Когда-то читал о том, как рыбаки вспороли живот акулы и бросили её в океан. Акула еще долго плавала вокруг лодки. Акулы очень живучи. В прозрачной воде было хорошо видно, как акула хватала рыбу и свои же внутренности, которые ей бросили рыбаки, пища проваливалась сквозь вспоротый живот опять в океан, акула вновь её заглатывала, и все повторялось вновь и вновь.

Этот чудовищный в своей жестокости, бессмысленности и обреченности сюжет очень напоминает мне то, что я сейчас вижу на моей родине. На фоне той трагедии, которая происходит на Украине, олигархи и их подручные сцепились в грандиозной, прямо эпической последней схватке за собственность. Идет тотальный грабеж: грабят страну, грабят друг друга, грабят бизнес, грабят народ. В советское время использовался штамп «акула капитализма». Так называли тех, кого мы называем сейчас олигархами. Эффективные, бездушные и кровавые. У акулы, как и у наших олигархов, основной инстинкт – это глотать. Этот инстинкт безусловный. Говорят, акула и крокодил могут укусить, даже когда их мозг мертв. Они это делают рефлекторно…

Страна рушится. Из страны бегут люди, ища спасение по всему миру. Только в России около миллиона беженцев. Страна смертельно больна. Тысячи раненых, покалеченных и убитых. Постепенно страна сползает в дефолт. Она еще жива, но в воздухе витает предчувствие большой беды.

А в это время перед еще не пришедшим в себя народом, осознавшим, как поменялась жизнь в стране за прошедший год, с бесстыдной откровенностью наши олигархи устроили последний в жизни страны передел. Коломойский, Фирташ, Пинчук, Ахметов, Григоришин, Новинский... Бой за собственность идет на всех фронтах. В Верховной Раде, в Лондонском суде, в судах Украины, на территории Украины, с использованием территориальных батальонов и радикальных организаций.

Первые жертвы появились у Игоря Коломойского, Вадима Новинского, Константина Григоришина. Проведены обыски Генеральной прокуратурой, и изъято около восьми миллионов долларов в офисе Новинского в «Смарт-Холдинге», якобы предназначенных для финансирования сепаратистов. Готовится отъем у Новинского Ингулецкого Гока, Макеевского металлургического завода. У Константина Григоришина отбирают «Турбоатом», НПО имени Фрунзе, «Облэнерго». На очереди имущество «семьи» Януковича.

Война с Сергеем Курченко давно вышла за правовые рамки и перешла в разряд подрывной диверсионной борьбы, олигархи поочередно в Одессе взрывают что-нибудь друг у друга. У Дмитрия Фирташа планируется отъем титанового комбината и комбината «Ровноазот», подведена идеологическая база под отъем принадлежащего Фирташу телеканала «Интер». По Виктору Пинчуку. Из-за того, что судебный процесс в Лондоне между Игорем Коломойским и Виктором Пинчуком проигрывается Коломойским, организовано беспрецедентное давление на тестя Пинчука Кучму, с обвинениями в коррупции, поднимается дело Гонгадзе, и нет сомнений, что если это не сработает, будут применены другие методы.

Судя по всему, это время настало, и четырнадцатого марта Игорь Валерьевич Коломойский решил утроить количество бойцов в своих батальонах. Для этого он поручил увеличить набор людей, а также выделил средства на покупку оружия. Судя по всему, решающая битва олигархов близка, только вряд ли в ней можно будет победитель. А вот кто точно проиграет – это народ Украины.

Акулы руководствуются инстинктами, они не думают, что устроенный при их помощи переворот и развязанная война разрушают государство и государственные институты. Они не думали о том, что, поддерживая Майдан, они уже серьезно уменьшили стоимость своего бизнеса, которая так будет продолжать падать. В стране, охваченной смутой, стремительно обесцениваются бизнес и собственность. В состоянии хаоса, которое они устроили, конечно, воровать легче. Год назад государство не разрешило бы и тысячной доли тех методов, какими сейчас перераспределяется собственность. Сейчас можно. Вокруг громадное количество того, что можно забрать.

Они не думают лишь о том, к чему вся эта собственность в стране, в которой человеческая жизнь скоро будет ничего не стоить. Ведь скоро быть богатым или просто иметь чуть больше, чем другие станет опасным для жизни. В любой момент вооруженные люди могут прийти, убить тебя и твою семью, чтобы забрать то, что у тебя есть. Они рассчитывают жить за границей, зарабатывая на собственности на Украине? Но зачем нужны будут эти заводы и фабрики, если они останавливаются? Зачем сражаться за недвижимость, если она скоро ничего не будет стоить? Но эти вопросы могли бы задать себе те, кто думает, а не руководствуется инстинктами. А те, кто руководствуется инстинктами, продолжают грабить, осуществлять рейдерские захваты, хапать, хапать, хапать...

Они не думают о том, что в процессе грабежа совершили уже столько преступлений, пролили столько крови, что их конец уже предрешен. Они все инфицированы смертью. Но это все будет потом, а сейчас акула кружит в своей смертельной пляске, глотая пищу и собственные внутренности.

Популярность украинской власти стремительно падает. В стране даже действует негласное правило не публиковать рейтинги политических лидеров. Тем не менее, согласно последним соцопросам Research & Branding Group, возглавляемой Евгением Копатько, рейтинг партии Петра Порошенко опустился до 13%, а партии Арсения Яценюка – до 4%. Встает вопрос о том, какая же политическая сила сможет аккумулировать протестные настроения украинцев?

Пока вслед за «Блоком Порошенко» идет «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового, за нее сегодня готовы проголосовать от 7 до 9%. За «Батькивщину» Юлии Тимошенко и «Оппозиционный блок» – до 6%. Таким образом получается, что почти две трети украинцев не видят в современных политиках выразителей своих интересов.

Очевидно, что риторика политиков откровенно не работает. Подавляющее большинство граждан уже ощутило на себе негативные последствия экономических реформ, причем в дальнейшем все ждут только ухудшения ситуации. Милитаристская демагогия с каждым днем теряет свою популярность, что наглядно видно на срыве мобилизации.

Логичным был бы рост симпатий к левым партиям. Но они объявлены врагами народа, а компартия и вовсе находится под угрозой запрета. В этой ситуации всё больший вес приобретают региональные элиты.

Сегодня олигарх Игорь Коломойский уже фактически контролирует Днепропетровскую, Запорожскую, Херсонскую и Николаевскую области. В Одесской области губернатором стал тоже человек Коломойского Игорь Палица. Недавно Коломойский заявил о том, что собирается в три раза увеличить численность подконтрольных ему батальонов и оснастить их современным оружием. Вполне возможно, что олигарх захочет создать какую-нибудь политическую силу, чтобы активно продвигать свои интересы на политическом поле Украины. Хотя не исключено, что Коломойский возьмет курс на фактическое отделение своих «вотчин» от страны при формальном соблюдении украинских законов.

Похожие тенденции наметились и в других областях Украины. Конечно, при таком раскладе сложно говорить о полноценной политической жизни, когда партии соревнуются между собой за симпатии граждан. Фактически Украина скатывается к неофеодализму, когда в каждом регионе определять внутреннюю политику будет тот или иной правящий на конкретной территории клан. Только долго ли сможет так жить украинский народ?

По мнению директора Центра политического маркетинга (Украина) Василия Стоякина, у украинских граждан пока нет возможности для выражения своего мнения:

– На мой взгляд, сейчас нет определенных причин для падения рейтинга украинской власти. Низкие рейтинги связаны не столько с плохой социально-экономической ситуацией, сколько с тем, что очередные выборы довольно далеко, и у людей нет причин определяться в своих симпатиях. Низкий рейтинг в межвыборный период – вполне обычная ситуация.

Что касается возможностей для оппозиции, то вопрос о ней несколько неактуален. Просто непонятно, что сейчас за власть и к чему и к кому может быть оппозиция. Скажем, есть «Оппозиционный блок». К чему он оппозиционен? Он просто спекулирует на взглядах, которые сейчас находятся в полуподпольном состоянии.

Необходимо изначально определиться, какую политику проводит нынешняя власть, какими элементами этой политики народ недоволен. Потом уже можно делать вывод относительно того, кто к этой власти будет в оппозиции. Если люди недовольны миром, то оппозицией будет Ярош. Если люди недовольны экономическим положением, то нужна сила, которая бы выступала с альтернативной экономической программой. Так вот такой политической силы на Украине сейчас нет. Пока не осознается связь между кризисом и действиями определившейся на майдане новой элитой.

«СП»: – Какие идеологические настроения в украинском обществе сейчас преобладают?

– Сейчас украинское общество в таком состоянии, что даже подумать о недовольстве как-то неудобно. Настроения, что люди как бы уже победили, прогнали Януковича, заставили Москву отказаться от «оккупации Донбасса». И что при этих «успехах» ситуация в стране только ухудшается, вызывает дискомфорт. И неясно, надо ли просто перетерпеть нынешние трудности или стоит выступать против власти. Пока люди делают выбор в пользу «перетерпеть».

«СП»: – Получается, что недовольство снижением уровнем жизни и новыми волнами мобилизации не выльется в политический протест?

– Перед людьми стоит вопрос, можно ли вообще выступать против власти? Ведь нынешняя власть победила в результате майдана. Такая же проблема стояла в 2005 году. Но тогда Тимошенко подбрасывала темы для обсуждения, всякие коррупционные скандалы, ими можно было как-то увлечь людей. Сейчас же таких тем не подбрасывают.

Думаю, что в ближайшее время политической реализации имеющегося недовольства не будет. Хотя некоторые силы в этом направлении работают. Заметна активность объединения «Свобода», которое не было никогда чуждо социальной тематике. Сейчас эта партия пытается набрать очки на критике социально-экономической политики правительства.

«СП»: – Никуда не делись люди Юго-Востока, которым не близка жесткая антироссийская риторика.

– Люди на Юго-Востоке сейчас чувствуют себя подавленными. Они действительно задавлены грубой силой. Их мнение не учитывается, но среди людей преобладает испуг. Уже тот факт, что эти граждане голосуют за «Оппозиционный блок», говорит очень о многом.

«СП»: – То есть, политических потрясений пока ожидать не стоит.

– Проблема для нынешней власти состоит в недовольстве местных элит. Сейчас решается вопрос с особым статусом Донбасса. Региону предоставят какой-то особый статус, половинчатый, не устраивающий Донбасс. Но еще больше будут недовольны региональные элиты, которые внесли свой вклад в сохранение «территориальной целостности» Украины. Получается, что Днепропетровск боролся за «единую Украину», а все права получает Донецк.

Поэтому начнется борьба за федерализацию в других регионах. И противостоять этому Киеву будет сложно. Когда в борьбу включаются местные элиты, то у людей появляется мотивация.

«СП»: – Есть фактор Коломойского, который чуть ли не строит самостоятельное государственное образование.

– Коломойский – это первый сепаратист, хоть выступающий пока под флагом «единой Украины». Весь вопрос в том, какую форму суверенитета он сочтет для себя удобной. Понятно, что он не будет отказываться ни от чего, что у него уже есть.

Сепаратизм Коломойского может вылиться и в широкое политическое движение. Есть сообщения, что он создает некую свою партию «Возрождение». Предполагается, что осенью одновременно с региональными выборами будут проходить досрочные выборы в Верховную Раду. И на этих выборах Коломойский попытается сыграть самостоятельную роль, это уже достаточно очевидно.

Как говорит директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский, на Украине не осталось вменяемых политических сил, которые смогли бы выражать народное недовольство:

– Во-первых, тот же Евгений Копатько говорит о партийных рейтингах, а не личных рейтингах президента и премьера. Те рейтинги тоже падают, но пока они достаточно высоки. Полтора месяца назад рейтинг Порошенко был около 45%, а Яценюка – 40%. То есть, личный рейтинг политиков остается высоким. Партийные рейтинги падают и критически.

Главное, что на Украине зачищено политическое пространство. В СМИ не представлены те, кто мог бы составить серьезную оппозицию действующей власти. Граждане не видят просто никого, на кого они могли бы перенести свои симпатии. Оппозиционные настроения нарастают, но физически нет субъектов, которые могли бы ими воспользоваться.

Месяца два назад свою поддержку наращивал «Оппозиционный блок». Но от него исходят критические замечания не по ключевым вопросам войны и мира. Даже те ресурсы, которыми эта партия владеет – телеканал Левочкина «Интер» и телеканал Ахметова «Украина» – не работают на поддержку «Оппозиционного блока». Эти каналы продолжают линию на жесткое противостояние Украины с Донбассом и Россией. Люди просто не могут услышать другую точку зрения.

И пока это будет продолжаться, Украина будет двигаться в сторону всеобщего хаоса, а не в сторону смены власти.

Раньше в стране был некий «маятник». Вначале получали власть люди, опиравшиеся на центр и запад страны. Потом они проваливались, и их замещали те, кто опирался на восточные и южные регионы. Но такого больше уже не будет. Если раньше была относительная демократия, то сегодня ее нет. Даже экспертного мнения в СМИ нет, если оно решительно отличается от нынешнего мейнстрима. Сейчас критика возможна только справа. То есть, что мы мало убиваем, недостаточно антироссийские, плохо закрываем границу. Такая критика возможна, а другая – нет.

«СП»: – В сторону какой идеологии сейчас склоняется украинское общество?

– Националисты и так у власти. Коммунистов убрали с политического поля. Возможно, запрос появится на прагматиков, которые скажут, что нельзя делать однозначный выбор в пользу одной стороны. Но таких прагматиков мы сегодня не видим.

«СП»: – Смогут ли свои политические силы сформировать региональные элиты?

– Это вероятно. Но пока мы видим только попытки Коломойского обозначить такое направление. Хотя это может быть перспективным.

– Надо понимать специфику современной украинской социологии, многие люди боятся давать честный ответ, – считает председатель комитета госстроительства Новороссии Владимир Рогов. – Но даже в условиях парализующего волю страха высоки показатели народного недовольства режимом.

Другой вопрос, насколько имеющиеся политические силы отражают настроения людей. Мы прекрасно понимаем, что «Оппозиционный блок» контролируется господином Левочкиным, который хорошо интегрирован в постмайданное пространство и близко взаимодействует с Петром Порошенко.

Но западные силы, понимающие падение популярности власти, начали готовить запасные варианты для проведения очередных «выборов без выбора». В качестве запасных проектов начали создавать новые партийные проекты, которые показывают некую оппозиционность, но, по сути, выражают старую политику. Это партия «Самопомощь» или Татьяна Монтян, которая очень жестко критикует президента.

Реальная оппозиция, которая выступает против случившегося государственного переворота, по-прежнему существует за рамками правового поля.

«СП»: – Недовольство может вылиться в поддержку каких идеологий?

– При нынешнем колоссальном обнищании народа общество должно было склониться к левой идеологии, склониться в сторону социал-демократии или к поддержке компартии. Но этого не произошло. Ведь работает механизм репрессий. Постоянно муссируется вопрос о запрете компартии, недавно были объявлены в розыск еще несколько бывших депутатов от этой политической силы. Народу однозначно не дадут сделать выбор, выбор сделают за народ.

Людям стоит ждать только прихода ультраправого режима. Обнищание радикализирует людей, а радикальность может проявить себя только в одном направлении. «Слава Украине!» будет звучать всё громче, а все несогласные будут объявляться врагами государства.

«СП»: – Какую роль в политической жизни будут играть региональные элиты?

– Сейчас мы видим, что люди Коломойского представлены в разных фракциях в Раде. Сейчас Коломойский принял решение утроить свои батальоны. Значит, он и другие олигархи готовятся к решающей схватке за оставшиеся активы украинского государства. Вряд ли Коломойский будет реализовывать свой политический проект, он лучше купит парочку не самых крупных.

Но все прекрасно знают, что выборы имеют мало отношения к выбору людей. Партия Яценюка перед выборами в Раду имела реальный рейтинг 10%, а получила свыше 20%. Социологические службы, финансируемые Западом, заранее получили готовые «результаты» exit pool. И мы видим, что таким образом «поломали» Порошенко, который был безусловным лидером гонки. Все политические игроки просто назначаются, а потом легализуются с помощью насилия.

«СП»: – В каком направлении будет развиваться политическая жизни Украины?

– Сейчас сложилась следующая система. Олигархи получают контроль над территориями под гарантии с их стороны подавить все оппозиционные настроения. Если олигарх контролирует регион и жестко пресекает любые народные недовольства, то в качестве бонуса он получает возможность «стричь купоны» с местных активов и обворовывать остатки действующей экономики.

Другой метод зачистки политического поля – самоубийства. В моей родной Запорожской области суицид совершили бывший губернатор, мэр Мелитополя и зам. начальника городского УВД, похожий случай произошел в Харьковской области.

«СП»: – Но такая ситуация не может длиться бесконечно.

– Очень показателен случай с 22-летним парнем из Запорожья Максимом Гриндюком. Он просто наклеил несколько десятков листовок, где было написано о размере зарплат, пособий и уровне цен. Сейчас прокуратура требует осудить его на 15 лет за «создание террористической организации». Репрессии киевской власти не имеют прецедентов. За озвучивание реальной зарплаты можно сесть в тюрьму!

Но Украину ждет взрыв. Надо понимать, что правопреемником Украины станет Новороссия, которая и будет заниматься восстановлением страны. Сейчас людям внушают, что даже думать нельзя об интересах простого трудящегося человека. Пока власть на Украине функционирует по феодальным принципам, с вассалами и сюзеренами в регионах.

http://svpressa.ru/economy/article/115585/

http://svpressa.ru/politic/article/115709/