Вице-премьер и министр обороны Польши Томаш Семоняк не верит в перспективы мирного урегулирования на Украине, что означает для Варшавы — угрозы возрастают. На такое надо реагировать, и вот как видит ситуацию глава военного ведомства. В стране возрастает интенсивность военных учений, их станет на 30% больше, чем в 2014 году. Восстанавливается программа обучения резервистов, в 2015 году курсы пройдут более 12 тыс. граждан, в дальнейшем их число возрастет до 38 тыс.

Семоняк подчеркивает, что Польша рассматривает военное сотрудничество с Украиной как «стратегическое». По его словам, Варшава стала одним из ведущих доноров целевого фонда НАТО, из которого финансируются реформа украинской армии и поставки продуктовых пайков, униформы, медицинских пакетов. На сегодняшний день, заявил министр, объем «поддержки с нашей стороны составил 17 млн злотых (4,240 млн евро)».

Желание Варшавы отодвинуть как можно дальше войну от своих границ понятно. Пусть в Донбассе украинская армия и так называемые добровольцы бьются с Вооруженными силами Новороссии (ВСН), меньше им будет дела до поляков. Однако даже в этих условиях «новоросский вопрос» становится гуманитарной проблемой, с которой вынуждена иметь дело Польша — хотя бы в случае с эвакуацией из Донбасса нескольких сотен семей этнических поляков.

Нерасторопность и инертность компетентных органов, по сути, «забывших» о своих соотечественниках, неоднократно подвергалась критике в польской прессе. Это во-первых. Во-вторых, неспособность Киева справиться с ВСН заставила его объявить четвертую волну мобилизации. Но она проваливается, украинцы бегут. Кто-то на Восток, кто-то на Запад. Журнал Mysl Polska отмечает, что больше всего уклонистов с Западной Украины. Часть из них выбирает не только Россию, но и Польшу.

Деградация украинской промышленности, гуманитарная катастрофа, социальная нестабильность приводят к тому, что за счет украинцев III Республика начинает решать свои экономические и демографические проблемы. «Волна людей с Востока, которые хотят работать и жить в Польше, быстро растет, — сообщает Rzeczpospolita. — Рекордно выросла популярность нашей страны среди иммигрантов с Украины. С января по ноябрь прошлого года за разрешениями на работу официально обратилось 359 тыс. человек. Это на 134 тыс. больше, чем за весь 2013 год. Причинами „вторжения“ являются война и кризис за Бугом.

Для поляков это является положительным явлением, потому что к нам прибывают работники с заниженными требованиями по заработной плате». И хотя наплыву гастарбайтеров, готовых работать за гроши, вряд ли рады сами трудящиеся поляки, в целом издание право — польская экономика получила допинг. По данным министерства труда, украинцы в основном заняты в сельском хозяйстве и строительстве, хватает их также в сфере торговли и производства. Но после пересечения границы они не задерживаются в менее развитых восточных воеводствах, а мигрируют в более богатые западные провинции.

То есть Подкарпатье для них становится транзитом в Мазовию и Нижнюю Силезию. Однако как долго будет сохраняться такая благоприятная ситуация для Польши? Ведь фактически она создана искусственно отказом Европейского союза пропускать украинцев куда-либо дальше Одера. Если вдруг в Брюсселе решат, что «старой Европе» нужен приток иммигрантов с Востока, и начнут выдавать этим работникам шенгенские визы, Польша в один миг лишится своих новых работников.

Как отмечает известный демограф, ректор Университета Лазарского Кристиана Иглицка, «мудрые страны борются за людей». Между тем иммиграционная политика Варшавы нисколько не стимулирует украинцев оставаться в Польше и испытывать к ней симпатии. Так, в 2012 году польское гражданство получили лишь 3,4 тыс. человек, в то время как Германия дала гражданство 114 тыс. человек, а Великобритания — 194 тыс. Наглядным примером высокомерия Варшавы является отношение властей к беженцам. Польский культурный центр в Калининграде приводит такие сведения. В 2013 году украинцы подали 46 заявок о предоставлении статуса беженца, в 2014 году их было уже 2.381, а в начале 2015 года — еще 157.

До сих пор статус беженца не получил ни один человек, и шанс его обрести ничтожно мал. Официально этого никто не скажет, но против беженцев работает финансовая проблема. Хотя семье из четырех человек, которая решает жить вне лагеря для мигрантов, пособие выплачивается в размере не более 375 злотых (90 евро) в месяц на человека. Тому, кто решает остаться в центре для беженцев, государство оплачивает питание на сумму 9 злотых (2,25 евро) в день, единовременное пособие в размере 140 злотых (35 евро) на покупку одежды и обуви, 20 злотых (5 евро) в месяц на покупку средств гигиены и другие расходы.

По сравнению с потоками, которые идут в Евросоюз из Северной Африки и на Ближний Восток из Сирии, украинская иммиграция в Польшу имеет ряд особенностей, выгодных для Варшавы. Большинство украинцев сами зарабатывают себе на жизнь, не отягощая социальные статьи бюджета. Вопрос в том, как долго будет продолжаться эта ситуация. Если баланс сил на Украине изменится, в Польшу потянутся воевавшие на «восточном фронте» так называемые добровольцы и прочие «активисты», зараженные идеями интегрального национализма Дмитрия Донцова, наследники волынских людобойц. В пограничных с Галичиной польских воеводствах уже сейчас прорывается раздражение местных жителей от публичной активности «бандеровцев», за их проникновением в страну внимательно наблюдают сотрудники Агентства внутренней безопасности (ABW).

Пока это только «капли дождя», но он может превратиться в «ливень». Не исключено, что тогда сотни тысяч мирных украинских гастарбайтеров станут социальной базой для националистического подполья, далеко не мирного. С подобным в наши дни столкнулся Ливан. Бейрут дал прибежище сирийцам, которые сражались с правительственными войсками Башара Асада, а сегодня ливанская армия сама вынуждена силой изгонять из своей страны сирийских джихадистов, которые размножились в лагерях для беженцев.

За год проведения карательной операции в Донбассе на Западную Украину было отправлено немало посылок с оружием. Если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить. Такое в истории Польши уже было, когда II Республика после подписания Рижского договора приютила своих союзников из Директории, которых била Красная армия. Из «цветочков» Симона Петлюры выросли «ягодки» Степана Бандеры. Нынешние «защитники» Польши от «русского империализма» тоже не поклонники демократических европейских ценностей.