Сейчас террористическая армия Путина на нанотанках может спокойно дойти до Киева, не встретив абсолютно никакого сопротивления. Все высшее руководство занято: делят кресла, портфели, кабинеты, служебные машины, бутылки, сейфы. Ничего не изменилось и, конечно же, не могло измениться по определению. Опять «европейские лидеры политсил» носят в портфелях здоровенные «шахматки», где расписано, кто, чей и куда.

Чтобы вы понимали объем тяжелейшей работы, которой в настоящее время занимаются «лучшие сыны Украины», приведу следующие цифры: 28 глав парламентских комитетов в комплекте с первыми замами, три места в президиуме Верховной Рады, примерно пятьдесят должностей в Кабмине и центральных органах власти, двадцать губернаторских кресел, около сорока районных «стульчиков», Нацбанк «в спайке» с Наблюдательным советом НБУ, замы Наливайченко, разведка и прочие спецслужбы. Страна развалилась, а процессы дележа мест идут с еще большим ожесточением и каким-то шизофреническим азартом.

В действительности делят на пятерых «переможцив», что еще более усугубляет ситуацию. Никто никому не верит, каждый норовит кинуть другого, сговариваясь о «кидке» одновременно с двумя потенциальными «партнерами». Раньше в роли гаранта переговорного процесса в ВР выступал Андрей Петрович Клюев. Сегодня никто ничего не гарантирует. Стандартное определение «пауки в банке» не передает и десятой доли того идиотизма, который творится в настоящее время. Идет интенсивное политическое спаривание, и во время «парламентского гона» партнеры не обращают внимания ни на что. Условно процесс безумного дележа можно разделить на «комитетоманию», «спикериаду», «премьериаду» («кроликоведение»). Эти направления постоянно пересекаются, зависят друг от друга, влияют на общую температуру парламентской палаты. Ради зоологического интереса попытаемся проанализировать последние тенденции в «мире жывотных».

Очень интимный процесс, оказывающий влияние на «комитетоманию» и «премьериаду». Кто контролирует парламент, тот не может контролировать Кабмин. Спикера, как правило, избирают в комплекте с двумя замами, но бывают и исключения

Спикериада

Очень интимный процесс, оказывающий влияние на «комитетоманию» и «премьериаду». Кто контролирует парламент, тот не может контролировать Кабмин. Спикера, как правило, избирают в комплекте с двумя замами, но бывают и исключения. По времени «спикериада» может длиться от одного часа до шести месяцев. Избрание главы ВР как бы «освящает» достигнутые договоренности. Они же голосуют в тайном режиме. И типа никто никого не кинул.

В данный момент последователи Арсения из «Народного фронта» схлестнулись в тяжелейшей борьбе с представителями блока того, кто несет мир в Уганду. Верховный главнокомандующий, исполняя волю Вашингтона, публично отдал Яценюку стул премьера, предварительно три раза на него плюнув. В ответ он ждал хотя бы стульчак спикера. Однако Арсений, воодушевленный ролью нового лидера цивилизованного мира, заявил, что лучший председатель – это его «побратим» Александр Турчинов. Завязалась интересная и напряженная дискуссия на расстоянии, в ходе которой стороны послали друг друга на хер. Господин Ковальчук, который теперь является официальным представителем гаранта нации в парламентском дурдоме, категорически настаивает на спикерстве Гройсмана. Человек получил тяжелейшую моральную травму, поскольку именно он должен стать новым Яценюком.

Вторым номером в списке «запасных» значится Юрий Луценко, третьим – Николай Томенко. На самом деле Томенко никто всерьез не рассматривает, однако он думает, что станет спикером. Ковальчук предложил Турчинову в качестве «отступного» кресло секретаря СНБО, еще не остывшее после горячего зада Андрея Парубия. Однако Александр Валентинович отверг подобное жалкое и ничтожное предложение, пообещав скромно удовлетвориться местом главы СБУ. Наливайченко, узнав из «Фейсбука» об угрозе со стороны Пастора, побежал жаловаться в посольство США. Там его выслушали, успокоили и заверили в том, что лучшего разведчика мир не видел со времен чувака, сбитого вместе с У-2 над бескрайними российскими просторами. В общем, спикер дурдома не вырисовывается.

На роль первого вице-спикера претендует все тот же Томенко (не знаю почему), радикальный сторонник Кончиты Вюрст Олег Ляшко, какая-то баба из львовского «Самоудовлетворения» и полевой командир Семен Семенченко. Впрочем, нет: уже хотят сразу несколько полевых командиров, поскольку страна воюет с Россией и в руководстве ВР обязательно должен быть чел в брутальной камуфляжной форме. Одно время обсуждали мысль сделать простым вице-спикером представителя «Оппозиционного блока».

Сергей Левочкин скромно пихал туда свою сеструху. Однако решили, что слишком жирно давать изменникам «Батькивщины» такую должность. Облезут. Левочкин обиделся и активизировал свою агентуру в блоке гаранта, которая начала орать о низких зарплатах, желании голосовать по совести, положив на партийную дисциплину. В общем, дискредитировать передовую силу современности в отдельно взятой парламентской палате. Амеры высказали общие пожелания к руководству ВР: там должна быть половозрелая девочка, причем не важно, какого вида. Чем страшнее, тем лучше. И спикером должен быть человек «новой политической формации», не принадлежащий к двум основным парламентским группировкам. Об ориентации данного человека представители амеров рассуждали очень туманно, и сложилось впечатление о приоритетности бисексуализма, хотя не факт.

В качестве компромисса Арсению предлагают возглавить «правительство профессионалов», состоящее из выпускников престижных учебных заведений Черновцов, Бердичева и Ивано-Франковского техникума ветеринаров с углубленным изучением английского языка

«Комитетомания»

Если фракция получает место в президиуме, она автоматически лишается контроля в целом ряде комитетов. Этому правилу, введенному еще во времена кровавого режима Кучмы и не менее кровавой диктатуры Януковича, патриоты следуют неукоснительно. Из 28 существующих в настоящее время комитетов ВР сверхспросом пользуются пять: бюджетный (источник ресурсов); национальной безопасности и обороны (распил ресурсов на АТО); европейской интеграции (распил траншей и шаровые командировки в ЕС); финансов и банковской деятельности (участие в курсовых колебаниях) и регламентный (функция устранения противника или конкурента). За них идет феерическая грызня. Особенно за бюджетный комитет, который хотят Ляшко, Тимошенко, все тот же Гройсман, Сергей Пашинский и сотни других патриотов, интуитивно понимающих всю прелесть близости к деньгам. Даже казак Гаврилюк изъявил горячее желание поучаствовать, поскольку он хочет сделать всех счастливыми и богатыми. Если не всех, то себя, пожалуй, в первую очередь.

На национальную безопасность претендуют все без исключения полевые командиры. Они же эксперты. Они полководцы. Они уничтожили не один состав своих батальонов в ходе АТО. Кому как не им? Однако верховный главнокомандующий хочет Мамчура. Все остальные против.

За остальные комитеты тоже идет внутривидовая борьба. Пожалуй, не пользуется спросом только комитет по вопросам пенсионеров и инвалидов. Традиционно его возглавляли коммунисты. Теперь, скорее всего, отдадут оппозиции. Креатуры Левочкина (Найем, Лещенко, Залищук) выразили желание возглавить комитет по СМИ, потому что им не хватает денег на фаст-фуд и дизайнерские трусы от Кельвина Кляйна. Бывший начальник «5-го канала» очень на них обиделся, поскольку ему обещали именно это место. Причем обещал сам верховный главнокомандующий. Ну, мало ли кто кому обещал. Есть много «достойных» людей. Ирина Геращенко чувствует всем своим немалым весом, что она способна стать главной по СМИ. Аналогичное, только еще более сильное чувство испытывает Виктория Сюмар и многие, многие другие.

Амеры рекомендуют поставить во главе комитетов представителей «нового поколения», чем раздражают участников переговорного процесса.

«Премьериада»

Тут все просто и сложно одновременно. Президент обещал вбросить Арсения на утверждение в парламент. Однако взамен возжелал весь силовой и экономический блок Кабмина. Если Яценюк не соглашается, то он может, конечно же, насладиться процедурой своего утверждения, которая быстро закончится со странным результатом: все как бы «за», но голосов не хватает. Это резко повысило степень конфликтности отношений между будущим главой Кабмина и нынешним верховным главнокомандующим, а также между США и ЕС. Тупик.

В качестве компромисса Арсению предлагают возглавить «правительство профессионалов», состоящее из выпускников престижных учебных заведений Черновцов, Бердичева и Ивано-Франковского техникума ветеринаров с углубленным изучением английского языка. Яценюк чует, что его просто палят, и взывает о помощи к кураторам. Пока рекомендуют, чтобы минимум одним вице-премьером и одним министром в правительстве была женщина. Лучше, конечно, четыре женщины, желательно лесбиянки. Кандидатуру Юлии Владимировны по непонятным и явно расистским соображениям сказали не рассматривать.

Хотя она договаривалась о месте Климкина в МИДе. Действительно, министр явно чувствует себя обделенным во всех смыслах этого слова, робко пишет угрозы Путину в «Твиттере» и проигрывает даже на фоне Дрыщицы, непринужденно матерящегося в прямом эфире. Но не судьба. Поэтому Юлия Владимировна, совершенно забыв о летчице с так и не поставленным диагнозом, томящейся в российских застенках, с головой окунулась в переговоры. День и ночь на Туровской горят окна и слизистая носа Тимошенко. Курьеры уже сбились с ног, доставляя в партийный офис последние достижения передовой колумбийской и афганской химической промышленности.

Экспертное сообщество прозрело. Практически в полном составе. Даже вчерашние плакальщики уже спорят не о том, за сколько и как «сольют Новороссию», а исключительно о сроках вступления киевского режима в схватку с самим собой.

Это утешительный факт. Не потому, что эксперты наконец узрели очевидное, но в связи с тем, что пространство решений киевской власти сузилось настолько, что варианты без труда просчитываются даже людьми, имеющими отдаленное представление о шахматах и путающих геополитику с хотелками. Значит счет пошел на дни, максимум на недели.

Попытаемся «сыграть за Киев» и посмотреть какие именно ресурсы для продления агонии у него остались. Сегодняшняя ситуация была предопределена в тот момент, когда Порошенко принял решение бороться за досрочные парламентские выборы. Я много раз писал о том, что старая Рада ему ничем не мешала, наоборот, была даже более управляемой, чем могла бы стать и стала новая. Также еще в мае, когда Петр Алексеевич впервые озвучил свое намерение распустить парламент, я утверждал, что на выходе он получит дестабилизацию на подконтрольных территориях и раскол между партиями и вождями майдана. Не буду в очередной раз объяснять, почему это было неизбежно. В ходе избирательной кампании неизбежность стала реальностью.

Что мы имеем в Киеве и окрестностях сегодня?

Майданные политики вполне реально оценили ситуацию с выборами и поняли две очевидные вещи:

1. У них больше нет конкурентов на юго-востоке — регионалы и коммунисты разгромлены, загнаны в полуподполье и принять участие в выборах смогут лишь те из них, кому разрешит новая «демократичная» власть. То есть реальная конкуренция намечается исключительно на майданном поле.

2. Люди, устроившие вооруженный переворот в феврале, никуда не делись. Наоборот, в ходе гражданской войны они организовались, дополнительно вооружились и намерены оказать решающее влияние на результаты выборов тем же способом, каким они решили проблему Януковича. Раз использовав оружие для решения внутриполитических проблем, они уже не остановятся. Тем более, что вооруженное давление — единственный доступный им способ участия в политике.

Единственно верное решение лежало на поверхности: хочешь получить на выборах достойный результат — должен опереться на вооруженную силу. В результате партийные списки и мажоритарные округа оказались переполнены неонацистами из карательных батальонов, «победу» которых должно было обеспечить не волеизъявление населения, а вооруженное давление их товарищей по оружию на избирателей и избирательные комиссии. Но для этого соответствующие «товарищи» должны были оказаться в нужное время в нужном месте.

В результате значительная часть наиболее идеологизированного личного состава разного рода добровольческих, территориальных и прочих батальонов, а также некоторые, купленные по случаю олигархами части регулярной армии, оказались не на фронте, а в областных центрах, как ключевых для «подсчета голосов» местах. Столь же естественно большая часть боевиков окопалась в Киеве, поскольку именно Центризбирком выносит последний и решающий вердикт.

Естественно, все эти «участники политического процесса» с автоматами не собираются возвращаться на фронт. Гораздо выгоднее и безопаснее (во всех отношениях) «контролировать власть» в Киеве. Таким образом, грызущиеся за власть киевские политики сами наводнили столицу бесконтрольной вооруженной силой. Ситуация осложняется тем, что политики, сражаясь за испаряющийся на глазах экономический и финансовый ресурс, объективно не могут найти компромиссный вариант и поделить власть и собственность на всех или хотя бы на наиболее влиятельных. На всех просто не хватает, а группы поддержки (не только батальоны, но и политики, и финансисты, вложившиеся в соответствующую политическую силу) требуют вознаграждения за потраченные усилия и понесенные расходы. Если их не удовлетворишь ты, они перейдут на сторону более удачливого вождя.

То есть пространство для полюбовного политического компромиссного решения конфликта, вызванного борьбой за власть, отсутствует. Ну а если нельзя договориться, штыки остаются последним аргументом в споре, и их задействование — дело времени, а не принципа. К тому же руководители и личный состав различных батальонов, кормящиеся из рук разных олигархов и проходящие по разным ведомствам, не любят друг друга. Нелюбовь усиливается конкуренцией за право считаться самым правильным нацистом, а также фронтовыми счетами (кто кого предал и подставил, кто не поделился с соседом награбленным, кто дезертировал, а кто кровь проливал и т.д.).

Следующим пластом нависает откровенная усталость населения от стремительно ухудшающейся экономической ситуации, бессмысленной гражданской войны (в победу в которой уже никто не верит) и учиненным властями пиром во время чумы в разваливающемся государстве. Народ готов вспыхнуть от первой же спички. Не за Новороссию вспыхнуть, а против «предателей идей майдана», но самим предателям от этого не легче.

Временно выпустить пар можно лишь бросив толпе жертву на растерзание. Но время, когда жертвой могли быть регионалы или коммунисты, уже прошло. Нацисты, конечно, готовы убивать их и дальше, равно как и всех «ватников», «колорадов» и прочих антифашистов, но за февральско-ноябрьский период украинской истории отвечать перед народом должен уже кто-то из действующей власти. И этих «кого-то» не так уж много: Порошенко, Яценюк, Турчинов, Аваков, еще с десяток политиков помельче — вот и весь список. Сбиты же они в две главные противостоящие группировки: «Народный фронт» Яценюка и Блок Порошенко.

Вооруженные и очень злые на весь мир и друг на друга люди не могут долго сидеть без дела. Это не «Беркут», месяцами дисциплинированно ждавший от Януковича команды на разгон майдана. Это банды кондотьеров. Если их не бросить на врага, они бросятся на тебя. Таким образом, у киевских политиков не так много времени. Боевики должны получить команду «фас» в ближайшие дни, максимум недели. Можно, конечно, использовать старый как мир трюк и утилизировать ландскнехтов на фронте. Но и здесь возникают неразрешимые проблемы.

Во-первых, с вероятностью в 100%, получив приказ отправляться на фронт, они поступят как петроградский гарнизон в феврале 1917-го, которому только непроверенных слухов о выводе на передовую хватило для того, чтобы свергнуть самодержавие, державшееся куда крепче, чем яценюковско-порошенковская команда пауков в банке.

Во-вторых, армия Киева после августовских поражений способна вести активные боевые действия не более пары недель (а скорее всего фронт рухнет раньше). После этого киевская власть сталкивается не только с боевиками, желающими получить на растерзание «предателей, виновных в поражении», но и с наступающим ополчением, также стремящимся предъявить счет за разрушенные города, убитых мирных жителей, замученных в плену товарищей.

Темпы наступления ополчения будут определяться его относительно небольшой численностью. Следовательно дойти до Киева быстро оно не сможет. Надо будет делать паузы, брать под контроль занятые территории, проводить там мобилизационные мероприятия, вливать местных партизан в боевые отряды и только потом идти дальше. Это создает для Киева еще одну проблему. В случае молниеносного выхода армии Новороссии на ближние подступы к столице можно было бы бежать за рубеж, работать «правительством в изгнании» и еще лет 50 читать лекции и писать мемуары о том, как «российские тоталитарные азиатские орды задушили молодую украинскую европейскую демократию». Но поскольку между началом наступления ополчения и взятием Киева пройдет не меньше одного-двух месяцев, а может быть и больше, у нацистских бандитов из карательных батальонов окажется более чем достаточно времени, чтобы перестреляв «предателей» создать настоящее «революционное правительство» майдана, а у властей в Киеве не только не будет повода драпать на Запад, но, скорее всего, даже не хватит на это ума. Они и дальше будут натравливать нацистов друг на друга и ждать, когда же США решат все их проблемы.

По сути то, что считается киевской властью (хоть это давно уже конгломерат борющихся за виртуальные полномочия политических зомби, готовых вот-вот перейти в разряд реальных трупов), может выбирать между началом перестрелки в Киеве с последующим развалом фронта и развалом фронта с последующей перестрелкой в Киеве.

При этом понятно, что регионы, не перешедшие под контроль ополчения и не поднявшие антифашистское восстание, совсем не обязательно согласятся с результатами очередного вооруженного переворота в Киеве. Кто-то откажет мятежникам в подчинении, кто-то и вовсе заявит о своей «независимости» (благо «территориальные батальоны» есть практически у каждого, а военный ресурс власти после переворота резко сократится). В общем, прогрессия махновщины будет практически моментальной.

Конечно, первым кандидатом в «жертвы толпы» является Порошенко. Народ привык, что президент за все отвечает. К тому же, сторонников мира он разочаровал неспособностью мир заключить, а сторонники войны предъявляют ему счет за поражения как Верховному главнокомандующему. Наконец, он олигарх, имеющий бизнес, в том числе и в России (почти готовый изменник родины).

Но это не значит, что Порошенко будет последней жертвой. Как когда-то ненавидимый почти всеми Янукович был последней преградой между плохим, но порядком и мятежом, так сегодня Порошенко — последняя преграда между остатками формальной государственности и полной анархией. В условиях же полной анархии никому не нужен ни Яценюк, ни правительство, ни депутаты с Радой, ни политические партии, ни даже журналисты и политтехнологи майдана. Там уж у каждого «пана атамана» свой «золотой запас», величина которого определяется количеством штыков в подчинении, а количество штыков — удачливостью «пана атамана» в добывании «золотого запаса».

И боюсь, что очень скоро киевским «европейцам», которые «не видели» в стране нацистов и считали нормальным использование всей огневой мощи украинской армии (включая авиацию и баллистические ракеты) против мирных городов, предстоит узнать, что нацистские банды грабят и убивают не только «колорадов», но и артиллерию против «европейцев» применяют с не меньшим удовольствием, чем против «ватников».

Кстати, межнацистский и «внутриевропейский» конфликт в Киеве — хороший шанс выжить для многих оставшихся там сторонников русского мира. Они очень быстро перестанут быть главной целью, а окончательный распад государственного механизма не позволит применять против них централизованные репрессии. Боевики же будут искать свои жертвы не по идеологическому, а по имущественному признаку. Конечно, тех, кто будет высказывать свою позицию хотя бы с той долей открытости, с которой это можно было делать при Порошенко, нацисты-махновцы убьют не задумываясь. Также в опасности находятся те люди, которых хорошо знают в лицо. Но, для тех, кто не так известен и не будет лезть на рожон, иметь дорогую машину, хорошую одежду и квартиру в престижном районе будет опаснее, чем антифашисткие взгляды.

Одно утешает — долго «праздник нацистской демократии» не продлится. ЕС «прозреет» еще быстрее, чем наше экспертное сообщество. Кстати, сентябрьские алармисты должны были бы публично извиниться — в результате многократно охаянного ими мира «все пропало» не в Москве и не в Новороссии, а в Киеве.

http://versii.com/news/315795/

http://actualcomment.ru/nachalo-kontsa-voyna-v-kieve.html