Несколько лет назад я неоднократно говорил и писал о том, что если Украина станет полем боя между Россией и Западом, она очень быстро превратится в мёртвую зону без государства, экономики, финансов и необходимых условий для полноценной жизни своего населения. В 2014 году, благодаря победе так называемой «Революции достоинства», то, о чём я предупреждал, произошло. Украина превратилась в поле боя. И теперь она стремительно и необратимо превращается в мёртвую зону новой «Руины», где люди не живут, а лишь выживают без надежды на будущее.

Только крайне наивные индивиды могут полагать, что нынешние кровавые события на Донбассе, это «антитеррористическая операция» Украины против самопровозглашённых донбасских республик. Украинский конфликт не самодостаточен. Гражданская война на украинской территории — фрагмент затяжного геополитического противостояния между Россией и США. А всё происходящее на Украине — это производные от данного противостояния.

При этом необходимо учитывать, что развернувшаяся на наших глазах борьба, кем-то воспринимаемая как «битва за Украину», таковой лишь кажется. Стремление к контролю над Украиной каждой из противоборствующих сторон не является для них самоцелью. Для США Украина — инструмент удара по России. Для России же Украина — инструмент защиты. Сама по себе Украина как государство, а не как территория — никому не нужна. Украина лишь средство в чужих руках, но не цель. И главная задача «битвы за Украину» для всех участвующих в этой «битве» сторон, заключается в максимально эффективном использовании Украины в своих интересах. Ведь в качестве государственного и геополитического субъекта Украина навсегда исчезла в дыму «Майдана». Как суверенное государство она окончательно перестала существовать в феврале 2014 года.

Спусковым механизмом американо-российского противостояния на украинской территории стало нежелание политического режима Януковича подписать Соглашение об ассоциации с ЕС и зоне свободной торговли. Иначе говоря, отказ верхушки Партии регионов ввести страну в исключительно западную зону влияния, с перспективой утраты государственного суверенитета, вынудил США и Европу активно поддержать мятеж украинских олигархов (в виде т.н. «Евромайдана») против «семьи» Януковича, трансформировав его в антиконституционный, государственный переворот (в виде т.н. «Революции достоинства»).

Однако, как я и прогнозировал за несколько месяцев до победы «Майдана», свержение Януковича не может быть завершением «битвы за Украину», а лишь станет прелюдией к новому витку широкомасштабного российско-американского противостояния, в которое неизбежно вступит Россия. Свержение Януковича лишь расчистит Москве пространство борьбы. Так оно и случилось. В ответ на государственный переворот в Киеве, весь Юго-Восток страны охватила «Русская весна». В итоге массовых протестных акций, из состава Украины вышел Крым, а затем о своей независимости заявили самопровозглашённые народные республики Донбасса.

В ответ на это американцы, руками подконтрольного им постмайданного украинского режима, развязали на Юго-Востоке жёсткую, террористическую операцию по подавлению общественных и политических сил, выступивших против государственного переворота. В одесском доме профсоюзов украинским неофашистами были зверски уничтожены десятки протестующих одесситов, а по всему Юго-Востоку прокатилась волна массовых убийств и незаконных арестов украинских граждан, протестовавших против силового захвата власти в Киеве. Одновременно с этим, на Донбассе началась полномасштабная военная операция ВСУ, приведшая к десяткам тысяч убитых и раненых. Таким образом, на данном этапе противостояния, в Вашингтоне ставка была привычно сделана на организацию массовых репрессий и безжалостного террора против политических оппонентов проамериканского марионеточного режима.

Параллельно этому, в марте 2014 года, под мощным давлением США, ряд западных стран ввели экономические санкции против России. Их главной целью стало нанесение РФ максимального финансово-экономического ущерба. Эффект данного мероприятия был усилен резким, обвалом мировой цены на нефть вследствие целенаправленных действий на нефтяном рынке Соединённых Штатов (вышедших в 2014 году на первое место в мире по добыче нефти) и Саудовской Аравии.

В целом, американцы рассчитывали на то, что втягивание России в войну на Украине и серьёзные финансово-экономические проблемы, которые должны были вызвать западные санкции и падение цены на нефть, срезонировав, приведут к мощному социально-политическому взрыву внутри страны. В Вашингтоне рассчитывали, что спровоцированная США война на Украине, в которую втянется Москва, и созданный при помощи санкций и дешёвой нефти, финансово-экономический кризис в самой России, погрузят РФ в непрерывно углубляющийся и разрастающийся хаос. Не трудно понять, что главной целью данной американской комбинированной атаки против России было свержение Владимира Путина с последующей дестабилизацией и разрушением по украинскому сценарию РФ.

В рамках данного стратегического плана, уничтожение на Украине непокорных путём эскалации конфликта и организации массовых жертвоприношений гражданского населения, должно было принудить Россию к вводу своих войск на украинскую территорию. Очевидно, американцы исходили из того, что подобный шаг российской стороны позволит Вашингтону обвинить Москву в акте прямой агрессии. Это, в свою очередь, создало бы условия для экономической и политической изоляции России. Кроме того, нахождение российских подразделений в зоне боевых действий неизбежно бы привело к потерям в их личном составе, что стало бы дополнительным негативным дестабилизирующим общественно-политическим и психологическим фактором внутри России. Необходимо ещё учитывать и то, что непосредственное столкновение вооружённых сил РФ с вооружёнными силами Украины превратили бы в глазах украинского населения Россию в захватчика и врага.

Однако Кремль на провокацию не поддался, и российские войска на территорию Донбасса введены не были. Вместо этого Москва начала оказывать масштабную гуманитарную, военную и финансовую поддержку ДНР и ЛНР. На Донбасс неофициально пошёл поток российских добровольцев, оружия, гуманитарной помощи, финансовых средств. В результате этой поддержки, вооружённые силы Украины во время летней военной кампании потерпели целый ряд серьезных поражений в ходе боёв с донбасским ополчением, в значительной степени утратив свою и без того ограниченную боеспособность.

Неспособный продолжать войну, Киев, под давлением Европы, был вынужден подписать Минские договорённости. Со второй попытки военный конфликт был заморожен. Как Киеву, так и Донбассу была необходима передышка. Кроме того, к началу мая 2015 года стало ясно, что западные санкции и падение цен на нефть оказались неспособными нанести существенный или критический финансово-экономический ущерб России. В течение полугода Москва смогла стабилизировать ситуацию в финансах и преодолеть последствия западного удара по российской экономике. После этого на Западе возникло понимание того, что чем дальше будут действовать санкции, тем менее уязвимой для них будет становиться Россия, активно адаптирующаяся к новым неблагоприятным условиям. К тому же сама Европа понесла существенные финансово-экономические потери от собственных антироссийских действий. Европейские страны начали постепенно терять РФ в качестве важного экономического партнёра, уступая место конкурентам из Азии и Латинской Америки.

К этому необходимо добавить, что расчёт на раскол между правящей российской элитой и российским народом в связи с украинскими событиями и западными санкциями оказался ошибочным. Захват Западом Украины и его финансово-экономическая агрессия в отношении России вызвали небывалый подъём народного патриотизма и массовых антизападных настроений, взметнув ввысь рейтинг народной поддержки российского президента. При этом прозападная либеральная оппозиция как некий политический, идеологический и психологический фактор, в условиях подъёма патриотических настроений, фактически перестала существовать.

Также уже к концу 2014 года всё чётче стали прорисовываться контуры окончательной украинской катастрофы. Обвальное падение производства, глубокая девальвация гривны, непрерывная инфляция, рост цен, развал банковской системы, отрицательный платёжный баланс, стремительно сокращающиеся золотовалютные резервы и не менее стремительно растущий долг государства, поставили Украину на грань экономического коллапса и национального дефолта. Из страны начался массовый исход населения. Как сообщил 26 мая генсек ООН, 857 тысяч украинских граждан обратились за убежищем, разрешением на проживание, и другими формами законного пребывания в соседних странах. За последние две недели Украину покинуло 23 тысячи человек. И это без учёта нелегальных мигрантов.

К этому необходимо добавить, что нынешний политический режим на Украине продемонстрировал свою полную неспособность проводить системные реформы, осуществлять модернизацию вооружённых сил и бороться с коррупцией. Фактически постмайданая власть оказалась ещё более недееспособной, деструктивной и порочной, чем режим Януковича.

Таким образом, к началу лета 2015 года США и Европа объективно оказались перед лицом полного провала своей политики, как в решении «украинского вопроса», так и в принуждении России к неблагоприятным для её интересов и безопасности шагам. Ни одной из своих стратегических задач Запад так и не достиг, загнав ситуацию, сложившуюся на Украине и в отношениях с Россией, в глухой угол. Кроме того, сознательный уход от сотрудничества с Россией создал для Европы и США целый ряд порой неразрешимых для них проблем в разных регионах планеты. К весне 2015 года Запад вдруг осознал, что без России он неспособен решить практически ни одного сложного международного вопроса. То есть, год назад западный антироссийский альянс ошибся не только в своей оценки российской прочности и устойчивости, но и существенно просчитался в оценке российского влияния в мире.

Не меньшее впечатление на Запад произвела и демонстрация Россией своей военной мощи, как во время крымских событий прошлого года, так и на военном параде 9 мая в этом году. Москва без обиняков дала понять, что готова защищать свои национальные интересы всеми доступными ей средствами, включая и военную силу, и что с военной силой у неё всё в порядке. Кроме этого, на фоне противостояния с Западом, Россия смогла продемонстрировать стратегическое сближение с Китаем, как в экономическом, так и в военно-политическом плане. Это даже заставило западных аналитиков заговорить о фактическом оформлении стратегического российско-китайского альянса, направленного против США и их союзников.

В целом, можно предположить, что к концу весны 2015 года, Брюссель и Вашингтон вынуждены были сделать вывод, что вся их политика относительно России и Украины была изначально ошибочной и требует срочной корректировки. В данном случае речь идёт о стратегическом просчёте. Принудить Москву политическим, финансово-экономическим и военным давлением к отказу от защиты ею своих национальных интересов Запад не смог. Похоже на то, что у него уже просто нет для этого времени и сил. По этой причине «украинская проблема» оказалась в зависшем, нерешаемом состоянии. А решать её Запад вынужден, так как после государственного переворота в Киеве, Украина оказалась целиком и полностью на западном содержании, непрерывно высасывая из Европы и США ресурсы, заставляя их нести моральные и имидживые издержки, а также ограничивая их политическую и финансово-экономическую манёвренность.

Но выйти из того глухого тупика, в который Запад завёл «украинскую проблему» без потерь не так-то просто, как это может показаться на первый взгляд. Взять и просто уйти из Украины, тем самым, сдав её России, ни европейцы, ни американцы не могут. Но точно так же они не могут и дальше, без всякой надежды на успех, противостоять Москве в украинском вопросе. И первый, и второй варианты для них бессмысленны, и ведут к серьёзным политическим и экономическим издержкам. А это означает, что Западу необходимо сделать такой ход в разыгранной «украинской партии», который позволил бы ему выйти из сложившейся ситуации, проскользнув между позорной капитуляцией и продолжением бессмысленной борьбы.

О том, что не только Брюссель, но и Вашингтон начали искать оптимальные пути отступления из тупиковой ситуации по «украинской проблеме», свидетельствует визит в мае этого года государственного секретаря США Джона Керри в Россию для встречи с Владимиром Путиным. Не секрет, что инициативу по поводу встречи, тем более на таком уровне, проявляет та сторона, которой эта встреча нужнее. Именно поэтому вашингтонский посланник отправился в Сочи в надежде быть принятым российским президентом. Американцы наконец-то поняли, что продолжать свой ультимативный монолог с Москвой теперь не только бессмысленно, но и глупо. У России есть все основания демонстративно плевать на ультиматумы США, и делать то, что она считает нужным.

Санкции перестали быть фактором переговоров, военные действия на Донбассе тоже. К тому же Украина оказалась на грани своего финансово-экономического издыхания. Теперь Западу уже не до демонстративных ультиматумов. Пришло время договариваться о том, каким образом к взаимному удовольствию выйти из сложившейся ситуации и обустроить постконфронтационное «мироустройство» как на международном уровне, так и на уровне отдельной, почти ничейной территории, которую разыграли в большой геополитической игре.

По свидетельству информированных журналистов из ряда американских и германских изданий, «реалисты» в Вашингтоне уже обсуждают с Кремлём варианты превращения Украины не в федерацию (на чём когда-то настаивала Россия), а в рыхлую конфедерацию вне рамок ЕС и НАТО. Ситуация изменилась, и требования Москвы существенно возросли. Подобный вариант решения «украинской проблемы», при отсутствии реальных альтернатив, способен удовлетворить как США с ЕС, так и Россию. Ведь он позволяет при номинальном сохранении «едынойи крайины», предоставить украинским регионам практически полную государственную самостоятельность.

В этом случае конфедеративные субъекты Украины получают возможность сохранения/установления своей политической и административной самостоятельности, с правом обладания собственной армией, самостоятельной внешнеэкономической деятельностью, контролем собственных границ и участием в формировании бюджета конфедеративного правительства.

По сути, речь идёт о разделе Украины, при котором спорная украинская территория будет нарезана на небольшие региональные куски, которые окажутся под контролем главных иностранных претендентов на украинское наследство. Теоретически такой вариант может устроить всех основных акторов конфликта (Киев в расчёт не берётся по причине его несубъектности).

О том, что «лёд тронулся» в сторону каких-то договорённостей относительно Украины, косвенно свидетельствует нежелание Запада оказывать военную поддержку Украине, зависший вопрос о реструктуризации украинского госдолга, от которой зависит дальнейшее сотрудничество с МВФ, а также очередные евроинтеграционные провалы Киева — категорический отказ ЕС предоставить Украине безвизовый режим и хотя бы отдалённые перспективы вступления в Евросоюз. К тому же западные СМИ стали позволять себе публичные бестактные вольности в отношении Порошенко и Яценюка.

Всё это говорит о том, что Украина до сих пор ни чья и пребывает на стадии «предпродажных приготовлений», а окончательное решение о том, кому на каких условиях и в какой форме она достанется, пока ещё не принято. Закулисные торги продолжаются. Однако в этом плане есть одна весьма важная проблема — существующий на данный момент на Украине политический режим. Теперь он проблема не только для украинского населения. Пока у власти в стране находится Порошенко, Яценюк и нынешний весёлый «творческий коллектив» Верховной Рады, никакие компромиссы в рамках решения «украинского вопроса» невозможны в принципе.

Парадокс сложившейся ситуации заключается в том, что теперь смена политического режима на Украине является первостепенной задачей не для Москвы, а для Вашингтона и Брюсселя. Толку от этого режима для Запада уже практически никакого, и при этом он ему очень сильно мешает в плане выхода из жёсткой и бесперспективной для США и Европы конфронтации с Россией.

http://regnum.ru/news/polit/1929000.html