 латинизированных алфавитов для народов с русской письменностью... Неблагополучно также обстоит дело с терминологическим строительством языков многих народов Союза ССР.Особенно неблагополучно в этом отношении среди пограничных народов и народностей, где «латинизация» является просто орудием больших и малых империалистов. Например, в Советской Молдавии в течение ряда лет открыто проводилась румынизация терминологии, а в Советской Карелии (при старом руководстве) — самая активная финизация. И все это происходило, несмотря на сопротивление широких масс населения».

Сегодня о тех временах напоминает разве что фраза из книги «Золотой теленок»: «геркулесовцы» на чьи-то происки обещали ответить дружным переводом делопроизводства на латинский алфавит». Смысл этой шутки становится понятным, только если вспомнить о той нереализованной кампании латинизации. Но дело энтузиастов «приближения к Западу» не пропало...

Зачем операторам мобильной связи транслитерация?

Когда читаешь программную статью о латинизации украинского языка «Укрлатиница: просто и со вкусом» в «Зеркале недели» (№28 (453), 26.07—1.08. 03 г.), создается впечатление, что попал в далекие 30-е годы. Те же аргументы — «приближение к цивилизованному Западу». Тот же враг — «великорусский шовинизм» и православие. А также основная целевая группа — молодое поколение: «...Не в нынешнем поколении, а в последующих. Потому что уже с пеленок, еще не понимая, что эти закорючки означают, ребенок будет привыкать к латинице. Это окупится, когда придет время учить иностранный язык: у маленького украинца уже не будет ломки по поводу шрифта».

Как известно, часто устами детей глаголет истина. Недавно дочь задала мне удивительный вопрос: «Мамо, чому оператори мобільного зв'язку надсилають SMS- повідомлення українською мовою, але латинськими літерами?» Действительно, почему? Ведь на любой клавиатуре есть не только латинский, но и кириллический шрифт. А ведь большинство клиентов операторов мобильной связи, как известно, молодежь. И она постепенно привыкает к латинской транслитерации.

Как указывалось выше, интернет-издания сообщают о консультациях наших разработчиков с молдавскими коллегами, которые в начале 90-х латинизировали молдавский язык на основе наработок комиссии Луначарского.

Я связалась с первым секретарем пресс-службы МИД Украины Натальей Житарюк. Она «в рабочем порядке» опровергла эту информацию, добавив, что «якщо газета «2000» претендує на те, щоб бути серйозною газетою, то вона не буде дезінформувати читачів і писати про те, що не відповідає дійсності».

Хотя мидовская пресс-служба отрицает существование комиссии по латинской транслитерации украинского языка, сильно настораживает тот факт, что на протяжении нескольких последних лет в информационное пространство страны сетевые издания и солидные газеты постоянно «вбрасывают» эту тему. На оранжевых молодежных форумах она обсуждается довольно агрессивно. Вот только следовало бы помнить, что прологом к войне, расколовшей бывшую Молдавскую ССР на две непримиримые части, как раз и стала латинизация языка.

Комментарий:

Что с нами происходит, дорогие сограждане-украинцы? Откуда в нас, прежде добродушных, гостеприимных, практичных (иногда чересчур) появилась сегодняшняя злоба, доходящая до садизма, нетерпимость и даже ненависть к тем, кто думает не так как мы? Откуда злорадство при виде чужих страданий и равнодушие к открыто творящемуся вокруг беззаконию?

Может правы те, кто считал, что вся эта тьма таилась в глубине нашей украинской души, чтобы однажды вырваться наружу, поразив весь мир, да и нас самих?
Не думаю. Конечно каждый народ самобытен и своеобразен, у каждого свои фишки и свои тараканы в голове. Идеальных народов нет, как нет и идеальных людей.

Или правы те, кто говорит о тотальной деградации украинского общества за последние два десятилетия, торжества села над городом, варварства над культурой?
Отчасти это правда. Общий культурный и, думаю, интеллектуальный уровень понизились. Но ведь что поражает — над «жареными одесскими колорадами» прикалывались не только и не столько хуторяне, сколько вполне себе образованные и как бы интеллигентные киевляне, молодежь и студенты. Радовались гибели мирных даунбасцев и лугандонов без пяти минут европейцы, посмеивающиеся над «спивающимся русским миром» и боготворящие культурную Европу.

И произошла эта перемена с нами как-то уж очень резко, без сколь-нибудь серьезного переходного периода. Спокойные, вежливые, интеллигентные вроде бы люди, очень часто молодые и даже искренне как будто верующие, вдруг как с цепи сорвались.

Каждый раз, обнаруживая такую метаморфозу, произошедшую с очередным моим знакомым, испытываю легкий шок: что это?

Сталкиваясь с чем-то неизвестным и чуждым, человек испытывает два желания: понять или уничтожить. Уничтожить мы это не в силах — разве что в самих себе - потому попробуем понять.

Изложу свое видение тех психологических механизмов, которые, на мой взгляд, привели к, не побоюсь этого слова, духовной катастрофе нашего народа.

На мой взгляд, внутренний мир человека несколько богаче тех психологических феноменов, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни. Образно говоря — это дом, в котором кроме комнат, есть еще подвал и чердак. Ну с подвалом это к Фрейду, а вот с чердаком интереснее.

У человека есть стремление к чему-то высшему, к некоей цели, которая больше и важнее, чем сама его жизнь. Ну то есть если цель жизни существует, то она вне самой жизни, больше ее — ведь жизнь в этом случае становится средством, а средство не может быть еще и целью.

Эту сверхцель жизни человек может никогда и не обрести и прекрасно себе жить. А может наоборот, мучиться, искать ответы на проклятые вопросы и найти. Или не найти...
Как правило, это место занимает у человека религия в той или иной форме. Или ее заменитель — идеология, коммунистическая например. Очень хорошо о религиозной сути советского периода писала Татьяна Воеводина.

Читал интервью молодых ребят, ставших активистами Правого сектора. Вполне обычные ребята, без особых закидонов, почти случайно попав в эту организацию, в корне менялись. Это изменение очень напоминало религиозное обращение, а их энтузиазм — состояние неофита, готового умереть за идею. Или убивать...

У огромной массы нашего народа вдруг появилась некая сверхцель. Сначала она была положительной - ассоциация с ЕС. Потом постепенно стала отрицательной — заменить Януковича. Теперь — уничтожить Россию и ее симпатиков на Украине.

Вообще, ничто так не сближает, как образ общего врага. Любая диктатура нуждается во Враге, он — неотъемлемая часть тоталитарной идеологии. Да и управлять такими людьми проще, проще устранять несогласных. Народ, объятый ненавистью, не заметит падение экономики, коррупцию и беспредел. Ну в крайнем случае можно спихнуть все на того же Врага.

Собственно, ничего нового я здесь не открыл — об этом давно и куда более серьезно писали Лебон и Хоффер.

Относительно новыми являются технологии, позволившие в максимально короткие сроки провести инициацию огромного количества народа, имплантировав в их сознание эти псевдорелигиозные идеи. Авторам этой технологии — респект.

В чем суть украинской псевдорелигии?

Собственно суть та же, что всегда была присуща украинскому национализму. Это русофобия. И больше никакого положительного содержания.

Сейчас она окрасилась новыми оттенками. Олицетворением Врага стал Путин — исчадие ада и абсолютное зло. В борьбе с Врагом справжній українець должен быть максимально жесток и беспощаден. Вот и еще одна черта украинской национальной псевдорелигии — садизм, введенный в культ, легитимизация самых низменных инстинктов и страстей. По отношению к врагу позволено ВСЕ.

Еще одной характерной чертой является гипертрофированное чувство национального величия, которое компенсирует недостаток реальных достижений. Зачем пытаться чего-то достигнуть, если можно просто громко кричать что все уже достигнуто?

Именно псевдорелигиозный характер мировоззрения инициированного украинца не позволяет вести с ним рациональную беседу. Попробуйте искренне верующего человека, особенно неофита, лучше всего — адепта какой-нибудь тоталитарной секты (Свидетеля Иеговы, например) убедить что он в корне неправ.

Псевдорелигия вкупе с сверхактивной и агрессивной работой СМИ способствуют мобилизации общества. И это дает свои плоды. Общество в основной массе верит почти всему, что говорят СМИ. Более того, адепты новой религии подсаживаются на «свои» новости как на наркотик, поддерживающий градус религиозного горения. И при этом очень болезненно воспринимают любую критическую информацию, вызывающую у них почти физическое отторжение. Потому-то они так и ругаются в комментариях — им больно.

Некоторые наивно полагают, что экономический кризис заставит украинцев одуматься, приведет их в чувство. Это наивно. Пока власть и СМИ поддерживают в них религиозный фанатизм — они будут держаться. И умирать от голода и холода с проклятиями в адрес Путина на посиневших губах.

Посмотрите на украинских солдат — к ним власти и командование относятся как к скоту, не снабжают, кидают на убой — а они тупо гибнут в окопах и на блокпостах и искренне ненавидят «сепаров».

Что делать, как вывести человека из такого состояния? Вот Стрелков считает что достаточно просто на пару недель выключить телевизор.

Это несколько наивный подход. Дело в том, что человек, достаточно долго находившийся в состоянии столь сильного эмоционального погружения в это псевдорелигиозное состояние, не может быть выведен из него так же легко, как и введен в него. Специалисты по реабилитации жертв тоталитарных сект говорят, что для полной реабилитации требуются иногда годы. А шрамы на душе остаются навсегда.

В христианстве есть очень удачный термин для этого процесса — покаяние. Это слово на греческом — метанойя — переводится как «изменение ума».

Есть соблазн утверждать, что все сторонники нынешней украинской политики — сектанты с промытыми мозгами. Но как и любая примитивная схема, это утверждение ошибочно. Степень погружения в новую религию у всех разное.

Есть искренние адепты, готовые на все.

Есть искренние балаболы, готовые до хрипоты спорить и проклинать Россию, позаботившись прежде получить освобождение от призыва.

Есть просто люди, верящие пропаганде, не способные мыслить критически.

Есть те, кто все вроде понимает, но не находит в себе силы плыть против течения — таким психологически комфортнее «быть как все». Чтобы избежать еще и внутреннего конфликта, такие люди склонны убеждать сами себя и окружающих в правильности своего выбора — это явление, кажется, называется пострационализация.

А еще есть жрецы этой новой религии — политики, которые манипулируют всеми вышеперечисленными категориями адептов. Это циничные и жестокие прагматики.

Может ли быть иммунитет к подобному воздействию?

Разумеется. Попытки переформатировать украинский народ предпринимались и раньше. Показателен период после Брестской унии, когда народ был предан большей частью своей элиты — как светской, так и духовной. И народ, предоставленный сам себе, героически сопротивлялся окатоличиванию, отстаивал свою веру, создавал братства, защищал свои святыни. И выстоял.

Отсюда вывод — если человек имеет твердые убеждения, является искренне верующим (причем неважно, идет речь о религиозной вере или о какой-то идеологии) — он способен успешно сопротивляться зомбирующему воздействию пропаганды. Чердак у него уже занят.

И с другой стороны, человек, поддавшийся этой пропаганде, свидетельствует тем самым, что до этого никакой настоящей веры, и настоящих убеждений у него не было.

Даже если он считал себя верующим. Даже если был священником.

К слову, мне приятно было видеть, что родная УПЦ (МП), которую на протяжении последних лет сотрясали непрерывные скандалы, вела себя наиболее достойно, можно даже сказать по-евангельски. И наоборот, я убедился, что остальные «ветви украинского христианства» к собственно христианству отношения не имеют. А ведь не так давно многие кичились тем, что Украина куда духовнее России — приходов больше, народ религиознее.

И еще один вывод — но он скорее касается уже не Украины. Если государство не хочет, чтобы его граждан обращали в свою веру пришлые гуру, оно должно позаботиться о том, чтобы граждане имели твердые убеждения.

Свой чердак для чужих надо держать закрытым.

http://varjag-2007.livejournal.com/7099330.html

http://uri71.livejournal.com/17836.html