На днях Путин уволил брянского губернатора-единоросса Денина, который стоял у руля области с 2004 года. Уволил со скандалом и позором - по недоверию за финансовые нарушения. Население по этому поводу устроило праздничные гуляния. Люди, разумеется, все эти годы прекрасно знали, что Денин – «жулик и вор». Но разве этим он отличается от других губернаторов РФ? Разве за воровство и жульничество у нас чиновников увольняют, а не награждают? Во всяком случае, два года назад Кремль позволил Денину во всю напрячь административный ресурс, чтобы добиться победы на первых, после долгого перерыва, «свободных» губернаторских выборах. А теперь, чтобы уж всем стало ясно презрение Путина даже к тени демократических процедур, этого «всенародно избранного» губернатора у народа отобрали.

Собственно, о негативных для Кремля последствиях применения админресурса на выборах я предупреждал еще в конце 2012 года: «Если провальный Денин в Брянске набрал почти 70%, а суперуспешный Савченко в Белгороде 80%, то значит, губернаторские выборы в рамках нынешних правил игры не выполнили даже той скромной миссии, которая на них, очевидно, возлагалась свыше: выпуск пара и стимул для губернаторов зарабатывать поддержку населения. Вместо выпуска пара получилось дополнительное озлобление, а губернаторы после денинского триумфа могут плевать в потолок. И как теперь Кремль снимет нерадивого губернатора, если он только что получил 70% на выборах? Денин может целый год пукать в трубку, отвечая на звонки Путина, и с этим ничего не поделаешь». – Видимо, «допукался», достал. У Путина поистине железное терпение или хороший противогаз: его хватило не на 1 год, а почти на 2.

Тем не менее, в отсутствие крупных свежих проколов, истинной причиной увольнения губернатора является, конечно, не забота о населении, а борьба за власть. Точнее – переформатирование системы власти в регионе. И единственный новый (с 2012 года) фактор, возникший в политическом пространстве пограничного Брянска и вокруг него, – это украинский кризис. По-видиму, Денин и денинский управленческий клан стали неудобны именно в связи с их позицией в отношении украинских событий и тех перспектив, которые в этой связи «кто-то» собирается предложить Брянской области. Собственно, гадать о целях Кремля не нужно – давайте просто посмотрим, кто был назначен вместо Денина. Отныне областью будет руководить депутат Богомаз, выходец из западной, старообрядческой, «украино-белорусской» части региона, уроженец Стародубского района. Это значит, что, в силу клановой природы брянской власти, в течение года-двух все «русские православные» чиновники в верхних эшелонах власти будут вычищены и заменены на «украино-белорусских старообрядцев» из западных районов.

Для того чтобы понять потенциал этого назначения, нужно немного представлять себе историю Брянской области. Если в двух словах, то Брянская область, в ее нынешних границах, – это побочный продукт недоведенной до конца операции по увеличению БССР и УССР за счет РСФСР («Крым-0»). В 1924-26 гг. большевики-ленинцы вырвали из состава РСФСР огромную (в то время) Гомельскую губернию и «подарили» Белорусской ССР. За исключением восточной части (нынешний запад Брянщины), которую первоначально намеревались «подарить» Украине, как часть бывшей Гетманщины и Малороссии. Но «украинским товарищам» этот кусок не пришелся по душе: они вспомнили, что совсем недавно, в 1918 году местное население дружно восстало против украино-немецкой оккупации; томики Шевченко забивали гайдамакам прямо в задний проход. Собственно, именно по этой причине регион, несмотря на свои исторические корни, в 1919 году был передан в РСФСР, а не в УССР. Отвергнутый Киевом «подарок» в 1926 году пришлось объединить с небольшой Брянской губернией РСФСР (восток современной Брянщины). Так полмиллиона человек смешанного (или еще не разделившегося) восточнославянского населения на западе Брянщины были спасены от принудительной украинизации, белоруссизации и дебилизации. В итоге Брянская область состоит из русской восточной части и «украино-белорусской» (по своим корням) западной части, сплавленных воедино, при доминировании русского начала.

На эту древнюю культурно-историческую границу наложилась и религиозная: восток Брянщины лоялен РПЦ, тогда как запад, исторически, – это одна из цитаделей старообрядчества. Многие населенные пункты здесь были основаны переселенцами-раскольниками, они же поднимали местную промышленность в XIX веке. До 2002 года в этом регионе находился духовно-административный центр Русской древлеправославной церкви. Помпезное строительство Брянского Кафедрального собора и повышение церковного статуса восточной Брянщины (из простой епархии – в Митрополию), которыми ознаменовалось губернаторство Денина, должно было подчеркнуть «окончательную» (как казалось) победу Брянского Востока над западными «раскольниками».

Стародубский район, где родился нынешний глава области Богомаз, - это во всех смыслах квинтэссенция западной Брянщины. До 1654 года он входил в состав Речи Посполитой, в «Гетманщину», т.е. был частью казацкой Малороссии. Сам Стародуб имел Магдебургское право, что после присоединения города к России было подтверждено Алексеем Михайловичем, а потом и Петром I. До 1917 года он принадлежал к Черниговской губернии, т.е. опять же, был частью Малороссии. В 1917-18 гг. он входил в состав Украинской Народной Республики и Украинской державы Скоропадского. И вот теперь люди с таким историческим бэкграундом будут править всей Брянской областью. Стоит напомнить, что еще совсем недавно, в 90-е годы, элиты западных районов делали попытки проведения референдума о присоединении к Белоруссии (впрочем, не по этническим, а по политическим причинам – из-за любви к Лукашенко и ненависти к Ельцину).

Разумеется, в этническом аспекте запад Брянщины населяют не украинцы с белорусами, а обычные русские люди, только с несколько иным культурно-историческим фоном. «Украинцами» их можно назвать только в том смысле, что в Северной Украине живет, по сути, тот же по крови народ, с таким же смешанным говором в деревнях и такой же историей до 1917 года. Северное левобережье Украины и прилегающие области РФ некогда составляли единую культурно-историческую область «Север», «Северщина», «Северная страна». Именно в таком, едином виде этот регион был отмечен в титуле русских царей и российских императоров. Фраза: «и всея северныя страны повелитель» в императорском титуле относится не к просторам Арктики, а именно к этому региону. Судьбы народа «Северной страны» («севрюки») разделились только после 1917 года, когда значительная его часть была подвергнута принудительной укродебилизации.

Разумеется, в русской части «Северщины» никаких массовых симпатий к Украине, тем более нынешней, не существует. Но вот на уровне элит и распропагандированных активистов, да еще при дополнительной поддержке, историческая укорененность региона в Гетманщине и Речи Посполитой вполне может быть истользована для каких-то дальних целей. Что это могут быть за цели у хитроумного Путина? У меня есть три варианта ответа: рутинный, фантастический и реалистичный.

1. Рутинный сценарий
Призвание к власти «украинской» половины Брянской области есть часть стандартной путинской политики по умиротворению меньшинств за счет русских. Чтобы на западе Брянщины, не дай Бог, не разразилось проукраинское сепаратистское восстание, местным элитам, затираемым в последние годы, решили дать в кормление всю область.

2. Фантастический вариант
Кто-то во власти прочитал мой юмористический проект усиления Новороссии парочкой регионов РФ. Правда, план изменили применительно к Северной Украине. Брянская и Курская области (где тоже меняется губернатор) станут точкой сборки для «суверенной Северщины», восставшей против безумного Киева. На первом этапе Брянск и Курск будут частично украинизированы, затем мирно отделены от РФ и превращены в образцовое русско-украинское государство, возводящее историческую преемственность к Чернигово-Северскому княжеству Древней Руси. А после это государство станет центром притяжения для регионов Северной Украины, недовольных Киевом и бандеровщиной.

Интересно, что в мировоззренческом плане население Брянщины к такому повороту событий готовят уже полвека, если не больше. Еще в советские времена в области расцвел культ восточнославянского единства и древнерусской эпохи. Теперь к нему постепенно добавляют общие корни в составе ВКЛ. Синий цвет областного герба официально трактуется как цвет славянского единства, который символизирует принадлежность области к славянству. Постоянно проводятся общеславянские праздники и торжественные мероприятия с участием соседних белорусских и украинских областей. Эта линия не прекращается и сегодня, во время войны. В то время как призывников из Чернигова и Сум отправляют в Донецк «воевать с Россией», их братья и сестры отправляются праздновать «дружбу народов» в Брянской области. Никаких инцидентов на границе «северских» регионов за все это время не произошло. Вершиной этой политики стало образование трансграничного еврорегиона «Днепр» в составе Брянской (РФ), Гомельской (Белоруссия) и Черниговской (Украина) областей.

3. Реалистичный вариант
Нынешний кризис на Украине многие конспирологи считают чуть ли не заговором США против Европы («несчастной, бессильной») и России. На самом деле то, что сейчас происходит с Украиной, вполне вписывается в европейскую стратегию присоединения Украины по частям, с уничтожением ненужной европейцам индустрии Юго-Востока, с вытеснением «избыточного» населения и превращением этой страны в тихую аграрную окраину ЕС. «Странная и противорчивая» политика Путина в контексте этого плана вполне рациональна. Он делает именно то, что хочет от него ЕС: увековечивает разделение Украины, затягивает войну, позволяет уничтожить экономику Юго-Востока. На эту тему хорошо пишет блоггер _devol_ (Дмитрий Пономарев). Разумеется, в рамках этого плана Донбасс в итоге тоже попадет под контроль ЕС (именно поэтому его не включают в состав РФ), но уже после переваривания западной и центральной частей Украины.

А затем наступит время для включения в ЕС ближайших регионов самой РФ. Инструмент для этого уже готов: транграничные еврорегионы «Днепр», «Слобожанщина» и «Донбасс», о чем также писал _devol_. Наблюдая жизнь в таком «еврорегионе» изнутри, я ранее смотрел на прогнозы _devol_ весьма скептически. На данном этапе все эти «еврорегионы» - сугубо бюрократическая рутина, о которой население даже не слышало. Единственное серьезное мероприятие в рамках этого тренда – постепенная обработка тех молодых функционеров, которые непосредственно причастны к «еврорегиональной» повестке дня, занимают соответствующие синекуры и проходят образовательные программы по приглашению различных структур ЕС. В основном это дети местных чиновников и влиятельных людей. Так что в час «Х» у Евросоюза в регионе уже будут необходимые кадры.

Но вот как будут «готовить» к этому сценарию основную массу населения, ранее для меня было загадкой. С назначением в Брянск «украинца» многое прояснилось. План совершенно прямолинейный: русскую часть «еврорегионов» будут тупо украинизировать и дерусифицировать, ссылаясь на общие малороссийские корни. Опыт Украины показывает, что за поколение вполне можно превратить эталонно-русскую Брянщину в «полу-украинский» регион. Сначала украинизации подвергнется местная верхушка и интеллигенция, потом, постепенно, и население. Украинский в качестве регионального языка и школьное обучение на украинском могут ввести под предлогом наплыва беженцев с Украины. Через 20-25 лет, когда уже будет решен вопрос с расчленением и поглощением Украины в ЕС, до «евроинтеграции» вполне «дозреет» и Брянск.

Важно, что, в отличие от Донбасса, Брянск не потребуется утюжить войной. Регион уже не одно десятилетие теряет «лишнее» население и успешно эволюционирует из преимущественно индустриального (машиностроительного) в преимущественно аграрный. Та часть населения, которую эта метаморфоза не устраивает, мигрирует в другие регионы или отправляется доживать на пенсию. И в этой «проевропейской» трансформации Брянска – немалая «заслуга» экс-губернатора Денина.

Еще один значимый штих в таком прочтении событий – неожиданно обильные капиталовложения в АПК Брянской области и других приграничных с Украиной территорий. Корпорация «Мираторг», ведущая сельское хозйство за западный лад и по западным стандартам, за последние несколько лет буквально преобразила брянскую глубинку. Карта размещения производственных площадок «Мираторга» весьма примечательна: капиталовложения направляются исключительно в регионы РФ, перспективные с точки зрения включения в ЕС (Калининград и украинское пограничье). По местным слухам, холдинг принадлежит каким-то «родственникам жены Медведева». Но вполне возможно, что за «Мираторгом» стоит не только «оффшорный», но и иностранный (европейский) капитал, который уже заранее стал осваивать будущую аграрную окраину ЕС. Тогда в совершенно ином свете выглядит огромная поддержка, которую «Мираторг» получает от государства.

Денина и старую брянскую элиту отстраняют от власти не потому, что они не вписались в этот план, а потому, что они уже сделали свое дело: обеспечили экономическую «европеизацию» региона. Сначала расчистили территорию, разорив как брянскую индустрию, так и местных фермеров. Потом передали освободившиеся земли цивилизованным европейцам из «Мираторга». Но теперь наступает новый этап «европеизации» Брянщины: этнокультурная дерусификация, отсечение от единой русской нации. И здесь нужны иные - украинские кадры, уже проверенные в этом деле.

***

Впрочем, возможно, что все эти три сценария – ненужное усложнение. А на самом деле Путину просто не доложили о «двусоставности» Брянской области, и он, столь дотошный в политике «сдержек и противовесов» в отношении этносов Дагестана, не подозревает, что в Брянске существует такая же «цветущая сложность».

http://kornev.livejournal.com/438224.html